История донбасса



Pdf просмотр
страница5/34
Дата07.04.2019
Размер7.19 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Имперская экспансия
В конце семнадцатого века между Австрией, Польшей и Россией был заключен антитурецкий союз и христианские армии начали войну против турок. Война длилась 14 лет и за ее время Россия сумела добиться определенных успехов, взяв крепость Азов и присоединив к царским владениям часть азовского побережья. В 1696 году по приказу
Петра I был заложен город-порт Таганрог, а для его обороны были построены несколько крепостей. При этом одно из укреплений, форт «Черепаха» было создано на специально насыпанном острове в двух километрах от берега.
Для охраны подступов к Таганрогу со стороны Крыма на берега реки Миус были переселены пятьсот казаков с семьями, из которых был создан таганрогский казачий полк.
Также, чтобы заселить вновь приобретенные места Петр Первый начинает ссылать в
Приазовье «на вечное житье» провинившихся простолюдинов, чиновников и дворян.
Также в Таганроге была открыта первая в России каторга, на которую отправляли осужденных, обязанных трудом на пользу государства искупить свои преступления.

52
Активные меры правительства по заселению региона привели к тому, что Таганрог начал активно развиваться и застраиваться. Казалось бы, еще немного усилий и весь
Донбасс будет присоединен к России, но в 1700 году началась война со Швецией и все ресурсы государства были брошены на борьбу против Карла Двенадцатого. Освоение южных степей пришлось отложить на долгие годы. Более того после неудачной войны с
Турцией по Прутскому миру 1712 года России пришлось оставить Азов и уничтожить укрепления Таганрога. Лишь 24 года спустя, после очередной войны с турками Приазовье снова стало русским.
Начавший модернизацию страны государь Петр Алексеевич остро нуждался в развитии промышленности, для которой было необходимо сырье. В 1700 году Петр
Первый основывает приказ рудокопных дел во главе с боярином Алексеем Тимофеевичем
Лихачевым и дьяком Козьмой Бориным. Это учреждение должно было заниматься поиском новых месторождений, их разработкой и организацией металлургических заводов.
При приказе была создана специальная казенная команда рудокопов, которая непосредственно занималась поиском месторождений по всей России. Её руководителем был назначен Василий Михайлович Лодыгин. В 1709 году Лодыгин проводил геологоразведку в донских и донецких степях, где ему удалось найти железную руду.
Чтобы еще больше ускорить развитие горно-металлургического дела Петр Первый создал в 1719 году берг-коллегию (т. е. горную коллегию), которая должна была сменить приказ рудокопных дел, который уже явно не справлялся с объемом работ. Одновременно с учреждением берг-коллегии был издан закон о горных привилегиях, согласно которому все жители России получали право принимать участие в разведках полезных ископаемых и строительстве новых горных заводов.
Естественно, что внимание берг-коллегии обратилось и на Донбасс, тем более что потенциально эта земля была богата полезными минералами и прежде всего углем. По преданию, возвращавшийся из своего первого Азовского похода в 1696 году, Петр
Первый увидел, как горит местный каменный уголь. Тогда государь якобы сказал: «Сей минерал, если не нам, то нашим потомкам зело полезен будет».
В 1721 году по указу Петра была организована первая государственная экспедиция по разведке недр Донецкого бассейна, которую возглавил талантливый рудознатец
Григорий Капустин. Посылая его в малообследованные и слабообжитые края, начальник команды рудознатцев Василий Лодыгин доверил Капустину очень важное государственное дело, ведь до этого русским металлургам приходилось закупать уголь в
Европе, что приводило к лишним затратам. К тому же угля требовалось все больше, и импорт не мог обеспечить все нужды отечественной промышленности.
В конце 1721 года Григорий Капустин находит пригодное для разработки месторождение каменного угля около реки Кундручьей. В следующем году рудознатец продолжил свои поиски в районе современных городов Артемовска, Лисичанска и
Шахты. Исследователь установил, что тут уголь залегает не отдельными вкраплениями, а целыми пластами, удобными для разработки. Добытые тут образцы он отослал в берг- коллегию, которая в свою очередь отдала их на пробу кузнечному мастеру Марку Рееру.
Этот иностранец заявил, что найденный в Донбассе уголь непригоден ни для отопления ни производственных целей. В протоколе Берг-коллегии от 4 июня 1723 года сохранилась запись: «Иноземец, кузнечный мастер, Марко Peep сказал: который де земляной уголь дан ему пробовать, который взят в Воронежской губернии в донских городках, сысканной доносителем подьячим Григорием Капустиным, И он Peep тот уголь пробовал и по пробе явилось, что от оного угля действа никакого не показалось, только оный уголь в огне трещит и только покраснее, а жару от него никакого и как вынешь из огня, будет черно как впервой, разве де в том месте где оный уголь бран, выкопать того места глубже и не будет ли лучше, каков годной голландской уголь».

53
Сложно сказать, почему мастер дал такую характеристику нашему черному золоту.
Толи по дороге посланный Капустиным уголь был заменен, толи Марк Реер был связан с голландскими торговыми фирмами, поставлявшими в Россию свой уголь.
Возмущенный Капустин по собственной инициативе и за свой счёт отправил донецкий уголь на пробу к кузнецам в Тулу и Москву. Отечественные мастера новое топливо одобрили, после чего рудознатец отправил донесение в берг-коллегию, в котором говорилось: «3 каменного уголья, взятого в казачьем городке Быстрянске, и в Туле, и в
Москве пробы чинили. Делали кузнецы тем каменным однем угольем топоры и подковы новые и они, кузнецы, то уголье похвалили и сказывали, что от него великой жар, а в
Санкт-Питербурхе по пробе иноземцы подписались, что будто жару от них нет. Знатно, не сущую пробу чинили».
В результате изучение недр Донбасса было продолжено, а вскоре началась и промышленная разработка угольных залежей. Уже в 1723 году в шахтах расположенных недалеко от Бахмута работало двести человек, обеспечивавших топливом солеваренные заводы и местные кузницы.
Однако после смерти императора освоение Донбасса на некоторое время приостановилось. Новая царица Екатерина I чтобы сэкономить средства распорядилась прекратить геологоразведочные работы в регионе. Однако своими открытиями Григорий
Капустин заложил базу для создания тут промышленного региона.
Так началась история современного Донбасса.
***
При императрице Екатерине Великой русский натиск на юг продолжился. В результате двух войн, прошедших в 1768-1774 и в 1787-1791 годах огромные турецкие армии были разгромлены генералами Румянцевым и Суворовым, турецкий флот был сожжен адмиралами Орловым, Спиридоновым и Ушаковым. После этого Крым и все
Северное Причерноморье были присоединены к России и империя начала осваивать свои новые владения. Поскольку, несмотря на размеры страны, население России все еще оставалось сравнительно малочисленным, то на свободные земли приглашались переселенцы из-за границы. Среди прочих мигрантов российское подданство приняли два сербских полковника Иван Шевич и Райко Прерадович, которые вместе со своими людьми покинули родину в поисках лучшей доли. Оба офицера были повышены в званиях, а их помощники получили офицерские и унтер-офицерские чины. Этих переселенцев правительство поселило в Донбассе между реками Бахмутом, Северским
Донцом и Луганью. Возникший сербский анклав получил название Славяносербия.
Стремясь подчеркнуть свое аристократическое происхождение, Прерадович на французский манер добавил к своей фамилии частицу «де», что при русификации привело к появлению нового варианта фамилии - Депрерадович. В обмен на полученную землю сербы были обязаны нести военную службу и для этого создали два гусарских полка, численностью по десять рот в каждом.
Основной функцией поселенцев была охрана границ и хозяйственное освоение земли, ранее никогда не знавшей плуга. Каждая рота получила свой участок земли, на которой строились дома, разбивались поля и сенокосы. Рядовые самостоятельно обрабатывали свои участки, а офицеры нанимали работников. Вдобавок к ротной земле сербские офицеры за службу получали земельные наделы, размер которых зависел от ранга офицера. Поэтому такая земля называлась ранговой дачей. Имевшие деньги офицеры основывали целые села, куда привлекали крестьян из Малороссии. В 1764 году полки Депрерадовича и Шевича были объединены в один полк из 16 рот, получивший название Бахмутского гусарского полка.
В это же время произошло переселение в Донбасс греков из Крыма. Произошло это потому, что после заключения в 1774 году Кучук-Кайнарджийского мирного договора, по которому Крымское ханство стало независимым от Турции резко обострились отношения

54 между христианским и мусульманским населением Крыма. Поэтому родилась идея переселить православных из Крыма в Донбасс. Тем самым их спасали от резни и заселяли пустынные пространства Приазовья.
Переселение греков и армян возводится в ранг государственной политики, за осуществлением которой внимательно следила сама императрица Екатерина Великая. В своем указе графу Румянцеву-Задунайскому она писала: «...предохраняя жительствующих в сим полуострове христиан от угнетения и свирепства, которых они по вере своей и преданности к ним от мятежников и самих турок неминуемо претерпеть могут, надлежит и им дать под защитою войск наших безопасное убежище», тем самым продемонстрировав миру гуманную миссию России и выставив себя в роли заступницы угнетенных народов.
Принимая составленные Суворовым и греческим митрополитом Игнатием условия переселения, императрица Екатерина писала: «...для удобнейшего поселения вашего отвесть в Азовской Губернии ... достаточную часть земли по рекам и по берегу Азовского моря... Всемилостивийше жалуем в пользу и выгоды всего общества без всяких в казну нашу податей».
28 июля 1778 г. из Бахчисарая выехала первая группа переселенцев. Подсчеты численности переселенцев, основанные на различных источниках и преданиях, дают самые различные результаты. Наиболее достоверным источником служит ведомость, составленная А.В.Суворовым, в которой приводятся следующие данные: «А сего из
Крыма вышло 81386 человек. Греков среди них было 18.894. Больше всего греков вышло из Кафы (Феодосия) - 1643 человека, Бахчисарая - 1319, Карасбузара - 1424 человека;
Стылы 1226, Янисоля - 831, Сартаны - 743, Мангуша - 773, другие села (всего греки вышли из 85 сел и 7 городов) были значительно меньше, насчитывая в основном по несколько десятков жителей».
Грекам были предоставлены земли по Северному побережью Азовского моря между реками Волчьей, Мокрые Ялы и Кальмиус. 26 июля 1780 года переселенцы из Крыма заняли город Павловск на Кальмиусе. Фактически тогда же Павловск был переименован в
Мариуполь. Основывая новые поселения, греки давали им названия тех населенных пунктов, в которых они жили на полуострове. Исключение из этого правила составляет только город Мариуполь – населенного пункта под таким названием в Крыму не было.
Греки, жившие в Крыму, говорили на двух языках: одна группа пользовалась крымско-татарским языком, а другая - одним из диалектов новогреческого или крымскорумейским языком. В пределах крымскорумейского языка насчитывалось 6 языковых групп, взаимопонимание между которыми было очень слабым. Жителей
Мариуполя, говоривших на крымскотатарском языке, сельчане именовали базарьотами
(т.е. жителями «базара» - города). При заселении грекоязычные и татароязычные греки селились раздельно. Так, в Донбассе появились татароязычные села: Бешево (Вешуй,
Старобешево), Богатырь, Камарь (Камар, Камара, Комар), Карань (Гранитное), Старый
Крым (Ески Харым), Ласпа (Ласпи, Старая Ласпа).
Село Большая Янисоль, ныне город Великая Новоселка, было заселено представителями обеих языковых групп. Село Игнатевка (Старая Игнатьевка) было заселено потомками крымских грузин, говоривших по-татарски. Первоначально здесь же поселились и волохи (в Крыму они жили в городах Гезлеве и Бахчисарае), но в 1780-1782 годах они основали в 10 километрах к северу новое село, назвав его Новой Игнатовкой.
Именно при Екатерине Великой в 1769 году был заново отстроен Таганрог и был воссоздан Таганрогский казачий полк, казакам которого были пожалованы земли на берегу Миусского лимана. В полк по распоряжению командования принимали мужчин «к службе годных и способных, не престарелых и не увечных, не весьма молодых, но посредственных лет здоровых людей, которые бы имели у себя к службе годных две лошади и вооружены, были исправным ружьем, парой добрых пистолетов, саблею и пикою...»

55
Топонимы Донбасса
В качестве награды за службу русское правительство активно раздавало в собственность своим дворянам земли. Естественно, что после присоединения Донбасса эти огромные и практически безлюдные территории также использовались для поощрения имперских офицеров и чиновников.
Например, поручик Евдоким Степанович Шидловский за храбрость, проявленную во время русско-турецкой войны 1968-1774 годов, получил 15 тысяч десятин
34
земли в верховьях реки Кальмиус. На этом участке вышедший в отставку офицер основал слободу, которую назвал Александровкой. К 1782 году тут уже было 341 жителя. В 1793 году в Александровке на деньги помещика была построена церковь в честь святого
Александра Свирского, которая была освящена 5 февраля 1794 года. В начале следующего века на земле Шидловских крестьяне начали добывать уголь, треть которого отдавали хозяину земли, а остальную часть использовали для своих нужд или продавали.
Топливо добывали в примитивных шахтах, которые назывались дудками и, как правило, не имели крепежа. Несмотря на простоту, глубина дудок доходила до 25 метров, и в них к концу 1830-х годов добывали 200 000 пудов угля. В 1841 году хозяин сдал имение в аренду на 30 лет Михаилу Семёновичу Воронцову, который построил тут рудник, а потом наследники продали Александровку князю Павлу Ливену.
Сегодня земля, где раньше располагалась Александровка, входит в состав Донецка на границе с Макеевкой и известна под названием Щегловка, которое возникло в результате искажения фамилии первого хозяина. На основании этого в 2005 году родилась идея считать Шидловского основателем Донецка, хотя это предложение мало кто из краеведов и историков поддержал.
Кроме Александровки Шидловский в своих донецких владениях основал еще два поселения: Крутояровку в районе современной «Донбасс-арены» и Евдокимовку в современном Будённовском районе Донецка.
Также земли в верховьях Кальмиуса были пожалованы семье Рутченко, которые основали поместье Григорьевку и построили несколько небольших шахт. Прапорщик
Алексей Кириллович Рутченко, вышедший в отставку в 1817 году, владел 5600 гектарами земли, на которой сегодня расположены Кировский, Куйбышевский и Ленинский районы города Донецка. Впоследствии по фамилии владельцев земли был названы поселок, железнодорожная станция и рудник. Алексей Кириллович Рутченко в качестве приданого одной из дочерей подарил клин земли возле оврага Скоморошина, где возникла деревня
Екатериновка (она же Масловка). В 1873 году эта земля была продана Екатерине
Аркадьевне Лариной (в девичества Барковой) и получила название Ларинка, под которым известна и сегодня. В девятнадцатом веке этот поселок был центром деловой жизни, так как примыкал к металлургическому заводу, а в конце двадцатого столетия Ларинка славилась своим Николаевским храмом, который стараниями прихожан превратился из небольшого строения в прекрасный архиерейский собор. Кстати, это один из старейших храмов региона, так как он был построен еще в 1896 году. После революции в его здании располагалась школа, а во время Великой Отечественной войны храм был снова открыт и больше не закрывался. В 1988 году центр Донецко-Луганской епархии был перенесен из
Горловки в Донецк, а Свято-Николаевский храм получил статус кафедрального собора.
Одна из правнучек Алексея Рутченко, которую звали Любовь Ивановна
Смольянинова, владела участком в 719 десятин в современном Куйбышевском районе
Донецка. По фамилии владелицы земля была названа Смолянкой и до сих пор так называется микрорайон в городе.
34
Десятина — русская единица земельной площади, равная 2 400 квадратным саженям, или 1,0925 гектара.
Десятина представляла собой прямоугольник со сторонами в 80 и 30 («тридцатка») или 60 и 40
(«сороковка») саженей и носила название казенной десятины. Была основной русской поземельной мерой.

56 60 тысяч десятин земли в Донбассе в награду от Императрицы Екатерины Великой получил представитель донской казачьей аристократии полководец Дмитрий Иловайский, который привез для обустройства нового имения 500 крестьянских семейств из
Саратовской губернии, которых поселил возле слободы Макеевка. В 1775 году вольные казаки Зуй и Харцыз основали у впадения реки Ольховой в Крынку поселение, прозванное
Зуевской вольницей. Два года спустя на этом месте Дмитрий Иванович Иловайский построил слободу, которую назвал Зуевской. При этом между Зуем и Иловайским возник конфликт, который закончился боем между вольными казаками и казаками Донского войска, в результате которого Зуй и несколько его товарищей были убиты. Кроме полученных от императрицы земель роду Иловайских также принадлежали большие земельные владения в западной части Области Войска Донского, в том числе и слобода
Макеевка. Многочисленные представители семьи Иловайских владели собственностью в
Донбассе вплоть до революции 1917 года и сыграли значительную роль в развитии региона. Например, им принадлежал Макеевский рудник, объединявший 9 угольных шахт, а также труболитейный и коксохимический заводы. Также они участвовали в создании Макеевского металлургического завода и прокладке железных дорог. В честь рода Иловайских была названа железнодорожная станция, которая сейчас превратилась в город Иловайск.
В конце XVIII века землю на правом берегу Кальмиуса за службу получил суворовский адъютант Даниил Мандрыкин. Память об этой семье сохранилась в названии железнодорожную станции Мандрыкино, основанной на их землях.
Еще одним российским вельможей, сыгравшим значительную роль в истории нашего края, был князь Павел Иванович (Пауль Йоханн Георг) Ливен, происходивший из знатного остзейского рода. Его отец был русским офицером, отличившимся во время войн с Наполеоном и вышедшим в отставку кавалером ордена Святого Георгия в чине генерал- лейтенанта.
Сам Павел получил блестящее образование и начал карьеру во 2-ом отделении собственной Его Императорского Величества канцелярии. Во время Крымской войны князь надел мундир и стал командиром Лейб-гвардии стрелкового батальона. Затем, выйдя в отставку, князь продолжил чиновничью карьеру, которую совмещал с бизнесом.
Среди прочих инвестиций князь Ливен вложил деньги в покупку земли в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии. Центром этого имения стал хутор Пески (ныне поселок в Ясиноватском районе Донецкой области), где велось образцовое хозяйство. В декабре 1851 года князь также приобрел у потомков Шидловского селение
Александровское и находившийся там угольный рудник. Затем князь стал одним из акционеров «Новороссийского общества каменноугольного, железного, стального и рельсового производств» - новой перспективной компании, нацеленной на работу в
Донбассе. В декабре 1868 года князь Павел Ливен сдал Новороссийскому обществу в аренду 500 десятин земли близ села Александровки для добычи угля и еще 100 десятин для постройки чугуноплавильного завода, строительством которого занялся Джон Юз.
После смерти Павла Ивановича правление Новороссийского общества выкупило у вдовы князя Натальи Федоровны его долю акций и 15 869 десятин донбасской земли за 2 миллиона рублей.
Память о князе в Донбассе хранит железнодорожная станция Ливенка на линии
Моспино - Макеевка-грузовая.
Не обошел вниманием наш край купец и банкир Алексей Кириллович Алчевский.
Этот выходец из семьи мелкого торговца заработал первый капитал во время «банковской лихорадки» 1860-70-х годов. В 1868 году он основал Харьковский Торговый банк, занимавшийся коммерческими кредитами, а спустя три года по предложению Алчевского был создан первый в стране акционерный ипотечный банк, получивший название
Харьковского Земельного. Вскоре Алексей Кириллович стал миллионером. Заработанные в банковской сфере капиталы предприниматель вложил в каменноугольное дело, создав в

57 1879 году Алексеевское горнопромышленное общество, занявшееся разработкой антрацита в Славяносербском уезде Екатеринославской губернии.
Чтобы приобрести перспективные земли он не только скупал имения местных помещиков, но и активно выдавал кредиты под залог земли. Если должник не мог рассчитаться, то земля переходила к Алчевскому. Организовав добычу угля, предприниматель взялся и за металлургическое производство, создав два металлургических акционерных предприятия: Донецко-Юрьевское металлургическое общество (ДЮМО) и общество «Русский Провиданс», каждое из которых имело свой металлургический завод. Завод ДЮМО располагался возле станции Юрьевка (ныне г.
Алчевск), а завод «Русского Провиданса» - в Мариуполе.
Сочетание собственных банков, угольных шахт, рудников и металлургических заводов делало предпринимателя практически независимым от других бизнесменов, и к концу девятнадцатого века Алчевский входил в число богатейших людей империи, обладая капиталом в 30 миллионов рублей. Оба новых завода должны были дать гигантскую прибыль, тем более, что их создатель нашел собственную нишу на рынке. В отличие от большинства своих коллег, Алчевский не гнался за казенными заказами, а ориентировался на спрос со стороны частных предприятий.
Однако на рубеже века начался экономический кризис, охвативший США и Европу и серьезно подорвавший экономику России. Донецко-Юрьевский завод еще не был достроен и требовал затрат, не давая прибыли. В результате огромные деньги, вложенные в его строительство, не окупились, и для Алчевского наступили сложные времена. Он попытался удержать на плаву свои металлургические предприятия, начав вливать в них средства, изъятые из других сфер бизнеса, но это привело лишь к истощению всех доступных ресурсов. Ситуацию могли бы спасти заемные средства, но в условиях кризиса не удалось найти ни одного кредитора. Алчевский попытался реализовать часть своей собственности, но и это ему не удалось. Тогда предприниматель обратился за помощью в
Министерство финансов, но в мае 1901 года Алчевский получил отказ со стороны финансового ведомства в какой-либо помощи. Видя, что его империя рушится, 7 мая 1901 года Алексей Кириллович покончил с собой. Его финансово-промышленная империя распалась, и основанные им предприятия обрели новых хозяев.
Однако память о предпринимателе не исчезла, так как станция Юрьевка, возле которой был построен его завод ДЮМО, превратилась в город Алчевск.
Казаки в Донбассе
В освоении и развитии Донбасса огромную роль сыграли казаки. Все знают, что восточная часть региона до 1917 года была землей Донского войска, многие слышали про действия запорожских и слободских казаков в наших степях, но мало кому известно, что тут в девятнадцатом веке существовало собственное казачье войско.
После присоединения к Российской империи Крыма и Северного Причерноморья
Запорожская Сечь утратила свое значение как пограничное укрепление. Более того, сами казаки из первой линии обороны от татарских набегов стали превращаться в опасную для окружающих поселений вооруженную вольницу. Поэтому российским правительством было принято решение упразднить Сечь, что и было выполнено в 1775 году. Запорожская старшина получила дворянство и влилась в элиту малороссийского общества, большинство рядовых запорожцев спустя несколько лет вступили в ряды «войска верных казаков», которое было создано на новых юго-западных границах империи. Сначала бывшим сечевикам была выделена земля между Днестром и Бугом по берегу Чёрного моря, а в самом конце восемнадцатого века они получили во владение долину реки
Кубань, став Кубанским казачьим войском.
Однако не все запорожские казаки продолжили служить России после уничтожения
Сечи. Несколько тысяч казаков и примкнувших к ним беглых крепостных крестьян переселились во владения турецкого султана, который в 1778 году создал из них

58 собственное казачье войско, которое базировалось сначала на берегах Днестра, а затем в низовье Дуная.
Тут им пришлось столкнуться с другими эмигрантами из России – донскими казаками некрасовцами, которые покинули родину после разгрома Булавинского восстания в 1708 году. Между этими изгнанниками было много общего, но имелось и существенное различие. В отличие от сечевиков, по древней традиции остававшихся сугубо мужским братством, некрасовцы жили нормальной жизнью, имели жен и семьи и, помимо войны, активно занимались мирными видами труда.
Найти общий язык двум группам беглецов не удалось, так как прибывшие ранее некрасовцы не спешили делиться с нежданными соседями своими землями и главное – территорией для рыболовства, бывшего главным источником дохода для обитателей этих мест.
Между казаками начались столкновения, быстро перешедшие в кровопролитную войну. Сначала донцы уверено побеждали и даже дважды сжигали Катерлец, где располагалась новая Сечь. Однако в 1811 году усилившиеся казаки Задунайской Сечи перешли в наступление.
Война отличалась крайней жестокостью с обеих сторон: некрасовцы не брали пленных, а запорожцы безжалостно вырезали женщин и детей в некрасовских поселениях. В конце концов, через два года эта кровавая вакханалия закончилась изгнанием некрасовцев.
Наступил расцвет Задунайской
Сечи, которая теперь насчитывала более
10 тысяч человек. Сюда сбегали искатели удачи из Австрийской и
Российской империи, приходили люди, имевшие проблемы с законом или просто неспособные устроиться в мирной жизни.
В 1821 году греки подняли восстание против власти султана, и пять тысяч задунайских казаков во главе с кошевым Семеном Морозом были брошены на усмирение восставших. Казаки приняли участие в нескольких битвах и понесли серьезные потери, из-за чего их моральный дух сильно упал. В результате среди них возникла серьезная группировка, считавшая, что чем бесславно погибать за интересы Стамбула, лучше вернуться в Россию.
В 1828 году во время очередной русско-турецкой войны новый кошевой атаман
Осип Гладкий с большей частью Задунайской Сечи перешел на сторону России. Новые подданные получили прощение и активно участвовали в войне против вчерашних товарищей. За проявленное мужество десять казаков были награждены Георгиевскими крестами, а сам Гладкий получил чин полковника. Зато судьба тех казаков, которые остались верными Турции, сложилась печально: их Сечь была сожжена, часть казаков казнена, а оставшиеся были разоружены и сосланы на каторгу.

59
После окончания войны казаки Гладкого получили для проживания земли на северном берегу Азовского моря между Бердянском и Мариуполем и составили новое войско – Азовское. Наказным атаманом войска, насчитывавшего вначале две с половиной тысячи человек, стал Осип Гладкий. Представители задунайской старшины, прибывшие на новое место, получили сначала права зауряд-офицеров, т.е. военнослужащих, занимавших офицерские должности, но не имевших соответствующего чина, а в 1837 году они сравнялись в правах с офицерами других казачьих войск.
Из-за малочисленности нового войска в число казаков были включены и неказаки, жители Петровского посада, Новоспасовского села и Стародубовской станицы. Также в
Азовское войско были командированы кадровые армейские офицеры, которые должны были «подтянуть» уровень военной подготовки казаков до общеимперского уровня.
Главной задачей Азовского войска стала борьба с контрабандистами на Черном море, которое казаки патрулировали на баркасах.
Три десятилетия на территории современных Володарского и Первомайского районов Донецкой области существовало это войско, но в 1865 году по решению правительства Азовское войско было упразднено. При этом часть казаков переселилась на
Кубань, сохранив свой статус, а часть осталась в Донбассе, превратившись в простых крестьян и мещан.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница