Книга скачана из Librarium Warhammer 40000



страница3/16
Дата09.07.2016
Размер4.58 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

ВОЛК У ВОРОТ

До рассвета оставалось еще около двух часов, когда колонна бронетехники покинула охваченный пожарами город и с грохотом помчалась по широкой мощеной дороге, уходящей на запад. Некогда этот путь служил для переправки тиранам Кернунноса богатств, награбленных в десятках других миров. Колонна растянулась более чем на километр и с высоты напоминала извивающегося дракона, закованного в стальную чешую. Во главе строя ползли тяжелые танки Имперской Армии, потрепанные и покрытые толстым слоем копоти в ходе ожесточенных боев за столицу планеты; следом шли низкобортные «Химеры», перевозящие элитные подразделения Арктурианских Драгун. Именно эти воины и стали острием атаки на твердыню тиранов, именно они первыми ворвались в полуразрушенный дворец. Кровью и отвагой заслужили они право присоединиться к общему строю и принять участие в предстоящей церемонии.

Машины медленно, но целеустремленно шли сквозь объятую пожарами ночь; дорога змеилась мимо необъятных космодромов, усеянных обгоревшими обломками величественных кораблей-сокровищниц. От одной из взлетных площадок остался лишь глубокий кратер, чьи стенки, словно залитые стеклом, все еще продолжали светиться, — там, пытаясь избежать участи, уготованной всему Кернунносу, погибло судно, настигнутое первыми же залпами орбитальных орудий. Пламя, вырвавшееся из разрушившихся реакторов, охватило множество напуганных беженцев, а взрывная волна, словно игрушки, разбросала стоявшие рядом яхты. Их обгорелые остовы устилали землю на многие километры вокруг.

За космодромами простирались безбрежные поля, над которыми возвышались здания перерабатывающих заводов, — когда-то они служили основным источником продовольствия для обитателей города. Но теперь там, где некогда выращивали пшеницу, кукурузу и культивированную иву, были лишь воронки от взрывов да сгоревшие танки. Посреди пепелища пировали стаи падальщиков, привлеченные запахом горелого мяса. Тот там, то тут можно было увидеть остовы двуногих боевых машин, подчинявшихся тиранам. Их конечности были изрешечены огнем лазерных орудий, а корпуса зияли пробоинами, обрамленными лепестками разорванного металла. Проезжая мимо полей, экипажи танков тщательно изучали местность при помощи ауспиков и расстреливали из тяжелых стабберов мелкие группки беженцев — мужчин, женщин и детей.

Примерно в тридцати километрах от города дорога скрывалась за затянутыми дымом холмами, позади которых виднелась цепь невысоких гор, называемых аборигенами Елисейскими. С древнейших времен эти предгорья служили излюбленным местом отдыха тиранов и их верных сенаторов, но орбитальной и наземной артиллерии хватило всего лишь шести часов, чтобы живописные пейзажи превратились в изуродованную, изрытую оспинами воронок пустыню. От роскошных особняков некогда могучих властителей остались лишь груды пепла, впрочем, как и от соседствовавших с ними поселений и леса.

Тираны попытались укрыться в этих горах после того, как их хваленый флот был полностью уничтожен в сражении за самую большую из лун Кернунноса. В глубинах Елисейских гор было обустроено убежище, высеченное в скальной породе еще во времена Эпохи Раздора, прежде чем Древняя Ночь разрушила первую межзвездную цивилизацию Человечества. Этот бункер был создан для того, чтобы защитить местную элиту от ужасных порождений варпа, разгуливавших по планете, и за минувшие столетия неуязвимость крепости вошла в легенды. Это был последний форпост надежды, способный устоять даже в огне Армагеддона.

Бронетехника грохотала, взбираясь по горной дороге, минуя поваленные деревья и сожженные машины, преграждавшие путь. Ориентируясь по сделанным с орбиты фотографиям, победители проезжали разоренные деревни и сгоревшие поместья, приближаясь к крепости по изрытой колдобинами грунтовой дороге. Скальный массив был безнадежно изуродован лучевым оружием и орбитальной бомбардировкой, всю растительность на его склонах уничтожили страшные взрывы. В глубоких воронках лежали оплавленные остатки лазерных батарей орбитальной обороны, пытавшихся сдержать натиск кораблей Империума.

Когда две трети пути уже было пройдено, дорога неожиданно вышла на широкое искусственное плато, образующее полку на склоне горы и выстланное феррокритом. Повсюду валялись обломки армейских орнитоптеров, вокруг которых лежали обгоревшие тела их экипажей. На западном краю плато виднелись скрытые под каменным козырьком гладкие стальные ворота.

Бронетехника рассредоточилась, занимая строго оговоренные позиции. Остановившись, «Химеры» опустили рампы, изрыгая батальоны закаленных в боях драгунов. Зазвучали отрывистые приказы и забористая ругань сержантов — гвардейцы приступили к расчистке территории, оттаскивая тела погибших в стороны, пока танки сдвигали уничтоженные орнитоптеры к краям плато. Спустя каких-то полчаса площадка была полностью приведена в порядок, и войско, разбившись на роты, выстроилось в две длинные колонны вдоль краев искусственного уступа. Далеко на востоке ночное небо освещалось янтарным заревом пожарищ, охвативших величественный город.

Примерно за пятнадцать минут до рассвета из-за горизонта донесся металлический гул, и вскоре уже затянутое свинцовыми тучами небо задрожало от все усиливающегося рева. Тяжелые облака над плато пришли в движение, озаряемые холодным синим светом, становившимся ярче с каждой секундой. Наконец их непроницаемая завеса словно взорвалась — и в небе возникли хищные профили трех «Грозовых птиц»; завывая посадочными двигателями, летающие машины выпустили шасси, и вскоре опытные пилоты уже остановили каждую из них точно на заранее подготовленной треугольной площадке.

Едва успев коснуться земли, «Грозовые птицы» опустили пандусы. В багровом свете бортовых ламп вырисовались силуэты могучих, закованных в броню великанов.

Над выстроившимся воинством разнеслись крики сержантов, и драгуны, залихватски притопнув каблуками подкованных сапог, вытянулись по стойке «смирно». На опаленную землю Кернунноса сходили Волки Императора.

Стальные сходни загремели в такт шагам сбегавших по ним облаченных в серые доспехи воинов, сжимающих в руках тяжелые болтеры. Космические Волки, VI Легион Императора, генетически усовершенствованные люди, являющие собой воплощение боевой мощи Империума. В их облике удивительным образом соединялись новейшие технологии и память о былых веках. Сервоприводы гудели под пластинами силовой брони второго поколения «Крестоносцев»; воины внимательно осматривались, оптическая аугметика их шлемов проверяла зону высадки на всех визуальных диапазонах, начиная с инфракрасного и заканчивая ультрафиолетовым. И в то же самое время широкие плечи воинов покрывали волчьи и медвежьи шкуры, а к помятым в частых сражениях нагрудникам крепились обереги, выполненные из железа, дерева и костей. Каждый десантник имел при себе меч либо топор, а некоторые с гордостью носили на закрепленных на поясах крючьях жутковатые боевые трофеи — покрытые позолотой черепа или экзотическое оружие. Когда Волки Императора шествовали мимо, даже самые бывалые ветераны Арктурианских Драгун отводили глаза.

Десантники рассредоточились и выстроились перед «Грозовой птицей», разбившись на отряды. Еще раз осмотрев плато, воины вскинули болтеры на караул, и головному кораблю было отправлено беззвучное сообщение. В точно установленный момент, когда небо на востоке окрасилось первыми лучами зари, по рампе передней из «Птиц» спустился Булвайф, Волчий Лорд Тринадцатой роты Космических Волков и командующий Девятьсот пятьдесят четвертым Экспедиционным Флотом. За ним следовали его старейшие лейтенанты и герои Волчьей Гвардии.

Они потрясали воображение своим великолепием: силовая броня была начищена до зеркального блеска и украшена сияющими наградами за отвагу, проявленную на многочисленных полях сражений. На серых наплечниках сверкали отлитые из золота волчьи головы, удерживающие потрепанные пергаментные листки, на которых были начертаны боевые клятвы и молитвы, обращенные к Всеотцу. Серебряные медали и украшенные рунами железные медальоны, свисавшие с их шей, повествовали о доблести, проявленной в борьбе с бесчисленными врагами Человечества. С плеч элитных Астартес ниспадали качественно выделанные шкуры, некогда принадлежавшие самым могучим полярным медведям и волкам, а к поясам были приторочены ценнейшие из трофеев — золоченые клыки, разрубленные черепа и фаланги пальцев лучших из вражеских воинов, поверженных десантниками в личной схватке. Но броня Булвайфа была особенно роскошна: выкованная мастерами-оружейниками далекого Марса и украшенная золотым орнаментом, изображающим сцены сражений. Кирасу и бронированный пояс, набранный из адамантиевых пластин, усеивали трофеи, собранные Лордом в десятках тяжелых кампаний, а на голове его сверкал обруч из кованого золота. Рукой в латной перчатке командующий сжимал тяжелый боевой топор, посаженный на стальную рукоять, обвитую полосками дубленой тюленьей кожи, а встроенный блок генератора силового поля был украшен рунами победы и смерти.

С мрачным лицом Булвайф прошествовал мимо отделений почетного караула и подошел к входу в крепость. За ним следовали два воина, не сводившие внимательного взгляда с массивных дверей.

— Они задерживаются, — проворчал Хальвдан Гибельный Глаз.

Даже в самые мирные времена первый лейтенант Булвайфа был угрюмым и задумчивым и на поле боя чувствовал себя гораздо уютнее, чем в бражном зале. Его жесткие медно-рыжие волосы, подернутые сединой, были заплетены в две тяжелые косы, спадавшие на нагрудник, а всю нижнюю часть лица скрывала колючая борода. Нос его очертаниями более всего походил на лезвие топора, острые скулы исчертила сетка старых шрамов.

Под густыми бровями лишь один глаз светился темным огнем, вторая глазница, некогда разрубленная ударом меча, пустовала. Воин оправился от страшной раны и пренебрежительно отказался прикрывать опустевшую глазницу повязкой, во времена разбойничьих набегов на Фенрисе пугая ужасным шрамом как врагов, так и товарищей. Теперь же место утраченного глаза заняла аугметическая линза — ее фокусирующий элемент тихо щелкал, пока воин осматривал вход, прикрытый разбитым козырьком. Из глотки Хальвдана донесся низкий рык:

— Проклятые глупцы, должно быть, передумали. Может, уже затевают новое предательство.

На это воин, стоявший рядом с Хальвданом, ответил пренебрежительным смехом.

— Или просто не могут открыть эти огромные двери, что вероятнее, — заметил Юрген. Он был худощавым и жилистым, кожа туго обтягивала кости лица, над кромкой нагрудника видны были канаты мышц, обвивающих шею. Черные с проседью волосы были коротко пострижены, к тому же в последнее время он перенял традицию терран брить подбородок, получая немало насмешек от товарищей по стае. — Удивительно, что после шести часов бомбардировки они все не похоронены заживо. — Он бросил на своего лорда взгляд, в котором плескалось мрачное веселье. — Кто-нибудь догадался взять с собой лопаты?

Булвайф бросил на Юргена взгляд братского недовольства. Все они были стариками по стандартам Астартес, начав еще разбойниками и братьями по мечу с Леманом, королем русов, за много лет до пришествия Всеотца на Фенрис. Когда правда о наследии Лемана наконец раскрылась, каждый воин в бражном зале короля обнажил свой железный клинок и шумно выразил желание отправиться воевать с Леманом, как должно братьям по мечу. Но все они были слишком стары, как сказал им Всеотец: среди них не было никого моложе двадцати. Испытания, которые им предстояло претерпеть, весьма вероятно, убили бы их, независимо от того, насколько они мужественны и сильны волей. Однако люди в бражном зале Лемана были могучими воинами, каждый из которых заслужил право считаться героем, и их останавливали мысли о страданиях и смерти. Король Леман был тронут их преданностью и не смог найти в своем сердце сил для отказа. Итак, его верные таны вступили в Испытания Волка, и, как и предупреждал Всеотец, подавляющее большинство из них погибло.

Из нескольких сотен выжило едва четыре десятка — число, поразившее даже самого Всеотца. В честь их мужества Леман — больше не король, но примарх VI Легиона — сформировал новую роту из выживших. С тех пор другие воины Легиона прозвали тех, кто попал в Тринадцатую, Седобородыми; сами воины роты, однако, называли себя Волчьими Братьями.

— Если они не выйдут, мы используем «Грозовых птиц» и танки, чтобы вскрыть эти двери, и отправимся за ними, — мрачно сказал Булвайф. — Так или иначе, но кампания завершится здесь.

Юрген улыбнулся и уже собрался ответить, но выражение лица Волчьего Лорда заставило его передумать. Квадратная челюсть и острый нос Булвайфа выдавали упрямство и неуступчивость даже в лучшие времена. Одного возраста с Юргеном и Хальвданом, он был лыс, и не было ни намека на седину в его коротко стриженной русой бороде. Голубые глаза были остры и смертоносны, как глетчерный лед. Булвайф поклялся примарху привести весь субсектор Ламмас к согласию, и его помощники знали: если Волчий Лорд дает слово, он становится бескомпромиссным и непримиримым, как зимний шторм.

Хальвдан ухмыльнулся над неловкостью Юргена. Безбородый лейтенант кинул в сторону собрата жесткий взгляд, но не успел ответить — глубокий грохот раздался из испещренной шрамами горы, и со скрежетом металла по камню огромные двери крепости начали раздвигаться.

По рядам драгун прокатилось волнение. Выкрики сержантов пресекли бормотание, которое слышалось тут и там. Облака пыли хлынули через растущую щель между створками, и горстка людей в рваных мундирах, шатаясь, выбралась на прохладный горный воздух. Их куртки были пропитаны потом и грязью, а ножны парадных сабель — помяты и исцарапаны. Несколько человек упали на колени, задыхаясь в изнеможении, другие просто потрясенно смотрели на Космических Волков и солдат, выстроившихся за ними.

Спустя пару мгновений появился офицер в парадной форме, не менее грязный, но еще не сломленный, несмотря на суровые испытания, которые им пришлось перенести. Он пролаял несколько приказов, и его солдаты отреагировали как могли, поправляя куртки и становясь неровным строем рядом со своим командиром. Люди продолжали выбираться наружу, присоединяясь к остальным, пока почти полный взвод потрепанных солдат не встал навытяжку перед Волками. По их форме Булвайф мог сказать, что они были солдатами из рядов Компаньонов, элитных телохранителей тиранов. В начале кампании численность Компаньонов составляла шесть тысяч человек — по тысяче фанатичных защитников на каждого из владык Империи.

Командир телохранителей окинул взглядом своих людей в последний раз, потом коротко кивнул. С прямыми спинами, чеканя шаг, солдаты прошли короткий отрезок до ждущих Космических Волков и начали один за другим отстегивать сабли и складывать их к ногам гигантов. Когда последний солдат сдал оружие, их командир подошел к Волчьему Лорду и с отсутствующим взглядом добавил свое оружие к общей куче. Булвайф бесстрастно разглядывал человека, отметив петлицы на форме.

— Где ваш командир, младший офицер? — спросил Волчий Лорд.

Тот выпрямился, руки по швам.

— Со своими предками, — ответил молодой человек, из последних сил стараясь говорить с достоинством. — Он застрелился сегодня утром, вскоре после принятия условий капитуляции.

Булвайф обдумал это и мрачно кивнул. Младший офицер отвел глаза, повернулся кругом и присоединился к своим людям. Он глубоко вздохнул, отрывисто рявкнул приказ, и выжившие Компаньоны опустились на колени, прижав лбы к феррокриту: началась церемония сдачи.

Рабы шли первыми — в рваных окровавленных рубищах, шатаясь под тяжестью тяжелых металлических сундуков. Их лица были безжизненны и перепачканы, изнуренные двумя бичами — усталостью и голодом. Один за другим они подходили к страшным, одетым в броню гигантам, ставили сундуки к их ногам и откидывали крышки, открывая богатства, лежавшие внутри; не-ограненные камни и драгоценные металлы тускло блестели в рассеянном утреннем свете — выкуп шести тиранов, грабивших свою жалкую империю вдоль и поперек. Трофеи нагромождались вокруг Космических Волков, как сокровищница дракона, вызывая алчный шепот у солдат Имперской Армии. Когда их задача была выполнена, рабы с пустым и безразличным выражением на лицах преклонили колени рядом с несметными сокровищами.

Затем вышли дочери и жены тиранов — плачущая процессия, облаченная в белые траурные одежды, — с распущенными волосами и бледными лицами, измазанными пеплом. Самые молодые отшатнулись и завопили в страхе, увидев страшных гигантов и ухмыляющихся драгун; несомненно, они провели бессонную ночь, воображая страшные унижения, ожидавшие их. Женщины упали на колени перед Волками — в нескольких ярдах от них, некоторые плакали безутешно, в то время как другие сохраняли на лицах безучастность, видимо смирившись со своей судьбой.

Последними вышли сами тираны. Они появлялись из крепости по одному, семеня под тяжестью тяжелых раззолоченных одеяний и драгоценных цепей, указывавших на их статус. Самопровозглашенные хозяева субсектора Ламмас были маленькими бледнокожими людьми с пятнистыми лицами, обвисшими от постоянного разврата и излишеств. Двоим из них требовалась помощь группы рабов. Их глаза казались стеклянными и пустыми; либо они решили встретить судьбу в наркотической дымке, либо их дух был просто сломлен тяжестью поражения. Когда тираны подошли к Космическим Волкам, поднялся новый хор женских стенаний. Дрожащие руки хватались за края их одежд, когда бывшие правители проходили мимо своих близких, чтобы предстать перед врагами. Медленно, неловко они преклонили колени перед завоевателями, по традиции своего народа обнажили шеи и приготовились к смерти.

Хальвдан и Юрген быстро переглянулись с гримасами отвращения на лицах. Булвайф изучал тиранов несколько долгих минут, затем шагнул вперед, свободно опустив топор в правой руке. Он возвышался над коленопреклоненными людьми, как мстительный бог, по очереди холодно вглядываясь в каждого.

— И вот мы встретились вновь, — сказал Волчий Лорд, — как я вам и говорил семь лет назад. Тогда я стоял в вашем дворце из хрусталя и стали, неся благую весть от нашего Всеотца, Императора Человечества. Я принес приветствие и обещания мира и порядка. Я предложил вам это, — Булвайф протянул открытую левую ладонь, — и вы плюнули в мою руку. Вы презрели дары моего господина и выставили меня на улицу, как попрошайку, угрожая убить, если мы снова встретимся. — Волчий Лорд сердито посмотрел на тиранов и показал им топор. — Перед тем как уйти, я поклялся вам, что этот день настанет. Теперь ваши флоты разбиты, а армии рассеяны. — Булвайф указал на восток. — Вашего дворца из стали и хрусталя теперь нет. Ваши сыновья мертвы, а города лежат в руинах. — Его голос понизился до горлового рычания и губы раздвинулись в оскале, обнажая длинные волчьи клыки. — Вы больше не тираны. Вы низвергнуты, и я прослежу, чтобы ни вы, ни кто-либо из вашего рода никогда не поднялись вновь.

Булвайф жестом позвал помощников. Хальвдан и Юрген шагнули вперед с мрачными лицами. Падшие тираны издали стон, и их жены горестно закричали. Но вместо того чтобы обнажить клинки, два Космических Волка сняли цепи статуса с дрожащих людей и бросили в кучу драгоценностей, а затем сорвали и богатые одеяния.

— Если бы дело оставили на мое усмотрение, вы никогда не вышли бы из этих туннелей! — прорычал Булвайф. — Я превратил бы эту гору в вашу могилу. Но Всеотец в своей мудрости решил иначе. — Волчий Лорд указал на кучи сокровищ. — Это богатство принадлежит множеству миров, которые вы разорили, — планетам, которые превратились в поля сражений по вине вашей надменности и жадности. Вы используете это достояние, чтобы начать восстанавливать все, что было утрачено, и гарантируете, что миры этого субсектора станут процветающими и стабильными членами Империума. Каждая планета скоро получит имперского губернатора для наблюдения за восстановлением, и они будут присылать мне регулярные отчеты о прикладываемых вами усилиях. — Он посмотрел вниз, на голых дрожащих людей. — Не дайте мне повода вернуться сюда вновь.

Медленно и демонстративно Булвайф опустил топор. Бывшие тираны и их семьи молчали, не в силах осознать, что им оставили жизнь и даже достоинство. Волчий Лорд развернулся и зашагал обратно к ожидавшей «Грозовой птице». Проходя между горами сокровищ, он строго посмотрел на коленопреклоненных рабов и приказал:

— Вставайте. Вы больше не рабы. С этого дня вы — граждане Империума, и до тех пор, пока жив Всеотец, вы никогда не преклоните колена перед другим господином.

Впервые на изможденных лицах бывших слуг появился проблеск жизни, и медленно, осторожно они начали подниматься на ноги. Среди знати одна молодая женщина испустила истерический крик облегчения и где ползком, где на коленях пробралась к своему отцу, который пытался прикрыть наготу дрожащими руками и смотрел с ненавистью на одинаковые спины Космических Волков.

Три воина прошли через кордон, установленный ожидавшими их боевыми братьями, к рампе «Грозовой птицы». Хальвдан украдкой глянул на низверженных тиранов позади и глухо прорычал:

— Нужно было убить их всех до единого. Они ничему не научатся, можете быть уверены. В следующие десять — двадцать лет нам придется вернуться и закончить начатое.

Но Юрген покачал головой.

— Субсектор Ламмас все еще будет тенью былого и через сотню лет, не говоря уж о двадцати, — ответил он. — Мы очень тщательно проделали свою работу, брат. Каждый город, каждый промышленный центр, каждый космопорт придется восстанавливать.

— Бессмысленные потери, — пробормотал Волчий Лорд, чем удивил обоих. — Столько разрушений. Столько жизней выброшено впустую, и все ради шести надменных глупцов.

Хальвдан пожал плечами:

— Такова цена сопротивления. Всегда было так, мой лорд, даже в старые времена на Фенрисе. Сколько жалких царьков мы повергли по велению короля Лемана? Сколько деревень сожгли, сколько драккаров разбили в щепки? Таков порядок вещей. Империи строятся на переломанных костях и реках крови.

— Да, это так, — согласился Булвайф. — Я этого не отрицаю. И дело Всеотца справедливо: Человечество должно стать снова единым, если мы хотим вернуть то, что по праву наше. Эта Галактика принадлежит нам, и наш долг — отвоевать ее, не постояв за ценой. В противном случае все страдания, через которые Человечеству пришлось пройти, окажутся напрасными.

— И мы были бы не лучше, чем вся ксено-скверна, которая была до нас, — добавил Юрген и хлопнул Булвайфа по плечу. — Это была долгая и упорная кампания, мой лорд. Ты сломил тиранов и отвоевал весь субсектор Ламмас. Гордись, зная, что исполнил свои клятвы Всеотцу, и будь доволен.

В этот момент жилистый пожилой человек, одетый в темно-серый мундир виллана Легиона, спустился с рампы десантного корабля и поспешил встретиться с приближающимся Волчьим Лордом. Это был Йоханн, один из личных хускерлов Булвайфа, и Волчий Лорд нахмурился, видя, какое напряженное у него лицо.

— Что случилось? — спросил он тихо, когда Йоханн подошел ближе.

— Два корабля прибыли в систему несколько часов назад, — с серьезным видом ответил хускерл. — Один — курьерский, со срочным сообщением от самого Лемана Русса. Нам приказано незамедлительно завершить все операции и встретиться с примархом в системе Телкары через пять месяцев.

Волчий Лорд распахнул глаза:

— Всей роте?

Йоханн помотал головой:

— Нет, господин. Всему Легиону. Приказы получены примархом от самого Всеотца. Мы направляемся на Просперо.

— Просперо? — встрял Хальвдан. — Это безумие! Где ты услышал такое?

— Так сказано в сообщении, — ответил хускерл. — Хотя причины не объясняются. Без сомнения, мы узнаем больше, когда достигнем системы Телкары.

— Пять месяцев, — повторил Юрген и покачал головой. — Наши воины и корабли разбросаны по всему субсектору, выслеживая последних из сторонников тиранов. Несколько месяцев может уйти, просто чтобы собрать всех и подготовить к путешествию.

Булвайф кивнул. Телкара находилась далеко на галактическом севере, более чем в двух секторах отсюда. Вывести роту из боевых действий и подготовить ее к такому маршруту — задача не из легких.

— Отправь курьеров с приказами для роты немедленно выступить к Кернунносу, — сказал он Йоханну. Раз большая часть Имперского Флота стояла на орбите бывшего тронного мира тиранов, было бы логичным пополнить корабельные запасы Великой Роты здесь, прежде чем они отправятся к Телкаре. Волчий Лорд сделал паузу. — Секунду. Ты сказал, что два корабля прибыли в систему. Что за другой корабль?




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница