К началу 1922 г. 1-й отряд двк разобрал свои корабли в Орле и он как часть прекратил свое существование. За 43 (по другим сведениям было совершено 76 рейсов) рейса, сделанных с 1 мая по 10 октября 1921 г



страница1/48
Дата06.06.2016
Размер7.53 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48
1922

Авиапромышленность:
К началу 1922 г. 1-й отряд ДВК разобрал свои корабли в Орле и он как часть прекратил свое существование. За 43 (по другим сведениям было совершено 76 рейсов) рейса, сделанных с 1 мая по 10 октября 1921 г. было перевезено 60 пассажиров и более 2 тонн грузов. Ввиду окончательного износа материальной части ДВК был ликвидирован, его имущество передано на создание новой школы Воздушной Стрельбы и Бомбометания (Стрельбом в Серпухове). В числе этого имущества был и оставшийся в более-менее сносном состоянии "Муромец" из 11-го отряда Туманского (бывший "5-й почтовый" №285). Председатель лик- видкомиссии, летчик Б.Н.Кудрин в 1922-23 гг. на этом изношенном "Муромце" совершил около 80 полетов. Это было последнее использование знаменитого воздушного корабля И.И.Сикорского - "Ильи Муромца" (12038).
К началу 1922 года I отряд ДВК разобрал свои корабли в Орле и прекратил своё существование как воинская часть.

Вспоминая о тех полётах, бывший начальник воздухоплавания Московского военного округа, а впоследствии профессор Н.Д. Аношенко писал: "Как правило, самолёты шли на небольшой высоте, ориентируясь только визуально, поэтому корабль болтало гак. что пассажиров, укачавшихся в пути, после посадки на аэродроме обычно выносили из салона. Да и те пассажиры, которые еще могли держаться на ногах и самостоятельно выходили из самолёта, чувствован! себя неважно. Поэтому частенько уже на промежуточной остановке кто-либо из них таинственно исчезал. И только фельдъе- гери терпеливо переносили все неприятности. связанные с новым для них воздушным транспортом".

За 43 (по другим сведениям - 76) рейса, сделанных с 1 мая по 10 октября 1921 года, было перевезено 60 пассажиров и более двух тонн грузов.

Ввиду окончательного износа материальной части ДВК был ликвидирован, его имущество передано на создание новой школы Воздушной Стрельбы и Бомбометания в Серпухове (Стрельбом). В числе этого имущества был и оставшийся в более-менее сносном состоянии "Муромец" из II отряда Туманского, бывший "7-й корабль" (№ 285). Председатель ликвидкомиссии, лётчик Б.Н. Кудрин в 1922-23 годах на этом изношенном "Муромце" совершил ряд полётов. Это было последнее использование знаменитого воздушного корабля И.И. Сикорско- го"Илья Муромец".

И всё же. несмотря на недостатки старых тихоходных "Муромцев", опыт их использования подтвердил то. что именно многомоторные и многоместные тяжёлые самолёты наиболее пригодны для регулярных полётов, перевозки грузов и людей на воздушных линиях (12041).
Авиапромышленность:
1 января 1922 г. в связи с сокращением авиазаводов в стране завод ГАЗ-14 был официально закрыт. 29 чел. рабочих и служащих завода были переведены на Петроградский авиационный завод. Несколько человек были направлены в Москву в распоряжение Глававиа, в т.ч. управляющий заводом Неведомский. Оборудование завода по просьбе местных властей было передано предприятиям г.Сарапула (9986).
Другие оборонные отрасли:
С 1 января 1922 г. в вдение Промброни фактически перешли: 1-й Броневой танко-автомобильный завод, ремонтные: автомобильные мастерские в Сокольниках, Петроградская шинонабивочная мастерская, Московская шинонабивочная мастерская и Московская вулканизационная мастерская.

РГВА. Ф. 71. Оп. 1. Д. 12. Л. 4-22 об. Копия (10711,278).


1 января 1922 г. В Петрограде создан Трест заводов слабого тока, положивший начало формированию отечественной промышленности средств связи и объединивший 11 предприятий отрасли. Началась организация на этих заводах цехов для производства деталей и узлов радиоаппаратуры и аппаратуры электросвязи (9923).
1 января 1922 года - Преобразование Государственного рентгенологического и радиологического института в три самостоятельных научно-исследовательских учреждения:

Рентгенологический и радиологический институт во главе с М.И. Неменовым;

Физико-технический институт (ЛФТИ) во главе с А.Ф. Иоффе;

Радиевый институт во главе с В.И. Вернадским (10549).


Жизнь и внутренняя политика:
Между 1 и 28 января 1922. Из протокола заседания Политбюро № 89, 1922 г.

Об экспорте предметов роскоши

Признав необходимым выделить для Москвы и Петрограда некоторый фонд для экспорта предметов роскоши, для определения его размеров и пр. создать комиссию в составе тт. Зиновьева, Каменева, Троцкого и Лежавы. Из протокола заседания Политбюро №89, 1922 г.
Между 1 и 28 января 1922. Из протокола заседания Политбюро № 92, 1922 г.

О создании в Петрограде и Москве фондов предметов роскоши

Поручить Президиуму ВЦИК обсудить вопрос о возможности продажи предметов роскоши, богатой одежды и проч., имеющихся в музеях и других государственных хранилищах, специально для помощи голодающим.

1. В число предметов роскоши, которые могут составить особые фонды нужд для Петрограда и Москвы, ни в коем случае не могут входить золото, серебро, бриллианты — вообще ценности, подлежащие сосредоточению в Гохране.

Примечание: местные (Петроградская и Московская) комиссии по сбору предметов роскоши обязуются все такого рода ценности, обнаруженные ими, немедленно брать на особый учет и передавать в учреждения Гохрана, действуя в этом отношении в полном контакте с уполномоченными комиссии тов. Троцкого.

2. Сбор предметов в специальные фонды Петрограда и Москвы может производиться лишь вне соответственных государственных хранилищ (музеи, дворцы, монастыри).

3. Вещи исключительной художественно-исторической ценности, если таковые оказались в составе специальных фондов Москвы и Петрограда, не могут быть продаваемы за границу и, по заключению комиссии НКВТ, должны передаваться в музеи.

4. Всем собранным в специальные фонды предметам роскоши должна вестись строгая опись за личной ответственностью председателей местных комиссий и всех членов этих комиссий. Опись должна по мере пополнения периодически сообщаться в комиссию тов. Троцкого, причем уполномоченным этой комиссии предоставляется право осмотра вещей.

5. Продажа за границу должна идти не иначе чем через органы Наркомвнешторга. Вопрос о возможности реализации внутри страны должен подлежать особому рассмотрению (11652).
Между 1 и 28 января 1922. Из протокола заседания Политбюро № 92, 1922 г.

О порядке наблюдения за лечением отдельных товарищей

Обязать Наркомздрав указать определенно ответственное лицо за выполнением постановления ЦК о лечении отдельных товарищей (11652).
Между 1 и 28 января 1922. Из протокола заседания Политбюро № 89, 1922 г.

О разрешении тов. Троцкому получать за его статьи гонорар в пользу стенографов и переписчиков

Не возражать (11652).
Между 1 и 28 января 1922. Из протокола заседания Политбюро № 89, 1922 г.

Об отпуске золота на закупку угля и дров

Отпустить в распоряжение Внешторга по смете Наркомпути на 1922 г. 1 700 000 золотых рублей на закупку 4 000 000 пудов угля за границей и 28 000 кубов дров в Финляндии для обеспечения нормального хода железных дорог Петроградского сектора (11652).
Между 1 и 28 января 1922. Из протокола заседания Политбюро № 89, 1922 г.

О высылаемых за границу меньшевиках

Поручить НКИД сообщить нашим заграничным комиссиям, что ни в коем случае не подлежат принятию на службу ни высылаемые из России меньшевики, ни лица, как бы то ни было с ними связанные (11652).
С 1 января 1922 г. все лагеря принудительных работ были сняты с государственного снабжения и полностью переведены на самоокупаемость и хозрасчет. С целью улучшения условий хозяйствования лагеря объединились в Центральное хозяйственное управление производственными предприятиями при лагерях принудительных работ, получившее официальное название "Принкуст". Устав этого "куста" был утвержден 4 марта 1922 г. Целью деятельности нового производственного управления провозглашалось "Объединение и руководство местными предприятиями при лагерях на всей территории республики; рациональная постановка в них производства; целесообразное использование труда заключенных и наибольшее извлечение материальных выгод, обеспечивающее поступление средств на содержание лагерей и дальнейшее развитие производства".

"Принкуст" обладал значительной автономией в своей деятельности: исполнительные органы могли свободно распоряжаться всеми материальными и финансовыми средствами за исключением заработной платы заключенных. Последняя полностью перечислялась на счета Главного управления принудительных работ для использования в подъемном фонде. За полгода активной хозяйственной деятельности чистая прибыль куста достигла 30 %. Такой показатель рентабельности превосходил все самые смелые ожидания.

Тем не менее, в деятельности "Принкуста" и сменившего его вскоре "Кустгумза" наблюдается много черт, роднящих лагеря принудработ с местами заключения обычного типа. Прежде всего, это стремление отказаться от внешних работ в понимании того времени, т. е. от рассредоточения рабочей силы по различным не связанным между собой объектам, что делало трудновыполнимыми требования режима. Такой способ считался наихудшим из всех возможных. Поэтому руководство стремилось всемерно развивать производство в лагерных мастерских либо шло на такой неординарный шаг, как арендование простаивающих предприятий для использования на них своих заключенных. На этот путь, в частности, призывал встать все лагеря Циркуляр Главного управления принудительных работ при НКВД РСФСР № 82 от 24.3.1921. Подчеркивая, что прежняя практика сводит на нет само понятие наказания, составители документа требовали превращения лагерей "в фабрику, завод, мастерскую, но не в казарму, из которой черпают рабочую силу на очистку снега и проч.". Наилучшим способом организации лагерного хозяйства авторы документа считали взятие в аренду предприятий с простым технологическим циклом (назывались кирпичные и лесопильные заводы) и размещение осужденных непосредственно на их территории.

Несмотря на некоторый революционный романтизм составителей циркуляра, привлекает внимание сама идея создания самостоятельного лагерного хозяйства, применяющего труд заключенных в массовом порядке и способного к оперативному маневрированию рабочей силой. В дальнейшем эта идея и нашла свое осуществление в исправительно-трудовых лагерях ГУЛАГа. Пока же в 1921–1922 гг. не имеющие собственного "места обитания" и лишенные пополнения рабочей силой лагеря принудительных работ оказались лишними и к середине 1922 были расформированы (12107).


За рубежом:
1 января 1922 Британскими войсками подавлено антианглийское восстание 23.12.1921 - 1.01.1922 гг (7558).
1 января 1922 Британская Колумбия перешла на правостороннее движение транспорта (4962).
1 января 1922 в Англии начала работать ВВС (3186).
Внешняя политика:
2 января 1922 Заключено соглашение "О дружбе" между Турцией и УССР (7592).
Другие оборонные отрасли:
4 января 1922 года вышло постановление СТО, которое предписывало построить сразу несколько тепловозов. Одновременно планировалось объявить международный конкурс на тепловоз лучшей конструкции с награждением победителей призом в миллион рублей золотом. Нужно только иметь в виду, что магистральных тепловозов в то время ни одно государство мира не строило, а несколько экспериментальных тепловозов с механической передачей конструкции Рудольфа Дизеля окончили свой век на свалке металлолома ввиду их явной бесперспективности. Виной всему была механическая передача от дизельного двигателя к колесам локомотива. То, что было пригодно для автомобиля, не подходило для тепловоза, предназначенного для вождения тысячетонных железнодорожных составов. Здесь требовалось принципиально иное инженерное решение (9644).
Внешняя политика:
4 января 1922 г. Ломоносов шлет совершенно секретную телеграмму напрямую Ленину: “Банки согласились открыть кредит для новых заказов в Швеции в 200 миллионов крон при внесении обеспечения в размере 30 %… С нетерпением жду Ваших указаний”. Таким образом, получив от Красина дважды отказ в поддержке этого проекта, Ломоносов через его голову обращается к Ленину (11565).
4 января 1922 г. СТО принял принципиальное решение о постройке тепловозов. 30 января НКПС постановил построить три тепловоза за границей и один в Петрограде. Заграничное строительство и было доверено Ломоносову. Сначала этот заказ хотели выполнить в Швеции, затем - в Германии, в апреле 1923 г. Совнарком постановил перенести часть работы в Англию. В СССР тепловоз системы Я.М. Гаккеля совершил первый пробег 5 августа 1924 г.; 16 января 1925 г. он прибыл в Москву. Первый тепловоз, построенный в Германии, прибыл 25 января 1925 г.

Но с переходом на тепловозную тягу советское руководство задержалось. К 1932 г. в СССР было всего 6 тепловозов, к 1938 г. - 36 тепловозов. В том же году в США уже работало 314 тепловозов. В СССР в 1930-е гг. все тепловозы были сосредоточены на Ашхабадской железной дороге, где при их эксплуатации были допущены серьезные ошибки. Плохо подготовленные специалисты проводили с тепловозами ненужные эксперименты.

В 1940 г. удельный вес тепловозной тяги в грузообороте железных дорог СССР составлял 0,2 %, и даже в 1950 г. - всего лишь 2,4 %. Прямой вины профессора Ю.В. Ломоносова в этом, наверное, не было. Начиная с 1926 г. он уже не выполнял поручений советского правительства. Во всяком случае таких, о которых хоть что-то сегодня известно (11565).
Авиапромышленность:
До 5 января 1922 г. Главвоенпром продолжает именоваться Советом военной промышленности (275).
Жизнь и внутренняя политика:
5 января 1922 советским правительством из России высланы 10 лидеров анархизма (4962).
За рубежом:
5 января 1922 заключен международный договор о запрете использования подлодок против торговых кораблей (4962).
Внешняя политика:
6 января 1922 г. Верховный Совет стран Антанты на своем совещании в Каннах пригласил делегацию советского правительства принять участие в международной экономической и финансовой конференции, намеченной на весну в Генуе. На конференция предполагалось рассмотреть вопросы установления мира и экономического сотрудничества в Европе, в частности урегулировать взаимоотношения между Россией и европейскими странами.

Первой страной, которую посетили В. Ипатьев и Л.Фокин, была Бельгия. До революции именно Бельгии принадлежали значительные вложения в русскую тяжелую промышленность. Много бельгийских инженеров, техников, менеджеров работало в России. С другой стороны, Л.Фокин долгое время работал в Бельгии и имел хорошие связи в деловых кругах. Используя их, делегация смогла провести переговоры с видными промышленниками и финансистами Бельгии, директорами тех акционерных обществ, которые до революции функционировали в России. В отчете о пребывании в Бельгии делегация сообщала, что заинтересованные лица выражали живейшее желание возобновить работу на своих предприятиях. Они не ограничивались декларациями о намерениях, были разработаны детальные планы восстановления предприятий, подготовлены значительные финансовые резервы для быстрого пуска их в ход. Речь шла не о государственном займе, а о целевом финансировании предприятий, в основном в виде товаров и оборудования, но от их притока выиграл бы и бюджет, куда поступали бы таможенные сборы, тарифы за провоз, налоги.

Однако все эти капиталовложения бельгийские предприниматели готовы были осуществить только при выполнении определенных условий. “Возвращение в полную собственность всех имуществ, принадлежавших бельгийцам считается первым и основным условием, без которого немыслимо дальнейшее движение. Никаких компромиссных переходных форм владения вроде концессий или аренды не допускается”, писали ученые в своем отчете в Москву. Одновременно выдвигались требования компенсации убытков, понесенных в результате национализации, а также невмешательства рабочих организаций в административную деятельность предприятий. Кроме того, необходимыми условиями возобновления эффективной работы предприятий их бывшие владельцы считали отказ от государственной монополии внешней торговли и допуск в Россию иностранных коммерческих банков. Особо подчеркивалась необходимость создания надежных правовых гарантий обеспечения прав иностранных инвесторов, включающих в себя наличие суда, “действующего по опубликованным законам при наличности публичного судебного процесса с допущением адвокатуры”.

Как разъясняли авторы отчета, такая жесткая позиция базировалась на поддержке большинством политиков Бельгии идеи продолжения экономического бойкота России, который должен был вынудить советскую власть пойти на полную капитуляцию. Такие ее шаги, как развитие нэпа, признание царских долгов эти политики объясняли твердой позицией западных стран и делали вывод, что нет основания сходить с этого пути накануне полной победы. Однако авторы отчета полагали, что удастся найти компромисс на основе долговременной аренды, и не считали другие предъявляемые условия для возврата капиталов неприемлемыми, Они подчеркивали, что “это общие условия необходимые для здоровых частных хозяйственных предприятий всюду, и для нас бельгийские условия не представляют ни жертв, ни опасности политического порабощения”.

Такой подход имел определенные основания в тенденциях развития нэпа, которые проявились в последние месяцы 1921 года. Например, 10 декабря был принят декрет, который предоставлял Президиуму ВСНХ право безвозмездно возвращать национализированные предприятия с числом рабочих до 20 человек их бывшим владельцам в тех случаях, когда они недостаточно использовались государственными органами.

Из Бельгии В.Ипатьев и Л.Фокин переехали во Францию, где в течение февраля вели аналогичные переговоры с бывшими владельцами металлургических, химических, угольных, нефтяных предприятий, национализированных в России. Они готовы были вернуться в Россию на тех же условиях, как и их бельгийские коллеги. Авторы отчета указывали на невозможность получения государством крупного займа от какого-либо одного капиталиста и подчеркивали, что “при сколько-нибудь серьезных займах нам приходится апеллировать к широким массам мелких владельцев незначительных в отдельности сбережений”. Например, во Франции насчитывалось более 1 млн. зарегистрированных держателей русских ценных бумаг. Наличие многочисленных мелких инвесторов влияло на позицию французской общественности, которую излагали авторы: “Здесь всюду выражается взгляд, что несравненно большее значение в деле возобновления сношений с Россией имеет общественное мнение, чем какие бы то ни было разрешения стоящего у власти правительства”. Что же касается межправительственных отношений, то авторы полагали, что дружественное расположение иностранного правительства может только способствовать реального делу мобилизации капиталов, которое будут выполнять биржа и частные банки (11233).


6 января 1922 г. на совещании держав Антанты в Канне было принято решение о созыве международной экономической конференции европейских держав в Генуе с участием Германии, Австрии, Венгрии, Болгарии и Советской России. 7 января итальянское правительство передало СНК приглашение. 8 января был дан положительный ответ. 16 января 1922 г. Председатель СНК Ленин предложил провести с немцами личные переговоры в Берлине и Москве о контактах в Генуе. Как раз в это время компания «Фридрих Крупп в Эссене» предложила организовать концессию на эксплуатацию 50 тыс. десятин земли «для ведения рационального сельского хозяйства». 23 января 1922 г. Ленин по предложению Красина настоял на принятии этого предложения («Принять предложение Круппа для нас необходимо именно теперь, перед Генуэзской конференцией. <...> бесконечно важно заключить хоть один, а еще лучше несколько договоров именно с немецкими фирмами») (Договор о передаче Круппу с/х концессии «Маныч» на Дону был подписан 23 марта 1922 г. (ДВП СССР, т. V, с. 725).) (11784).
За рубежом:
6 января 1922 открылось заседание Верховного Союзного Совета в Каннах (2443,400).
6 января 1922 в Вашингтоне на международной конференции была принята договоренность о запрете на применение отравляющих газов во время военных действий (3481).
Внешняя политика:
7 января 1922 Верховный совет Антанты официально пригласил делегацию РСФСР принять участие в экономической и финансовой конференции, созываемой в Генуе (3908,308).
7 января 1922 итальянское правительство передало СНК приглашение. 8 января был дан положительный ответ. 16 января 1922 г. Председатель СНК Ленин предложил провести с немцами личные переговоры в Берлине и Москве о контактах в Генуе. Как раз в это время компания «Фридрих Крупп в Эссене» предложила организовать концессию на эксплуатацию 50 тыс. десятин земли «для ведения рационального сельского хозяйства». 23 января 1922 г. Ленин по предложению Красина настоял на принятии этого предложения («Принять предложение Круппа для нас необходимо именно теперь, перед Генуэзской конференцией. <...> бесконечно важно заключить хоть один, а еще лучше несколько договоров именно с немецкими фирмами») (Договор о передаче Круппу с/х концессии «Маныч» на Дону был подписан 23 марта 1922 г. (ДВП СССР, т. V, с. 725).) (11784).
7 января 1922 г. в памятной записке МИДа Италии от с приглашением российской делегации на конференцию в Геную специально подчеркивалось, что “итальянское правительство в согласии с британским правительством, считает, что личное участие в этой конференции г. Ленина значительно облегчило бы разрешение вопроса об экономическом становлении Европы”. Жена Л.Красина в своих воспоминаниях, опубликованных в Англии в 1929 г., писала, ссылаясь на слова мужа, что “Ллойд-Джордж был уверен в том, что в личных переговорах с Лениным станет возможным как-то разрубить гордиев узел русской проблемы”. Такая надежда основывалась на представлении о его способности отказываться от догм и учитывать реальность, которые были продемонстрированы в ходе перемен внутри России после перехода к нэпу. Возможно, что если бы Ленин смог поехать в Геную и там лучше понять своих оппонентов, эти надежды бы оправдались.

Из-за болезни он нес мог туда поехать, и стороннику договоренности с капиталистическими странами Г.Чичерину, назначенному заместителем руководителя делегации, в ходе подготовки и проведения конференции приходилось убеждать в своей правоте политическое руководство страны. В проекте постановления ЦК о задачах делегации в Генуе, написанном Лениным 24 февраля, давалась директива делегации по основному спорному вопросу о частных долгах ограничиться как предельной уступкой предоставлением бывшим владельцам национализированных предприятий преимущественного права на концессии на эти предприятия. Бывшим собственникам, предприятия которых не намечались к сдаче в концессию, никакой компенсации не предполагалось.

Такой подход фактически угрожал срывом конференцию. Поэтому на следующий день Чичерин направил в Политбюро дополнительные соображения по вопросу о тактике российской делегации в Генуе. Он сравнил дилемму, стоящую перед Генуей, с той, которая была в момент Брестских переговоров 1918 г. Предстояло сделать выбор между непримиримостью и лавированием, уступками частному капиталу. Г.Чичерин привел яркий образ создавшейся ситуации: “В одном из моих интервью я говорил о концессиях: стол с яствами накрыт, но гости почему-то не идут. Иностранная печать ответила: если стол с яствами накрыть в разбойничьей берлоге никто туда не пойдет, ибо будет уверен, что его там ограбят или убьют”. Иностранный капитал, по его мнению придет только в том случае, если из всей совокупности фактов, и в частности, из выступлений советской делегации в Генуе сделает вывод о том, что курс на сделку с капиталом является прочной и длительной системой. Главную задачу делегации он формулировал так: “Подняться при помощи западного капитала, но не дать себя превратить в колонию – вот предмет борьбы”.

Аргументы Г.Чичерина были восприняты Лениным, и он смягчил свою позицию. В докладе на съезде партии в конце марта 1922 г. он подчеркивал: “Мы идем в Геную с практической целью –расширить торговлю и создать условия, при которых бы она наиболее широко и успешно развивалась”. Таким образом, намерение договориться было. Подтверждением этого намерения явился меморандум о юридических мероприятиях правительства России, который незадолго до начала конференции была разослан правительствам других стран-участниц конференции. В нем перечислялись те нормативные акты, которые были приняты с начала нэпа для обеспечения частной инициативы и профессиональной деятельности. Среди них подчеркивалась важность постановления о реорганизации ВЧК, декретов о запрете экспроприации частной собственности без возмещения и о разрешении организовывать иностранные и смешанные акционерных обществ. В меморандуме правительство сообщало о начавшейся разработке кодекса имущественного гражданского права, который “принимает принципы, общепризнанные в этой области гражданскими законами на Западе, и налагает на договаривающиеся стороны, не исключая и правительственные органы, обязательство строго выполнять условия договора и определяет случаи, когда договоры могут быть расторгнуты в судебном порядке”. Демонстрируя свое стремление создать правовое государство, власти хотели показать, что они готовы устранить преграды на пути привлечения иностранного капитала.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница