К началу 1922 г. 1-й отряд двк разобрал свои корабли в Орле и он как часть прекратил свое существование. За 43 (по другим сведениям было совершено 76 рейсов) рейса, сделанных с 1 мая по 10 октября 1921 г



страница48/48
Дата06.06.2016
Размер7.53 Mb.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48

Безукоризненная чистота заводских зданий и заводского двора — одна из важнейших мер безопасности. На поддержание чистоты также нельзя жалеть средств. Грязь на работе со взрывчатыми веществами является постоянным источником опасности. Независимо от этого, рабочие в обстановке чистоты и опрятности работают с большой аккуратностью, что весьма важно для качества продукции.

Большую опасность в жизни военных заводов представляет нахождение в близком соседстве к ним складов огнестрельных припасов, принадлежащих военному ведомству. Примером тому является гибель Казанского завода от взрыва Аракчинского склада. Другой пример — Самарский завод взрывчатых веществ, пострадавший от взрыва Томыловского склада в 1921 г. и лишь по счастливой случайности не подвергшийся совершенному разрушению. Еще пример — Нижегородский завод взрывчатых веществ, который находился в большой опасности, когда взорвался Растяпинский склад огнестрельных припасов. Завод спасен был лишь благодаря тому, что отделялся от склада лесным массивом. К слову, этот случай подтверждает, что лесные массивы успешно преграждают дорогу распространению взрывной волны.

Надо констатировать, что указанные три случая не послужили заинтересованным ведомствам надлежащим уроком. После всех этих катастроф, тем не менее, не было принято энергичных мер к освобождению военных заводов от такого опасного соседства, как склады. Все дело ограничилось лишь приказом военного ведомства (в 1922 г.) не строить огнесклады ближе пяти верст к заводам. Но этот приказ прочно забыт, и военное ведомство неуклонно стремится занимать под свое огнеопасное имущество погреба военных заводов — даже и на фабричные постройки. Хотя в данном случае речь идет и о консервированных заводах, но гибель завода хотя бы и стоящего на консервации, нанесет снабжению такой же непоправимый ущерб, как и гибель завода действующего.

Необходимо соблюдать крайнюю осторожность в организации железнодорожного движения в районе завода и помнить описанный выше случай взрыва поезда с черным порохом у ограды Самарского завода. Если в указанном случае завод не пострадал серьезно, то потому, что взорвался черный порох. Если бы вместо пороха находился мелинит, тротил или какое-нибудь иное бризантное вещество, то эффект взрыва был бы, несомненно, вроде того, какой получился на Охтенском заводе, так как количество взрывчатого вещества, которое могло находиться в поезде, значительно превышало бы то, которое уничтожило Охтенский завод.

Большую опасность для заводов, и в особенности артскладов, представляет нахождение на их территории взрывчатых изделий и веществ, конструкция и состав коих неизвестны и которые ввиду этого не могут почитаться вполне надежными в смысле безопасности. В практике сплошь и рядом случается, что в завод или склад присылают на испытание или хранение подобного рода предметы, как например: иностранные снаряды, мины, ручные гранаты и пр. Нет надобности доказывать, что вероятными последствиями такой неосторожности должно быть то, что имело место на Тамбовском трофейном складе.

Совершенно понятной является необходимость организации самой бдительной и строгой охраны заводов пороховых и взрывчатых веществ от злоумышленных покушений всякого рода. Надо помнить, что на заводах этой специальности гораздо легче, чем на всяких других, организовать пожар или взрыв, так как здесь налицо всегда имеются в том или ином виде взрывчатые вещества и только необходимо умело использовать их.

С этой точки зрения, прием рабочих и служащих на завод, а также допуск посторонних лиц на территорию завода должны производиться с чрезвычайной осторожностью (11329).
В 1922 по окончании Гражданской войны береговая оборона была изъята у флота и подчинена Красной армии. В связи с выводом из состава флота кораблей старой постройки их 6/45-дюймовые пушки были переданы сухопутному командованию (3861).
Жизнь и внутренняя политика:
В 1922 В.Маяковский и О.Брик основали литературное объединение ЛЕФ (3908,312).
В 1922 вышел роман В.Пильняка Голый год, были опубликованы поэтические сборники М.Цветаевой Версты и А.Ахматовой Anno Domini MCMXXI (3908,312).
Внешняя политика:
В 1922 г. началось продвижение американских товаров на советский рынок. Правда, в тот год продукция "made in USA" в Советскую Россию не продавалась, а поставлялась как гуманитарная помощь по линии АRА. Ещё в 1920 г. Л.К. Мартенс, назначенный официальным уполномоченным РСФСР в США создал для организации советско-американской торговли компанию "Продекско" (Products Exchange Corporation), однако дела у неё не пошли. Аркос создал своё американское отделение, однако оно (отделение) носило ярко выраженный характер вспомогательного подразделения при головной лондонской конторе, что не способствовало развитию торговых связей с собственно США. За 1923-24 гг. совокупный оборот "Продекско" и "Аркос-Америка" составил около 5 мил. долл. Для сравнения можно указать, что оборот только Техотдела Амторга в 1924/25 г. превысил 9 мил. долл., а весь оборот Амторга в том году составил 47,5 мил. долл. Для периода "до Амторга" характерна постоянная конкуренция между "Продекско" и "Аркос-Америка", а так же наличие массы всевозможных проходимцев, выдававших себя за представителей различных советских ведомств и учреждений. Разумеется, вся деятельность подобных "предпринимателей" была сплошным жульничеством, однако после знакомства с подобными "красными бизнесменами" американские коммерсанты старались держаться от русских контрагентов подальше. Российско-американскую торговлю пытался наладить и небезызвестный А. Хаммер, создавший для этого специальную компанию "Аламерико". К этой фирме у советских властей была только одна, но зато очень большая претензия. Хаммер во главу угла ставил экономическую эффективность операций, а не директивы ВСНХ, поэтому его компания не годилась на амплуа "нелегального торгпредства".

Эти обстоятельства требовали создания организации, сочетающей в себе статус американского акционерного общества и функции советского торгпредства. Особенно важным было превратить это гипотетическое учреждение в безусловного монополиста в области советско-американской торговли, так как изобилие разнообразных "ходоков" от советских трестов и синдикатов и их взаимная конкуренция на американском рынке привели к обвальному падению цен на советские экспортные товары и, соответственно, к подорожанию товаров, в импорте которых был заинтересован СССР (11507).


В 1922 году решением вольфрамовой проблемы занялась военная разведка. В операции участвовали трое сотрудников этого ведомства — Г. И. Семенов, М. И. Железняк и В. В. Давыдов (Журавлев С. В. «Маленькие люди» и «большая история»: Иностранцы Московского электрозавода в советском обществе 1920-1930 гг. — М., 2000, с. 54-55, 57, 71, 75.).

В начале 20-х годов перед отечественной промышленностью стояла задача по освоению технологии производства изделий из вольфрама. Спектр применения этого металла был чрезвычайно широк. Начиная от нитей накаливания в электролампах и заканчивая военной техникой.

Для отечественной электроламповой промышленности овладение производством нитей накаливания означало отказ от импорта, что было очень актуально. Во-первых, экономия, ведь ежегодно на закупку вольфрамовой нити тратилось 200—250 тысяч золотых рублей. Во-вторых, поставки из-за рубежа в любой момент могли прекратиться. А в-третьих, престиж государства. О какой электрификации всей страны можно было говорить, если в СССР не умели в достаточном количестве изготовлять обычные электролампы.

Военных интересовали технологии вольфрамового производства по другой причине. Уникальные свойства этого вещества: твердость, тугоплавкость и устойчивость к агрессивным воздействиям природных стихий, — способны были произвести настоящий переворот в тех военных областях, за которыми специалисты видели будущее, в частности в самолетостроении и танкостроении.

В 1922 году по своим каналам она вышла на военный отдел Компартии Германии. Затем, через эту структуру, на высококвалифицированных берлинских рабочих-коммунистов Ю. Хоффмана (завод компании «Осрам») и Э. Дайбеля (завод компании «АЭГ»).

На основе результатов предварительного анализа ситуации было принято решение сконцентрировать все усилия на проникновении в цеха и секретные лаборатории фирмы «Осрам». Выбор не был случайным. Кроме того, что в то время эта фирма была одним из мировых лидеров ламповой промышленности, на данном объекте осуществлялась вся технологическая цепочка по вольфраму, начиная с обогащения вольфрамовой руды и заканчивая выпуском тончайшей вольфрамовой проволоки для нитей накаливания электроламп.

Одновременно с постоянным совершенствованием технологий лампового и вольфрамового производства лаборатории фирмы «Осрам» вели опыты по получению новых суперпрочных сортов сплавов, которые позднее назвали металлокерамикой.

В 1923 году здесь впервые в мире был получен сплав карбида вольфрама с кобальтом — «видиа», внедрение которого в массовое производство привело к революции в промышленности.

Информация о вольфрамовых технологиях и новом сплаве начала поступать в Москву через Ю. Хоффмана и Э. Дайбеля. Отметим сразу, что кроме них в сборе секретной информации участвовало еще несколько рабочих-коммунистов. Поэтому, когда в 1924 году им пришлось бежать в Советский Союз после неудачной попытки организации революции в Германии осенью 1923 года, то на их место заступили механик Ф. Гайслер и слесарь В. Кох. Оба с завода компании «Осрам». Они официально не демонстрировали свою принадлежность к Компартии Германии, в отличие от своих предшественников. В любом случае руководство компании не догадывалось об агентурной сети советской научно-технической разведки, которая активно работала на заводе.

Технология взаимодействия между Москвой и Берлином была оптимальной. Из СССР присылали перечень вопросов, описание возникающих проблем, список необходимых материалов, а в Германии группа агентов готовила необходимые ответы и данные (Журавлев С. В. «Маленькие люди» и «большая история»: Иностранцы Московского электрозавода в советском обществе 1920-1930 гг. — М., 2000, с. 54-55, 57, 71, 75.).

В 1925 году Ф. Гайслер и В. Кох были уволены с завода — их подозревали в коммунистической пропаганде. Правда, еще в течение трех месяцев, они, пока находились в Берлине, регулярно продолжали добывать интересующую советскую военную разведку информацию. Все это время эти агенты получали «пособие по безработице» от сотрудника советской военной разведки. Затем их тайно переправили в Советский Союз, где они встретили своих коллег — Ю. Хоффмана и Э. Дайбеля. Теперь все четверо участвовали в реализации добытой ими же секретной информации. А она продолжала поступать непрерывным потоком, только теперь под руководством рабочего с завода компании «АЭГ» Г. Ольриха (Журавлев С. В. «Маленькие люди» и «большая история»: Иностранцы Московского электрозавода в советском обществе 1920-1930 гг. — М., 2000, с. 54-55, 57, 71, 75.).

В 1927 году патент на производство сплава «видиа» компания «Осрам» продала другому германскому промышленному гиганту — металлургическому и машиностроительному концерну «Крупп». И 28 сентября 1929 года его представители продемонстрировали советским специалистам выгоды от практического использования этого металлокерамического сплава для обработки металлов. В частности, в 3—5 раз возрастала скорость сверления и обработки, существенно повышалась точность и производительность труда. Гости из Германии надеялись, что, оценив уникальные свойства нового материала, Советский Союз заключит контракты на его импорт.

СССР действительно заинтересовала новинка, но события развивались совсем по другому сценарию. В стране решили самостоятельно освоить промышленное производство этого сплава. Для начала из архивов были извлечены все отчеты лаборатории компании «Осрам». На их основе в течение нескольких суток удалось получить сплав с аналогичными свойствами под названием «победит». Однако говорить о его производстве не в лабораторных условиях было еще рано. Нужно было добыть технологию.

Для этого в Германию выехал инженер Московского электрозавода Г. А. Меерсон. Он участвовал в разработке победита, поэтому прекрасно понимал, что именно нужно выяснить. С завода концерна «Крупп» он увез только сувенирный перочинный ножичек с надписью «Видиа Крупп».

А вот в США ему повезло больше. В библиотеке, где Меерсон педантично штудировал немногочисленную литературу по металлокерамике, он познакомился со своим американским коллегой — инженером Томсоном. который занимался той же проблемой и работал в одной из ведущих компаний страны.

Американец предложил обменяться информацией: он устраивает экскурсию по своему заводу, а гость из Советского Союза предоставляет материалы по концерну «Крупп».



Днем Г. И. Меерсон с новым знакомым ходил по цехам. Периодически он отлучался в туалет и записывал все, что запомнил. А по ночам писал отчет по Германии, используя в качестве основы наработки компании «Осрам» и результаты московских опытов. Перед вручением американцу своего труда, Меерсон испачкал и помял тетрадь с записями. Тщательно изучив рукопись, Томсон не узнал ничего нового, а его советский коллега на основе собранной информации сумел наладить промышленный выпуск победита. В 1930 году было выпущено 3,8 т твердых сплавов, через год этот показатель составил уже 26, 2 т, а в 1932 году масса превысила 45 т (Журавлев С. В. «Маленькие люди» и «большая история»: Иностранцы Московского электрозавода в советском обществе 1920-1930 гг. — М., 2000, с. 54-55, 57, 71, 75.) (11765).
В 1922 г. для активного использования возможностей, представляемых свободной коммерческой деятельностью за рубежом, РВС Республики при непосредственном участии шефа ВЧК Дзержинского создал специальное акционерное общество «Востваг», которое занималось ведением научно-технической и экономической разведки в странах Запада, закупкой военных материалов, оружия и стратегического сырья. По существу, с его созданием зародился экономический шпионаж в промышленно развитых странах Запада. «Востваг» возглавлял С. И. Мрочковский. Общее «политическое» руководство обществом и целевое распределение средств находилось в руках наркома по военным и морским делам и члена Политбюро ЦК ВКП(б) К. Е. Ворошилова. Ясно, однако, что директивы для «Воствага» разрабатывались Политбюро ЦК ВКП(б). Главная зарубежная контора общества находилась в Париже и действовала под прикрытием фирмы «Спакомер». Филиалы «Воствага» имелись в Берлине, Нью-Йорке, Улан-Баторе, Кантоне, Тянцзине. Берлинским филиалом руководили Немцов и Девингталь. Кроме того, представители «Воствага» постоянно работали в крупнейших германских фирмах: «К. Цайсс», «Борзиг», «АЭГ» и др. Начиная с 1927 г., к работе «Воствага» был подключен наркомторг СССР. Общество просуществовало весь межвоенный период вплоть до начала второй мировой войны. У «Воствага» в распоряжении имелись солидные средства: на 1 января 1934 г. его капитал составлял свыше 3 млн. долларов, в том числе вложения в Германии составили около полумиллиона долларов (11784).
За рубежом:
В 1922 г. Иранское правительство было вынуждено организовать военную экспедицию в Иранский Курдистан, где оно полностью разгромило курдское сопротивление (3871).
В 1922 была основана фирма Heinkel (237,144).
В 1922 Прокофьев-Северский основал фирму в США, так как посольство, где он работал помошником военно-морского атташе, было закрыто после подписания Россией сепаратного мира с Германией в 1918 (225,27).
В 1922 число абонентов в британском телефонном справочнике превысило 1 млн. (3907,125).
Другие оборонные отрасли:
Зимой 1922-1923 гг. Главным артиллерийским управлением был испытан новый импортный полугусеничный автомобиль с гусеничным ходом Кегресса. Правда, из-за маломощности он рассматривался лишь как командирская машина, а не как тягач. Позднее для нужд военного и чекистского ведомств, а также для народного хозяйства приобретались единичные образцы и небольшие партии полугусеничных машин с движителями Кегресса, но по причине разорительности импорта был поставлен вопрос о разработке отечественной конструкции полугусеничной машины (12729.
Другие оборонные отрасли:
В начале 20-х годов у морских артиллеристов появилось желание получить 180-мм пушку с рекордной баллистикой (3861).
В 20-х годах КБ Орудийно-арсенального треста (ОАТ) начало работы по модернизации 3-дюймовой короткой пушки обр. 1913 г. под руководством Шукалова.

Модернизация коснулась некоторых деталей лафета.

Опытный образец короткой пушки с новым лафетом, названный 76-мм короткой пушкой обр. 1913/25 г., был изготовлен по заказу Орудийно-арсенального треста в 1926 году на Брянском заводе и прошел полигонные испытания с удовлетворительными результатами.

76-мм пушки обр. 1913/1925 г. проектировались с расточенной каморой под патрон 3-дюймовой пушки обр. 1902 г., но заряжание должно было быть раздельным, а заряд уменьшенным переменным (3861).


Авиапромышленность:
В 1922-23 гг. в Таганроге на ГАЗ №10 был построен первый полноценный самолет-истребителб советской постройки - биплан МК-1 Н.Г. Михельсона и В.Л. Кербера-Корвина. Первоначально самолет проектировался и строился как морской поплавковый истребитель с двигателем «Испано-Сюи- за» мощностью 200 л.с. В 1923 г. МК-1 испытали, однако от поплавкового шасси, как не вполне удачного, пришлось отказаться. В 1924 г. создатели МК-1 уже в Петрограде на заводе «Красный летчик» установили его на сухопутное шасси (на лыжи), после чего машину опробовали в полете. В новом качестве этот оригинальный и внешне весьма гармоничный самолет получил необычное название «Рыбка». Он неплохо летал, развивал полетную скорость 190 км/ч. Однако мощность двигателя 200 л.с. и полученные летные характеристики уже казались пройденным этапом, поэтому дальнейшего развития этот самолет не получил (12277).
В 1922—1923 гг. были приобретены около 100 самолетов типа “Мартинсайд F-4” (одноместный истребитель) для формирования нескольких истребительных эскадрилий. С 1927 года “Мартинсайды” стали заменяться отечественными истребителями И-2 бис. А до этого года советские самолетостроительные заводы строили сразу несколько английских моделей, прежде всего “Де Хэвилленд” и “Авро”. Их строительство было организовано не по лицензиям, а на основе чертежей, приобретенных Россией еще в 1917 году, и трофейных экземпляров, захваченных в период Гражданской войны (Шавров В.Б. Указ. соч. С. 337, 355.) (11174).
Забота о КА коснулась и авиации. Одновременно встал вопрос о партийности в авиации и авиапромышленности, началась борьба с различными -измами и -щинами.
Другие лборонные отрасли:
В 1922-25 г. оборонные заводы страны работали в условиях рыночной экономики (НЭПа), выполняя как военные заказы, так и работы по выпуску мирной продукции. Этот период характеризуется поиском оптимальной схемы управления промышленностью и, вследствие этого, неоднократным реформированием структуры ВСНХ. Несмотря на это, в составе ВСНХ оставалось множество руководящих и распределяющих комитетов, объединений и секторов, нередко дублировавших друг друга (11982).


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница