Исследовательская работа ученицы 9 класса Серебряной Алёны По теме: " Отношение Н. С. Хрущева к Сталину в 1946-1953гг."



Скачать 372.09 Kb.
Дата03.07.2016
Размер372.09 Kb.
ТипИсследовательская работа


ГОУ Гимназия 1505

«Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»

Исследовательская работа

ученицы 9 класса

Серебряной Алёны

По теме:


Отношение Н.С.Хрущева к Сталину в 1946-1953гг.”

Научный руководитель:

к.и.н. Л.А.Наумов

Москва2010 г.



Оглавление

Вступление 3

Основная часть 4

Глава 1. Историки о роли Н.С.Хрущева в смерти Сталина 4

Глава 2. Отношение Н.С.Хрущева к Сталину по мемуарам 13

Глава 3. Смерть Сталина……………………………………………………………………23

Заключение 28

Список литературы 29



Вступление.

5 марта 1953 году умер И.В.Сталин. С тех пор не прекращается дискуссии политиков, журналистов и историков о причинах его смерти и о роли Л.П.Берия, Г.М. Маленкова и Н.С.Хрущева в этих событиях.

Трудность заключается, в первую очередь, в недостатке источников. Наиболее полный рассказ о событиях конца февраля - начала марта 1953 г в Кремле и на «ближней даче Сталина» в Кунцево содержится в воспоминаниях самого Н.С. Хрущева. Эти мемуары были написаны уже после того как в 1964 г. Н.С.Хрущев лишился власти. Вопреки запрету бывший первый секретарь ЦК КПСС опубликовал свои размышления в США в 1971 году

Кроме воспоминаний Хрущева есть также воспоминания дочери Сталина С.И.Аллилуевой, сотрудников сталинской дачи М.Г. Старостина и П. Лозгачева.

Среди историков есть две версии событий. Одни (Д.Волкогонов, Б. Соколов) верят свидетельству Н.С.Хрущева и считают, что Сталин умер своей смертью в результате болезни. Несколько десятков лет назад А.Авторханов попытался доказать, что вождь был убит в результате «дворцового переворота».

Чтобы разобраться в этом, надо проанализировать мемуары Хрущева-это основной источник. Если Н.С.Хрущев причастен к смерти Сталина (по концепции Авторханова), то, в его мемуарах может быть информация об истинном отношении Хрущева к Сталину и к его смерти, что подтолкнет нас к мысли, о том, что Хрущев способствовал смерти Сталина.



Глава 1.

Историки о роли Н.С.Хрущева в смерти Сталина.
Как умер Сталин? В 1976 г. Абдурахман Авторханов, по характеристике Бориса Соколова, «классик советологии в своей книге "Загадка смерти Сталина (заговор Берия)" высказал предположение, что вождь был убит заговорщиками, во главе которых стоял Л.П.Берия.

А.Авторханов в молодости попал в партийную элиту. B 1937 г. был арестован, подвергался пыткам и имитации расстрела, оправдан судом. Перешёл линию фронта с предложением Гитлеру союза с восставшей Чечней. После войны был профессором американской военной академии и председателем её Ученого Совета. Автор ряда книг по истории СССР и его системе управления. В одной из работ «Загадка смерти Сталина», опубликованной в1991 году, он пытается объяснить, кому и почему была выгодна смерть Сталина.

В первой же главе Авторханов описывает конфликт между Политбюро и Сталиным. Разногласия между ними начались, когда должен был созываться съезд партии. Члены Политбюро хотели созвать в августе 1952 года пленум ЦК ВКП (б) и на нем определить созыв съезда партии. Сталин же хотел назначить съезд только после того, как будет проведена намеченная вторая «великая чистка». На этом XIX съезде вместо Сталина политический отчет ЦК делал Маленков. Почему так получилось? – задает вопрос Авторханов. Возможно, Сталин отказался делать доклад или же Политбюро решило поручить доклад Маленкову, открытие съезда - Молотову, а закрытие Ворошилову. Это событие вызывает много вопросов. По мемуарам Хрущева, мы узнаем, что Сталин сам поручил открытие и закрытие Ворошилову и Молотову, но почему, же тогда потом Сталин их называет шпионами? Следовательно, скорей всего, их выбирали члены Политбюро, а не Сталин, делает вывод Авторханов. Второй сюрприз: в нарушение всей сталинской традиции в президиум съезда не избрали трех членов Политбюро – А.И.Микояна, Андреева и А.Н. Косыгина. И ещё один сюрприз: в перечисление рангового места членов Политбюро Берия оказался не третьем, как обычно, а на пятом месте. Но Берия взял реванш. На съезде он выступил с большой и острой по стилю речью. В свое речи он ставил партию впереди Сталина. Так же Берия не сказал ни слова о Грузии и грузинских «буржуазных националистах». Он не мог их защищать, но он и не осудил их, как требовало кампания Сталина против «буржуазного национализма»

По мнению Авторханова, к XIX съезду партии Сталин оказался в полной изоляции от других членов Политбюро по важнейшим вопросом международной и внутренней политики. Коренное разногласие между Сталиным и Политбюро возникло именно по вопросу о политике мира. Так же были разногласия по вопросам о внутренней экономике, о передаче МТС. Главные же разногласия между Сталиным и Политбюро в международной политике касались новой доктрины, впервые официально сформулированной на ХХ съезде.

В годы борьбы Сталина и Политбюро, у него (Сталина) была два исторических поражения. После войны люди притащили с собой бациллы свободы и социальной справедливости. И вылечить народ от этой болезни, по мнению вождя, можно только новыми репрессиями. Но верхи партии этого не могут понять, и они даже готовы начать диалог с Западом и попросить помощи у него в решении внутриэкономических и внешнеторговых проблем СССР

По мнению Авторханова, Сталин в это время разрабатывает новую схему организации ЦК и его исполнительных органов. Великий вождь смешивал своих «нечестивых» адептов из старого Политбюро с рвущимися наверх «целинниками» из областных вотчин партии. И члены Политбюро знали, что Сталин хочет уничтожить старых членов Политбюро с помощью новых. Тогда же члены Политбюро приняли меры, чтобы сорвать этот план. На закрытом заседании ХХ съезда КПСС Хрущев выступил с докладом насчет этого плана Сталина. Этот доклад и стал решающим значением для раскрытия внутренних мотивов поведения старых членов Политбюро. В прежнем Политбюро было 10 членов (без Сталина). Во время выборов нового президиума ЦК Сталин дал отвод 6 членам из 10 (В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов, Л.М.Каганович, Андреев, А.И.Микоян и Ю.А.Косыгин). Когда Сталин стал разбирать членов Политбюро: то 5 из 11 членов оказались еврейскими родственниками (В.М.Молотов, Г.М.Маленков, К.Е.Ворошилов, Андреев, Н.С.Хрущев), один евреем (Каганович), один полуевреем (Берия), два причастных к «ленинградской мафии» (Косыгин и Микоян) и только один человек оказался чистым - Булганин. Сталин дал отвод 6 членам Политбюро, так почему же важнейшие из них (Молотов, Ворошилов, Микоян, Каганович) были все - таки избраны в члены нового Политбюро. Что Сталин их отводил нам известно из доклада ЦК. Но что они все-таки были избраны, мы узнаем из официального сообщения о пленуме ЦК. Это было первым поражением Сталина.

Цель Сталина ясна – убрать К.Е.Ворошилова, В.М.Молотова, А.И.Микояна и Л.М.Кагановича.Исчерпав все другие средства, Сталин, по мнению Авторханова, решил пойти ва-банк. Он подал ЦК заявление об освобождение его от должности генерального секретаря. Он сделал это чтобы проверить преданность своих ближайших соратников и учеников, а так же он был уверен, что его заявление не примут. Однако пленум принял заявление Сталина. Это, по мнению Авторханова было второе историческое поражение Сталина.

Личная диктатура Сталина требовала, чтобы не партия контролировала полицию, а наоборот. Пытаясь лишить вождя этого инструмента члены ЦК дали Сталину А.А.Игнатьева как министра безопасности. Игнатьев вел двойную игру: прилежно выполнял все поручения Сталина и аккуратно сообщал тем, против кого они были направлены. Игнатьев был идеальным оружием для заговора против Сталина. Но сломить Сталина можно, только если уничтожить его «внутренний кабинет» во главе с генералом А.Н.Поскребышевым, его личной охраной во главе с генералом Н.С. Власиком, комендатурой Кремля во главе с генералом П.Косынкиным. Были и другие проблемы: 1) где предложить Сталину отставку - в Кремле или на его даче. 2) кого из членов Президиума ЦК можно включить в «делегацию» Сталина. Сразу отпадают Молотов Ворошилов Каганович Микоян и новые члены Президиума. Остаются только Берия Маленков Хрущев Булганин и Игнатьев. План Берия по уничтожению Сталина заключался в том, что сначала они убирают «кабинет», а потом и Сталина. Берия сначала убрал Поскребышева. Следующим пунктом был генерал Власик. Это было легко. Берия так же убрал и личного врача, и начальника Лечебно-санитарного управления Кремля, и министра здравоохранения СССР. Сталин знал, что Берия может устроить заговор против него, и он этого боялся. Так по плану Берия был истреблен весь «внутренний кабинет» Сталина и на его месте появился новый, через которого Берия мог уничтожить Сталина.

Берия и Сталин были врагами - это и так видно, но почему, же Сталин сразу не убрал Берия. Авторханов предполагает, что вождь просто не хотел раскрывать все карты. Он хотел войти в доверие к Берия, а потом нанести ошеломляющий удар – вот как Сталин поступал как во внутренней, так и во внешней политике.

С 18 января по 17 февраля 1953 г. в «Правде» есть статьи по делу врачей, которые прямо или косвенно упоминают о врагах народа (В это же время происходит убийство генерала Косынкина (которое было нужно Берия для уничтожения Сталина) и убийство Л. Мехлиса (он был евреем, и Сталин решил, что он может быть причастен к делу врачей) «убийство, нужное Сталину, было организовано весьма естественно, даже торжественно, чтобы все подумали "человек умер на боевом посту". Речь идет о Льве Мехлисе.»1

. С точки зрения исследователя очень показательно, что и в период с 17 февраля по 8 марта в «Правде» много статей о врачах- вредителях, но потом после 8 марта о так называемых вредителях ничего не упоминается. Это не Сталин отменил кампанию против «врагов народа», а так называемые «караульщики» (Берия, Маленков, Хрущев и Булганин). В ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года был совершен переворот. 2 марта 1953 года Сталин умер, и по одной из версий его смерть произошла в Москве, хотя на самом деле он умирает в Куневе.

Со слов Хрущева мы узнаем, что последними посетителями Сталина были именно эти «караульщики», и только в понедельник 2 марта охрана Сталина сообщает «четверке», что Сталин заболел, и они едут к нему и 3 дня спокойно караулят у его постели, спокойно ожидая его смерти. Потом у Хрущева была и другая версия событий, из которой мы узнаем что 28 февраля со Сталиным пировала «четверка», они ушли от Сталина утром 1 марта, вечером того же дня Сталин серьезно заболел. «Четверка» была вызвана вечером 1 марта к больному Сталину, НО они не стали вызывать врачей, отказались видеться с больным и разъехались по домам. Итак, когда же у Сталина был удар 28 февраля, 1 марта или же 2 марта? Скорей всего 28 февраля т.к. 1 марта уже «четверка» контролировала ЦК.

Воспоминания С.Аллилуевой, расходятся с тем, что рассказал Хрущев. Только в одном они совпадают: в том, как торжествовал Берия, когда Сталин умер. Василий Сталин тоже присутствовал в те роковые дни в Куневе. И он утверждает, что Сталина убили, а именно его отравили. «Четверка» понимала, что В. Сталин много знает о смерти Сталина и поэтому они его отправили в тюрьму, а потом и в ссылку.

По мнению Авторханова переворот с 28 февраля на 1 марта схож с переворотом с 11 на 12 марта 1801 года. Только мотивация этих переворотов разная: в первом случае хотели спасти Россию, во втором случае свои души. Как же все, таки произошел переворот? Точной версии не знает никто и возможно никто и не узнает, но есть несколько версий переворота.

Во всех этих версиях есть три факта, которые неизменны:

1. Смерть Сталина сторожит «четверка»

2. К Сталину врачей вызывают только на вторые сутки

3. В смерти Сталина заинтересован лично Берия

Причина смерти Сталина либо от удара, либо от смертельного яда, который дал от Берия. Сложно сказать от чего все, таки умер Сталин, но Авторханов думает, что Сталин умер от яда, который был у Берия.

Чтобы создать себе алиби, Берия сделал так, чтобы никто не узнал о смерти Сталина от свидетелей (две комиссии врачей, охрана и прислуга Сталина на даче в Кунцево). Со своими соучастниками Берия решил поделить власть, которая теперь у него была. По мнению исследователя, Берия решил возглавить движение за реформы. Первым его шагом было освобождение «врачей-вредителей», также он начал пересмотр «сталинской национальной политики» в союзных и автономных республиках. Но закончить свои дела Берия не успел т.к. его арестовали. Отношение между Берия и Хрущевым не складывались. Хрущев ещё при смерти Сталина был не очень рад тому, что Берия взял все в свои руки и поэтому Хрущев начал борьбу за власть. Сначала Хрущев организовывал антибериевский заговор только с Маленковым и Булганиным, а потом уже подговорил и остальных. Смерть Берия тоже загадочна: никто до сих пор не знает, кто его убил Хрущев, Микоян или Москаленко, когда и где он убит тоже никто знает. Есть только официальная дата его смерти – 23 декабря 1953 года.

Итак, по мнению Авторханова Хрущев замешен в убийстве Сталина и принимал в этом заговоре не последнюю роль.

Уже упомянутый выше Борис Соколов сомневается в версии Авторханова. Он оспаривает оба тезиса: и уместность термина «заговор Л.П.Берия», и заинтересованность группы Берия-Маленков-Хрущев в устранении вождя. С точки зрения Соколова: «тезис насчет Берии, слишком поздно вызвавшего врачей, нисколько не убеждает. Первыми-то на сталинскую дачу прибыли Хрущев с Булганиным, но вызывать врачей сразу, же не стали. Берия появился только некоторое время спустя, да и то в паре с Маленковым»2. Иными словами историк сомневается в том, что решение принял именно Берия. С другой стороны, по мнению Соколова, не было у "четверки" непосредственной причины желать скорейшего устранения Сталина»3. Очевидно, что на октябрьском 1952 г. пленуме ЦК Сталин «обрушился лишь на двух представителей "старой гвардии" - Молотова и Микояна». Все остальные не были заинтересованы в участии в гипотетическом «заговоре». «Задержку же с вызовом врачей вполне естественно объяснить тем, что Хрущев, Маленков, Булганин и Берия, узнав, что Сталину худо, элементарно растерялись. Все они привыкли, что вождь думает за них, принимая принципиальные решения, и страшились неизбежной после смерти Сталина борьбы за власть. Поэтому они подсознательно поддерживали в себе и других надежду, что товарищ Сталин просто крепко спит, так что все обойдется и им пока не придется брать на себя всю ответственность за руководство страной»4.

Самостоятельную версию событий предлагает известный историк и общественный деятель Жорес Медведев. С его точки зрения «отказ Хрущева и Булганина войти к Сталину … заявление Берии о том, что «Сталин спит», и его более раннее заявление о том, чтобы о болезни Сталина «никому не говорить и не звонить», не имеют никаких оправданий с точки зрения оказания помощи больному. Критическое положение Сталина было очевидным, и задержка с вызовом врачей имела другие цели. Вызов врачей означал широкую огласку болезни Сталина»5. Однако именно эта «широкая огласка» и не устраивала руководство страны. Ж.Медведев считает, что «партийным лидерам нужен был какой-то срок, чтобы, прежде всего, договориться между собой о распределении власти и о реорганизации руководства страной. Не исключено, что они ждали, что инсульт, безусловно, серьезный, может быстро закончиться смертью Сталина. Скоропостижная смерть вождя была для них предпочтительнее той ситуации долгой неопределенности, которая возникла в 1922 году после инсульта и паралича у Ленина. Длительная болезнь не давала возможности для той реорганизации руководства, которую они хотели осуществить»6. Главное, что волновало Хрущева, Маленкова и Берия – не допустить к руководству страной «новых людей». «О том, что реорганизация политической власти уже произошла, - пишет историк, - было очевидно по тому, что к постели больного Сталина допускались только члены Политбюро, существовавшего до XIX съезда КПСС. Никто из новых членов Президиума ЦК КПСС не вызывался на дачу Сталина...»7.

Ж. Медведев подчеркивает, что «многочисленные спекуляции биографов … Сталина о том, что Сталина можно было бы спасти, если бы врачи прибыли к нему днем 1 марта, сразу после кровоизлияния, вряд ли обоснованны». Дело в том, что как потом выяснилось, кровоизлияние в мозг было обширным, а в то время эффективных методов лечения инсультов не было. Критическими были первые часы после инсульта, но даже в этом случае при оказании немедленной помощи можно продлить жизнь, но у людей с атеросклерозом и гипертонией общий прогноз остается неблагоприятным. «Для человека, которому больше 70 лет, шансов на выздоровление обычно нет. Медицина, однако, была и в 50-е годы способна оттянуть смерть больного на несколько недель или даже месяцев, но в частично парализованном состоянии»…8

Под углом зрения нашей темы представляет интерес еще одно наблюдение историка: ключевая роль том, что врачи не были допущены к умирающему Сталину в течение двенадцати часов, принадлежит совсем не Берия, а министру государственной безопасности Игнатьеву.

Игнатьев, конечно, понимал общие замыслы Сталина и в мингрело-грузинском деле, и в деле врачей. В каждом из них он был главным исполнителем. Игнатьева защищал только живой Сталин. Смерть Сталина приводила к переходу руководства страной к Маленкову и Берии… Приход Берии к власти означал конец для Игнатьева... Игнатьев поэтому просто не был заинтересован в том, чтобы о болезни Сталина стало известно раньше, чем он и его некоторые коллеги осуществят меры предосторожности.

С 1950 года вся милиция и внутренние и пограничные войска, находились не в МВД, а в МГБ. Военным министром СССР в начале марта 1953 года был маршал Александр Василевский. В составе Бюро Президиума ЦК КПСС военными проблемами занимался Булганин. Сталин имел достаточно явных преемников в правительстве и в ЦК КПСС, но таких, же явных преемников, имеющих полномочия отдавать приказы Генеральному штабу или армии, у Сталина не было.

Наиболее вероятно, что если Игнатьев узнал о болезни Сталина раньше других, то он в первую очередь известил об этом военное министерство и Булганина, а может быть, также и министерство военно-морского флота... С точки зрения обороны страны было, конечно, оправданным, что информация о недееспособности Верховного Главнокомандующего поступила в первую очередь его военным заместителям, а не в партийный аппарат. Булганин мог предупредить и Хрущева, как своего союзника и друга. Именно поэтому они вместе приехали на дачу Сталина первыми, намного раньше Маленкова и Берии. При этом им не нужно было осматривать больного вождя, они и без этого знали, в каком он состоянии.

Хрущев и Булганин, прибыв на дачу Сталина где-то около полуночи 1 марта, провели там час-полтора, ограничившись беседой в основном с руководством охраны в дежурном помещении возле массивных ворот. До самой дачи от этого помещения было не очень далеко, но дача от ворот не была видна. Асфальтовая дорога к даче шла через густой лесной массив, и для подъезда к даче нужно было сделать еще один резкий поворот. Этот поворот и создавал тот шум от колес машины, который слышали и «прикрепленные» дежурные, и охранники самой дачи.

Хрущев и Булганин пробыли в дежурной комнате охраны МГБ час-полтора, но решили, как мы видели, не посещать дачу и не входить к Сталину. Им было уже известно, что Сталин парализован и не реагирует на вопросы. Но лично убедиться в этом они почему-то не хотели. Объяснение Хрущева о том, что они не хотели «смущать» Сталина, совершенно несерьезно. Можно предположить, что они приехали на дачу в Кунцево и оставались там, в помещении охраны МГБ просто потому, что им были нужны надежные телефоны экстренной правительственной связи и безопасное помещение для согласования между собой определенных мероприятий. Отсюда они могли спокойно разговаривать и с Игнатьевым, которому охрана дачи подчинялась непосредственно. Когда Хрущев свидетельствовал: «...Мы условились, что войдем не к Сталину, а к дежурным», то это могло также означать и договоренность с Игнатьевым.

Нельзя исключить и того, что Игнатьев, как начальник охранной службы МГБ и одновременно начальник всей охраны Сталина и Кремля, также прибыл на дачу в Кунцево. Между полуночью и двумя часами утра 12 марта 1953 года на даче Сталина под защитой охраны и в присутствии Хрущева и Булганина (и возможно, также и Игнатьева) решались какие-то важные вопросы, которые и до настоящего времени остаются неизвестными. Берия понял это, но значительно позже.

Маленков и Берия также получили сообщение с дачи о болезни Сталина около 23 часов 1 марта. Но не исключено, что Берия узнал об этом позже всех, где-то около полуночи.

Для правильного понимания смысла воспоминаний Н.С.Хрущева хочется обратить внимание также на наблюдение В.Кожинова в работе По его словам, Сталин так объяснил причину и смысл его нового назначения: “У нас плохо обстоят дела в Москве и очень плохо — в Ленинграде, где мы провели аресты заговорщиков. Оказались заговорщики и в Москве...”9 И далее: “Когда я стал секретарем ЦК ВКП (б)... Ленинградская парторганизация вовсю громилась. Сталин, сказав, что мне нужно перейти в Москву, сослался тогда на то, что в Ленинграде раскрыт заговор” (там же, с. 216). И в другом месте: “Сталин говорит: “Мы хотим перевести вас в Москву. У нас неблагополучно в Ленинграде, выявлены заговоры. Неблагополучно и в Москве...” (там же, с. 260) и т. п. Едва ли есть основания истолковать все это иначе, как решение Сталина поручить Хрущеву борьбу с этими самыми “заговорами”, для чего, понятно, Никита Сергеевич должен был опираться на МГБ, — то есть быть его “куратором”. С точки зрения Кожинова противоречие в мемуарах Хрущева в том, что «Сталин, призвав Хрущева в Москву для борьбы с “заговорами”, или вдруг забыл об этом, или же отказался от своего намерения; правда, ни о каких иных сталинских поручениях себе как секретарю, ЦК Хрущев не сообщает. Более того: он не называет и какого-либо другого секретаря ЦК, которому Сталин поручил тогда руководить расследованием “заговоров”. Исследователь считает, что «Никита Сергеевич диктовал цитируемые фразы в возрасте около (или даже более) 75 лет, уже затрудняясь свести концы с концами, и невольно кое в чем “проговорился” об истинном положении вещей». Причем он считает, что в мемуарах этот «проговор» не единственный. Вот еще один вероятный “проговор” в хрущевских воспоминаниях, касающийся известного “дела врачей”: “Начались допросы “виновных”, — поведал Хрущев. — Я лично слышал, как Сталин не раз (Выделено мною. — В. К.) звонил Игнатьеву. Тогда министром госбезопасности был Игнатьев. Я знал его... Я к нему относился очень хорошо ... Сталин звонит ему... выходит из себя, орет, угрожает” и т. п. Естественно встает вопрос, почему Сталин многократно звонил министру ГБ именно в присутствии Хрущева? Не мог выбрать другое время или же специально вел эти разговоры с Игнатьевым при участии куратора МГБ10

Кожинов при этом оговаривается, что документы, которые дали бы возможность, бесспорно, показать “кураторство” Хрущева над МГБ в последние годы жизни Сталина, либо были уничтожены, либо вообще не существовали (сам Хрущев свидетельствовал о стремлении Сталина ограничиваться устными директивами членам Политбюро (Президиума) ЦК).



Глава 2.

Отношение Н.С.Хрущева к Сталину по мемуарам.

Мемуары Н.С.Хрущева были надиктованы им в период с 1967-1971гг его сыну С.Н.Хрущеву. Мемуары были выпущены на Западе, хочется заметить, что в то время в СССР они не могли быть выпущены так как в этих мемуарах содержаться государственные тайны. Хрущев диктовал их с целью объясниться с людьми, что на самом деле происходило в государстве в период правления Сталина. Главным героем мемуаров является великий вождь И.В.Сталин и Хрущев в основном рассказывает о его отношение к Сталину. Нужно заметить, что в тексте мемуаров есть 2 уровня: первый уровень - что думали во время правления Сталина и второй уровень- что Хрущев думает по этому поводу сейчас. Перед тем как начать анализировать мемуары, хотелось бы уточнить, что Н.С.Хрущев сознательно пишет о плохих качествах Сталина и пишет об этом откровенно. «Сейчас, когда я пишу свои воспоминания и стараюсь припомнить наиболее яркие моменты прошлого, то вспоминаю и те, которые вредно сказались на жизни общества. О положительном в жизни СССР я сейчас не говорю потому, что эта сторона дела хорошо описана в нашей печати, может быть, даже с некоторой шлифовкой, с приукрашиванием.» 11

В 1938 году Н.С.Хрущев становится первым секретарем ЦК КП (б) Украины и кандидатом в Политбюро, а ещё через год становится членом Политбюро ЦК ВКП (б). Потом началась ВОВ. Через 6 лет Н.С.Хрущев в период с 1944 до 1947 годы работал Председателем Совета Министров Украинской ССР, затем вновь избран первым секретарём ЦК КП (б) Украины.

Хрущев кратко упоминает о своих годах, проведенных на Украине (в главе «Первые послевоенные годы»), и Сталин в этих главах упоминается в нескольких эпизодах. Сначала это связано с неурожаем на Украине в 1946 г. Хрущев понимал, что государственный план по хлебу не будет выполнен. По мнению Хрущева, если доложить откровенно Сталину обо всем, при этом подтверждая все цифрами, то Сталин поверит ему и поможет, опасался, понимал, что Сталин ему откажет. Хрущева пытались переубедить, но не смогли: «Я докладывал обо всем Сталину, но в ответ вызывал лишь гнев: "Мягкотелость! Вас обманывают, нарочно докладывают о таком, чтобы разжалобить и заставить израсходовать резервы". Может быть, к Сталину поступали какие-то другие сведения, которым он тогда больше доверял? Не знаю. Зато знаю, что он считал, будто я поддаюсь местному украинскому влиянию, что на меня оказывают такое давление, и я стал, чуть ли не националистом, не заслуживающим доверия. К моим сообщениям Сталин стал относиться с заметной осторожностью…»12 Об этих разногласиях узнали Берия и Маленков, и решили использовать этот документ для компрометации Хрущева. «И вместо того, чтобы решить вопрос (а они могли тогда решать вопросы от имени Сталина: многие документы, которых он и в глаза не видел, выходили в свет за его подписью), они послали наш документ к Сталину в Сочи. Сталин прислал мне грубейшую, оскорбительную телеграмму, где говорилось, что я сомнительный человек: пишу записки, в которых доказываю, что Украина не может выполнить государственных заготовок, и прошу огромное количество карточек для прокормления людей. Эта телеграмма на меня подействовала убийственно. Я понимал трагедию, которая нависала не только лично над моей персоной, но и над украинским народом, над республикой: голод стал неизбежным и вскоре начался.

Сталин вернулся из Сочи в Москву, и тут же я приехал туда из Киева». Хрущев пишет, что он получил какой только можно разнос, но он так же говорит, что был готов даже к тому, чтобы попасть в графу врагов народа. Хрущев пытался доказать, что эти записки отражают правду, но лишь больше злил Сталина.

В 1947 г. Сталин хотел поручить Хрущеву сделать доклад ЦК по этому вопросу, но тот отказался. В кулуарах пленума между Сталиным и Хрущевым возник конфликт. После выступления Мальцева о яровой пшенице, Сталин сказал Хрущеву, что надо составить резолюцию, включающую в нее решение о посеве яровой пшеницы на Украине. Хрущев был против этого. Кроме того он предлагал чтобы семенной фонд засыпали параллельно сдаче зерна государству в определенной пропорции. Из звонка Маленков Хрущев узнал, «что Сталин был страшно недоволен и мое предложение не приняли. Сталин просто взбесился, когда узнал о нем».

В этой связи в мемуарах упоминается конфликт с Кагановичем. Будучи недовольным Хрущевым, Сталин направил на Украину Кагановича. Этот эпизод особенно интересен и имеет смысл привести его подробнее. Спустя несколько месяцев, когда Хрущев в 1947 заболел, «пошел поток записок Кагановича Сталину по "проблемным вопросам". В конце концов, дошло до того, что однажды Сталин позвонил мне: "Почему Каганович шлет мне записки, а вы эти записки не подписываете?". "Товарищ Сталин, Каганович - секретарь республиканского ЦК, и он пишет вам как Генеральному секретарю ЦК. Поэтому моя подпись не требуется". "Это неправильно. Я ему сказал, что ни одной записки без вашей подписи мы впредь не будем принимать". Только положил я трубку, звонит мне Каганович: "Сталин тебе звонил?". "Да". "Что он сказал тебе?". "Что теперь мы вдвоем должны подписывать посылаемые в Москву записки". Каганович даже не спросил, о чем еще говорил Сталин: мы поняли друг друга с полуслова. Однако мне почти не пришлось подписывать записки, потому что их поток иссяк: Каганович знал, что его записки никак не могли быть подписаны мною. Те же, которые он все же давал мне, или переделывались, или я просто отказывался их подписывать, и они никуда не шли дальше. Для меня лично главное заключалось в том, что Сталин как бы возвращал мне свое доверие. Его звонок был для меня соответствующим сигналом. Это улучшало мое моральное состояние: я восстанавливался полноправным, а не только по названию, членом Политбюро ЦК ВКП (б)»13

В 1949 году Сталин отзывает Хрущева в Москву. С декабря 1949 года он снова первый секретарь Московского областного и секретарь Центрального Комитета партии.

Дело в том, что вождь решил снова начать «чистку» партийного аппарата и для осуществления этой задачи был нужен «верный человек». Очень показательная деталь – уезжая в Москву, Хрущев оставил на Украине своего протеже Мельникова, и «Сталин согласился, хотя и не знал его: доверился мне» 14. В свои последние годы жизни, Сталин был очень неуравновешен и этим воспользовались Берия и Маленков, преподнося ему сведения о «заговорщиках» - «ленинградцах» Сталин приказал арестовать Кузнецова и Родионова. Кроме того Берия и Маленков попытались убедить Сталина в том, что «врагами народа» были Н.А.Вознесенский и Д.С.Лихачев.

Позиция Хрущев в этих эпизодах противоречива. С одной стороны он пишет, что мотивация отзыва его с Украины – результат какого-то психического расстройства у Сталина. « Мотивировка отзыва меня с Украины в Москву в 1949 г. - на мой взгляд, результат какого-то умственного расстройства у Сталина. То есть не самый факт моего отзыва, а причины, побудившие Сталина срочно перевести меня»15. Автор мемуаров рассказывает о своих попытках уменьшить размах репрессий. Так он рассказывает о своем нежелании разбираться с каким-то доносом, который называет анонимным письмом, хотя в нем и были подписи, пытается спасти Г.М.Попова. Однако по тексту мемуаров не понятно когда именно у Хрущева возникло убеждение, что Сталин болен: тогда в 1949-1950 или это уже плод позднейших раздумий.

Следует заметить, что и в Москве между Сталиным и Хрущевым возникали разногласия. Наиболее известный эпизод – недовольство вождя фильмом А.П.Довженко «Украина в огне». Сталин критиковал Довженко и при этом, по словам Хрущева «заявил, что каждый украинец - потенциальный националист»16. Хрущев был с этим не согласен и пытался как мог защитить Довженко. После этого Сталин приказал Хрущеву подготовить резолюцию о неблагополучном положении на идеологическом фронте Украины. Никита Сергеевич справился с этой задачей так, что Сталин остался доволен. Иными словами эпизод с фильмом «Украина в огне» не привел к охлаждению между Сталиным и Хрущевым. Вождь продолжал доверять Хрущеву.

Сразу после этого автор мемуаров пытается в целом охарактеризовать Сталина как человека.

Хрущев, искренне пишет, что он уважал Сталина и считал большой честью работать в Москве под его руководством. «Когда я вновь перешел работать в Москву, для меня, конечно, было большой честью работать непосредственно под руководством Сталина и напрямую общаться с ним. Я сказал бы, что это было полезно и для работы. Ведь от Сталина мы набирались и немало полезного, потому, что он являлся крупным политическим деятелем. Особенно получалось хорошо, когда он находился в здравом уме и трезвом состоянии. Тогда он давал окружающим много полезного советами и указаниями. Скажу правду, что я высоко ценил его и крепко уважал»17. Вместе с тем о, Хрущеву многое не нравилось в поведении Сталина. В первую очередь речь идет о т.н. «обедах у Сталина»: «Почти каждый вечер раздавался мне звонок: "Приезжайте, пообедаем". То были страшные обеды. Возвращались мы домой к утру, а мне ведь нужно на работу выходить»18.

При этом Хрущев пытается как ему, кажется, объективно разобраться в фигуре Сталина. Этой цели служит эпизод с производством дизельных тракторов.

На одном из заседаний А.И.Микоян рассказывал о дизельном тракторе, и Сталин загорелся идеей перевести все тракторные заводы на производство дизельных танков. Хрущев был против этой, но Сталин был не приклонен. Через некоторое время опять вспомнили о дизельных тракторах, Сталин был в ярости, когда узнал, что Харьковский завод не перевели на производство дизельных тракторов. Только после долгих уговоров и объяснений Хрущева, Сталин согласился с его суждением. Вывод автора мемуаров такой: «Да, бывали такие случаи, когда настойчиво возражаешь ему, и если он убедится в твоей правоте, то отступит от своей точки зрения и примет точку зрения собеседника. Это, конечно, положительное качество. Но, к сожалению, можно было пересчитать по пальцам случаи, когда так происходило. Чаще случалось так: уж если Сталин сказал, умно ли то или глупо, полезно или вредно, все равно заставит сделать»19.

Сразу за эпизодом с производством дизельных тракторов Хрущев начинает разговор об антисемитизм Сталина. «Если говорить об антисемитизме в официальной позиции, то Сталин формально боролся с ним как секретарь ЦК, как вождь партии и народа, а внутренне, в узком кругу, подстрекал к антисемитизму», - пишет он. Антисемитизм сталинской политики в конце 40-ых начале 50- ых – предмет внимательного анализа историков20. Из описания Хрущева вытекает, что антисемитизм Сталина носил не политический, а именно бытовой характер. Однако он если падал на «подготовленную почву» в сознании партийных и государственных чиновников, то имел политические последствия. В качестве примера он приводит ликвидацию Еврейского антифашистского комитета и арест жены Молотова. Сам Хрущев был противником антисемитизма, и по его словам, пытался ограничить последствия этой черты вождя. Однако в воспоминаниях есть характерный «проговор»: «Нужно ли было создавать в Крыму еврейскую автономную республику? Я считаю, что раз уже имелась Еврейская автономная область, то вряд ли нужно что-то еще создавать в Крыму. А мы все питались тогда рассуждениями Сталина и поддавались его влиянию. Мысль Сталина о шпионаже появилась потому, что Крым - морская граница, доступная иностранным судам. Он считал, что никак нельзя допустить это с точки зрения обороны. Мы ведь всегда стояли на той точке зрения, что надо укреплять оборону, а не ослаблять ее»21. Иными словами Хрущев в 1949 году по этому вопросу был согласен со Сталиным политически. Не просто выполнял его приказ, внутренне возмущаясь, а именно соглашался.

Другое проявление антисемитизма Сталина – это подозрение по отношению к В.М.Молотову и К.Е.Ворошилову. Подозрения Сталин в том, что они американские и английские агенты кажутся Хрущеву абсурдными.

Вместе с тем автор мемуаров указывает, что в последние годы, Сталин слабел физически, и особенно ярко выражалось это в его провалах памяти. Иногда, за разговорами он мог забыть, имена тех к кому обращается.

Это является для Хрущева поводом снова поразмышлять о личности Сталина и о его отношении к самому Хрущеву. Он приводит длинный и очень выразительный эпизод во время последнего отдыха Сталина на Новом Афоне (в 1951 г.): «Мы присоединились к нему и стояли втроем перед домом. И вдруг, без всякого повода, Сталин пристально так посмотрел на меня и говорит: "Пропащий я человек. Никому не верю. Сам себе не верю". Когда он это сказал, мы буквально онемели. Ни я, ни Микоян ничего не смогли промолвить в ответ. Сталин тоже нам больше ничего не сказал. Постояли мы и затем повели обычный разговор. Я потом все время не мог мысленно отвязаться от этих слов. Зачем он это сказал? Да, все мы на протяжении длительного времени видели его недоверие к людям. Но когда он так категорично заявил, что никому и даже сам себе не верит, это показалось ужасным. Можете себе представить? Человек, занимающий столь высокий пост, решающий судьбы всей страны, влияющий на судьбы мира, - и делает такое заявление? Если вдуматься, если проанализировать под этим углом зрения все зло, содеянное Сталиным, то станет понятно, что он действительно никогда и никому не верил»22.

Как можно понять это заявление Сталина действительно вызвало у Хрущева шок. Он пишет затем: «Вот почему в его окружении все были временными людьми. Покамест он им в какой-то степени еще доверял, они физически существовали и работали. А когда переставал верить, то начинал "присматриваться". И вот чаша недоверия в отношении того или другого из людей, которые вместе с ним работали, переполнялась, приходила их печальная очередь, и они следовали за теми, которых уже не было в живых» 23. Иными словами это могло заставить Хрущева задуматься о его собственной судьбе. Не получиться ли так, что и настанет его очередь «следовать за теми, которых уже нет в живых».

Однако из текста мемуаров не понятно когда именно появились такие мысли у Хрущева в 1951 г. или значительно позже. Однако есть все основания считать, что уже тогда, в начале 50-ых. Дело в том, вместе со Сталиным и Хрущевым во время разговора был еще А.И.Микоян (они же были втроем). И уже вслед за этим в 1952 году Сталин стал обвинять Микояна в сотрудничестве с вражескими разведками. А Хрущева когда начнет? Такая мысль не могла не появиться. Вспомним слова автора мемуаров: «вдруг, без всякого повода, Сталин пристально так посмотрел на меня и говорит: "Пропащий я человек. Никому не верю. Сам себе не верю»24. Сталин ведь именно на Хрущева посмотрел и сказал, что «никому не верит». Потом добавил: «себе не верю». Наверное, Хрущев еще долго воспоминал этот пристальный взгляд вождя и гадал – что бы это значило?

Вместе с тем Хрущев подчеркивает: «и все же скажу, что до последнего дня своей жизни он ко мне относился все-таки хорошо. Говорить о какой-то любви со стороны этого человека невозможно. Это было бы слишком сентиментально и не характерно для него. А его уважение ко мне выражалось в той поддержке, которую он мне оказывал» 25.

Самостоятельный эпизод в мемуарах - Корейская война. В целом Хрущев согласен с курсом Сталина: «Я тут не осуждаю Сталина. Наоборот, я полностью на его стороне. Я и сам бы, наверное, тоже принял такое же решение, если бы именно мне нужно было решать».

Здесь надо упомянуть еще одну важную деталь. Вопреки мнению тех исследователей, которые считают, что Сталин задумывал корейскую войну как начало Третьей мировой войне, Хрущев пишет обратное: «Сталин уже смирился с тем, что Северная Корея будет разбита и что американцы выйдут на советскую сухопутную границу. Отлично помню, как он как-то, в связи с обменом мнениями об обстановке, которая сложилась в Северной Корее, сказал: "Ну, что ж, пусть теперь на Дальнем Востоке будут нашими соседями Соединенные Штаты Америки. Они туда придут, но мы воевать сейчас с ними не будем. Мы еще не готовы воевать».26

Сразу после характеристики Корейской войны Хрущев переходит к рассказу о «деле врачей», старт которому дало, как известно письмо Л.Тимащук о том, что Жданов умер из-за того что врачи не правильно его лечили. Никита Сергеевич считает «дело врачей» следствием болезненных процессов в сознании Сталина: «Если бы Сталин в ту пору оставался нормальным, то он по-другому отреагировал бы на это письмо. Мало ли какие письма поступают от людей с нарушенной психикой или от тех, которые подходят к оценке того либо другого события или действия того либо другого лица с ложных позиций. Сталин же был чрезвычайно восприимчив к такой "литературе»27.

Здесь как раз и приводиться тот случай, о котором говорит В.Кожинов (см. выше): «Начались допросы "виновных". Я лично слышал, как Сталин не раз звонил Игнатьеву. Тогда министром госбезопасности был Игнатьев. Я знал его. Это был крайне больной, мягкого характера, вдумчивый, располагающий к себе человек. Я к нему относился очень хорошо. В то время у него случился инфаркт, и он сам находился на краю гибели. Сталин звонит ему (а мы знали, в каком физическом состоянии Игнатьев находился) и разговаривает по телефону в нашем присутствии, выходит из себя, орет, угрожает, что он его сотрет в порошок. Он требовал от Игнатьева: несчастных врачей надо бить и бить, лупить нещадно, заковать их в кандалы»28. Обратим внимание – Хрущев хорошо относиться к Игнатьеву, а Сталин именно в его присутствии звонит Игнатьеву, что стало для Кожинова одним из оснований для версии, секретарь ЦК Н.С.Хрущев – партийный куратор МГБ.

Затем Хрущев рассказывает о попытке Сталина на XIX съезде избавиться от Молотова, Микояна и Ворошилова и попытке «разбавить» старое руководство (Л.П.Берия, Н.А.Булганин, Г.М.Маленков, Н.С.Хрущев) новыми людьми. Приведу всю цитату: «Сталин сам открыл пленум и тут же внес предложение о составе Президиума ЦК, вытащил какие-то бумаги из кармана и зачитал их. Он предложил 25 человек, и это было принято без разговоров и без обсуждений. Мы уже привыкли: раз Сталин предлагает, то нет вопросов, это - Богом данное предложение; все, что дает Бог, не обсуждают, а благодарят за это. Когда он читал состав Президиума, мы все смотрели вниз, не поднимая глаз. 25 человек, трудно работать таким большим коллективом, решая оперативные вопросы. Ведь Президиум - оперативный орган и не должен быть очень большим. Когда заседание закрылось, мы переглядывались: как же это получилось, кто составил такой список? … Я, признаться, подозревал, что сделал это Маленков, только он скрывает и нам не говорит. Потом я его по-дружески допрашивал: "Слушай, я думаю, что ты приложил свою руку, хотя это продукт не только твоего ума, а были и поправки со стороны Сталина". Он: "Я тебя заверяю, что абсолютно никакого участия не принимал. Сталин меня к этому не привлекал и никаких поручений мне не давал, я никаких предложений не готовил". Мы оба еще больше удивились. Участия Берии я не допускал, потому что там имелись лица, которых Берия никак не мог бы назвать Сталину. И все-таки я его спросил: "Лаврентий, ты приложил руку?". Нет, я сам набросился на Маленкова, думал про него. Но он клянется и божится, что тоже не принимал участия". Молотов исключался, Микоян - тоже. И Булганин ничего не знал. Вертелись у нас в голове разные мысли, но без результата. - "Мы доискивались, кто же автор? Конечно, Сталин. Но кто ему помогал? Мы-то не участвовали.…Так мы и не смогли разгадать загадку». 29

Кажется, что это должно было насторожить «четверку» и лично самого Хрущева. Тенденция становилась очевидной – Сталин готовит им замену. В этой связи важна еще одна деталь. Рассказывая об отношении Сталина к Ленину, Хрущев пишет, что Сталин много говорил о Ленине, называл себя ленинцем. Но когда он начинал говорить о Ленине в узком кругу, он чаще всего показывал свое неуважение к Ленину. Он утверждал, что многие идеи, выдвинутые Лениным, были не его, а Сталина. Однако сама идея «разбавить» руководство новыми людьми абсолютно ленинская, изложенная в знаменитом «Письме к съезду».

Именно в этот момент развивается конфликт между Сталиным и Берия: «После войны, когда я стал часто встречаться со Сталиным, я все больше и больше чувствовал, что Сталин уже не доверяет Берии. Даже больше, чем не доверяет: он боится его. На чем был основан этот страх, мне тогда было непонятно» 30. Хрущев, если ему верить, пытается держаться в стороне от этого конфликта: «Берия же все резче и резче проявлял в узком кругу лиц неуважение к Сталину. Более откровенные разговоры он вел с Маленковым, но случалось, и в моем присутствии. Иной раз он выражался очень оскорбительно в адрес Сталина. Признаюсь, меня это настораживало. Такие выпады против Сталина со стороны Берии я рассматривал как провокацию, как желание втянуть меня в эти антисталинские разговоры с тем, чтобы потом выдать меня Сталину как антисоветского человека и "врага народа". Я уже видел раньше вероломство Берии и поэтому слушал, ушей не затыкал, но никогда не ввязывался в такие разговоры и никогда не поддерживал их. Несмотря на это, Берия продолжал в том же духе. Он был более чем уверен, что ему ничто не угрожает. Он, конечно, понимал, что я неспособен сыграть роль доносчика. К тому же я знал, что Сталин и Берия значительно ближе, чем Сталин и Хрущев. Милые бранятся - только тешатся. Два кавказца между собой легче договорятся. И я думал, что тут провокация, желание втянуть меня в разговоры, чтобы потом выдать и уничтожить»31 Именно в этой ситуации и произошли известные события 28 февраля – 5 марта 1953 г.

Смерть Сталина.

Н.С.Хрущев пишет, что Сталин заболел в феврале 1953 и дальше уже рассказывает о событиях с 1 по 5 марта.

Как пишет Н.С.Хрущев, И.В.Сталин пригласил его, Маленкова, Берию и Булганина посмотреть фильм, после этого они все поехали к Сталину на ближнюю дачу ужинать. Ужин закончился где-то в пять или 6. На следующий день Хрущев ожидал звонка от Сталина т.к. это был выходной и Сталин мог пригласить их на обед, но вместо этого раздался звонок от Маленкова, в котором Маленков сказал: "Сейчас позвонили от Сталина ребята (он назвал фамилии), чекисты, и они тревожно сообщили, что будто бы что-то произошло со Сталиным. Надо будет срочно выехать туда. Я звоню тебе и известил Берию и Булганина. Отправляйся прямо туда".32. Хрущев быстро собрался и поехал на ближнюю дачу. Они с Маленковым решили, что пойдут к дежурным. Чекисты сказали, что «Обычно товарищ Сталин в такое время, часов в 11 вечера, обязательно звонит, вызывает и просит чаю. Иной раз он и кушает. Сейчас этого не было»33. Далее они отправили к Сталину Матрену Петровну, которая позже рассказала о том, что Сталин лежит на полу в малой столовой и сейчас Сталин спит. Хрущев и Маленков решили не мешать и уехали. Потом спустя какое-то время опять раздается звонок от Маленкова, который предлагает съездить опять на ближнюю дачу т.к. чекисты думаю, что со Сталиным что-то не то. Хрущев также обзвонил тех, кто были на обеде, а так же вызвал врачей, в их числе был Лукомский. Когда приехали на дачу, Сталин лежал на кушетке и его начал обследовать Лукомский, вскоре сказав, что у Сталина парализованы правая рука и левая нога и к тому же он не может говорить. Состояние крайне тяжелое. Решили поставить врачей дежурить около Сталина, а так же члены политбюро назначали свое дежурство. Берия и Маленков - днем, Хрущев и Булганин – ночью. Хрущев также пишет, что когда Сталин терял сознание, Берия начинал говорить нехорошие вещи о нем. Когда наступило дежурство, Хрущева они вместе с Булганиным разговаривали насчет их политического будущего, каждый из них понимал, что вскоре Сталин умрет и то, что Берия займет его пост.

Когда закончилось дежурство (то есть это уже 5 марта), Хрущев уехал домой. Но не успел он доехать, как ему позвонил Маленков и сказал, что Сталину стало хуже. Он опять собрался и поехал на ближнюю дачу. Там собрались все и все видели, что Сталин умер, врачи пытались вернуть его к жизни, но все тщетно. Как только Сталин умер, Берия сел в машину и уехал в кремль. Все понимали, что сейчас будет распределение «портфелей». После распределения приняли порядок похорон и порядок извещения народа о смерти Сталина.

Но есть так, же мемуары Лозгачева, записанные Э.Радзинским. Лозгачев работал в то время охранником на Ближней даче в Кунцеве.

В первый главе Э. Радзинский пишет о показаниях охранников, записанных Рыбиным: В ночь с 28 февраля на 1 марта члены Политбюро смотрели в Кремле кинокартину. После просмотра поехали на дачу... На дачу к Сталину приехали Берия, Хрущев, Маленков, Булганин, которые находились на даче до 4 утра. При Сталине в этот день дежурили старший сотрудник для поручений М. Старостин и его помощник В.Туков; у коменданта дачи Орлова был выходной, и дежурил помощник коменданта - П. Лозгачев. После ухода гостей Сталин лег спать и более из своих комнат не появился. Далее Рыбин записывает показания каждого из охранников.

Старостин:

«С 19 часов нас стала тревожить тишина в комнатах Сталина... Мы оба (Старостин и Туков. - Э. Р.) боялись без вызова входить в комнаты Сталина»34. И, посоветовавшись, они отправляет туда Лозгачева. Но в ходе допроса Лозгачева и Тукова выяснилось, что Лозгачев утаил одну деталь. Когда Сталин ложился спать, он сказал охранникам, чтобы те тоже ложились. Это было впервые.

Воспоминания Лозгачева.

Сначала Лозгачев долго рассказывал про быт ближней дачи. Далее он уже перешел к рассказу о той ночи. В ночь на 1 марта Лозгачев дежурил на Ближней даче, так же при Сталине дежурили старший прикрепленный Старостин, его помощник Туков и Матрена Бутусова.

Лозгачев упоминает о том, что Сталин пригласил к себе членов Политбюро и поэтому они вместе со Сталиным согласовывают список блюд на ужин. Дальше был ужин. В пять утра подали машины гостям, и они разъехались, после Сталин дал всем указание ложиться спать. Лозгачев отмечает, что такое случилось впервые за всю историю службы, но этот приказ передает им Хрусталев и потом уезжает и сменяется Старостиным. Все конечно легли спать, и никто друг за другом не следил, и не знал, кто, чем занят. На следующее утро (10 утра) все собрались на кухне и начали обсуждать дела на день. Сидели до 2 часов, Сталин так и не вышел из комнаты. Старостин и Лозгачев запаниковали, так как не знали, что делать. Дальше сидят, только в 6 вчера постовой звонит и говорит, что в малой зажегся свет, все успокоились. Опять проходит часа 2, но Сталин так и не появляется. Потом пришла почта Сталину, Лозгачев ее пошел относить к Сталину. Когда дошел, увидел, что Сталин лежит на полу и показывает рукой, как бы прося помощи. Лозгачев подошел к нему, но ничего внятного не смог услышать. Потом Сталин уснул. Лозгачев позвонил Старостину и сказал идти к нему, общими усилия перенесли его в большой зал и положили на диван. Стали всем без исключения звонить. Первоначально позвонили Игнатьеву, но он испугался и перенаправил их к Берия и Маленкову. Дозвонились до Маленкова, потом и Берия отзвонился, сказал, что про болезнь никто не должен узнать. Проходит несколько часов, но никто не приехал.

Мемуары Хрущева расходятся с рассказом Лозгачева и в еще одной области. Часа в 3 ночи (4 часа после звонка Маленкову) подъезжает машина- это были Берия и Маленков. Берия, увидев, что Сталин тихо - мирно спит, спросил у Лозгачева, зачем же он панику навел. Лозгачев рассказал ему все, что видел, но Берия лишь сказал, что он делает из мухи слона и что не надо никого беспокоить. Берия и Маленков разворачиваются и уезжают. То есть Лозгаев не видел Хрущева на даче ночью.

Дальше Лозгачев говорит, что опять стали созывать всех и тут воспоминания Хрущева совпадают с показаниями Лозгачева. В восемь утра появляется Хрущев, спрашивает о состояние и вызывает врачей (спустя 13 часов). Лозгачев уверен, что четверка специально оставила умирать их Хозяина.

Врачи боялись его осматривать, но в итоге справились со своим страхом, вынесли вердикт: было кровоизлияние. Потом приехал народ, в тоже время приехала дочь Светлана, все столпились в дверях, там был и сам Лозгачев. Оставив при Сталине Булганина, остальные уехали. Журнал все это время фиксировал посетителей Сталинского кабинета.

«Согласно записи, 2 марта в 10.40 утра в кабинете собрались Берия,

Маленков и Хрущев. Позже к ним присоединились остальные Молотов, Микоян, Ворошилов, Каганович и остальные члены Президиума ЦК. И видимо, начали делить его власть в его кабинете... После чего Берия, Маленков и осмелевшие Ворошилов и Микоян отправились на дачу - следить за умирающим. В половине девятого вечера, согласно Журналу, все вновь собрались в сталинском кабинете - продолжили делить власть.

Утром - вновь на дачу. И так теперь каждый день»35. Конечно, каждый из членов Политбюро иногда находился рядом со Сталиным, но очень мало. Они все совещались, и надеялись, что врачи смогут поддерживать жизнь Сталина в течение нужного времени. Молотов был не здоров, но все - таки приезжал 2-3 раза. После того как Сталин умер, Берия хохотал.

Дочь Сталина пишет, что это была мучительная смерть. В последнюю минуту он вдруг открыл глаза. И тут он вдруг поднял кверху левую руку и не то указал куда-то вверх, не то погрозил всем им... И в следующий момент умер. Каждый понял это жест по - своему. Первым выбегает Берия с криками «Хрусталев, машину!», остальные же остались в комнате. Для них Сталин был не просто Хозяином, а их молодостью, надеждами.… Но, постояв немного, и они уехали в Кремль принимать власть. На даче приезжает машина и забирает Сталина в морг. После всего случившегося всем охранникам сказали, чтобы они уезжали из Москвы, они проси у Берии остаться, он сказал либо из Москвы, либо в землю. Хрусталев был впоследствии убит.


Проанализировав эти два источника, были замечены несколько разногласий, касающихся того, что происходило с 1 по 5 марта на ближней даче Сталина. Так Хрущев пишет, что как только ему позвонил Маленков (по его словам это 2 часа ночи) он сразу же собрался и приехал к Сталину. Но, по словам Лозгачева все было иначе. Часа в 3 ночи(4 часа после звонка) подъезжает машина- это были Берия и Маленков (по другой версии Берия не могли найти), а Хрущев приехал только на следующий день в 8 утра. Второе несоответствие о нахождение Сталина. Хрущев пишет, что тело Сталина было найдено 1 марта, поздно вечером, верной служанкой его Матреной Петровной. По версии Лозгачева, он сам нашел Сталина, который лежал в малой комнате без сознания. Так же нет сходства во времени появления врачей. Хрущев пишет, что они появились ранним утром, а Лозгачев утверждает, что врачи оказали помощь Сталину лишь в 9 часов. Так же Хрущев пишет, что Сталин много выпил спиртного на ужине, но врачи не обнаружили высокого алкогольного уровня в крови. Интересно так же то, что Хрущев пишет, что именно Маленков позвонил ему и всем остальным и рассказал про инсульт Сталина. Но П.В, Лозгачев пишет, что у них не получилось дозвониться до Берия, лишь потом они позвонили Маленкову. В остальном, же эти два источника сходятся.

Так же есть и другой документ, описывающий события 1-5 марта - «История болезни И.В.Сталина со 2 по 5 марта1953г.». Этот документ излагает совершенно другую историю болезни Сталина. Этот документ опубликован в «Последнее дело Сталина» Дж. Брента и В.Наумова. Если сравнивать этот документ с мемуарами Хрущева выявляется полное несоответствие. В документе ясно говорится, что ночью 2 марта у Сталина случился сердечный приступ, в то время как Хрущев утверждает, что Сталин заболел 1 марта после ужина. Авторы исследования «Последнее дело Сталина» считают, что цель этого документа «сыграть свою роль в условиях новых политический реалий»



Заключение.

Исследование показало, что, судя по мемуарам Н.С.Хрущева, отношение к нему И.В.Сталина после войны претерпело эволюцию. Для 1946-1947 гг. можно говорить о настороженно-конфликтном отношении вождя к Хрущеву. С 1949 г. Сталин, очевидно, снова доверяет ему, возвращает в Москву и это отношение продолжается до марта 1953 г.

Описывая отношение Хрущева к Сталину, следует выделить несколько основных моментов. Безусловно, в 1947-1953 гг. политически Хрущев поддерживает Сталина и не сомневается в правильности его курса. Одновременно автор мемуаров сообщает о нарастающем раздражении в связи с подозрительностью и грубостью Сталина.

Отношения «Сталин – Хрущев» по мемуарам заметно контрастирует с отношениями «Сталин – Берия». Автор воспоминаний пишет о конфликте между ними в 1951-1953 гг. и о своем враждебном отношении к Берия.

Можно сделать вывод, что на первый взгляд, текст мемуаров подтверждает версию Ж.Медведева – В.Кожинова о том, что реальных доказательств «заговора Берия» нет, и ответственность за неоказание помощи Сталину может лежать на Маленкове, Игнатьеве и Хрущеве. Однако этот вывод надо проверить и дополнить анализом «умолчаний» в тексте мемуаров Н.С.Хрущева.

Список используемой литературы и источников.
Литература:

1.Брент Д.,Наумов В. Последнее дело Сталина.- М.:Изд-во Проспект, 2004.-352с

2. Г.В. Костырченко Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм. М. 2003

3. Г.В.Костырченко Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации. 1938 - 1953. М.2005



Интернет ресурсы:

1. Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/index.html

2. Э.Радзинский «Сталин»

http://lib.ru/PXESY/RADZINSKIJ/stalin.txt

3. Б. Соколов. Своей ли смертью умер Сталин? http://grani.ru/Society/History/m.24866.html

4. Ж.Медведев «Болезнь Сталина 1-2 марта 1953 года»

http://scepsis.ru/library/id_1891.html

5.А.Авторханов «Загадка смерти Сталина»



http://lib.ru/POLITOLOG/awtorhan.txt


1 А.Авторханов «Загадка смерти Сталина» http://lib.ru/POLITOLOG/awtorhan.txt соответствует на 30.03.2010.

2 Б. Соколов. Своей ли смертью умер Сталин? http://grani.ru/Society/History/m.24866.html соответствует на 30.03.2010.


3 Там же

4 Там же

5 Ж.Медведев. Болезнь Сталина.1-2 марта 1953 года. http://scepsis.ru/library/id_1891.html соответствует на 30.03.2010.

6 Там же

7 Там же

8 Там же

9 Там же, С.203

10 А.Авторханов «Загадка смерти Сталина» http://lib.ru/POLITOLOG/awtorhan.txt соответствует на 30.03.2010.

11 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Первые послевоенные годы» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/index.html соответствует на 30.03.2010.

12Там же.

13 Там же

14 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Снова в Москве» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/moskva.html соответствует на 30.03.2010

15 Там же

16 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Вокруг некоторых личностей» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/vokrug.html соответствует на 30.03 2010.

17 Там же

18 Там же

19 Там же

20 Г.В. Костырченко Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм. М. 2003; Г.В.Костырченко Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации. 1938 - 1953. М.2005

21Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Один из недостатков Сталина» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/one.html соответствует на 30.03.2010.

22 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Последние годы Сталина» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/posl.html соответствует на 30.03.2010.

23 Там же

24 Там же

25 Там же

26 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Корейская война» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/korea.html соответствует на 30.03.2010

27 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Дело врачей» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/vrachi.html соответствует на 30.03.2010.

28 Там же

29 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «XIX съезд коммунистической партии страны» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/xix.html соответствует на 30.03.2010

30 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Сталин о себе» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/StSebe.html соответствует на 30.03.2010

31 Там же

32 Н.С.Хрущев «Воспоминания» Книга 2 Часть 3 глава «Смерть Сталина» http://www.tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/H/Hrucev/time/book2ch3/smert.html соответствует на 30.03.2010.

33 Там же

34 Э.Радзинский «Сталин» глава «Свидетели появляются» http://lib.ru/PXESY/RADZINSKIJ/stalin.txt соответствует на 30.03.2010.

35 Э.Радзинский «Сталин» глава «Хроника Смерти» http://lib.ru/PXESY/RADZINSKIJ/stalin.txt соответствует на 30.03.2010.



Каталог: files -> vyshgorod -> conference -> workshop41
workshop41 -> Микоян Анастас Иванович (Ованесович) выдающийся советский государственный и политический деятель, Герой Социалистического Труда(1943)
workshop41 -> Руководство нквд в 1937-1938 гг. "В борьбе с врагами страны советов"
workshop41 -> Маркеловские чтения Внешняя политика СССР на Дальнем Востоке летом 1938г
workshop41 -> Открытая научно-практическая конференция для учащихся 6-11 классов «Вышгород-2012»
conference -> Древней греции и рима


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница