История донбасса


Джон Юз и Новороссийское общество



Pdf просмотр
страница7/34
Дата07.04.2019
Размер7.19 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34
Джон Юз и Новороссийское общество
Родился Джон Джеймс Юз (в другом написании Хьюз – John James Hughes) в 1814 году в уэльском центре угледобычи и металлургии городе Мертир-Тидвил, в семье главного инженера сталелитейного завода. Молодой валлиец продолжил дело отца, начав работать специалистом-металлургом и инженером, а затем показал себя хорошим бизнесменом, став хозяином литейного завода в Ньюпорте. В 1859 году он стал одним из директоров компании «Millwall Iron Works&Ship Building Company», которая занималась судостроением, выпускала паровые двигатели и катала броневой лист для нужд британского ВМФ. К полувековому юбилею Юз уже был известен как успешный предприниматель и промышленник. В 1868 году он отправился в Россию, где надеялся найти новых покупателей для своей брони. Заказы он не получил, зато наладил нужные знакомства и оценил перспективы русской экономики.
В это время страна, оправившаяся от потерь Крымской войны, успешно развивалась, а под эгидой государства началось активное железнодорожное строительство. Для этого требовалось наладить массовое производство рельс, но существующие отечественные заводы не справлялись с этой задачей. Чтобы исправить ситуацию, правительство начало раздавать льготные концессии на рельсовое производство. Одну из таких концессий для выпуска в Донбассе рельсов из местного железа в 1866 году получил князь Сергей
Кочубей.
Джон Юз принял решение вложить свои силы и капитал в создание металлургического завода в России. После ознакомления с расположением ресурсов и изучения ситуации он принял решение строить завод рядом с наиболее перспективными угольными пластами рядом с рекой Кальмиус. У князя Павла Ливена, владевшего здесь землей, Юз приобрел в долгосрочную аренду (на 30 лет с возможностью продления

68 договора еще на 60 лет) участок в 500 десятин для строительства завода, а также для разработки угля и руды. По договору между Юзом и князем Ливеном промышленник обязался выплачивать аристократу денежное вознаграждение за каждый вид добытых на этой земле полезных ископаемых. Так, если годовая добыча угля была бы меньше 40 000 тонн, то за тонну крупного угля валлиец должен был платить сумму, равную 10 пенсам
(24 копейки по курсу того времени), а если бы за год было добыто более 80 000 тонн угля, то за каждую тонну крупного угля князь получил бы по 9 пенсов. Мелкий уголь ценился вдвое дешевле крупного. Также Джон Юз мог бесплатно добывать в год до 50 000 тонн железной руды, а за каждую следующую тонну должен был платить по 4 пенса. За добычу всех других минералов, которые могли бы понадобиться Новороссийскому обществу, Юз должен был платить сумму, «принятую в подобных случаях в Англии». Чтобы князь мог быт уверенным в правильности своего вознаграждения, в договор был добавлен пункт о том, что его агент будет вести проверку бухгалтерского учета добытого угля и руды
42
Князь Кочубей был готов уступить британскому предпринимателю свою концессию на выпуск рельсов за вознаграждение в 24 000 фунтов. Поскольку лично профинансировать строительство завода Джон Юз не мог, то была создана акционерная компания с капиталом в 300 000 фунтов, получившая название «Новороссийское общество каменноугольного, железного и рельсового производства», директором- распорядителем которого стал Джон Юз.
Первые акционеры Новороссийского общества были элитой двух империй, акции компании достались британским предпринимателям, в том числе и тесно связанным с правительством острова, русским вельможам и высокопоставленным военным двух государств. Например, акциями владели придворные Дмитрий Нессельроде и Павел
Ливен, а брат русского царя Александра II Великий князь Константин считался главным покровителем НРО при дворе. Среди «военной фракции» акционеров были русский генерал Оттомар Герн, британские контр-адмирал сэр Уильям Солстонстол Вайсмэн и капитан Генри Александер. Членами первого правления общества стали контр-адмирал
Вайсмэн, Томас Брасси-младший
43
и Оттомар Герн. Первый из них считался тесно связанным с секретными службами лондонского адмиралтейства, второй представлял интересы британского военно-промышленного комплекса и одновременно являлся парламентарием, курирующим морское ведомство, а третий являлся одним из лучших инженеров российской армии. Слабо верится, что их деятельность в Новороссийском обществе была только способом заработать на жизнь… Выходит, что НРО было стратегическим проектом, реализуемым совместно русской и британской элитами.
Впрочем, есть и другое мнение, согласно которому британские военные должны были проследить, чтобы новое предприятие не могло использоваться для усиления российской армии.
Как бы там ни было, вложение средств в Новороссийское общество оказалось делом настолько выгодным, что спустя десять лет после создания компании среди акционеров уже был сын
44
русского царя великий князь Алексей Александрович.
***
18 апреля 1869 г. русское правительство утвердило «Договор на образование
Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства и общества железнодорожной ветки от Харьковско-Азовской линии». Согласно этому документу казна гарантировала покупку у Новороссийского общества трех миллионов пудов рельсов в течение 10 лет, причем Россия обязалась вдобавок к цене выплачивать
42
А. Федько. Новые факты о Джоне Юзе http://infodon.org.ua/uzovka/novye-fakty-o-dzhone-yuze
43
Двести пятьдесят акций компании приобрели отец и сын Брасси, носившие одно и то же имя Томас.
Старший был миллионером и крупным бизнесменом, а младший – видным политиком, неоднократно становившимся депутатом парламента, а затем он был возведён в звание пэра и стал членом палаты лордов.
44
http://infodon.org.ua/uzovka/733

69 еще и премию в 50 копеек за каждый пуд юзовской продукции. Кроме того, Юз получил право на беспошлинный ввоз оборудования и ссуду на строительство 90-километровой железнодорожной ветки, которая связала бы завод со строящейся Курско-Харьковско-
Азовской железной дорогой. В свою очередь Юз обязался выплавлять не менее ста тонн чугуна еженедельно и за два года наладить выпуск рельсов.
Летом того же года Юз прибыл в Донбасс, где поселился на хуторе Овечий и приступил к рекогносцировке местности. Первоначально завод предполагалось заложить возле села Еленовка, но выяснилось, что тут нет достаточного количества воды, и место строительства было перенесено.
Промышленник договорился с местными помещиками и крестьянами о разработке и подвозе к заводу руды, глин, известняка, принял на работу первых шахтеров и строителей.
Кстати, первоначально железную руду добывали совсем рядом, возле Старобешево, и только через несколько лет перешли на более качественную криворожскую. Завершив первоочередные дела в Донбассе, Юз вернулся в Британию, где набрал почти сотню высококвалифицированных металлургов и закупил нужное оборудование, которое морем было доставлено в Таганрог, а оттуда на волах переправлено к месту строительства.
К весне 1871 года подготовительные работы закончились, были накоплены запасы руды и угля, запущены коксовые печи, и 24 апреля была запущена первая домна. Этот опыт оказался не совсем удачным, и осенью домну пришлось остановить для ремонта. Но уже в январе следующего года доменная печь снова была запущена, и 25 января 1872 года была выплавлена первая партия качественного чугуна. Затем начали работу пудлинговые печи, а в сентябре 1873 года начал действовать прокатный стан. Первоначально качество юзовской продукции было невысоким. Так в 1873 приемка забраковала две трети выпущенных рельс, однако с приобретением опыта дела налаживались, и к 1876 году количество брака снизилось до 5 процентов. Уже к концу десятилетия завод стал приносить прибыль, которую хозяева вкладывали в развитие производства, и к концу века завод Новороссийского общества стал одним из флагманов отечественной металлургии.

70
Побывавший в Юзовке писатель Александр Куприн, так описал металлургический завод в своем рассказе «Молох»: «Перед нами открылась огромная панорама завода,
раскинувшегося на пятьдесят квадратных верст. Это был настоящий город из красного
кирпича, с лесом высоко торчащих в воздухе закопченных труб, — город, весь
пропитанный запахом серы и железного угара, оглушаемый вечным, несмолкаемым
грохотом. Четыре доменные печи господствовали над заводом своими чудовищными
трубами. Рядом с ними возвышалось восемь кауперов, предназначенных для циркуляции
нагретого воздуха, — восемь огромных железных башен, увенчанных круглыми куполами.
Вокруг доменных печей разбросались другие здания: ремонтные мастерские, литейный
двор, промывная, паровозная, рельсопрокатная, мартеновские и пудлинговые печи и так
далее. Завод спускался вниз тремя громадными природными площадями. Во всех
направлениях сновали маленькие паровозы. Показываясь на самой нижней ступени, они с
пронзительным свистом летели наверх, исчезали на несколько секунд в туннелях, откуда
вырывались, окутанные белым паром, гремели по мостам и, наконец, точно по воздуху,
неслись по каменным эстакадам, чтобы сбросить руду и кокс в самую трубу доменной
печи.
Дальше, за этой природной террасой, глаза разбегались на том хаосе, который
представляла собою местность, предназначенная для возведения пятой и шестой
доменных печей. Казалось, какой-то страшный подземный переворот выбросил наружу
эти бесчисленные груды щебня, кирпича разных величин и цветов, песчаных пирамид, гор
плитняка, штабелей железа и леса. Все это было нагромождено как будто бы без толку,
случайно. Сотни подвод и тысячи людей суетились здесь, точно муравьи на разоренном
муравейнике. Белая тонкая и едкая известковая пыль стояла, как туман, в воздухе.
Юзовский металлургический завод.
Фото с сайта «Инфодон»

71
Еще дальше, на самом краю горизонта, около длинного товарного поезда толпились
рабочие, разгружавшие его. По наклонным доскам, спущенным из вагонов, непрерывным
потоком катились на землю кирпичи; со звоном и дребезгом падало железо; летели в
воздухе, изгибаясь и пружинясь на лету, тонкие доски. Одни подводы направлялись к
поезду порожняком, другие вереницей возвращались оттуда, нагруженные доверху.
Тысячи звуков смешивались здесь в длинный скачущий гул: тонкие, чистые и твердые
звуки каменщичьих зубил, звонкие удары клепальщиков, чеканящих заклепы на котлах,
тяжелый грохот паровых молотов, могучие вздохи и свист паровых труб и изредка
глухие подземные взрывы, заставлявшие дрожать землю.
Это была страшная и захватывающая картина. Человеческий труд кипел здесь,
как огромный, сложный и точный механизм. Тысячи людей, инженеров, каменщиков,
механиков, плотников, слесарей, землекопов, столяров и кузнецов — собрались сюда с
разных концов земли, чтобы, повинуясь железному закону борьбы за существование,
отдать свои силы, здоровье, ум и энергию за один только шаг вперед промышленного
прогресса».
Основанный Юзом завод стал локомотивом экономики юга России. Благодаря его работе тут возник постоянный спрос на сырье и рабочие руки, что привело к развитию транспортной сети, возникновению новых предприятий и активному заселению региона переселенцами со всей империи. Специалистами Новороссийского общества в 1881 году была начата добыча железной руды Криворожского бассейна, которую на завод доставляли по специально проложенной железной дороге. В Мариуполе расширился порт, ставший наряду с Таганрогом морскими воротами Донбасса. В 1895 году металлургические заводы юга России по объемам выплавки чугуна превзошли уральские заводы, а к концу века предприятия Новороссии выплавляли уже 52% всего чугуна в империи.
Кстати, железная дорога, которую должен был построить Юз, получила название
Константиновской, так как начиналась от станции Константиновка Курско-Харьковско-
Азовской железной дороги и должна была быть проложена до Мариуполя. Первый участок дороги Константиновка-Ясиноватая-Еленовка был построен быстро, и уже в 1872 году по нему началось движение. Этот путь связал завод с основными магистралями империи и был выгоден Новороссийскому обществу, а вот продлевать дорогу до
Мариуполя Юз не торопился, так как этот участок не был особенно нужен для юзовского бизнеса. В результате открытие участка Еленовка-Мариуполь состоялось только спустя десятилетие.
***
В феврале 1888 года Юзовку посетил знаменитый ученый Дмитрий Иванович
Менделеев, изучавший возможность использования подземного газа, выбросы которого регулярно происходили в угольных шахтах. По мнению выдающегося химика, должна была существовать возможность прямо под землей превращать уголь в газ, который затем использовать в хозяйстве. Тогда технические возможности не позволили проводить подземную газификацию угольных пластов, но в целом идея ученого оказалась верной, что было доказано на практике в 1933 году на лисичанской станции «Подземгаз». В сталинское время были созданы планы по масштабной подземной газификации угля в
Донбассе, но из-за начала войны эти работы были свернуты.
Сам же Менделеев в том году был в нашем регионе несколько раз. Сначала в феврале он посетил рудники в Ясиноватой и Юзовке, взял пробы газа в Макеевском руднике, побывал вблизи станций Харцизск и Гавриловка. В апреле ученый работал в
Горловке, Бахмуте, Лисичанске и Луганске. По итогам своей поездки в Донбасс
Менделеев написал докладную записку правительству «О мерах по развитию донецкой каменноугольной промышленности» и направил императору Александру III записку
«Первейшая надобность русской промышленности», а также издал научно-популярную

72 работу под названием «Сила, покоящаяся на берегах Донца». Ученый доказывал, что
Донецкий бассейн обладает гигантским потенциалом, но для его раскрытия необходимо создать, во-первых, современную транспортную систему, а во-вторых – систему профессионального образования, способную готовить нужных для развития региона специалистов.
Разумеется, Менделеев посетил металлургический завод Новороссийского общества и под впечатлением от увиденного по преданию сказал Юзу: «Вы совершили подвиг.
Недавняя пустыня ожила. Результат очевиден, успех полный, возможность доказана делом». В 1999 году фраза «Возможность доказана делом» была помещена на герб
Донецкой области.
Железнодорожное строительство, помимо рельсов, также нуждалось и в более сложных металлоконструкциях, например, в мостах через реки, которые могли бы выдержать вес поезда. При этом стоимость металлоконструкций для мостов была в разы выше, чем у обычного проката. Поэтому в 1909 году на металлургическом заводе Новороссийского
Общества был создан котельно-мостовой цех, способный изготавливать железнодорожные мосты с длиной пролета до 100 метров. После того как все элементы будущего моста были изготовлены, их перевозили к месту строительства и там собирали в единое целое. Так были построены мосты через Днепр возле Черкасс и через Южный Буг на перегоне Бахмач-Одесса. Котельно-мостовой цех просуществовал на заводе до тридцатых годов, а затем был выделен в отдельное предприятие, сегодня известное как
Завод металлоконструкций.
Умер Джон Юз 17 июня 1889 года, оставив после себя один из лучших металлургических заводов России, который и после смерти своего создателя продолжал активно развиваться.
В 1918 году новая власть национализировала собственность Новороссийского общества, но, несмотря на это, юридически компания продолжала существовать в

73
Британии. В 1920 году капитал НРО, уже де-факто не принадлежащий обществу, был оценен в 2,4 миллиона фунтов. Владельцы акций долгие годы не оставляли надежду, что советское правительство выплатит им компенсацию за потерянную собственность.
Однако надежды оказались тщетными.
Юзовка
Одновременно с постройкой завода Новороссийского общества началось и строительство поселка для металлургов и шахтеров, получившего название Юзовка по имени Джона Юза. С развитием предприятия стремительно росло население поселка. Так, в 1870 году тут проживало всего 164 человека, в 1884 году — 5 494 человека, а в 1897 году — уже 29 тысяч человек.
Вместе с Юзом в Донбасс прибыла солидная команда британских специалистов, которые привезли на новое место своих жен и детей. Так что неудивительно, что в
Юзовке возникла английская колония, которая со временем достигла численности почти в две тысячи человек. Для своих соотечественников директор завода выстроил небольшой поселок с уютными домиками, которые местные жители прозвали «Стеклянными домами», так как они имели застекленные веранды, которые казались признаком настоящей роскоши в глазах простых работяг. Рядом была построена англиканская церковь и британская школа
45
, здание которой сохранилось до сих пор.
45
Сейчас территория входит в состав Ленинского района города Донецка.
Фото «стеклянных домов», в которых жили служащие Новороссийского общества

74
Англичане старались сделать свою жизнь на новом месте комфортной и поэтому создали музыкально-драматический кружок, футбольную команду, а 1900 году – велосипедно-атлетическое общество. Возникло даже отдельное английское кладбище.
Английская колония просуществовала вплоть до Первой мировой войны, когда большая часть королевских подданных выехали на туманный Альбион. К 1917 году в Юзовке осталось чуть больше сотни англичан, которые покинули Донбасс лишь после революции.
Сегодня только гостиница «Великобритания»
46
, основанная в 1882 году и до сих пор работающая, напоминает о британской эпохе в истории Донецка.
Английская колония была не единственным обособленным районом в поселке.
Юзовка с самого начала состояла из целого ряда районов-поселков, заселенных людьми одного социального статуса. Например, вокруг современной улицы Ткаченко, которая тогда называлась Большой, жили мастеровые металлургического завода, а вот между современны цирком и ул. Кирова располагался поселок Александровка, улицы которого населяли неквалифицированные рабочие. На Ларинке жили специалисты средней квалификации. Тут же располагался рынок, который впоследствии был перенесен на новое место, названное Соловками. В этом названии был своеобразный черный юмор, мол, базар выслали на далекую окраину, как высылали политически неблагонадежных граждан. Между современными улицами Ионова и площадью Ткаченко располагался поселок Масловка, где стояли дома самых квалифицированных рабочих, мастеров и инженеров завода. Совсем недалеко от Масловки была Английская колония. Разрастаясь,
Юзовка поглощала соседние имения, хутора и поместья, которые становились новыми районами.
При этом главным центром, вокруг которого вращалась вся городская жизнь и велась застройка, был район завода и прилегающих к нему улиц. Вторым центром
Юзовки был район Новый свет, названный так в честь одноименного трактира, располагавшегося недалеко от современного Центрального универмага. Тут жили торговцы, ремесленники и чиновники.
46
Она, кстати, находилась не в английской колонии, а в районе «Новый свет»

75
Интересно отметить, что жители разных районов относились друг к другу весьма настороженно и предпочитали иметь дела исключительно со своими соседями. Известный диссидент Петр Григоренко, работавший в железнодорожном депо Юзовки в 1920-х годах, вспоминал: «Между жильцами различных поселков были незримые моральные перегородки, пожалуй, покрепче существовавших в России социальных перегородок.
Девушка с Масловки не только не выйдет замуж за парня с Александровки, но сочтет за позор подать руку ему — познакомиться, поздороваться».
Первые улицы Юзовки носили название линии и нумеровались. Например, главная улица носила название Первая линия, и на ней помимо жилых домов располагались наиболее респектабельные магазины, отели, фотоателье и офисные здания. Сейчас эта улица носит имя Артема, хотя справедливости ради нужно сказать, что во времена Юза она была гораздо короче. В те годы Первая линия начиналась от завода и шла до района современной площади Ленина, а дальше цивилизация заканчивалась и начиналась безлюдная степь, тянувшаяся до поселка Ветка.
На
Второй линии, которая сейчас называется ул.
Кобозева, находились почтово-телеграфная контора и Юзовское общественное собрание.
В прямоугольнике между
Первой и
Второй линиями и
Большим и Средним проспектами
(сейчас это пр. Лагутенко и
Труда соответственно) располагалась
Базарная (Торговая) площадь, а рядом в конце 1880-х годов была построена кирпичная
Преображенская церковь. В 1893 году храм был существенно расширен, к нему были пристроены боковые пределы и колокольня, появились 4 новых купола
47
... Сама Базарная площадь сначала представляла собой весьма хаотичное пространство с временными прилавками, но постепенно тут появились постоянные магазины, сложенные из дикого камня.
В 1903 году Екатеринославский губернатор изменил правила застройки, увеличив минимальный размер сдаваемых в аренду под застройку земельных наделов. Из-за этого расстояние между улицами, которые строились после 1903 года, увеличились, а выстроенные по новым требованиям кварталы получили название «новые планы».
Санитарный врач Н.М. Черемухин оставил нам описание того, как они выглядели: «Все это пространство — Новые планы — разделено на равные участки — 10 сажен по улице и
15 в глубину и сдается Новороссийским Обществом в арендное пользование желающим на 10 лет. Эти участки расположены таким образом, что между большими улицами
(линиями) идут параллельно им меньшие, называемые Грязными улицами, на них со всех дворов выходят одной своей стороной выгребные ямы, так что для их очистки нет надобности заезжать во двор, а очищаются они со стороны Грязной улицы. Это тем более удобно, что дворы везде очень тесны. Желая возможно больше извлечь доходов со своего
47
В 1931 году этот храм был взорван. Всего же в Юзовке и близлежащих поселках в начале ХХ века действовали более дюжины православных храмов, англиканская церковь, римско-католический костел, армяно-григорианская церковь и три синагоги.

76 участка, арендатор застраивает его небольшими хатенками, которые тесно лепит одну к другой, иногда разделяя эти флигельки глухой стеной на две части и все это сдает рабочим ремесленникам, мелким торговцам. Отхожее место делается общим где-нибудь в глубине двора по типу выгребных ям. Почти все постройки сложены из дикого камня, обмазаны изнутри, а иногда и снаружи глиной и побелены. Крыши местами черепичные, местами крыты тесом, изредка железные
48
».
Учитывая тяжесть жизни в практически необжитом месте и высокую травмоопасность работ на заводе и шахтах, Юзовке просто необходима была больница, которая и была открыта уже в 1871 году. Первоначально она была рассчитана всего на 12 мест, а персонал состоял из врача, фельдшера и провизора больничной аптеки. В 1892 году в больнице была открыта палата со стенами, обитыми деревом. Предназначалась она для изоляции душевнобольных, хотя чаще тут оказывались не сумасшедшие, а пациенты с белой горячкой. Если такой «посетитель» представлял опасность, его одевали в смирительную рубашку, которая, по сути, была единственным лечебным средством этой палаты.
Несмотря на то, что больница понемногу расширялась и улучшалась, медицинские работники Новороссийского общества явно не справлялась со своими обязанностями в стремительно растущем городе. В результате из-за большой скученности рабочих и повсеместной антисанитарии в 1892 году началась эпидемия холеры, которая в свою очередь привела к массовому возмущению жителей, чуть не расправившихся с врачами.
Впрочем, эпидемия стала лишь поводом для взрыва долго копившегося недовольства горнорабочих тяжелыми условиями работы, болезнями и бедностью. В результате 2 августа начался стихийный бунт, во время которого были разгромлены многие магазины и питейные заведения поселка, а чтобы утихомирить разбушевавшихся рабочих, пришлось вызывать в Юзовку регулярные войска. В итоге на следующий день беспорядки прекратились, но за сутки ущерб хозяев магазинчиков и баров составил полтора миллиона рублей. Суд над наиболее «отличившимися» погромщиками состоялся в марте следующего года, и по его результатам почти сотня человек была приговорена к каторге или тюремному заключению.
Комиссия, обследовавшая рудники и заводы Донбасса весной 1900 года, оставила описание заводской больницы Юзовки: «Больница, устроенная с основания завода, постепенно расширялась пристройками и поэтому обратилась в тип неопределённый, смешанный: палаты чередуются с маленькими комнатками и переходными коридорчиками, занятыми, за недостатком мест, также больными. Коек в настоящее время
112, считая, в том числе, и для заразных. Объём, по словам врача, пока удовлетворяет требованию нормы, но атмосфера во всех помещениях больницы очень тяжёлая, в некоторых комнатах с крайне дурным запахом. Вентиляция производится только через фортки. Ввиду постоянного переполнения больными, ремонт и освежение палат не представляется возможным. По месту положения больница занимает в настоящее время центральное место среди заводских зданий, но сад имеется. При больнице имеется небольшая библиотека, книжек 50–100. Заведывают больницей 6 врачей»
49
Кроме больницы Новороссийского общества, в этих краях к началу ХХ века действовали еще несколько больниц: Рутченковского горнопромышленного Общества,
Рыковских копей и Вознесенского рудника. Все эти клиники принадлежали промышленным копаниям и предназначались для их работников. Простые жители могли обратиться в земскую больницу, однако в ней было всего 23 места. Лишь в 1912 году было построено новое здание земской больницы, рассчитанное уже на 70 пациентов.
Кроме больницы для поддержания здоровья своих сотрудников, Новороссийское общество открыло в 1880 году первую в Юзовке аптеку, управляющим которой был
48
http://infodon.org.ua/postal/568 49
http://infodon.org.ua/uzovka/826

77 провизор
50
Отто Лоне, которого в 1885 году сменил провизор Годзевич. В связи с ростом города в 1886 году в Юзовке появилась вторая аптека, открытая в Ливенским поселке
51
. В отличие от первой аптеки, обслуживающей исключительно сотрудников НРО, ливенская могла продавать лекарства всем желающим. В 1891 году Ливенскую аптеку приобрело
Новороссийское общество и ее управляющим, а затем и арендатором, стал латыш Иван
Лаче, который управлял вверенной ему аптекой вплоть до 1914 года. К началу революции в Юзовке уже действовало четыре аптеки и пять аптекарских магазинов, торговавших перевязочными материалами, химическими товарами и средствами гигиены.
Вскоре после образования Юзовки встал вопрос о школе для детей работников компании. Причем помимо своей основной задачи, школа, по мнению профессора
Фридгута, выполняла еще одну функцию: дети почти полдня находились под надзором учителя, а значит родители, занимаясь своими делами, могли не волноваться за них.
В 1877 году при заводе была открыта народная школа (народное училище), в которой занятия велись по программе Министерства просвещения, для русских детей и английская школа для детей британских специалистов. Эти школы стали одними из первых в Донбассе и поэтому сложно переоценить их значение для региона.
В 1890 году в юзовской школе работало три человека: мужчина, выполнявший функции старшего педагога, и две его помощницы. Согласно данным Дмитрия Корнилова, старший учитель получал 480 рублей в год, его помощницы – по 300, что было весьма неплохим заработком. К слову сказать, жалованье учителя в английской школе было в два с половиной раза больше. Правда, преподавать в этой школе мог только педагог с университетским образованием, который по вечерам вел занятия английского языка для русских работников Новороссийского общества. Кроме того в 1888 году в Юзовке церковным братством Спасо-Преображенской церкви была открыта церковная школа, а
1896 году в городе появилась вторая церковная школа, прозванная Братской.
Собственную начальную школу имела еврейская община поселка.
50
В то время большая часть лекарственных препаратов готовилась непосредственно в аптеках специалистами-фармацевтами, которые назывались провизорами. Звание провизор давало право не только на работу в медицинских учреждениях, но и позволяло становиться управляющими в аптеках
51
Район современного ЦУМа

78
Ко времени падения монархии в Донбассе существовало уже достаточно школ, чтобы в них училась подавляющее большинство детей, а в Юзовке действовали коммерческое училище и две частных женских гимназии.
Одновременно с появлением завода и поселка возник вопрос охраны правопорядка.
Уже в 1871 году Джон Юз обратился к губернатору с просьбой создать при заводе полицейский надзор. Пока вопрос согласовывался по всем бюрократическим инстанциям прошел почти год, но в 1872 году на завод был назначен полицейский надзиратель и четверо полицейских. В свою очередь Новороссийское общество обязалось вносить в казну 1800 рублей на содержание полицейских. Прошло несколько лет, и штат полиции был расширен еще на восемь вакансий. Кроме того, существовала еще команда из трех полицейских, располагавшихся в имении князя Ливена и оплачиваемых этим вельможей.
К концу века вместе с ростом населения увеличилась и юзовская полиция, которая теперь состояла из одного полицейского надзирателя, двух околоточных и 35 полицейских, а в 1913 году безопасность поселка обеспечивали более сотни полицейских.
Так как их работу оплачивало Новороссийское общество, полицейские в основном занимались охраной завода, а на происходящее в поселке обращали внимание лишь постольку-поскольку, так что Юзовка оставалась весьма криминальным местом.
Помимо полиции, за спокойствие в поселке отвечала Третья отдельная донская казачья сотня
52
, сформированная из уроженцев Донецкого округа, которая постоянно располагалась в Юзовке. Казачьи казармы и конюшни были построены между Первой и
Второй линиями на месте современного Донецкого национального технического университета. Интересно отметить, что в приказе о создании сотни говорилось, что если в
Юзовке в сотне не будет надобности, то нужно перевести ее в Новочеркасск. Однако, как показал опыт, присутствие казаков в Юзовке было необходимо, чтобы снизить риск массовых беспорядков, поэтому сотня до революции 1905 года постоянно находилась в поселке. Во время первой революции сотня была переброшена на подавление беспорядков, а затем выведена в Таганрог.
Кстати в соседней слободе Макеевке постоянно находилась Четвертая донская казачья отдельная сотня, а в поселке г. Александровск-Грушевский (сейчас это г. Шахты) располагалась Шестая донская казачья отдельная сотня, которые могли бы в случае необходимости быстро оказаться в любом месте Донбасса.
***
Если Джон Юз считается основателем Донецка, то его сын Айвор Юз стал родоначальником донецкого пивоварения, открыв в 1879 году у хутора Черепашки первый в регионе пивоваренный завод, названный Южно-Российским. Достоверно известно, что в 1881 году завод выпустил 6959 ведер пива (70 тысяч литров), которое оптовым покупателям отпускалось по цене 1 рубль 20 копеек за ведро. В питейных заведениях Юзовки это же пиво продавалось уже по 3 рубля, что позволяло торговцам неплохо наживаться. В 1903 году завод был куплен Артуром Бальфуром, который существенно расширил производство. Вскоре при заводе был налажен выпуск газированных фруктовых напитков, кваса, соков, а с 1912 году - подсолнечного масла и мыла. После революции завод стал государственной собственностью и сменил имя на
«Рутченковский пивзавод». Многократно перестроенный и модернизированный пивзавод работал вплоть до двадцать первого века, снабжая жителей региона первоклассным пивом. Завершилась история легендарного предприятия в 2001 году, когда завод был признан банкротом и ликвидирован.
52
Отдельная сотня — это строевая часть сотенного штата, не входившая в полковые соединения. Такие сотни формировались специально для несения службы по охране порядка в крупных промышленных центрах.

79
***
Практически одновременно с Юзом в Донбассе появились и фотографы, а в 1885 году в Юзовке открылось первое фотоателье, открытое Борисом Стесиным. В начале ХХ века в поселке уже было 7 фотостудий, многие работы которых дошли до нашего времени. Благодаря этому мы можем представить себе, как выглядел Донбасс и его жители в то время. Особенно известны работы фотографа Эмилия Васильевича Кречмера, который первым в поселке додумался выпускать свои снимки в виде открыток, которые затем свободно продавались всем желающим. Это ноу-хау было подхвачено другими авторами, и на бумаге навечно оказались запечатленными пейзажи, городские виды, промышленные предприятия и люди, превращавшие голую степь в промышленный мегаполис. А мастер из фотоателье Ицковича даже сумел сделать фотографии в подземных выработках, запечатлев труд шахтеров.
Не была Юзовка обойдена вниманием новомодного в начале ХХ века увлечения – синематографа. Если верить кино-справочнику 1916 года, в поселке работало пять частных кинотеатров, самым крупным из которых был 650-местный «Сатурн», принадлежавший Владиславу Юльевичу Шмидту и располагавшийся в доме № 21 по 2-й линии. Совсем рядом с ним, в доме № 23 по той же улице, работал «Колизей», вмещавший до полутысячи зрителей. После революции «Сатурн» превратился в зимний театр, а
«Колизей» так и остался кинотеатром, хотя и сменил название на идеологически-верное
«Красный». Впоследствии оба здания были перестроены, и сегодня они входят в комплекс зданий хлебо-булочного комбината на улице Кобозева.
Кстати, кинотеатры в то время считались достаточно опасными местами из-за высокой вероятности возникновения пожара, так как используемый для производства киноленты целлулоид легко вспыхивал. Поэтому по правилам безопасности в помещении киномеханика могла находиться только та кинолента, которая демонстрировалась в этот день. Причем хранить ее нужно было в обитых асбестом металлических ящиках. Также по правилам безопасности кинотеатры должны были располагаться в каменных домах и не выше второго этажа, иметь не менее двух выходов и окна без решеток и ставень. Хозяева кинотеатров заказывали ленты с фильмами у различных кинопрокатных контор, самой крупной из которых в империи была фирма нашего земляка уроженца Макеевки
Александра Ханжонкова. Выбранные фильмы высылались заказчикам по почте или в виде багажа по железной дороге.
В 1882 году Российская империя познакомилась с очередным чудом технического прогресса – телефоном, а в 1891 году в Юзовке телефонными линиями уже были соединены Новосмолениковский рудник, рудник «Ветка», завод и главная контора
«Новороссийского общества». Понятно, что первоначально это весьма дорогостоящее удовольствие, построенное Новороссийским обществом, использовалось в коммерческих целях, но вскоре аппаратами обзавелись и частные лица. В 1902 году была создана
Бахмутская земская телефонная сеть, которая спустя десять лет стала крупнейшей в
Екатеринославской губернии, соединяя между собой все крупные города и поселки региона. Правда, по-прежнему телефон оставался удовольствием только для избранных, так как годовая абонентская плата составляла солидную сумму в полторы сотни рублей.
В 1911 году по всей России торжественно отмечалась полувековая годовщина отмены крепостного права. Предприимчивые жители Юзовки решили не оставаться в стороне и обратились к императору за разрешением установить в их городе памятник царю-освободителю Александру II. Высочайшее разрешение было получено через год, однако разработка проекта и сбор средств на его реализацию затянулись на годы. Только в
1916 году начались подготовительные работы по установке монумента, который должен был появиться на площади рядом с Преображенской церковью в районе современной улицы Кобозева. Однако до сих пор никому точно не известно, был ли установлен памятник или он так и остался проектом. Скорее всего, его не успели установить из-за

80 начавшейся революции, хотя есть версия, что сразу же после монтажа он был уничтожен революционерами.
Интересно отметить, что с самого начала своей истории Юзовка (да и Донбасс) была населена представителями разных народов. При этом большая часть работников заводов и шахт являлась уроженцами центральной России: Смоленской, Тульской и Курской губерний. Думаю, многим будет интересно узнать, что вторым по численности этносом поселка в начале ХХ века были евреи. При этом русские, как правило, работали на промышленных предприятиях, а евреи занимались торговлей и ремеслами. «Британские хозяева Юзовки управляли русскими рабочими, которых обслуживали еврейские ремесленники и торговцы», - писал по этому поводу профессор Фридгут
53
При этом юзовские евреи намного лучше знали русский язык, чем их соплеменники в еврейских местечках на западе империи. Так, согласно переписи 1897 года, 72,6 % евреев Екатеринославской губернии хорошо владели русским языком, а вот в западных регионах этот показатель равнялся 40,2 %. Возможно, это связано с тем, что после убийства императора Александра Освободителя в центральной России для евреев, в которых видели пособников террористов, наступили сложные времена и им пришлось массово переезжать на юго-запад страны. Соответственно, в Донбасс прибыли представители более образованной и активной части этого народа.
Несмотря на то, что к началу ХХ века многие населенные пункты в Донбассе уже явно стали полноценными городами, юридически они все еще продолжали считаться поселками при заводах. Статус города к 1917 году имели только Мариуполь, Бахмут и
Славянск. При этом согласно переписи 1897 года, в них проживали 31 116, 19 316 и 15 792 жителей соответственно. В то же время в Юзовке жило почти 70 000 человек, а в
Дмитриевске-Макеевке – 20 000, но собственники предприятий опасались, что если поселок превратится в город с местным самоуправлением, то их влияние на жителей снизится. Поэтому только после Февральской революции на волне масштабных преобразований в стране шесть донбасских поселков получили городской статус: Юзовка,
Яковлевский
(Дружковка),
Дебальцево, Енакиево, Гришино
(Красноармейск),
Дмитриевский (Макеевка). Одновременно было определено число депутатов (гласных) городских дум, выборы в которые должны были состояться в том же году. Например, в
Юзовке дума состояла из 73 гласных, в Яковлевском – из 32, в Дебальцево – из 26,
Енакиево – из 42, Гришино – из 23, Дмитриевском – из 35.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница