История израильского рукопашного боя



Скачать 469.22 Kb.
страница1/2
Дата07.03.2016
Размер469.22 Kb.
  1   2
История израильского рукопашного боя

В течение последних тридцати лет все большую популярность в мире приобретают системы самозащиты и рукопашного боя израильского происхождения. Потеснив на рынке боевых искусств традиционные системы с тысячелетней историей и не дав толком развиться многочисленным авторским системам-новоделам, израильский рукопашный бой (более известный как крав-мага или КАПАП) стремительно завоевывает позиции более чем в пятидесяти странах на всех континентах планеты Земля. На сегодняшний день количество людей, занимающихся израильским РБ, уже давно перевалило за миллион. Многие выдающиеся мастера каратэ, дзюдо, муай-тай, бразильского джиу-джитсу и самбо отдают дань уважения израильскому РБ, пропагандируя его как оптимальное средство самозащиты для неподготовленного человека и как набор полезных знаний и привычек для профессионального спортсмена-единоборца.

Успех израильского РБ его адепты объясняют высокой востребованностью современных, реалистичных прикладных систем выживания в сегодняшнем мире, и репутацией израильской армии и спецназа как самых боеспособных военных соединений в мире. Недоброжелатели и конкуренты причиной столь высокой популярности считают удачную маркетинговую политику многочисленных федераций и откровенно коммерческий подход к преподаванию, иногда даже в ущерб качеству.

Целью данной статьи не является рекламирование израильских систем рукопашного боя или полемизирование с их основными постулатами и принципами. Мы попытаемся отыскать корни того, что сегодня известно под названиями крав-мага, КАПАП, ЛОТАР, Крав-Маген, Хашита, Гисардут или хагана ацмит, проследить историю их создания и разобраться в их отличиях и сходствах.

При этом следует помнить, что израильский рукопашный бой изначально был всего лишь одной из составляющих того, что по-английски называется CQC – Close Quarters Combat – системы ближнего боя, включавшей в себя еще и приемы стрельбы, владения холодным оружием, тактики партизанской войны и антитеррористических операций.

Но прежде чем приступить к собственно предмету исследования данной статьи, следует коротко описать историческую обстановку, на фоне которой родился феномен, известный как израильский рукопашный бой.



ДРЕВНЕЙШИЙ ПЕРИОД

Территория современного государства Израиль на протяжении всей своей истории находилась в состоянии войны. Начиная с первых документированных сведений о завоевании 12 коленами Израилевыми страны Ханаан в XIII-XII вв. до н.э. и штурма Иерихона войсками Иисуса Навина, евреи воевали с моавитянами, аммонитянами, филистимлянами, мидианитами, египтянами, ассирийцами, арамейцами, финикийцами, вавилонянами, персами, эллинами, римлянами, турками, англичанами и арабами.

За такой долгий срок, насыщенный огромным количеством военных конфликтов, еврейский народ неоднократно одерживал победы и терпел поражения. Имена военных героев, от Иисуса Навина и Иуды Маккавея до Давида Бен-Гуриона и Моше Даяна, до сих помнят и чтят в Израиле.

Разумеется, народ, так долго и упорно воевавший, должен был обладать своим «воинским искусством», т.е. системой знаний и навыков в области ведения боевых действий, а так же методикой преподавания этих навыков следующим поколениям. И рукопашный бой, особенно в древности, играл в этой системе далеко не последнюю роль.

Если обратиться к древнейшей истории и текстам Торы, то из значимых военных побед израильтян стоит упомянуть восстание Маккавеев против селевкидов во II в. до н.э. и удивительный (впрочем, не подтвержденный историческими фактами) разгром стодвадцатитысячной армии царя Амалека тремя сотнями воинов Гедеона.

Тем не менее, не сохранилось никаких письменных источников, из которых можно было бы почерпнуть сведения о характерных особенностях воинского искусства древних евреев. И, естественно, было бы наивно говорить о сохранении каких-либо древних воинских традиций в настоящее время. Все попытки восстановить боевые стили древних израильтян носят характер реконструкции и относятся скорее к области исторического фехтования и этнографического исследования, чем к рукопашному бою. Ниже будет рассказано об одной такой системе, известной под названием Абир.

Если в Ханаане или Древней Иудее на самом деле существовали школы рукопашного боя и фехтования, то нам о них ничего не известно. Можно разве что процитировать «Иудейскую войну» Иосифа Флавия:

«Часто они бросались из ворот и вступали в рукопашные схватки, но каждый раз были отбиваемы за стены; ибо в стычках на близком расстоянии они, не посвященные в римское военное искусство, были побеждаемы, между тем как, сражаясь со стены, они одерживали верх. Римляне обладали силой вместе с опытностью; на стороне иудеев была смелость, усиленная отчаянием, и присущая им выносливость в несчастье».

Более-менее сносно военная активность евреев документирована с периода Первой Мировой войны и установления британского мандата над Палестиной.



ПЕРИОД БРИТАНСКОГО МАНДАТА

Еще в начале Первой Мировой войны лидеры сионистского движения начали кампанию по созданию Еврейского легиона, который должен был сражаться на стороне Антанты. Несмотря на скептическое отношение англичан, в начале 1915 г. был сформирован «Отряд погонщиков мулов» из палестинских беженцев в Египте, позже отличившийся в галлиполийских военных операциях. Летом 1917 г. в Лондоне был учрежден легион еврейских добровольцев, который впоследствии принял участие в завоевании Палестины в 1918 г.

Начиная с этого момента, территория Палестины перешла под управление Британской Империи согласно мандату Лиги Наций. Первые отряды переселенцев-евреев, устремившиеся в Землю Обетованную, сразу же столкнулись с одинаково враждебным отношением как со стороны англичан, так и арабов. Еврейское население Палестины (или ишув) с самого первого дня находилось в состоянии постоянной угрозы.

Несмотря на присутствие в Палестине британской армии и полиции (которые защищали в основном самих себя), для обороны еврейских поселений от постоянных набегов арабов в 1919 году была создана военизированная организация «Хагана» (ивр. «Защита»), а в 1931 году один из ведущих идеологов сионистского движения Владимир (Зеев) Жаботинский основал «Эцель» (сокр. «Иргун Цвай Леуми» – ивр. «Национальная военная организация»).

Как «Хагана», так и «Эцель» фактически являлись подпольными организациями, существующими вопреки официальным запретам британских властей. По большому счету, к началу 1930-х годов «Хагана» представляла собой малоорганизованную, плохо обученную и практически не вооруженную силу, включавшую в себя разрозненные отряды самообороны отдельных еврейских деревень. В более радикальном «Эцеле» дела с подготовкой и вооружением бойцов обстояли не намного лучше.

Отсутствие среди еврейских поселенцев опытных ветеранов, знакомых с тактикой и стратегией партизанской войны, заставило лидеров ишува искать наставников и учителей среди куда более опытных офицеров британской армии.



Орд Вингейт, или уроки английского капитана

С 1936 по 1939 году в Палестине вспыхнула серия ожесточенных арабских восстаний. Каждый день взрывались бомбы, минировались и обстреливались дороги, нападениями подвергались железнодорожный транспорт и посты англичан, совершались покушения на английских чиновников, солдат и полицейских. Для противодействия малочисленным, но мобильным террористическим группировкам арабов британцами были созданы «Ночные отряды» – по сути, такие же малочисленные и мобильные патрули, занимавшиеся отловом и уничтожением бунтовщиков и террористов.

Это был уже второй для Британской армии прецедент по созданию узкоспециализированных антитеррористических подразделений – во время англо-бурской войны такие отряды занимались борьбой с партизанами и получили название «коммандос».

А еще это был первый в истории Палестины случай официального сотрудничества мандатных властей с еврейскими поселенцами.

Еврейское ополчение «Нотрим» и бойцы «Хаганы», вступая в «Ночные отряды» получали легальную возможность заниматься обучением и тренировкой своих бойцов под руководством майора (а в последствии – бригадного генерала) британской армии Орда Чарльза Вингейта (1903-1944).

Потомственный военный, сын полковника английской армии в Индии, Орд Вингейт попал в Палестину в 1936 г., и в чине капитана возглавил штаб 16-й пехотной бригады. Вингейт с детства принадлежал к христианской секте «Плимутского братства», доктрина которого утверждала, что пока евреи не восстановят храм Давида в Иерусалиме, второе пришествие Христа не состоится. Это, вероятно, и обусловило не совсем типичное для англичанина дружелюбное отношение Вингейта к евреям.

Известный своими эксцентричными манерами, широчайшей эрудицией и культурным кругозором, Вингейт первым выступил с предложением комплектовать подразделения, специализирующиеся на антитеррористических операциях, не только англичанами, но и еврейскими добровольцами. Именно Вингейт стал отцом современного антитеррористического спецназа. Разработанная им в 1938 г. программа подготовки включала в себя стрельбу, топографию, дневное и ночное ориентирование на местности. В «Ночных отрядах» бойцы отказались от стандартных британских ботинок, подбитых гвоздями, сменив их на обувь на резиновой подошве, гораздо более подходящую для ночных патрулей.

Участник операций на Ливанской границе, сержант Моше Даян (в последствии – командующий Армии Обороны Израиля) так отзывался о Вингейте: «Военный гений, мыслитель и антиконформист, умевший читать карту так, как иные читают детские книги. Это он научил нас всему, что мы умеем».

Много лет спустя программа подготовки «Ночных отрядов» легла в основу курса «Лохама Зеира» (дословно ивр. «маленькая война», или, по смыслу, «партизанская война»), активно преподававшегося в АОИ в 1960-е годы и включавшего в себя подготовку парашютистов для разведывательно-диверсионной деятельности в тылу врага. Основательно подзабытый, курс «Лохама Зеира» сейчас возрождается в АОИ, причем большую часть учебного материала сегодня составляет рукопашный бой.

Орд Чарльз Вингейт также разработал систему инстинктивной стрельбы из пистолета, названную им “point shooting”, которая послужила толчком к идее «ери бе-ацбаа» (ивр. «стрельба тычком»), одного из главных приемов израильской тактической стрельбы.

Именем генерала Вингейта в Израиле назван Институт спорта и физической культуры, основанный в 1958 г. в Нетании – не только родина, но и своеобразная мекка как гражданских, так и армейских систем израильского рукопашного боя.

Гектор Грант-Тейлор, или «Школа убийц»

В 1940 году, когда оказалось, что Вторая Мировая «не закончилась к Рождеству», как все ожидали, и грянула Битва за Британию, Штаб Специальных Операций (SOE – Special Operations Executive) развернул сеть специальных тренировочных школ для подготовки разведчиков и диверсантов. Одна из таких школ, известная как STS 102, была создана в Хайфе.

В качестве главного инструктора по стрельбе и рукопашному бою туда был направлен лейтенант Гектор Грант-Тейлор, ветеран Первой Мировой, отточивший свои навыки в жестоких траншейных схватках и рейдах.

Однако к тому моменту, как он прибыл в Хайфу, школа диверсантов уже находилась в введение Ближневосточных Сил (MEF – Middle Eastern Forces), и в силу исторически сложившейся неприязни между SOE и MEF (классической грызни между разведкой и армией), Грант-Тейлора не допустили к работе в STS 102. И тогда опытный инструктор, по словам командующего SOE бригадира Габбинса, «нашел себе работу по душе», начав тренировать Палестинскую Полицию.

Тут следует добавить, что Гектор Грант-Тейлор был профессиональным «чистильщиком», на счету которого было более 40 ликвидаций высокопоставленных нацистов за время Второй Мировой. Его «Ближневосточная оружейная школа» вскоре стала известна просто как «Школа убийц». С 1940 по 1943 гг. лейтенант Грант-Тейлор провел по всей Палестине огромное количество курсов по рукопашному бою, взрывному делу, стрельбе из пистолета, ножевому бою, картографии и т.д. для сил союзников, в том числе для Арабского легиона и «Хаганы».

Один из студентов Грант-Тейлора, суперинтендант Палестинской Полиции Б.А. Броадбридж, издал конспект его лекций как учебник по ближнему бою (Close Quarter Battle, более известный как Palestine Police Manual), включавший в себя помимо приемов стрельбы из пистолета, автомата и винтовки и небольшой раздел, посвященный рукопашному бою.

При этом методы, рекомендуемые Грант-Тейлором для ведения рукопашного боя весьма значительно отличались от классического английского бокса, которым он занимался в юности. Они гораздо больше напоминали рекомендации для другого полицейского поразделения Ее Величества – Шанхайской Муниципальной Полиции, составленные Уильямом Фэйрберном и Энтони Сайксом, отцами современного ближнего боя (CQC), что и не удивительно – Грант-Тейлор входил в число первых учеников Фэйрберна из оперативников SOE.

Так, например, в Palestine Police Manual подробно описан прием Rock Crusher («камнедробитель»), упоминаемый также Фэйрберном в курсе рукопашного боя для OSS (Office of Strategic Services – Управление Стратегических Служб, предшественник Центрального Разведывательного Управления) и критикуемый Сайксом в его курсе «Тихого убийства» (Silent Killing) для SOE. Более чем полвека спустя майор спецназа израильской армии Ави Нардиа будет демонстрировать аналогичный прием в своем учебном фильме по КАПАП – наряду с другими техниками, характерными для англо-американской традиции ближнего боя, например, болевому воздействию на уязвимые точки.

Израильская тактическая стрельба своими характерными особенностями (фронтальное положение тела по отношению к цели, равнобедренная стойка, симметричное положение рук при двуручном хвате пистолета) больше напоминает «инстинктивную» стрельбу Фэйрберна и Эпплгейта, чем распространенную ныне на Западе «практическую» стрельбу Купера и Вивера.

Поэтому можно констатировать, что активная инструкторская деятельность Гектора Грант-Тейлора в Палестине наложила, пускай и опосредованно, свой отпечаток на технику израильского ближнего боя.



Майшел Горовиц, или Хорошая палка – хороший довод

В первой половине двадцатого века над Британской империей «никогда не заходило солнце», ибо страны, объединенные «юнион джеком» простирались от тропических джунглей Индии до полярной тундры Канады. Гордые англичане несли свое «бремя белого человека» туземным народам всего мира, не замечая при этом, насколько культура и обычаи туземцев изменяют культуру и обычаи самой Британии – начиная от кухни и одежды и заканчивая методами ведения войны.

Тот же У. Фэйрберн изучал дзюдо в Кодокане и китайские боевые искусства в Шанхае; английский капитан А. Хаттон издал книгу по джиу-джитсу, а инженер Э.У. Бартон-Райт создал собственную систему «бартитсу» на основе джиу-джитсу, бокса, савата и фехтования на тростях швейцарца Пьера Виньи. Британские полицейские в Индии взяли на вооружение местную технику палочного боя, известную как силамбам или латхи. Вот как описывает это оружие Редъярд Киплинг в «Киме»:

«Он поднял свою латхи – бамбуковую палку в пять футов длины, окольцованную полосками полированного железа, и замахал ею в воздухе.

- Говорят, что джаты драчливы, но это неправда. Если нас не обижают, мы подобны нашим буйволам.

- Пусть так, – сказал Ким. – Хорошая палка – хороший довод».

Для «Хаганы» – многочисленной, но плохо вооруженной организации, хорошая палка была не просто хорошим доводов в стычках с арабами – зачастую, она была единственным убедительным доводом. Изначально еврейские поселенцы (в массе своей – эмигранты из Европы) пытались использовать традиционные французские методы фехтования тростью из старого савата; так, в библиотеке Еврейского Университета Иерусалима был найден экземпляр книги профессора Пьера Виньи «Способ самозащиты тростью» (Pierre Vigny, The Walking Stick Method of Self-Defense). Однако изящные приемы фехтования тонкой тросточкой мало подходили для пустынных условий, где под рукой значительно чаще оказывался пастушеский посох, мотыга или черенок от лопаты – и еврейские поселенцы обратили свое внимание на технику Палестинской Полиции, основанную на латхи.

Эти два метода – фехтования короткой тростью по системе Пьера Виньи и размашистого удара длинной палкой из латхи – легли в основу курса «Крав Паним эль Паним» (ивр. – «Бой лицом к лицу», сокр. КАПАП) который был введен в программу подготовки бойцов «Хаганы» в январе 1941 года.

Официально ответственным за курс КАПАП был назначен Майшел Горовиц, которому на тот момент исполнился 21 год. Основываясь на книге Виньи и индийском самоучителе по латхи, он разработал систему боя длинной и тяжелой палкой, больше напоминавшей полицейскую дубинку, чем трость парижского буржуа. Он настаивал на том, что такая палка является оптимальным оружием для ополченцев «Хаганы», которым приходилось участвовать в групповых схватках с арабами. Однако командование «Хаганы» приняло решение разделить первых 60 курсантов КАПАП на две равные части, и первую половину обучать бою на коротких тростях, а вторую – бою с помощью длинной палки.

Курс КАПАП был рассчитан на 3 недели, и помимо палочного боя включал в себя элементы английского бокса, греко-римской борьбы, джиу-джитсу, владения ножом и метания камней. Из первых инструкторов КАПАП следует упомянуть Гершона Коплера, тренера по дзюдо и джиу-джитсу, погибшего в операции «Каф Гимель» в Триполи, его преемника Ехуду Маркуса, также дзюдоиста, и Моше Финкеля, тренера по общей физической подготовке «Пальмаха».

(Большое количество мастеров дзюдо среди инструкторов КАПАП привело к курьезу с названием курса; известный израильский каратист Меир Яхель в своих воспоминаниях писал, что впервые увидел искусство самозащиты еще ребенком в тренировочных лагерях «Пальмаха»: «Дзюдо (пишет Яхель) в то время включало в себя контактные схватки, бокс, бой на тростях и ножах, и т.д.». Достаточно долгое время термин «дзюдо» в Израиле был синонимом «крав-мага», тем более, что большинство инструкторов крав-мага параллельно занимались именно дзюдо).

В конце первого курса КАПАП командующий «Хаганы» Яков Дори лично наблюдал за тренировками ополченцев. Увидев, как легко ломались в учебных боях тонкие и короткие трости, он принял решение оставить в арсенале только длинную палку. Таким образом, основным оружием бойца «Хаганы» на следующие 8 лет стала дубинка длиной около двух футов.

В период с 1941 по 1948 г. около сотни тысяч членов ишува прошли через курс КАПАП, обучаясь методам владения палкой и рукопашному бою. Мандатные власти смотрели на эти занятия сквозь пальцы, расценивая их скорее как спорт, чем военную подготовку. Тем более, в апреле 1941 г. армия Роммеля вплотную подошла к границам Египта. Угроза вторжения немцев в Палестину стала реальной как никогда. За несколько месяцев более 3000 еврейских добровольцев вступило в ряды британской армии.

В мае 1941 г. с санкции британских властей в рядах «Хаганы» создается «Пальмах» (сокр. «Плугот Махац» – ивр. «Ударный взвод»), предназначенный для особых заданий. В то же время было решено сформировать особые военные группы под непосредственным командованием руководства «Хаганы» для обороны страны в случае вторжения немецких войск. Укрепляется взаимодействие еврейских военных организаций с британской армией: члены «Эцеля» выполняют функции разведки при подавлении пронацистского восстания Рашида Али в Ираке, а члены «Хаганы» совершают диверсии во вражеском тылу. В годы войны в специально устроенных лагерях «Хаганы» тренировались тысячи людей для подготовки местной обороны.

Именно «Хагана» и ее ударная сила «Пальмах» стали ядром «Цахала» (сокр. «Цава Хагана ле-Исраэль» – ивр. «Армия обороны Израиля», АОИ) – единственной армии в мире, которая не прекращает воевать с момента своего создания и по сей день.

И именно там – в тренировочных лагерях «Хаганы» и «Пальмаха», с палочного боя и метания камней началось то, что много лет спустя эволюционировало в современную и эффективную систему ближнего боя. Однако это стало возможным только после рождения независимого государства Израиль.

ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ

Государство Израиль было провозглашено 14 мая 1948 года. В тот же день на его территорию вторглись армии пяти соседних государств: Сирии, Ливана, Ирака, Иордании и Египта. Эта первая проверка на прочность новообразованного государства вошла в историю как Война за Независимость.

Кроме нее насчитывается еще пять крупных войн в истории Израиля: Синайская кампания (1956 г.), Шестидневная война (1967 г.), Война на Истощение (1967-70 гг.), Война Судного дня (1973 г.), Ливанская война (1982 г.), и это на фоне постоянных всплесков арабской Интифады.

Подсчитать же количество мелких пограничных стычек, антитеррористических операций и рейдов, проведенных армией, полицией и спецназом Израиля за последние 60 лет физически невозможно. Остается только констатировать, что Израиль, как ни одна страна в мире, накопил огромное количество опыта в деле борьбы с террором, а Армия Обороны Израиля (АОИ) имела массу возможностей проверить в деле все виды своего вооружения – от танков «Меркаба» до рукопашного боя.

Точной даты создания израильского рукопашного боя не существует; однако известно, что «Цахал» (или АОИ) был официально сформирован 31 мая 1948 года, а главнокомандующим был назначен бывший лидер «Пальмаха» Ицхак Садех.

Генерал Ицхак Садех (урожденный Исаак Ландсберг, 1890-1952), родился в Люблине, входившем в то время в составе Российской Империи. Награжденный медалью почета за доблесть, проявленную в Первую Мировую войну, активно помогавший видному активисту сионистского движения Иосифу Трумпельдору, участник сражения за Хайфу 1929 года, отец спецотрядов «Хаганы» «Нодедет» (ивр. «Патрульные отряды») и «Плугот Садех» (ивр «Полевые роты»), создатель первой танковой бригады АОИ, герой Войны за Независимость – помимо всего этого был еще и активным популяризатором физической культуры среди евреев. Еще в молодости Ицхак стал чемпионом Санкт-Петербурга по борьбе, и всю жизнь рассматривал спорт как важный элемент воспитания и образования. И в том же 1948 году генерал Садех назначил Имриха Лихтенфельда шеф-инструктором АОИ по физподготовке и рукопашному бою

Поэтому система израильского рукопашного боя – ровесница государства Израиль и по возрасту может соперничать со многими более молодыми школами традиционных боевых искусств – такими, как Айкикай айкидо или Кекусинкай каратэ.

Но, в отличие от них, израильский рукопашный бой был создан в армии и для армии, и на протяжении 20 лет (с 1948 по 1968 гг.) не преподавался за пределами «Цахала».

Для справки: в Израиле существует всеобщая воинская обязанность, согласно которой мужчины должны отслужить в АОИ 3 года, а женщины – 2. АОИ делится на рабочие («джобники») и боевые («крави») войска. Любой новобранец АОИ, даже если ему предстоит отслужить 3 года поваром, обязательно проходит через «тиронут», или, по-нашему, «учебку», где помимо обращения с винтовкой М-16 и строевой подготовки преподается сокращенный курс рукопашного боя (в основном – с помощью все той же винтовки М-16). Поэтому в том или ином объеме практически каждый израильтянин, отслуживший в АОИ, знаком с базовыми приемами армейской крав-мага. Разумеется, в боевых частях – «Голани» (элитная пехотная дивизия), «Магав» (пограничники), «Цанханим» (парашютисты) и частях специального назначения – в «Сайерет Маткаль» (армейская разведка), ЯМАМ (антитеррористический спецназ), «Мистааравим» (отряды внедрения), С-13 (морской спецназ) и др. рукопашный бой изучается более углубленно, как составная часть курса ближнего боя, и модифицируется в соответствии со спецификой службы.

Содержание курса ближнего боя в АОИ менялось по мере развития самой системы, так же, как менялось и его название: КАПАП, крав-мага, «Лохама Зеира», ЛОТАР, хагана ацмит… Это, прежде всего, было вызвано тем, что на каждом этапе своего развития израильские системы ближнего боя должны были отвечать требованиям времени и возможностям армии, а так же тем, что каждый инструктор привносил в развитие израильского рукопашного боя свой личный опыт и знания.

Ниже мы расскажем о некоторых инструкторах, внесших свой вклад в формирование израильского рукопашного боя.

Имрих Лихтенфельд, офицер и джентльмен

Впервые венгерский еврей Имрих Лихтенфельд (1910-1998) ступил на землю Палестины в 1935 году. Выдающийся спортсмен, рожденный в Будапеште и выросший в Прессбурге (Братислава) к тому времени имел в своем активе звания неоднократного чемпиона Словакии по французской (греко-римской) борьбе, английскому боксу и гимнастике. Его отец, Самуэль Лихтенфельд, еще ребенком сбежал со странствующим цирком, и вырос в окружении акробатов и силачей; сам выступал на арене как борец, а после сделал карьеру полицейского – от простого оперативника до старшего инспектора и инструктора по джиу-джитсу, боксу и тяжелой атлетике в собственном спортивном клубе «Геркулес».

Для его сына визит в Палестину был шансом попробовать свои силы в «Маккабиаде» – еврейском аналоге олимпийских игр. Однако полученная раннее травма не позволила Лихтенфельду выступить в «Маккабиаде», и ему пришлось вернуться в Словакию, где уже во всю расцветало коричневым цветом нацистское движение. Молодой, энергичный, физически сильный и ловкий Имрих организовал отряд еврейской самообороны и в течение нескольких последующих лет участвовал в сотнях мелких схваток и масштабных побоищ с нацистами. Но после аннексии Гитлером Чехословакии и вторжения в Польшу стало очевидно, что любые формы еврейского сопротивления в Европе без поддержки извне были обречены на поражение.

В 1940 году Имрих Лихтенфельд, спасаясь от преследования властей, садится на «Пентчо» – ржавый речной пароходик, направившийся из Братиславы вниз по Дунаю и – через Эгейское и Средиземное море – в Палестину. Почти в самом конце путешествия паровой котел «Пентчо» взорвался, и корабль сел на мель у греческого острова Камиланиси. Имрих и четверо его друзей на спасательной шлюпке отправились в сторону Крита. Но сильный ветер и морские течения отнесли шлюпку в сторону; на исходе пятого дня дрейфа их подобрало британское военное судно.

Обессиленного, с тяжелой формой ушной инфекции, подхваченной во время путешествия, Лихтенфельда доставили сначала в еврейский госпиталь в Александрии, где он перенес несколько операций и был на грани смерти, а потом (так как все его документы были утрачены при кораблекрушении) – в английский лагерь для военнопленных.

Когда личность Лихтенфельда была установлена, он вызвался добровольцем и полтора года отслужил в Чешском Легионе под командованием Британского экспедиционного корпуса, успев повоевать в Ливии, Египте, Сирии и Ливане. В 1942 году Лихтенфельд был демобилизован и получил право на въезд в Палестину. Там у человека с его опытом и способностями была одна дорога: в «Хагану».

С 1944 года Лихтенфельд начал тренировать бойцов «Хаганы», «Пальмаха», «Пальяма» (морской спецназ) и еврейской полиции «Нотрим». Его работа включала в себя как обучение рукопашному бою и владению ножом, так и общефизическую подготовку и плавание.

В 1948 году, вскоре после преобразования полуподпольной «Хаганы» в «Цахал» – официальную армию обороны молодого государства Израиль, генерал Ицхак Садех назначил Имриха Лихтенфельда шеф-инструктором по общей физической подготовке солдат АОИ.

Приблизительно в это время Имрих Лихтенфельд вводит в армейский лексикон словосочетание «крав-мага» (ивр. «Контактный бой»).

Проходя службу на базе «Бахад 8» (на территории института им. Вингейта) Лихтенфельд начинает систематизировать и модифицировать приемы, входившие в эклектичный арсенал КАПАП. На смену палочному бою приходит работа с винтовкой (удары стволом, цевьем и прикладом объединяются в единый комплекс – «мельницу» – которая до автоматизма вдалбливается в голову каждого новобранца; штыковой бой не изучается, так как в АОИ штык не применяется), приемы греко-римской борьбы вытесняются болевыми и удушающими из дзюдо и джиу-джитсу, прочие техники усредняются и подгоняются под возможности среднестатистического солдата. Новые техники разрабатываются на инстинктивных реакциях необученного человека.

В начале 1960-х Имрих Лихтенфельд меняет имя на Ими Сде-Ор (ивр. «Поле света» – прямой перевод с идиша «Лихтенфельд»). В 1961 году он направляется в командировку в Эфиопию, где следующие два года обучает местную армию рукопашному бою. Именно тогда Ими пополнят арсенал крав-мага ударами ногами из каратэ и муай-тай.

Во время службы Ими Сде-Ор написал первое пособие по рукопашному бою для АОИ. Благодаря Сде-Ору рукопашный бой в АОИ из малой составляющей ближнего боя (наряду со стрельбой, ориентированием на местности, тактикой зачистки помещений и т.д.) превратился в самостоятельный раздел подготовки солдат.

В 1963 году Лихтенфельд заканчивает службу в армии в чине уоррент-офицера (ивр. «рав самал ришон» – промежуточный чин между унтер-офицером и офицером; условно говоря «уже не прапорщик, но еще не лейтенант» – однако нет такого генерала в АОИ, который в свое время не получал бы пинка от уоррент-офицера Лихтенфельда) и начинает преподавать крав-мага в Нетании и Тель-Авиве.

К этому моменту крав-мага еще не сформировалась, как самостоятельная система. Скорее, это был раздел самообороны и реального уличного боя, который факультативно изучали такие мастера, как Гади Скорник, Моше Галиско, Денис Ганновер, Хаим Пеер, Мони Айзек, Эли Авикзар, Хаим Гидон, Юда Ваздиас – при этом продолжая практиковать и преподавать дзюдо и джиу-джитсу, каратэ и айкидо.

Однако, когда Ими упрекали в том, что его система – всего лишь набор заимствованных техник из других стилей, Ими отвергал это обвинение в плагиате: «Мы не берем из других боевых искусств, мы изучаем базовую технику каждого из них, чтобы научиться реагировать на любую непредвиденную атаку. Я преподаю бокс не для того, чтобы воспитать боксера, а для того, чтобы научить противостоять боксеру. Если я ударю кого-то кулаком, это можно назвать боксом? Нет. Кулаками били задолго до появления бокса, а ногами – до рождения каратэ. Я взял лучшие защиты, которые существуют в боевых искусствах, но эти защиты существовали задолго до того, как им придумали названия. Я использую самые естественные защитные реакции человека, улучшаю и усовершенствую их».

Вплоть до 1968 года в крав-мага не было своей системы рангов, и прогресс ученика оценивался его достижениями в дзюдо. Тренировки проходили в дзюдоги, и первая система рангов крав-мага была основана на цветных поясах.

Первым обладателем черного пояса по крав-мага в 1971 г. стал Эли Авикзар, о котором более подробно будет рассказано ниже.

В 1972 году в институте им. Вингейта прошел первый курс для гражданских инструкторов по крав-мага.

Позже черные пояса из рук Ими Сде-Ора получили Рафи Эльгариси (1973 г.), Хаим Зут, Шмуэль Курцвиль, Хаим Хакани, Шломо Ависира, Виктор Браха (все – в 1975 г.), Ярон Лихтенштейн (1978 г.), Авнер Хазан (1979 г.), Микки Азулин (1980 г.).

В 1978 году Ими Лихтенфельд и Хаим Гидон создают первую гражданскую организацию, занимающуюся развитием крав-мага – IKMA (Israel Krav Maga Association), существующую и по сей день.

В 1981 году крав-мага выходит на международную арену благодаря спонсорской поддержке израильского мецената Дэниэла Абрахама и энтузиазму американца Дарена Левина, который в 1984 году создает KMAA (Krav Maga Association of America), а в 1999 – KMW (Krav Maga Worldwide). С благословения Ими в 1994 году один из его ближайших учеников Эяль Янилов создает IKMF (International Krav Maga of America), а три года спустя, в 1997 г. в Париже Ришар Дуэб организует FEKM (Federation European de Krav Maga).

Ими Сде-Ор скончался в январе 1998 г., успев при жизни увидеть, как далеко шагнула крав-мага за пределы Израиля.

Несмотря на свои навыки, приобретенные в жестоких схватках не на жизнь, а на смерть, и карьеру тренера по рукопашному бою Ими Сде-Ор был далек от образа безмозглого мускулистого бойца. По отзывам современников, Ими был интеллигентным, чувствительным, очень образованным и утонченным человеком; не только и не столько тренером, сколько духовным наставником нескольких поколений израильтян.

С его чутьем на людей, огромным жизненным опытом, врожденным гуманизмом и едким чувством юмора, Ими всегда готов был помочь ученикам советом в сложной ситуации. Он всегда оставался образцом европейского джентльмена, пронеся через долгую и трудную жизнь свои неизменные принципы: уважения к человеку, избегания ненужного применения силы, скромности, миролюбия и стопроцентной честности со своими учениками.

Именно благодаря Ими Сде-Ору мир узнал, что такое крав-мага.

Эли Авикзар, человек-легенда

Эли Авикзар (1947-2004) иммигрировал в Израиль из Марокко в 1963. В карманах у него было пусто, а за плечами оставалось детство еврейского мальчишки выросшего в арабской стране, включавшее в себя множество драк на улицах родной Касабланки.

Эли начал тренироваться у Ими Сде-Ора в 1964 году в институте им. Вингейта в Нетании, и вскоре стал его любимым студентом. С 1965 года Ими добавил в свой курс крав-мага уроки дзюдо, и учителями Эли по дзюдо стали такие известные инструктора, как Гади Скорник и Амос Гриншпен.

Эли тренировался дважды в неделю, и после экзамена на оранжевый пояс по дзюдо, с разрешения Ими переехал в Тель-Авив, где продолжил заниматься дзюдо, добавив к нему тренировки по каратэ и джиу-джитсу. Целью этих тренировок было разработать эффективные контрприемы крав-мага против техник каратэ и дзюдо.

В 1968 году Эли начал изучать айкидо под руководством англичанина по имени Майк, и в течение года стал его партнером по тренировкам. Впечатленный прогрессом своего ученика, Майк посоветовал ему уехать за границу для обучения программе черного пояса по айкидо. Вскоре Эли последовал его совету.

В 1971 году Эли получил черный пояс по дзюдо, а 5 января первым аттестовался на черный пояс по крав-мага, после чего уехал во Францию, где получил коричневый пояс по айкидо. По возвращении, Эли Авикзар начал работать инструктором плечом к плечу с Ими Сде-Ором в тренировочных центрах Нетании и Тель-Авива. Параллельно они готовили специальные армейские подразделения. В 1974 году Ими полностью передал Авикзару бразды правления центром в Нетании, а в 1976 Эли Авикзар начал контрактную службу в АОИ в качестве шеф-инструктора по крав-мага.

В 1977 году Эли съездил в Германию и сдал там экзамен на черный пояс по айкидо. В то же время Авикзар активно развивал крав-мага в армии: им были разработаны более углубленные курсы, и теперь каждый инструктор по физподготовке АОИ обязан был изучать и преподавать крав-мага. Развитие армейской крав-мага было вызвано в первую очередь развитием гражданского направления, разработкой новых методик и упражнений, доказавших свою эффективность. Эли продолжал развивать крав-мага в армии вплоть до своей отставки в 1987 году. За 11 лет службы Эли Авикзар обучил 92000 солдат АОИ, превратившись в живую легенду крав-мага.

Что же до гражданского направления крав-мага, то в 1978 году Эли Авикзар впервые вручает черные пояса двум своим ученикам: Ави Авизидону (8 дан крав-маген, нынешний глава KAMI) и Эялю Янилову (эксперт 3-го уровня, глава IKMF). В числе прочих учеников Эли Авикзара были Хаим Гидон (сегодня – 10 дан, глава IKMA), Ги Дар (5 дан, основатель Фулл Контакт Крав), Эли Левштейн (5 дан), Ицик Бен-Марги (3 дан), Ами Нив (основатель айки-крав-мага), Коби Лихтенштейн (глава SAFKM), Ави Мояль, Эли Бен-Ами и Габи Ноах (члены Глобальной команды инструкторов IKMF), братья Савир, Симон Фадида, Рувен Маймон, Авнер Хазан, Рафи Эльгариси и много других, широко известных в мире крав-мага людей.

Можно сказать, что если Ими Сде-Ор создал крав-мага, то Эли Авикзар создал инструкторов крав-мага. Именно благодаря его активной педагогической деятельности крав-мага в Израиле стали заниматься не только для себя, но и для того, чтобы преподавать ее другим. Заслуга Эли Авикзара – в создании преемственности процесса обучения, воспитании целого поколения инструкторов, как армейских, так и гражданских.

По сути, Эли Авикзар сделал первый шаг по превращению крав-мага из инструмента для выживания в боевое искусство. Вторым шагом в этом направлении стало создание им собственного стиля, получившего название Крав-Маген (ивр. «Боевой щит»).

В 1987 году Авикзар принимает решение о выходе из IKMA и с благословения Ими Сде-Ора создает KAMI (Krav Magen Israeli Association).

Крав-Маген отличается от крав-мага не столько внутренним содержанием, сколько внешней формой. Адепты Крав-Маген носят униформу, напоминающую южнокорейский добок для тэквондо ВТФ, аттестуются на цветные пояса, причем для сдачи на следующий пояс необходимо не только владеть соответствующим арсеналом техник, но и отзаниматься положенный срок с момента предыдущей аттестации. Сама техника крав-маген делится на два раздела: самооборону (защиту от внезапного нападения) и т.н. «защитный бой» (открытую конфронтацию). Технический арсенал Крав-Маген так же, как и в крав-мага, строится на инстинктивных реакциях человека и содержит все те же приемы.

Принципиальное же отличие Крав-Маген в том, что тренировки включают в себя не только тактическую подготовку к экстремальной ситуации, но и воспитание в учениках хладнокровия, дисциплины и сдержанности в повседневной жизни. Таким образом, если крав-мага от Лихтенфельда – это инструмент для выживания, то Крав-Маген Эли Авикзара – это уже скорее образ жизни, близкий к восточному понятию «Путь».

В 1996 году Эли получил 8 дан и Диплом Основателя, впервые врученные Ими Сде-Ором, а в 1999 году Эли по решению старших инструкторов KAMI был присвоен 10 дан крав-маген.

После смерти Авикзара в 2004 году KAMI возглавил Ави Авизидон, 8 дан, бывший армейский шеф-инструктор по крав-мага, ответственный за подготовку морского спецназа.

KAMI имеет более 40 филиалов в Израиле и только один за рубежом – в Швеции.



Хаим Гидон, сохраняющий верность

Бывший боксер Хаим Гидон начал заниматься крав-мага в конце 1960-х годов в рядах АОИ. За время своей службы Гидон успел принять участие в трех войнах – Шестидневной войне, Войне на Истощение и Войне Судного Дня, после чего демобилизовался и продолжил изучение крав-мага под личным руководством Ими Лихтенфельда, очень скоро попав в число наиболее приближенных к мастеру студентов.

При участии Гидона в крав-мага был полностью переработан такой раздел, как ведение боя на земле – на смену дзюдоистскому партеру пришли ударные травмирующие техники, и были усовершенствованы техники защиты от вооруженного противника, в том числе от террориста с гранатой.

В 1978 году по инициативе Лихтенфельда и при непосредственном участии Гидона была организована «Федерация крав-мага и самообороны по методу Ими» (Federation for Krav Maga and Self-Defense – Imi’s Method), в 1980 году переименованная в Israeli Krav Maga Association (IKMA) – первая гражданская организация, поставившая перед собой цель развивать крав-мага как самостоятельную дисциплину рукопашного боя и оказывать поддержку гражданским инструкторам и практикам крав-мага.

Основателями Федерации были: Ими Сде-Ор (президент), Барак Ехошуа (председатель профессионального комитета), Цви Морик (секретарь), Хаим Зут, Эли Авикзар, Рафи Эьгариси, Оскар Клейн и Хаим Гидон.

С 1980 по 1982 год Хаим Гидон тренировался у Эли Авикзара, у которого и получил свой 1 дан.

На протяжении двадцати лет, вплоть до своей кончины в 1998 году, Ими Лихтенфельд оставался бессменным президентом IKMA, а Хаим Гидон отвечал за программы аттестации от желтого пояса до пятого дана включительно (даны выше пятого в IKMA вручаются не за технику, а за вклад в развитие крав-мага).

Тем не менее, экзамены на черные пояса принимал лично Ими, чей авторитет оставался непререкаемым до конца его жизни. В конце 80-х, когда в IKMA назрел раскол – многие ведущие мастера начали выходить из нее и создавать свои организации, встал вопрос о преемнике Ими. Было ясно, что человек, удостоенный наивысшего дана из рук Основателя унаследует и кресло президента. К началу 90-х годов было всего три мастера с 5-м данном по крав-мага: Эяль Янилов, Хаим Зут и Хаим Гидон. Первым, кого Ими удостоил почетным 6-м данном, стал Хаим Зут – однако он вышел из IKMA в 1993 году, и роль преемника перешла к Хаиму Гидону.

Сам Гидон получил из рук Лихтенфельда почетный 8-й дан на торжественной церемонии в 1995 году. Тогда же Ими назначил Хаима Гидон председателем экзаменационной комиссии, аттестующей на черные пояса по крав-мага.

После смерти Лихтенфельда Гидон был избран пожизненным президентом IKMA, удостоен звания Грандмастера и наивысшего 10-го дана. Хаим Гидон также является членом профессионального комитета по самообороне крав-мага при институте им. Вингейта, и на протяжении более чем тридцати лет тренирует израильскую полицию и частные охранные структуры.

В числе его учеников такие выдающиеся мастера, как его сын Охад Гидон (6 дан, старший тренер в институте им. Вингейта), Йоав Крайн (4 дан, генеральный секретарь IKMA), Игаль Арбив (3 дан), Рик Блицштейн, Алан Фельдман, Боаз Авирам, Нир Маман, Дрор Сапорта и многие другие.

Еще один ученик Гидона – американец Давид Кан, издал две книги по крав-мага: Krav Maga: An Essential Guide to the Renowned Method–for Fitness and Self-Defense и Advanced Krav Maga: The Next Level of Fitness and Self-Defense.

IKMA – старейшая из организаций крав-мага – имеет свои представительства в пяти странах мира: США, Голландии, Польше, Португалии и Бразилии.

Хаим Зут, патриарх

Хаим Зут, потомок латышских евреев, родился в 1935 году в Палестине, на ферме Пардес-Хана. В 1952 году он вступил в ряды АОИ, где и познакомился с шеф-инструктором по крав-мага Ими Лихтенфельдом. Открыв в себе склонность к занятиям рукопашным боем, Хаим Зут демобилизовался в 1955, но уже год спустя вернулся в армию, чтобы принять участие в Синайской кампании. По окончании войны, Хаим вернулся на родную ферму, где занимался земледелием.

В 1963 году, вскоре после демобилизации Ими Сде-Ора, он пригласил Хаима Зута принять участие в подготовке первого курса для гражданских инструкторов крав-мага. Так началось сотрудничество длиной в тридцать лет. В том же 1963 году Зут получил лицензию на преподавание в институте им. Вингейта и начал тренировать крав-мага в Хадере, Пардес-Хане и Ган-Шемуэле. Вместе с Ими Хаим Зут принял участие в создании IKMA, и долгое время считался наиболее вероятным наследником Ими.

С 1969 года Хаим Зут продолжает свое образование в институте им. Вингейта, повышая квалификацию и получая лицензии все более и более высокого уровня. Он стал единственным инструктором по крав-мага, окончившим курс подготовки для тренеров олимпийской сборной Израиля – и хотя крав-мага никогда не была (и не будет) спортом, это дало Зуту неоценимую массу знаний по общей физической подготовке бойцов.

В то же время в мире крав-мага начинается процесс активной коммерциализации и превращения армейского рукопашного боя в разновидность фитнесса, что вызывает неодобрение со стороны старых мастеров. Первым IKMA покидает Эли Авикзар в 1987, а последним – Хаим Зут в 1993. Оставив борьбу за кресло наследника Ими (где Зут был фаворитом), он учреждает Association of Krav Maga International-Kapap. Так же, как и Авикзар, он вводит униформу и символику, похожую на униформу восточных боевых искусств, сохраняет систему цветных поясов. Организация Хаима Зута принципиально не публикует никаких письменных руководств по крав-мага, считая это занятие бессмысленным, так как овладеть крав-мага можно только в зале, а не лежа на диване.

В 2003 году совет тренеров и мастеров боевых искусств Израиля присвоил Хаиму Зуту наивысший 10-й дан, а в 2006 его включили в Зал Славы боевых искусств и удостоили звания Грандмастера за сорок лет преподавания.

В числе учеников Хаима Зута такие мастера, как Ури Рефаэли, Илан Фадлон, Ярон Стил, Гай Коэн, Дани Немихенизер, Мени Мехабад и единственная женщина – обладательница 2-го дана – Авивит Коэн.

Международное крыло федерация Хаима Зута – Krav Maga International – имеет всего одного представительство за рубежом, в Нью-Йорке.



Хавив и Моше Галиско, традиция и современность

Два брата – Хавив и Моше Галиско – стояли еще у истоков израильского рукопашного боя, когда он назывался КАПАП и преподавался в тренировочных лагерях «Хаганы». Моше Галиско изучал ближний бой в еврейской бригаде британской армии, и воевал в Греции, Италии и Ливии; он погиб при прорыве блокады Иерусалима.

Хавив Галиско, уроженец Иерусалима, член «Хаганы», боец батальона «Мория», участник прорыва блокады, Катмонского боя и боя за монастырь «Сан Симон», был в числе первых инструкторов по КАПАП. Сам Хавив изучал азы искусства самозащиты у британского сержанта и своего брата Моше.

После образования Израиля и АОИ Хавив Галиско продолжал тренировать солдат рукопашному бою, а после выхода в отставку открыл секцию КАПАП в Иерусалиме. Вскоре он переехал в Беер-Шеву, где занялся тренингом своего старшего сына Моше-Хай Галиско, который параллельно изучал дзюдо и каратэ. В 1972 году Хавив помог сыну открыть клуб КАПАП-каратэ, а с 1979 по 1981 года они вдвоем тренировали также в городе Ямит в Газе.

Моше-Хай Галиско достиг 7-го дана по Cетокан-каратэ, что наложило определенный отпечаток на его технику КАПАП. Впрочем, его отец всегда одобрял синтез техник из различных стилей, появляющихся в Израиле, таких как каратэ, муай-тай, джиу-джитсу, самбо и даже арнис и кали. КАПАП Галиско также включает в себя тактическую стрельбу, работу дубинкой, куботаном и керамбитом, экстремальное вождение автомобиля и выживание в полевых условиях.

Таким образом КАПАП Галиско – это возрождение КАПАП «Хаганы», комплексной системы подготовки бойца к ведению партизанской войны.

В 1999 году Хавив и Моше-Хай Галиско зарегистрировали Международную Ассоциацию КАПАП. Центр Ассоциации находится в городе Беер-Шева. После смерти Хавива Галиско в 2005 году, Ассоциацию возглавил Моше-Хай Галиско.

Деннис Ганновер, умеющий выживать

Деннис Ганновер родился Южной Африке в 1937 году. Детство его было далеко не безоблачным: отец Денниса, Йозеф Ганновер, бежавший в ЮАР от погромов в Европе, оставил семью, когда Деннису было три года. Мать осталась с тремя детьми и практически без средств к существованию. Так что выживание для Денниса стала образом жизни с самого раннего детства.

Ганновер рос спортивным юношей, занимался бегом, дзюдо и каратэ. Отставной британский военный обучал его азам армейского рукопашного боя. В 1958 году Деннис стал чемпионом ЮАР по дзюдо и открыл в Йоханесбурге школу дзюдо и самообороны.

В 1960 году Ганновер переезжает в Израиль, где открывает первую в Израиле школу дзюдо в поселении Моледет. Там же открывается школа каратэ Сиднея Файга, где продолжает свои тренировки и Деннис. В 1966 году Деннис перебирается в Тель-Авив, и открывает там школу боевых искусств «Будока», где преподавалось дзюдо, джиу-джитсу, каратэ и курсы самообороны.

В 1975 году Деннис участвует в чемпионате мира по Кекусинкай каратэ и получает из рук Масутацу Оямы третий дан. С 1976 по 1987 год Ганновер был президентом израильского отделения федерации Кекусинкай каратэ.

Параллельно Деннис Ганновер занимался разработкой собственной системы рукопашного боя, названной им Деннис Гисардут (ивр. «Выживание Денниса»). Впервые он продемонстрировал свою систему в 1983 году перед комиссией Европейского Объединения Джиу-Джитсу. Система Ганновера была признана самостоятельным боевым искусством, а ее основателю был вручен почетный 5 дан. Десять лет спустя, в 1993 году отец Гисардут получил уже 9-й дан, и был избран вице-президентом вышеупомянутого Объединения.

Это направление эволюции израильского рукопашного боя развивалась параллельно деятельности Ими Лихтенфельда, однако в истоках ее лежали все те же дзюдо, каратэ и нацеленность на максимальную эффективность в реалистичных ситуациях – поэтому Гисардут, хоть и не являясь ответвлением крав-мага, во много напоминает ее, если не технически, то идеологически.

Объединив техники каратэ, дзюдо и джиу-джитсу, Ганновер создал универсальную систему, включающую в себя как удары руками и ногами, так и броски, подсечки, болевые приемы и технику боя лежа. Из Кекусинкай каратэ Гисардут унаследовал жесткую технику набивки ударных поверхностей и умения принимать удар.

Так как система называется «Выживание», то помимо рукопашного боя и тактической стрельбы в нее входят курсы плавания и выживания на природе.

Помимо всего этого Деннис Гисардут – это еще и спорт, с регулярными соревнованиями по спаррингам и самозащите, и философская концепция, нацеленная на воспитание в занимающихся уважения к Б-гу, своей стране, семье, учителям, товарищам и самому себе.

Два сына Денниса Ганновера – Ярон (1964 г.р.), 9-й дан, и Ги (1968 г.р.), 8-й дан, – вместе с отцом продолжают заниматься развитием Гисардут в Израиле и в мире. Представительства Деннис Гисардут есть в США, Великобритании, ЮАР, Греции, Венгрии, Австрии и Канаде.

Гади Скорник, широко известный в узких кругах

Имя Гади Скорника мало кому известно за пределами государства Израиль. Однако этот человек, обладатель 10 дана и титула «канчо», пользуется заслуженным авторитетом среди израильских мастеров боевых искусств.

Он родился в 1940 году во Франции, в 17 лет репатриировался в Израиль, где занимался дзюдо, на протяжении нескольких лет удерживал титул национального чемпиона и отстаивал честь страны на международных соревнованиях.

Во время службы в армии Скорник изучал крав-мага, после чего стал инструктором спецподразделением, демобилизовавшись в чине подполковника.

В гражданской жизни Гади Скорник известен прежде всего тем, что разработал собственное боевое искусство Гади Кенпо Джитсу, или просто Гади Кенпо, на основе дзюдо, крав-мага и смешанных боевых искусств. Система Скорника была признана институтом им. Вингейта, Министерством образования Израиля и Всемирным Институтом боевых искусств.

Ехошуа Сойфер, мастер подражания

Пожалуй, самым оригинальным направлением израильского рукопашного боя является Абир.

Его создатель (который, впрочем, отрицает свое авторство, утверждая, что получил знания об Абире по наследству) – Ехошуа Софер, родился и вырос на Ямайке, где впервые начал постигать искусство боя в возрасте пяти лет под надзором пожилого китайца. Когда два года спустя семья Софера переехала в Лос-Анджелес, семилетнего Ехошуа отдали в школу тансудо, где уже в 10 лет он получил первый дан. К своему восемнадцатилетию Софер начал изучать корейское боевое искусство куксульвон у мастера Су Ин Хюка. Параллельно Софер изучал языки (помимо идиша, иврита и английского, он владеет китайским, корейским, арабским и испанским) и работал телохранителем и спарринг-партнером в кикбоксинге.

В 1989 году Софер переехал в Израиль, будучи обладателем 7-го дана по тэквондо, 6-го дана по хапкидо и куксульвон, и открыл свою школу в Иерусалиме. Вскоре после этого он объявил, что изучал не-еврейские боевые искусства не по своей воле, а по принуждению своего отца – мастера кланового древнего еврейского боевого искусства под названием Абир (а отец, естественно, изучал Абир у своего отца, деда Ехошуа, Нахмана Софера, который был личным телохранителем Лоуренса Аравийского). Отец заставлял Ехошуа изучать корейские боевые искусства, чтобы наследник Абира смог развивать древнюю традицию в современном мире жестокой конкуренции среди различных стилей боевых искусств.

Сам Абир (ивр. «Военный вождь»), по словам Софера, является наследием двенадцати колен Израилевых, и включает в себя 12 базовых принципов (названных по именам колен Израилевых), 365 техник ведения боя (по числу дней в году и повелевающих заповедей в Торе), плюс 248 техник для мастера (по числу костей в теле человека и запрещающих заповедей в Торе) и 18 боевых танцев (6 – с оружием и 12 без).

Софер утверждает, что Абир – система возрастом в тысячи лет – с древнейших времен использовался для обучения еврейских воинов бою с копьем и мечом, а также голыми руками; родился Абир в результате подражания диким животным, в первую очередь – львам.

Тем не менее, не существует никаких письменных источников, подтверждающих слова Софера. Для евреев – народа Книги, всегда отличавшегося поголовной грамотностью и склонного документировать любое мало-мальски значимое событие или явление – существование «тайного» боевого искусства, да еще на протяжении веков гонений и рассеяния по миру, представляется маловероятным. Скорее всего, история Абира является плодом исторических изысканий и реконструкций самого Ехошуа Софера.

Тем не менее, никто в Израиле не ставит под сомнение боевое мастерство Софера, а его школа пользуется популярностью среди ортодоксальных евреев, не в последнюю очередь потому, что Софер – бреславский хасид – сам относится к их числу.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница