История донбасса



Pdf просмотр
страница4/34
Дата07.04.2019
Размер7.19 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
От татар до казаков
Тринадцатый век Русь встречала далеко не в лучшем состоянии. Некогда единое государство Владимира Великого давно уже раскололось на отдельные княжества, стольный Киев утратил свое значение, а многочисленные князья-рюриковичи между собой воевали значительно чаще, чем против внешнего врага. Формально Великим князем был Юрий Всеволодович Владимирский, однако, его власть распространялась исключительно на северные и восточные княжества. Номинально подвластные
Смоленское, Киевское, Галичское и Волынское княжества жили собственной жизнью под управлением местных князей, имевших собственные амбиции. Наиболее сильными владыками на юго-западе были князья Мстислав Старый, правивший в Киеве, его тезка
Мстислав Удатный из Галича, волынский князь Даниил Романович и еще один Мстислав, князь Черниговский.
Еще один фактор, который нужно помнить, говоря о событиях тринадцатого века на юге Руси, – это запутанный клубок русско-половецких отношений. За два века жизни бок о бок славяне и степняки оказались связаны множеством отношений. Если говорить упрощенно, то после многочисленных войн Половецкое поле практически интегрировалось в состав конгломерата русских княжеств. Знать кочевников оказалась тесно связана со славянской элитой родственными узами и деловыми отношениями.
Кочевники активно участвовали в русских междоусобных войнах на стороне то одного, то другого князя. Выгода была обоюдная. Князья получали под свое командование целые армии из опытных воинов, а половцы активно богатели за счет военной добычи и княжеских даров. Справедливости ради надо сказать, что союзниками кипчаки были

36 весьма коварными и непостоянными. Особого уважения к договорам о мире они не чувствовали, зато прекрасно понимали язык силы и, если чувствовали сильную княжескую руку, были верными союзниками. Но стоило их союзнику ослабеть, как степняки пробовали его оборону на прочность. Такими вот они были. Буйные и плохоуправляемые, опасные и для друзей, и для врагов. Общаясь с ними, нужно было помнить и соблюдать определенные правила, и прежде всего, быть сильными. Говорить о какой-то особой жестокости степняков не приходится. Наши собственные князья тоже лили кровушку с удовольствием, за милую душу жгли города и уводили пленников. Время было весьма суровое, а война всех против всех была обыденной реальностью. И развязали эту войну отнюдь не степняки. Они только пользовались моментом.
Изучая это время, нужно помнить, что наши предки на войну и убийство смотрели совсем иначе, чем мы. Гораздо спокойнее, что ли… Вот, к примеру, великий князь и полководец Владимир Мономах говоря о гибели своего сына произнес: «Разве удивительно, что муж пал на войне? Умирали так лучшие из предков наших». Это была феодальная эпоха, при которой не существовало постоянных союзников или вечных противников. Сегодня два князя ожесточенно рубятся на поле боя, а завтра, словно лучшие друзья, вместе пируют. Для дружинников и князей боевые действия стали банальной будничной работой, которая давала им возможность жить и кормить семьи.
Половцы не отставали от своих соседей в стремлении взять добычу с боя. Банды кочевников налетали на пограничные русские города и села. Наши князья в долгу не оставались, отправляясь в степь для поправления своего материального положения путем грабежа половецких веж. Пленных затем без всяких проблем обменивали. Зачастую степняки выступали как союзники отдельных Рюриковичей в русских междоусобицах. В общем, сложился эдакий симбиоз двух этносов и выработался неписанный кодекс правил поведения.
Так что никто не удивился, когда весной 1223 года к галицкому князю Мстиславу примчались гонцы от хана Котяна Сутоевича с просьбой о помощи в войне с еще одним кочевым племенем. Именно к этому князю половцы обратились по двум причинам. Во- первых, его жена была половчанкой и, благодаря этому, он был в родственных и дружеских отношениях со многими ханами. Во-вторых, всего два года тому назад половцы помогли ему в войне с венграми, так что Котян вполне мог рассчитывать на ответную поддержку галицкого князя.
Вскоре выяснились новые подробности. Врагами хана были не его противники из других половецких орд, а воины никому не известного народа, чья армия вторглась в половецкие земли из-за Кавказа. Половцы уже один раз сражались против них и были разгромлены, и сейчаса Котян остро нуждался в русской помощи, чтобы взять реванш.
Поэтому хан настойчиво звал в поход не только Мстислава Удатного, но и вообще всех русских князей.
Оказалось, что еще несколько лет назад в Закавказье появилась армия народа, который в Азии был известен под именем татар и монгол. Командовали ей Субэдай и
Джэбе, одни из лучших полководцев монгольского владыки Чингисхана. Разгромив грузинские и азербайджанские княжества зимой 1222-1223 года монголы перешли горы, и оказались на Северном Кавказе, где их встретило объединенное войско алан, половцев,
Боевой топорик золотоордынского типа из собрания ГИМ. Фото автора

37 вайнахов, лезгин и остальных обитателей края. Первый бой завершился с ничейным результатом. Тогда монголы пошли на хитрость. Посланцы монголов явились к вождям половцев и предложили заключить сепаратный мир. «Мы и вы из одного рода, аланы же нам чужие. Мы заключим с вами договор, чтобы не тревожить друг друга, и дадим вам столько золота и платья, сколько вы пожелаете, только оставьте алан», - убеждали монголы половцев. Те поверили уговорам, взяли подарки и заключили с монголами мир, предав своих союзников-алан. Обрадовавшиеся такому подарку судьбы полководцы
Чингисхана легко разгромили оставшихся врагов. Однако половцам предательство не принесло счастья. Монголы нарушили мир и обрушились на расходящихся по своим кочевьям без всяких опасений кипчаков. «Монголы внезапно устремились на них, и всякого, кого находили, убивали и взяли опять вдвое против того, что дали. Некоторые из уцелевших кипчаков убежали в Русскую землю», – подвел итог этой политической комбинации средневековый писатель Рашид ад-Дин.
***
Чтобы обдумать половецкую просьбу, в Киев съехались южнорусские князья. Туда же стали собираться половецкие ханы. Один из них, по имени Бастый, даже принял крещение, чтобы показать серьезность своих предложений. Пока князья совещались, гадая, стоит ли тащиться в степи для войны с непонятно кем, половцы, чтобы добиться нужного решения, пустили в ход щедрые посулы и богатые подарки. Немало конских табунов и верблюдов было подарено князьям, еще больше было обещано после победы.
Но все же князья не были единодушны в этом вопросе. Тогда половцы стали пугать русских: «Если вы нам не поможете, то сегодня мы были побиты, а вы завтра побиты будете ». Наконец в ход пошли угрозы, что половцы объединятся с новыми пришельцами и станут воевать против Руси. «Пока я нахожусь в Киеве — по эту сторону Яика, и
Понтийского моря, и реки Дуная татарской сабле не махать», - подвел итог княжеского съезда Мстислав Старый и объявил сбор войска.
Так было решено начать войну, и в апреле русские дружины выступили в поход в донецкие степи. Воевать с татарами шло больше двух десятков князей со своими дружинами и городскими ополчениями, а также неподдающиеся подсчету половцы.
Великий князь Владимирский Юрий Всеволодович сам ввязываться в авантюру не пожелал, вполне резонно посчитав, что у него и своих дел хватает, чтобы еще половцев спасать. Однако, поскольку намечался не просто грабительский налет, а большая война,
Великий князь в силу своей должности обязан был в ней принять участие. Поэтому, чтобы сохранить лицо, он послал в помощь киевскому князю своего племянника Василька
Константиновича с ростовским полком. Тот, впрочем, к месту сбора русской армии опоздал и в походе не участвовал. Возможно, задержка была связана с неопытностью
Василька, которому было от роду всего четырнадцать лет, а, возможно, с тем, что ростовцы особо и не торопились…
Вышедшая из Киева русская армия спустилась по Днепру до порогов, где соединилась с половецкими отрядами и галицкими выгонцами, т.е. отрядами бояр, незадолго до того изгнанных в результате внутренних противоречий из Галиции. Эти изгнанники жили в городках междуречья Днестра и Дуная, и из своей земли сначала спустились на лодках по Днестру, потом по Черному морю вошли в устье Днепра и поднялись вверх по его течению. Объединенная армия двинулась на Восток в поисках врага.
Зачастую этот поход называют походом трех Мстиславов, имея в виду трех самых сильных князей. Хотя всего в войске было пять князей с этим именем. Кстати, это повод задуматься, если своим сыновьям князья давали имя означающее «мститель», «славный в мести», то это тревожный симптом, говорящий о серьезных неладах в обществе.
Справедливости ради отмечу, что Мстислав – это языческое имя-прозвище, крещены

38 князья были под совсем другими именами. Так Мстислава Удатного на самом деле звали
Федором, а Мстислава Черниговского – Пантелеимоном.
Узнав о появлении в Донбасской степи русских войск, монголы послали к князьям гонца, который заявил: «Слышали мы, что идете вы против нас, послушавшись половцев.
А мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сел ваших, и пришли не на вас. Но пришли мы, посланные богом, на конюхов и холопов своих, на поганых половцев, а вы заключите с нами мир. И если прибегут половцы к вам, вы не принимайте их, и прогоняйте от себя, а добро их берите себе. Ведь мы слышали, что и вам они много зла приносят, поэтому мы их также бьем». В общем они снова хотели повторить фокус, принесший им победу на Кавказе, однако русские князья на провокацию не поддались.
Вместо этого монголам напомнили, что они еще недавно клялись быть в мире с половцами. А затем послов обвинили в предательстве и казнили. Это было очень спорное решение с точки зрения морали, однако, зато теперь всем было понятно, что с монголами никакого мира не будет. Вскоре состоялся первый боя передовых частей обоих армий.
Тысяча всадников Мстислава Удатного стремительным ударом разгромила передовой монгольский отряд. Остатки азиатов пытались спастись, но были окружены и перебиты.
Когда монголы поняли, что обречены, они вырыли яму, в которую спрятался их предводитель Гемябек. Сверху его забросали землей, в надежде, что русские не заметят этого тайника, и он после боя вылезет и спасется. Видимо, спрятали его не особо качественно, так как полководца, в конце концов, обнаружили и по просьбе половцев выдали им на расправу.
Окрыленная первой победой русско-половецкая армия уверенно двинулась вглубь степи. Большинство историков считает, что в этом походе с нашей стороны участвовало до восьмидесяти тысяч воинов, из которых примерно половина – половцы. Я считаю эту цифру сильно завышенной, хотя, если в событиях участвовало даже вполовину меньше людей, то это все равно огромное число, потому как такой армии Русь давно не собирала в единый кулак. Казалось, у монголов нет никаких шансов. Однако такое, действительно, большое для своего времени войско имело существенный недостаток: оно не имело единого управления. Из-за амбиций различных князей так и не был выбран военачальник.
Каждый князь командовал своей дружиной и максимум – координировал свои действия с соседями. Ко всему прочему, два наиболее сильных полководца Мстислав Удатный и
Мстислав Старый, враждовали между собой. Так что по сути вместо одной армии у нас было много маленьких, ведущих собственную войну.
После первого боя монголы восемь дней отступали на юго-восток, бросая стада скота и обозы. Скорее всего, этим отступлением они добивались двух целей: собрать в один кулак все свои отряды и утомить и заставить растянуться русскую армию.
Наконец монголы нашли подходящее место для боя – берега реки Калки, или, по- современному Кальчик. Эта небольшая степная речка, текущая всего в нескольких десятках километров от города Донецка навсегда вошла в русскую историю. Вообще – эти места для русских князей были роковыми. Как известно, впадает Калка в еще одну донбасскую реку – Кальмиус, на берегах которой бесславно закончился поход князя Игоря на половцев. Эти два разгрома разделяет меньше сорока лет по времени и всего несколько дней пути по расстоянию.
У Калки произошло еще одно успешное столкновение русского авангарда с монгольскими разъездами, которые были отброшены, и русско-половецкая армия беспрепятственно переправилась через реку и стала лагерем.
Тридцатого мая 1223 года галицкий князь Мстислав Удатный выехал в дозор и обнаружил основные силы монголов. Дальше процитирую Тверскую летопись: «Мстислав сам поехал в дозор, и, увидев татарские полки, вернулся, и повелел воинам своим вооружаться. А оба Мстислава оставались в стане, не зная об этом: Мстислав Галицкий не сказал им ничего из зависти, ибо между ними была великая распря».

39
Мстислав не зря носил прозвище Удатный, за его плечами было немало выигранных сражений, и он верил в себя и считал, что и сам вполне способен справиться с врагом. Его дружина была многочисленной и закаленной в походах, а князь Даниил Волынский и половцы его поддерживали. В общем, Мстислав с ближайшими союзниками атаковал, даже не поставив в известность остальных князей.
Так начался этот злосчастный бой. Часть князей во главе с Мстиславом Удатным столкнулась с основными силами монголов. Русские смело атаковали и завязали ближний бой. В ожесточенной схватке погиб князь Василько, а молодому князю Даниилу
Романовичу копьем пробили грудь, но он продолжал сражаться. Затем в бой кинулись половцы, которыми командовал воевода-галичанин Ярун, и курская дружина князя Олега.
Остальная часть войска в это время только начала понимать, что что-то происходит. Пока командиры узнали, что начался бой, все уже было закончено. Кстати, по поводу «только узнали» не надо улыбаться. Огромный лагерь, даже не лагерь, а совокупность отдельных лагерей разных дружин, никаких средств связи и слабая видимость. Ну, услышал ты шум вдалеке, как понять, это дружины пошли в бой или просто на новое место переносят свой стан? Послать гонца узнать? Так пока он доберется до места действия и вернется обратно, уже будет поздно. Попытаться рассмотреть происходящее? Так даже если встать на спину коня, ничего не видать. Только пыль вдалеке…
Половцы не выдержали боя и побежали назад. По пути они наткнулись на строившихся черниговцев, смяли их и промчались дальше по русскому лагерю, сбивая и топча людей, опрокидывая шатры и распугивая коней. За ними мчались монголы, добивая деморализованных и не успевших даже одеть доспехи противников.
Поняв, что дело проиграно,
Мстислав Удатный тоже кинулся бежать.
Дружина киевского князя
Мстислава Старого была чуть в стороне и не попала под первый удар. Киевляне стояли на холме, который они еще дополнительно укрепили телегами, поставленными в круг по периметру лагеря, и подручными материалами. Мстислав даже не попытался переломить ситуацию, бросив в бой свою дружину. Он просто смотрел с вершины, как монголы гонят и добивают толпы обезумевших людей, еще несколько часов назад бывших армией.
Впрочем, его оправданием может служить то, что у него было много пехоты, которая в сложившейся ситуации была просто бесполезна в полевом сражении. Зато они могли отсидеться в лагере в надежде, что кочевники не станут штурмовать укрепление и уйдут восвояси.
Монголы разделились. Пока одна часть преследовала беглецов, вторая блокировала киевлян. Засев в своей импровизированной полевой крепости, те отбивали все атаки монголов, благо, те особой настойчивости не проявляли, надеясь, что жажда заставит русских выйти. Спустя три дня Мстислав сдался.
С падением лагеря Мстислава Старого связан интересный момент. Летописец говорит: «Были вместе с татарами и бродники, а воеводой у них Плоскиня. Этот окаянный воевода целовал крест великому князю Мстиславу, и двум другим князьям, и всем, кто
Монгольский лучник. Персидская миниатюра.

40 был с ними, что татары не убьют их, а возьмут за них выкуп, но солгал окаянный: передал их, связав, татарам. Татары взяли укрепление и людей перебили, все полегли они здесь костьми. А князей придавили, положив их под доски, а татары наверху сели обедать; так задохнулись князья и окончили свою жизнь».
Бродники – это группа вольных людей, живших на берегах Дона и Азовского моря.
Кто они по происхождению неизвестно. Летописи зафиксировали, что бродники несколько раз участвовали в княжеских усобицах и русско-половецких столкновениях.
Возможно, они были остатками древнего оседлого населения Донбасса, существовавшего еще во времена Хазарского каганата. После прихода сюда печенегов, а затем половцев местные жители могли уцелеть, скрываясь в укрепленных поселениях на речных берегах и островках, выживая за счет охоты и рыбной ловли. Со временем эти люди составили отдельную общность, известную на берегах Дона и его притоков Хопра и Медведицы как бродники. По образу жизни бродники были похожи на появившихся в тех же местах спустя три века казаков. Можно предположить, что общины бродников пополнялись за счет бежавших из русских княжеств или половецких орд преступников, дружинников проигравших в усобицах князей и ханов, искателей удачи или просто авантюристов. На юго-западе Руси, между Карпатами и Днестром, тоже существовали подобные общины тех, кому по тем или иным причинам не было места на Руси. Здесь сложилась общность вольных искателей удачи воинов-берладников, получивших имя от города Берлад, где был их центр. Зачастую тут искали спасения или вербовали новых воинов разгромленные в междоусобицах князья западной Руси.
В общем, кто это, разобрались, а вот, что делают бродники в монгольском войске и сколько их было на Калке, совершенно непонятно. Возможно, они заключили союз с
Субудэем и вместе дрались против русских. Может быть, небольшой отряд бродников попал в плен к монголам, и те отправили пленного командира в качестве переговорщика.
Хотя это маловероятно. Человек, ведущий переговоры о капитуляции с князем, это никак не атаман банды из десятка оборванцев, а вождь, имеющий хоть какой-то вес в глазах
Мстислава.
Князь поверил обещаниям и сложил оружие. По меркам своего времени этим он не совершил ничего предосудительного. Ведь пленных такого ранга почти всегда и русские, и половцы, и европейцы отпускали за соответствующий выкуп. К ужасу князя, оказалось, что монголы этому обычаю не следуют…
Русские потери были колоссальны. Согласно Лаврентьевской летописи, погибли семь князей, «а бояр и простых воинов многое множество. Говорят, что только одних киевлян в этой битве погибло десять тысяч». Тверская летопись сообщает о гибели девяти князей. Об остальных сказано, что «только десятая часть войска вернулась домой. Так за грехи наши Бог отнял у нас разум, и погибло бесчисленное множество людей. И был плач и вопль во всех городах и селах».
Согласно более поздним расчетам, погибло двенадцать князей. Однако Мстислав
Удатный, из-за амбиций которого во многом и случилась эта катастрофа, сумел вернуться домой живым и невредимым.
Он и Даниил Волынский с остатками своих дружин бежали до самого Днепра. Тут они нашли оставленные русской армией лодки, захватили их и переплыли реку на безопасный западный берег. Сразу же после переправы все лодки были уничтожены по приказу Удатного, боявшегося преследования. Из-за этого многие русские войны, дошедшие до Днепра, не смогли переправиться и были убиты преследовавшими их монголами. Монголы гнали разбитую армию до Днепра, где сожгли небольшую крепость
Новгород-Святополч, но дальше на русские земли идти не стали. Победители посчитали, что ими сделано достаточно и можно смело возвращаться к Чингисхану.
Единственным русским отрядом, который смог более-менее организованно отступить, а затем отбиться от преследователей, была дружина князя Владимира
Рюриковича Овручского, который повел своих людей не на запад, как все беглецы, а на

41 северо-восток, к Донцу. Там он окончательно сумел оторваться от преследователей, после чего отправился в Киев занимать освободившийся трон.
Причиной нашего поражения в битве на Калке стали отнюдь не гений Субэдэя или боевые качества монголов. Хотя, конечно, Субэдэй был одним лучших полководцев своего времени, за всю свою долгую жизнь проигравший только один бой. И монголы были вовсе не дикарями в шкурах, а прекрасно вооруженными профессионалами. Но все же их можно было бы победить, если бы русские действовали заодно. Именно отсутствие единого командования русско-половецкого войска привело к позорному разгрому. У каждого из князей были в избытке и личная смелость, и удаль, но из-за гордости они не смогли объединиться и признать над собой чью-либо власть. Даже самый опытный из русских полководцев, Мстислав Удатный, руководствовался в своих действиях исключительно амбициями, а не трезвым расчетом.
Катастрофа на Калке не заставила русских князей изменить свое поведение. Когда спустя четырнадцать лет монголы вернутся, чтобы покорить Русь, их снова встретит конгломерат отдельных княжеств, каждое из которых будет отбиваться поодиночке.
Десятилетие после битвы на Калке монголы занимались строительством своей империи в Азии. Умершего Чингисхана сменил сын Угэдэй, который продолжил дело отца. По его приказу в 1235 году был созван курултай, на котором должна была быть выработана внешняя политика государства. Точнее говоря, суть внешней политики была понятна всем: новая война и захват очередных земель. Споры были лишь в том, на кого из соседей обрушиться сначала. В конце концов было решено наступать сразу по четырем направлениям: o
на северо-запад против кипчаков, булгар, Руси и дальше в Европу; o
на Дальний восток против корейцев; o
на Ближний Восток к Средиземному морю; o
на юг против империи Сун (Юг современного Китая).
Первые два направления походов считались наиболее значимыми, поэтому они были подготовлены с особой тщательностью. Например, против Кореи войска вел сам великий хан Угэдэй. Но нас будет интересовать исключительно западный поход монголов, до основания потрясший Восточную Европу.
Земли, которые предстояло завоевать, вплотную примыкали к Улусу (уделу) старшего сына Чингисхана Джучи и должны были войти в него. Поскольку сам Джучи уже давно был мертв, официально поход возглавил его наследник Бату (Батый). Этот поход был общеимперским делом и помимо войск Улуса Джучи, в нем участвовали отряды всех остальных ханов. Согласно «Сокровенному сказанию монголов», на запад должны были отправиться старшие сыновья «всех ханов, нойонов, тысячников, сотников и десятников, а также и люди всех состояний». Так что в итоге получалась весьма сильная армия.
Осенью 1236 года началось наступление этой армады на Запад. Первой целью стали прикаспийские кочевья кипчаков и Волжская Булгария
27
, которые были разгромлены в течение нескольких месяцев. Булгарскую столицу Биляр, которую в наших летописях называли Великим городом, обороняла пятидесятитысячная армия, что позволило городу сопротивляться полтора месяца, но в итоге он был взят и полностью разрушен. Не пощадили монголы и остальные булгарские города… Булгария получила страшный удар и истекала кровью, по землям в низовьях Волги прошлись монгольские тумены, истребив, изгнав или покорив местных жителей. Другие отряды завоевателей подчинили себе мордву и буртасов. Так монголы подошли вплотную к русским границам. Узнав об этом, половецкий хан Котян, из-за которого произошла в 1223 году битва на Калке, испугался и со своей ордой бежал в Венгрию.
27
Булгары – предки современных казанских татар, соответственно государство Булгар располагалось в районе современного Татарстана.

42
Покорив Поволжье, монголы на некоторое время остановились, чтобы восстановить силы и подготовиться к броску на Русь. За это время армия была пополнена за счет признавших монгольскую власть местных жителей. Осенью 1237 года Батый отправил посольство в приграничное со степью Рязанское княжество, требуя покориться добровольно и заплатить в качестве дани десятую часть всего имущества, имевшегося в княжестве. «И послали своих послов… к князьям рязанским в Рязань, требуя у них десятой части: каждого десятого из князей, десятого из людей и из коней: десятого из белых коней, десятого из вороных, десятого из бурых, десятого из пегих, и десятой части от всего», - говорит нам Тверская летопись.
Несмотря на все усобицы и только что окончившиеся голод и эпидемии, Русь была сильным государством, а русские князья еще никогда не покорялись чужеземцам. Много раз русский меч гулял по шеям не в меру зарвавшихся степняков, так что монгольский ультиматум вызвал в Рязани не страх, а гнев. Князь Юрий Игоревич ответил: «Когда нас не будет в живых – все возьмете!» – и отправил послов восвояси.
Дождавшись, пока замерзнут реки, монголы по их льду как по дорогам двинулись в поход. Всего за одну компанию были разгромлены все северо- восточные княжества Руси.
Первыми были опустошены
Рязанское,
Муромское,
Пронское княжества. При этом жители Рязани были вырезаны поголовно, так что город больше никогда не возродился.
Затем первого января 1238 года в кровавой битве у стен
Коломны погибла сильнейшая на
Руси
Владимирская дружина.
Вскоре монголы взяли стольный город Владимир, а на берегах реки Сить разбили Великого князя Юрия. Чуть раньше другим монгольским отрядом был захвачен
Суздаль, второй по значению город Северо-Восточной Руси. Затем монголы разделились на отряды и широкой лавой прошлись по всей Владимирской земле, захватывая и сжигая всё на своем пути. Никогда еще чужеземные завоеватели не достигали таких успехов на
Руси. Уцелел лишь Новгород, до которого завоеватели не дошли буквально ста верст.
Скорее всего, город уцелел лишь потому, что приближалась весна, и Батый хотел успеть до распутицы вернуться в степи, где за лето можно было откормить отощавших лошадей.
Остаток 1238 года монголы провели, укрепляя свою власть над Половецкими степями и Северным Кавказом. В следующем году монголы разделились на отдельные армии и наносили удары по всему периметру контролируемой территории. Так они захватили город Судак и покорили Крым. Одновременно завоевали Аланию – государство, основанное на северо-западе Кавказа аланами, потомками сарматов и предками современных осетин. Этот христианский народ отбивался отчаянно, и даже после падения их столицы, города Магас, и покорения равнинной части государства, часть алан продолжала сопротивление, укрывшись в горной местности.
Монгольское нашествие.

43
Осенью 1239 года монгольские отряды вторглись в пределы южных русских земель разгромив Черниговское и Переяславское княжества. Спустя год многотысячная армада завоевателей двинулась в сторону древней русской столицы – златоглавого Киева. Вскоре город был взят штурмом. Большая часть киевлян погибла на пылающих улицах родного города, а уцелевшие превратились в бессловесных рабов. Некогда богатый и многолюдный город после монгольского погрома превратился в безжизненные руины.
От киевских руин монголы двинулись на запад. Монголы действовали решительно и даже самоуверенно. Батый решился разделить свои силы и одновременно атаковать сразу двух сильных противников: поляков и венгров. Точность, с какой были распланированы действия всех монгольских отрядов, просто потрясает. Заранее определив сроки и места встреч для различных подразделений, Батый не побоялся отправить их разными маршрутами. В результате они наступали на огромном пространстве от Пруссии на севере и до Румынии на юге. Таких масштабов наступления и проработанности оперативных планов, координации действий Европа не знала не только в то время, но и гораздо позже.
Польские, чешские и венгерские войска были разбиты и не встречая организованного сопротивления, монголы разграбили Венгрию, Словакию, Хорватию и
Далмацию, а их передовые отряды вышли на берега Адриатического моря. Уцелели только хорошо укрепленные каменные крепости, которые монголы не смогли или не стали брать штурмом. Впрочем, они устояли скорее всего не благодаря крепости стен, а потому, что монголы взяли так много добычи, что эти «крепкие орешки» могли отложить на потом. Хан Батый был в зените своей мощи и казалось, что он в состоянии вернуть времена Аттилы, когда вся Европа склонилась перед вождем кочевников. По крайней мере, он имел немало шансов покорить себе весь континент, если бы двинулся дальше на запад. Европейцы из-за своей разобщенности вряд ли имели возможность остановить надвигающееся нашествие. Однако неожиданно для всех монголы развернулись и отправились на восток.
Причиной этого спасительного для Европы решения послужила смерть великого хана Угэдея в далеком Каракоруме, и Батый посчитал, что борьба за власть в Монголии ему более важна, чем завоевание Европы. В этой ситуации многочисленная и прославленная победами армия Батыя могла стать веским аргументом при перераспределении ролей в империи. Но для этого она должна была находиться поближе к
Коренному улусу, и поэтому Батый своей базой избрал берега Волги, откуда мог легко отправиться и на Запад, и на Восток.
Юридически Батый, несмотря на свое могущество, продолжал оставаться вассалом великого хана. Впрочем, правительство в Каракоруме в дела Батыя особо не вмешивалось, ограничиваясь лишь получением регулярной дани. Так что фактически Батый был полным хозяином на своих землях. Кстати, о землях. Улус
28
, когда-то выделенный Чингисханом хану Джучи и его потомкам, благодаря походам 1237-1242 годов, многократно увеличился. Одна часть покоренных земель, в основном это были половецкие степи включая Донбасс, полностью вошли во владения Батыя. Вторая часть, в том числе и русские княжества, стали вассалами хана, обязанными выплачивать дань и выполнять различные повинности. В том числе и военную – русские отряды должны были участвовать в ханских походах.
Свою столицу Батый основал на берегах Волги и назвал без лишней скромности
Дворцом, по-тюркски Сараем. Сразу же Батый позаботился о налаживании системы связи между столицей и областями, создав почтовую систему, основанную на цепи ям-пунктов где гонцы могли отдохнуть, взять свежих лошадей. Появился класс чиновников, управляющих подвластными землями.
28
Улус – монгольское название удельного владения, даваемого правителем своему вассалу.

44
Так возникло государство, которые русские называли Ордой
29
, а монголы – Улусом
Джучи. Оно охватывала территорию современных Молдавии, Украины, части Российской
Федерации, Казахстана, Узбекистана и Туркмении. Первые четверть века Орда формально считалась вассалом Монгольской империи, но уже при внуке Батыя, хане Менгу-Темире, в 1267 30
году стала полностью независимым государством.
Политически Орда повторяла систему, введенную еще
Чингисханом.
Вся территория делилась на две большие административные единицы: Правое и Левое крыло, каждое из которых, в свою очередь, делилось на меньшие улусы. В Правое крыло с центром в
Сарае входили земли от Дуная и до
Центрального Казахстана, в Левое – соответственно все территории восточнее. Владельцы улусов в случае войны были обязаны выставлять определенное количество воинов, а в мирное время – платить налоги и выполнять различные хозяйственные повинности.
Население Золотой Орды было крайне разноплеменным.
Если центральную степную часть улуса населяли кочевники, то по границам жили оседлые народы: русские, булгары, мордва, марийцы, узбеки, туркмены, народы Северного Кавказа, грузины, армяне … Выше всех на социальной лестнице стояли монголы и другие выходцы из Центральной Азии, бывшие становым хребтом государства и его основной военной силой. Наибольшую по численности группу составляли тюркоязычные половцы-кипчаки, признавшие власть пришельцев. Элита этого народа во время нашествия была вырезана и заменена монгольскими ставленниками, однако, вскоре этнические монголы просто растворились среди более многочисленных кипчаков.
После окончания монгольского Западного похода и возвращения Батыя на берега
Волги, отношения между Русью и Ордой были урегулированы. Побежденные русские князья признавали себя данниками и вассалами хана. Наступил период, который в отечественной истории носит название иго
31
. Монголы, взяв под свое прямое управление земли Чернигова и Киева, не лезли во внутренние дела других русских княжеств, не держали в наших городах свои гарнизоны и не вмешивались в религиозную, культурную и экономическую жизнь региона.
***
Таким образом в тринадцатом веке земли Донбасса вошли в состав монгольского государства, но сами завоеватели сюда практически не переселялись и основное население в регионе по-прежнему составляли половцы. Те монголы, которые сюда
29
«Золотой» Орду стали называть лишь в шестнадцатом веке, когда самого этого государства уже не было.
30
До этого года монеты, которые чеканились в Сарае, несли имя Великого хана, а с 1267 имя хана Золотой
Орды. Точно так же в грамотах ордынских ханов до Менгу-Темура на первое место ставилось имя великого хана.
31
Первое значение этого слова - хомут, которым запрягают лошадь в телегу. В переносном значении «иго» означает гнет завоевателей
Улус Джучи в 13 веке

45 прикочевали с Батыем, вскоре полностью ассимилировались и перешли на местный язык, хотя и остались элитой общества.
Поход Батыя привел к огромным жертвам в Донецком регионе, но буквально за несколько десятилетий мирной жизни численность местных жителей вернулась на прежний уровень. Тем более, что на долгие годы край забыл о междоусобицах и больших войнах. Правители Улуса Джучи заботились о безопасности подданных и развитии торговли, что вело к развитию региона.
Хотя долгое время считалось, что в ордынский период в нашем регионе жили лишь кочевники, историкам удалось выяснить, что в долинах рек Кальмиус и Северский Донец а также в Приазовье существовали и постоянные поселения, руины некоторых из которых были обнаружены археологами в результате раскопок в середине и конце прошлого века.
Например, у поселка Райгородок недалеко от Славянска и у села Маяки были обнаружены городища, в которых когда-то были постройки из обожженного кирпича.
Это, а также многочисленные находки ордынских монет означает, что тут были достаточно крупные населенные пункты, в которых жили ремесленники и торговцы. Нам не известно как в то время назывался город, который сегодня известен как Царино городище, расположенное у села Маяки на Донце, но нет никаких сомнений, что во времена Золотой орды это был важный торговый и военный центр, контролировавший пространство между Доном и Днепром. Причем в этом городе проживали люди разных национальностей, как мусульмане, так и христиане. Согласно данным раскопок тут уже во второй половине четырнадцатого века было развито металлургическое производство, в частности тут отливали чугунные изделия.
За последние десятилетия донецким археологам удалось найти еще несколько ранее неизвестных поселений ордынского ремени, но средств на их детальное изучение пока нет. Единственное, что уже ясно – так это то, что наш край в те времена вовсе не был безлюдным захолустьем, хотя и уступал в своем развитии центру Золотой Орды -
Поволжью.
Первая сотня лет существования Улуса Джучи была золотым временем для этого государства. Из провинции монгольской империи оно стало независимым, богатым и влиятельным центром силы. Но в середине четырнадцатого века Золотая Орда стала настоящим царством хаоса. Единое государство практически прекратило свое существование, распавшись на отдельные, воюющие друг с другом улусы, а царевичи- чингизиды с оружием в руках пытались захватить верховную власть. За это время больше двадцати раз на троне менялись ханы.
Начало этой кровавой вакханалии положил хан Бердибек, в 1357 году убивший собственного больного отца, а затем казнивший всех братьев. Жестокими мерами хан хотел избавиться от возможных претендентов на трон, но вышло иначе: уже через два года его самого убили заговорщики, объявившие ханом Кульпу. Однако многие эмиры не признали нового хана, и началась война всех со всеми. Вскоре Кульпу убивает хан
Науруз, а того через полгода захватит в плен и казнит хан Хизр. Затем ханы начнут меняться с калейдоскопической быстротой, а порой одновременно будет существовать по нескольку ханов. Некоторые царевичи будут занимать престол всего несколько месяцев, а то и недель. Некоторые успеют объявить себя ханом и начать чеканку собственной монеты, но сразу же погибнут, а некоторые чингизиды будут по нескольку раз становиться ханами, а затем терять этот титул.
Причина такой ожесточенной междоусобицы была в том, что чингизиды слишком расплодились, и каждый из них претендовал на власть, вокруг каждого были свои эмиры, которым нужна была власть, добыча, а, следовательно, и война, которая все это могла дать. Вдруг оказалось, что в Улусе слишком много профессиональных воинов, которые должны были воевать с такими же ордынцами, чтобы обеспечить себя всем необходимым.
Еще одной причиной стало перенаселение Улуса Джучи. За тринадцатый–четырнадцатый века население Орды увеличилось в разы, и природных ресурсов для всех стало банально

46 не хватать. Тем более что в четырнадцатом веке началось глобальное похолодание, а, значит, и природных ресурсов стало меньше. Война между отдельными кланами кочевников за пастбища для своего скота становилась неизбежной.
В конце концов, в степях установился определенный баланс сил, и возникло несколько наиболее сильных псевдогосударственных образований, правители которых будут бороться за верховную власть над всем Улусом Джучи. Основная борьба за власть развернулась в Поволжье, где располагалась номинальная столица – Сарай. Тот, кто смог захватить этот город, считался законным ханом всего Улуса Джучи.
Западную часть Улуса Джучи в том числе Донбасс и Крым стал контролировать
Мамай, бывший беклярибек (одна из высших административных должностей в улусе) хана Бердибека. Поскольку Мамай не был чингизидом, то он не мог сам стать ханом.
Поэтому он объявлял ханом одного из чингизидов и правил от его имени. Мамаю дважды удавалось посадить на трон хана Абдуллаха, а после его смерти – хана Булака, но каждый раз Мамая из Сарая выбивали новые претенденты. К 1380 году Улус Джучи был поделен по Волге между Мамаем, правившем от имени хана Булака, и Тохтамышем.
Удивительно, но эта смута позитивно отразилась на Донбассе, ведь жители превратившегося в поле непрекращающегося боя Поволжья стали переезжать в спокойные регионы, в том числе и в донецкие степи.
Например, летняя ставка хана Абдаллаха в это время располагалась на плато у берега Северского Донца около села Шипиловки в Попаснянском районе современной
Луганской области. Естественно, что вслед за ханом сюда перекочевали его приближенные, телохранители, ремесленники и торговцы... В итоге тут каждое лето жило как минимум несколько тысяч человек.
Юрта хана находилась в центре этого временного города. Вокруг стояли шатры его жен и приближенных. Чуть дальше стоял круг юрт, в которых жили ремесленники и торговцы, а жилища простолюдинов были расположены еще дальше, образуя внешнее кольцо юрт. Вероятно, тут же располагался и монетный двор, где чеканилась серебряные монеты. По мнению археологов, это место носило название Муаззам Урду (высокая орда).
В 1380 году Мамай начал большой поход против русских княжеств и был разбит в битве на Куликовом поле московским князем Дмитрием Донским. Лучшие воины татарского полководца погибли и этим воспользовался его конкурент, хан Тохтамыш, спешно переправившийся через Волгу и двинувшийся на запад, чтобы добить ослабевшего Мамая.
Два ордынских вождя встретились в Донбассе где-то в районе реки Калки. Воины
Мамая понимали, что им не устоять против нового врага. К тому же Тохтамыш был чингизидом, а, следовательно, более легитимным правителем, чем Мамай. Поэтому большинство людей Мамая оставили своего господина и перешли на сторону хана. Битвы по сути и не было. Немногих защитников беклярибека перебили, а он сам бежал в Крым, где вскоре и погиб. Так после двадцатилетней смуты весь Улус Джучи снова был собран в единое государство.
В весьма короткие сроки новый хан вернул силу и единство Золотой Орде. Вассалы были усмирены, знать приведена к покорности, с бандитскими шайками, грабившими купцов, нещадно боролись. Казалось, что вернулись золотые времена Улуса Джучи, но недолгим был этот период возрождения. Закат империи был скорым и ужасным.
Опору Тохтамыша составляла кочевая знать, которая жаждала войны и добычи.
Чтобы не лишиться их поддержки, хан должен был вести их на дальнейшие завоевания.
Целью стала область Ширван в современном Азербайджане и Персия. Однако там ордынцам пришлось столкнуться не только с местными жителями, но и с войсками самаркандского эмира Тимура, известного в Персии и Европе под прозвищем Тамерлан.
Началась война между двумя сверхдержавами своего времени. Сначала армии Золотой
Орды сопутствовал успех и воины Тохтамыша дошли до Бухары и Ташкента, но в 1390 году эмир Тимур повел свою непобедимую армию из Самарканда на Золотую Орду. Зиму

47 1390-1391 годов эта армия провела в Ташкенте, готовясь к сражениям, а с наступлением тепла стремительно двинулась на север через казахские степи. Хан не ожидал такого вторжения и отступил практически до Волги, собирая силы для отпора. Воинам
Тамерлана пришлось проделать путь длиной почти в две тысячи километров, форсировать реки Тобол и Урал, пока наконец, они не встретили противника на берегах реки Кондурчи в современном Татарстане. Тут в июне 1391 года состоялось грандиозное трехдневное сражение между двумя сильнейшими владыками Азии. Более многочисленное войско ордынцев атаковало, но лучше обученные воины Тимура выстояли и отразили удар. Тогда
Тохтамыш попытался окружить врага, но и это не удалось. Затем Тимур перешел в наступление и опрокинул строй противника. Татары стали отступать и вскоре побежали.
По их следам, как коршуны, кинулись воины Тимура и гнали их, нещадно убивая.
Среднеазиатский полководец одержал убедительную победу, но не стал добивать
Улус Джучи и вернулся в Среднюю Азию. Воспользовавшись этим хан Тохтамыш собрал новую армию и в 1394 году атаковала владения Тимура в Ширване. В ответ железные колонны хромого полководца двинулись на север, сметая на своем пути отряды татар.
Тамерлан перешел Кавказский хребет и перенес войну в землю врага. В апреле следующего года на берегах буйного Терека снова встретились армии хана и эмира.
15 апреля 1395 года произошло великое побоище, в котором принимали участие десятки, если не сотни тысяч воинов. И снова Орда была разгромлена. Понимая, что бежавший в степи Тохтамыш все еще опасен, эмир Тимур решил устроить такой погром, чтобы вообще вывести Улус Джучи из большой политики. Уничтожая все на своем пути, его армия двинулась сначала вдоль Волги от ее устья до города Сарай. Ордынская столица была взята и разрушена. Такая участь ждала и остальные города Улуса Джучи. От Волги
Тамерлан смерчем прошелся по европейской части Золотой Орды. Везде, где побывали войска хромого полководца, оставалась только выжженная пустыня. Если кочевому населению еще можно было спастись бегством, то у оседлых жителей шансов уцелеть не было. Именно с этого момента степи к югу от русских границ, включая и Донбасс, были полностью разорены и обескровлены, превратившись в безлюдное Дикое поле.
Золотая орда просуществовала еще почти столетие и, в конце концов, распалась на несколько государств. При этом южная часть Донбасса стала северо-восточной окраиной
Крымского ханства и выполняла роль безлюдной буферной зоны между Крымом и
Московской державой.
Основным источником доходов Крымских татар были набеги на соседей с целью угона рабов, которые затем продавались в Стамбул. Естественно, жить рядом с такими соседями желающих было мало, так что Донбасс оставался слабозаселенным. Однако постепенно с севера в регион переселялись наиболее решительные славяне, которые заселяли речные долины, где вели жизнь вольных охотников и рыбаков. Со временем эти свободные люди получили название казаков.
Кроме того русское царство чтобы защищаться от набегов кочевников было вынуждено создать глубокоэшелонированную систему обороны на своих южных рубежах.
Её основу составляли засечные черты, представлявшие собой многокилометровые непрерывные заграждения из засек (поваленных крест-накрест вершинами в сторону противника деревьев), частоколов, рвов и земляных валов, усиленных крепостями с гарнизонами.
Такие засечные черты располагались гораздо севернее Донбасса, но базировавшиеся там русские сторожевые отряды, выходили далеко в степь для наблюдения за татарами.
Со временем южнее старых оборонительных линий строились новые крепости, которые становились основой для новой засечной черты, под защитой которой строились новые деревни и города. Так Русь продвигалась на юг, осваивая новые земли. В XVI—XVIII веках приграничные земли в районе Белгородской засечной черты были заселены выходцами из центральных русских областей и православными переселенцами из
Малороссии, принадлежавшей тогда Речи Посполитой. Новые жители освобождались от

48 уплаты налогов, а за это должны были нести сторожевую службу и оборонять пограничье от татарских набегов. Эта земля получила название Слободской Украины и стала плацдармом для продвижения вглубь степи и освоения Донбасса. Сегодня земли
Слобожанщины составляют Харьковскую и Сумскую области Украины и Белгородскую область Российской Федерации.
Скорее всего, в это время в меловых горах над Северским Донцом возник пещерный монастырь, известный сегодня как Святогорская свято-успенская лавра. Впрочем, точная дата его возникновения никому не известна, что дает возможность некоторым авторам утверждать, что он возник еще во времена Киевской Руси. Как бы то ни было, первые письменные упоминания о святых горах относятся к 1526 году, а в 1624 году монахам обители была пожалована царская грамота на право владения землёй.
В 1571 году на реке Бахмут была основана укрепленная слободка, впоследствии выросшая в город Бахмут, современный Артемовск. В середине семнадцатого века в
Донбассе были построены русские крепости Тор (современный город Славянск) и
Маяцкий городок (современное село Маяки). Как минимум с 1625 года к соленым озерам, расположенным в районе нынешнего Славянска стали регулярно отправляться группы россиян, которые тут из озерной воды вываривали соль, которую использовали как для своих нужд, так и для продажи. Уже к середине семнадцатого века тут были настоящие соляные заводы, для защиты которых от татарских набегов в Торе размещается русский гарнизон.
Одновременно с правительственными отрядами в донецкие степи шли и казачьи отряды, которые с разрешения Москвы или без такового обживали берега Северского
Донца и Айдара. При этом казачья колонизация края шла сразу с двух сторон: с северо- запада из Слобожанщины и с востока с Дона. Сначала это были небольшие отряды, которые следили за татарами и лишь временно останавливались в Донбассе для охоты или добычи соли, но со временем донские казаки стали строить тут укрепленные городки и переселяться сюда. Тут в обширных и безлюдных степях казаки начали разводить скот и коней, нужных им для военных походов.
С середины XVII века на левом лесистом берегу Донца начали появляться небольшие укреплённые городки, которые донские казаки использовали как свои форпосты. Казачество активно пополнялось бежавшими на юг крестьянами, боевыми холопами и даже дворянами, искавшими тут вольной и богатой приключениями жизни.
После церковной реформы патриарха Никона сюда устремились староверы, которым стало некомфортно в центральной России.
Очевидно, изначально среди казаков было мало женщин, но донские казаки, в отличие от запорожских, положительно относились к созданию полноценных семей, и поэтому недостаток природных казачек донцы возмещали, беря в жены крещеных татарок и черкешенок. С ростом числа городков и улучшением материального положения казачества семейных казаков становилось всё больше. и со временем донские казаки стали одним из субэтносов русского народа, в отличие от казаков Запорожской Сечи, оставшихся сугубо мужским братством.
Самыми первыми из известных нам донских городков в Донбассе, были Айдарской,
Боровской и Луган, каждый из которых являлся центром районов, называемых юрты. Они возникли предположительно в сороковых годах
32
семнадцатого века. Чуть позже были основаны и другие городки: Теплинской, Трехизбенской, Краснянской, Кабаний,
Сухоревской и Бахмутской…
К концу XVII века донцами уже было достаточно колонизировано левобережье
Северского Донца, и они на юго-западе продвинулись до реки Лугань. Южнее казаки не смогли продвинуться из-за опасности татарских набегов, и направление потока
32
Есть версия, что они возникли на три десятилетия позже

49 переселенцев сместилось на северо-запад к реке Красная и городу Изюму, куда с другой стороны уже дошли слободские казаки.
В начале XVIII века из-за усиливавшегося давления государства на юг начали массово убегать жители Великой и Малой Руси. Как правило, это были бедняки, которые пополняли ряды голытьбы - бесправных казаков, по сути не являющихся полноправными членами общества. Из-за своего положения голытьба была склонна к грабежам и убийствам, часто устраивала набеги на соседей и для заработка всегда была готова взяться за оружие. При этом зажиточные казаки не гнушались эксплуатировать нищих беглецов.
Наплыв новых людей заставлял казачество расширять свои территориальные владения, из-за чего были неизбежны конфликты с жителями смежных земель. Так, на рубеже XVII-XVIII веков в Подонцовье начался конфликт между донским казачеством и
Изюмским слободским казачьим полком, созданным в 1688 году из переселенцев с
Правобережной Украины. Казаки не могли поделить земли в долинах рек Бахмут,
Жеребец и Красная. Главным камнем преткновения стали бахмутские солевые промыслы.
Местные солеварни позволяли получать неплохой доход и поэтому, начиная с 1703 года донцы и изюмцы начали борьбу за контроль над солеными озерами, которая периодически выливалась в вооруженные столкновения.
Чтобы избежать кровопролития, казаки обратились в Москву за арбитражем. Из столицы в Донбасс были направлены чиновники, которые на месте должны были разрешить ситуацию. Опросив старожилов, царские посланцы вынесли решение в пользу
Изюмского полка. Однако донские казаки не согласились с этим решением и начали нападать на слободских солеваров, которых избивали и грабили.
Осенью 1705 года отряд донских казаков, во главе которого был бахмутский атаман
Кондратий Булавин, захватил принадлежащие государству солеварни у Бахмутского городка. Прибывшего для выяснения ситуации чиновника дьяка Горчакова казаки арестовали и восемь дней продержали под замком, но потом отпустили, однако солеварни не вернули.
В результате в спор вмешался лично царь Петр I, издавший грамоту, согласно которой спорная территория отходила к Изюмскому полку. Естественно, это вызвало сильное недовольство донцов, а вскоре у них появился еще один повод для возмущения: летом 1707 года император Пётр I издал указ о поиске беглых крепостных на Дону и их возвращении помещикам. Тем самым был нарушен древний принцип «с Дону выдачи нет», и донцам следовало сделать выбор: подчиниться или восстать. Природные зажиточные казаки хоть и были не в восторге, но идти на конфликт с правительством не желали, а вот голытьба, среди которой было немало беглых, заволновалась всерьез.
Вскоре на Дон прибыл полковник князь Юрий Долгоруков с небольшим отрядом регулярной армии. Аристократ действовал решительно и жестко. Прибыв в казачью столицу Черкасск и объявив государеву волю атаману, он в сентябре начал рейд по городкам и станицам. Ему удалось поймать около двух тысяч беглых крепостных, но и его противники не теряли времени даром, собираясь под знамена Булавина. Из-за своего недавнего захвата солеварниц и нападения на дьяка Кондратий Афанасьевич был вне закона и поэтому стал естественным лидером антиправительственных выступлений. В это время атаману Булавину было 47 лет, и он был опытным и авторитетным ветераном, прошедшим войну с Турцией и татарами. Сдаваться и идти под суд он не собирался и поэтому решил объединить всех недовольных и поднять восстание.
В ночь на 9 октября отряд Булавина неожиданно напал на Шульгинский городок
33
, где ночевал князь Долгорукий со своими людьми. После недолгого боя московские воины были убиты. Отныне дорога назад для булавинцев была закрыта, и они начали открытую войну против государства. Вскоре отряд мятежников насчитывал несколько тысяч человек, но не все казаки поддержали Булавина. Донской атаман Лукьян Максимов собрал
33
Сейчас это село Шульгинка Луганской области.

50 отряд верных царю казаков и калмыков и выступил против повстанцев. На реке Айдар около городка Закотного в современной Луганской области произошел бой.
Разношерстное и плохо вооруженное воинство Кондратия Афанасьевича было разгромлено, а сам атаман с несколькими товарищами бежал. Однако поражение не сломило волю Булавина. Он отправился на Днепр, где нашел приют у запорожских казаков. Всю зиму атаман вербовал сторонников и рассылал призывы к восстанию по югу
России.
4 апреля 1708 года из Запорожской Сечи Булавин повел новую армию через Донбасс на Дон, где объединился с единомышленниками. Вскоре под его командованием было двадцать тысяч казаков, с которыми он двинулся на Черкасск и 1 мая захватил его.
Законный донской атаман Лукьян Максимов и ряд промосковских старшин были казнены, а на созванном кругу Булавин был избран новым атаманом Войска Донского.
Не останавливаясь на достигнутом, Булавин продолжил наступать. При этом он разделил свою армию на три отряда, каждый из которых имел собственную задачу. Сам атаман с двумя тысячами казаков планировал захватить Азов, его товарищ Игнат
Некрасов должен был идти на Волгу и взять Самару и Царицын, а отряд под командованием атамана Старо-Айдарского городка Семена Драного должен был пройти по Донбассу, поднять на борьбу местных казаков и затем наступать на Слобожанщину.
Это был высший взлет в жизни уроженца луганской станицы Трёхизбянской
Кондратия Булавина, однако его триумф был недолгим. Правительствои на юг был отправлен отличившийся на шведском фронте майор лейб-гвардии Преображенского полка князь Василий Долгоруков, который являлся родным братом убитого Булавиным год назад московского командира. Во главе двух регулярных полков из Москвы и четырех сотен воронежских драгун князь двинулся наводить порядок. По пути к нему присоединилось ополчение из московских дворян. Одновременно против Булавина выступили два казачьих полка из Малороссии, которые послал Иван Мазепа, и слобожанские казаки под командованием изюмского полковника Ф.В. Шидловского.
Всего против бунтовщиков двинулось около 32 000 человек, общее командование которыми осуществлял Долгоруков.
В ночь на 8 июня 1708 года отряд Драного сумел скрытно подойти к лагерю верного правительству Сумского слободского казачьего полка на реке Уразовой (Валуйки).
Воспользовавшись ситуацией, повстанцы внезапной атакой разгромили сумчан.
Победителям достался весь полковой обоз и 4 пушки.
25 июня Драный с шеститысячным отрядом подошел к городу Тор (современный
Славянск), куда спустя неделю прибыл князь Долгоруков. 2 июля произошел бой, в котором донцы были наголову разбиты. Семен Драный и еще тысяча казаков погибли, остальные в беспорядке бежали. Лишь к концу августа сменивший Драного атаман
Никита Голый сумел собрать в кулак остатки донбасской группировки булавинцев в районе Старого Айдара.
Сам Кондратий Булавин в это время был разбит под Азовом. Воспользовавшись этим, верные Москве донские казаки 7 июля попытались его арестовать, но во время начавшейся схватки атаман погиб. После этого большая часть донских казаков принесла присягу царю. Оставшиеся отряды повстанцев пытались сопротивляться, но вскоре были уничтожены. 4 ноября 1708 года, последний крупный отряд булавинцев, действовавших в
Донбассе, потерпел поражение. Его командир Никита Голый был схвачен и казнен. На этом восстание в Донбассе закончилось.
Василий Долгоруков жестко расправился со всеми, причастными к восстанию.
Вдобавок, действовавшие под его эгидой слобожанские казаки сполна воспользовались ситуацией, чтобы убрать из окрестностей Бахмута своих конкурентов-донцов. В результате многие донские городки, существовавшие ранее в Донбассе, были разорены, обнаруженные беглые крепостные арестованы и возвращены помещикам, территории в долине Северского Донца отобраны у донцов...

51
На этом экспансия донских казаков в Донбасс была, по сути, остановлена. Восточная часть Донбасса (сегодня это Луганская и часть Донецкой областей) осталась в составе
Войска Донского, а южная и западная – под управлением центрального правительства
России.
Говоря о казачьей колонизации Донбасса XVII - начала XVIII веков, нельзя не упомянуть о появлении тут запорожских казаков. Поддерживая на протяжении десятилетий тесные контакты с донцами, запорожцы хорошо знали степные пути через этот край и, начиная с конца XVII века, высылали на берега Северского Донца свои пикеты, которые должны были следить за перемещением по степи татар. К началу следующего века к западу от Кальмиуса запорожцы построили свои первые зимовники - небольшие хутора из двух-трех хат, жители которых разводили скот и делали различные запасы для нужд войска. Как правило, в зимовниках селились постаревшие казаки и посполитые-крестьяне, обязанные нести повинности в пользу Сечи. Большая часть жителей зимовников там проводила холодные месяцы, а с наступлением тепла отправлялись на Сечь, в Малороссию или в степь.
Не будет преувеличением сказать, что хотя сечевики и заявили свои права на юго- западную часть Донбасса, для Запорожской Сечи он был далекой периферией, к освоению которой запорожцы практически не приступили.
В 1709 году запорожцы изменили России и присоединились к шведским войскам
Карла Двенадцатого. За это Запорожская Сечь была уничтожена царскими войсками, а сами запорожцы были вынуждены переселиться во владения турецкого султана. Лишь в
1733 году сечевики получили прощение и вернулись на родину. Снова они появились и в
Донбассе, где в устье Кальмиуса основали небольшую крепость Домаху. Однако ни людских, ни экономических сил для освоения края у Новой Сечи уже не было.
Тем не менее, в середине XVIII века Донбасс юридически был разделен между тремя казачествами:

Изюмским слободским полком, занимавшим север современной Донецкой и северо-запад Луганской областей;

Войском Донским, занимавшим земли к востоку от Кальмиуса;

Войском Запорожским, занимавшим земли к западу от Кальмиуса.
Донбасская часть Области Войска Запорожского была разделена на два округа- паланки: Кальмиусскую, занимавшую юг и центр Донецкой области, и Барвенковскую, включавшую северо-запад Донецкой области.
В 1765 году слободские полки были распущены, а спустя десять лет была упразднена и Запорожская Сечь. Единственными казаками в Донбассе остались донские.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница