И. В. Зезекало Некоторые особенности формы Творительного падежа агенса пассивной конструкции в официальной и научной речи



Скачать 100.29 Kb.
Дата06.06.2016
Размер100.29 Kb.
Московский государственный университет

им. М. В. Ломоносова филологический факультет


СЛОВО. ГРАММАТИКА. РЕЧЬ

Выпуск I, ПАИМС, Москва - 1999



И. В. Зезекало

Некоторые особенности формы Творительного падежа агенса пассивной конструкции в официальной и научной речи

В науке о синтаксисе мы можем найти несколько различных формулировок того, что такое предложение и каковы его основопола­гающие признаки (Арутюнова, Ширяев 1983: 7-8, Белошапкова 1977: 131, Ломтев 1979: 8-9). Думается, что наибольшей объяснительной

силой обладает осмысление предложения как сложного синтаксиче­ского построения, конструктивным компонентом которого выступает семантико-синтаксическая единица, характеризуемая определённым набором синтаксических функций. Такое понимание, предложенное Г. А. Золотовой (Золотова 1988: 4), позволяет объяснить особенности формы Творительного падежа агенса и её конкретных лексических реализаций в пассивных конструкциях.

Данная форма соотносится с Именительным падежом агенса ак­тивной конструкции. Этот компонент при совпадении грамматиче­ской семантики предложения и его смысловой устроенности традици­онно воспринимается как содержащий значение деятеля, то есть на­зывает лицо, производящее действие, направленное на объект. Однако в позиции подлежащего в активных конструкциях возможны и имена неодушевленные, формы которых при трансформации в пассивные конструкции имеет варианты, не объяснимые при такой формулировке значения субъекта активной конструкции (АК). При переходе от активной к пассивной конструкции (ПК) происходит смещение в семантико - синтаксической структуре, денотативная роль субъекта — носителя состояния не соответствует его семантико-синтаксической роли в предложении. Отмечена асимметрия в струк­туре ПК, сдвоенность значения субъекта ПК, его двойная функцио­нальная нагрузка (Золотова1980: 42). Следует сказать, что с точки зрения структуры смысла тот или иной каузатор присутствует непре­менно, однако языковая система производит свой отбор из потенци­ально выразимых сущностей, признаков, отношений, синтаксически повышая ранг какой-либо составляющей в ситуации и отражая ситуа­цию в плане контролируемости /неконтролируемости нейтрально. С точки зрения языкового способа выражения вопрос о том, действует неодушевлённый предмет сам по себе или в результате действия не­которого лица остается принципиально открытым. Думается, что в этом случае для позиции субъекта АК важно такое лексическое на­полнение, при котором в семантике слова имеются два компонента: значение причинности — охватывающей как значение деятеля, так и каузатора, — и значение целевой перспективы (сознательности, осоз­нанности, целеустремленности — для деятеля, достижения цели с помощью средства, инструмента — для неодушевленных каузаторов), коррелирующей со значением переходности в глаголе-предикате АК. Этим можно объяснить потенциальную возможность появления таких сочетаний, как «сорван ветром, унесен бурей, перестроен старым ди­ректором», когда говорящим используется форма Творительного па­дежа каузатора ПК наряду с зафиксированными исследователями (Величко, Чагана 1987: 19) «из-за ветра, в результате бури, под руко­водством старого директора», где появляются дополнительные эле­менты лексического значения.

Статистический анализ официально-делового стиля речи (текста «Гражданского кодекса Российской Федерации»), проведенный нами, дает возможность предположить, что именно для данного стиля наиболее характерно употребление форм Творительного падежа в пози­ции агенса пассивной конструкции. Кроме лиц — участников отно­шений среди существительных в данной позиции особенно часто употребляются слова с инструментивно-медиативным значением средства и образа действия. Среди слов в творительном падеже мы находим: федеральными законами, главой, судом, Думой, граждан­ским законодательством, Указами Президента Российской Федера­ции, правилами настоящей главы, Законодательством, соглашением сторон, международным договором, правовыми актами, путем, смертью, органом опеки и попечительства, заинтересованными ли­цами, опекуном, попечителем, помощником, органами записи актов гражданского состояния, юридическим лицам, учредительными до­кументами, учредителями, органом местного самоуправления, ликви­дационной комиссией, одним лицом, большинством голосов участни­ков и т.д. Отличительными чертами данных лексических единиц яв­ляются их нереферентный характер, обобщенное значение одушев­ленных существительных, обилие существительных со значением коллективного действующего лица, обозначенных названием админи­стративной единицы, института власти. За редкими исключениями все вышеуказанные лексические единицы находятся в постпозиции к гла­гольной пассивной форме и вместе с ней составляют РЕМУ предло­жений. Сами предложения содержат описание определенных ситуа­ций и являются регламентирующими для данных ситуаций. Контекст характеризуется особой коммуникативной направленностью — пред­ставляет собой описательно - информативный регистр (о регистрах см. Золотова, Онипенко, Сидорова 1998:388).

Важно отметить, что только 3/4 проанализированных нами ПК в тексте Кодекса содержали форму Творительного падежа агенса, тогда как по традиционному определению соответствующая пассивной ак­тивная конструкция трехкомпонентна, содержит подлежащее, сказуе­мое и прямое дополнение как обязательные элементы, без которых невозможно выражение типового значения данной номинативно-аккузативной конструкции. Не менее распространены в русском язы­ке неопределенно-личные предложения, где подлежащее формально отсутствует, тем не менее, регулярность образования от них пассив­ных конструкций (Например: Прислали факс на имя ректора — При­слан факс на имя ректора) делает актуальным вопрос об обязательно­сти/ необязательности лексического обозначения субъекта в ПК. По­нятие синтаксического нуля для данного случая, предложенное М. А. Мельчуком (Мельчук 1974: 349), подразумевает полноценное означаемое и полноценную синтактику, когда нулевая словоформа определённым способом сочетается только с определенными словами, влияя на форму других слов и т.п.

Однако попытки объяснить появление или непоявление Твори­тельного агенса в рамках самой ПК, или ссылками на известность или неизвестность действующего лица для говорящего (Пирогова 1990: 99), и даже ссылки на исторический факт более позднего появления в

классических и европейских языках трехчленных пассивных конст­рукций (Храковский 1974: 9) — все эти объяснения, с нашей точки зрения, не учитывают, что разница в оформлении влечет и смысловые различия. Двухчленные пассивные конструкции нельзя рассматривать как редуцированный вариант трехчленных ПК.

Представляется адекватным вести поиск причины появле­ния формы Творительного агенса в контекстуальном окружении ПК и в ее ТЕМА-РЕМАтическом устройстве.

Для доказательства сравниваются два отрывка из одного и того же текста (Золотова 1995: 88) (все примеры из текстов научного стиля, приводимые ниже, относятся к описательно-информативным регист­рам): \)"Первый опыт возможного решения так поставленных учите­лем задач был изложен мною на Виноградовских чтениях ...", 2)(заголовок статьи) «Г. А. Золотова "ТРУДЫ В. В. ВИНОГРАДОВА И ПРОБЛЕМЫ ТЕКСТА*»(сноска). "*Статъя написана по материа­лам доклада, прочитанного на Международной юбилейной сессии...". Отсутствие формы Творительного падежа во втором отрывке, как пред­ставляется, можно объяснить тем, что она была бы избыточной при имеющейся уже форме Именительного падежа со значением автора текста, тогда как в первом примере из предыдущего и последующего контекстов никак не явствует, кем был сделан доклад.

Таким образом, возникает текстовая неопределенность, снять которую и призвана форма Тв. агенса. Еще одна группа примеров из (Ошшенко 1994: 79) позволяет утвердиться в сделанном выводе: 1) "Эта схема, в ее основных чертах, была предложена мною в ста­тье...", 2) "Схема субъектной перспективы высказывания была ис­пользована в "Коммуникативной грамматике...". В первом примере Творительный агенса несет информацию рематического характера, позволяя обозначить авторство работы, следующий в том же тексте отрывок уже не нуждается в определении авторства, и поэтому данная форма в нем отсутствует.

В приведенных примерах существительные в творительном па­деже имеют референтный характер. В целом же в текстах научного характера встречаются как референтные, так и нереферентные имена (например (Денисов 1993): Бондарко, его коллегами, Абакумовым, Аванесовым, Сидоровым, нашими филологами и писателями, сту­дентами, носителями русского языка). Обращения к фамилиям кон­кретных ученых, занимающих рематическую позицию, содержат скрытое значение авторитетного лица, ссылка на мнение которого придает научному исследованию вес.

Смысловая недостаточность на уровне не предложения, а кон­текста вызывает появление формы Творительного агенса, что под­тверждается и более сложными синтаксическими построениями, на­пример: (там же: 11) "Переходим к характеристике некоторых по­нятий, необходимых для анализа художественных текстов. В.В. Ви­ноградовым было введено понятие "образ автора", которое трак­товалось им как концентрированное воплощение сути произведения... " Имя собственное стоит в препозиции к предикату, но тем не менее имеет рематическое значение. Оно оказалось вытесненным по­следовавшим вслед за определяемым словом "понятие" определением в форме придаточного определительного предложения, которое в со­ответствии с нормами русского языка не может быть удалено от опре­деляемого слова. Не является избыточным и слово "им" в рематиче­ской позиции, хотя и десемантизированное, так как объяснение чего-либо не предполагает связи с тем лицом, чей труд (в данном случае — введение понятия в научный обиход) трактуется и производится, как правило, другими лицами. Отсюда возникает та двусмысленность, непонятность — кто осуществляет трактовку — которая и вызывает появление формы Творительного агенса.

Поиск причины появления рассматриваемой формы не ограни­чен прилегающим к ПК правым и левым контекстом. Так, употребле­ние Творительного падежа в выводах, делаемых М. И. Гореликовой (там же: 52) в конце своих рассуждений, имеет кажущуюся избыточ­ность. {"Итак, на примере отрывка из романа Л. Толстого "Война и мир" нами был рассмотрен проиесс выделения тематических полей и определения их функциональной роли в формировании смысла тек­ста") Данный отрывок представляет собой итог целого раздела книги (озаглавленного как «Лексический уровень. Тематическое поле»), содержащего, помимо лингвистического анализа тематических полей текста и большого числа примеров также ссылки на авторов, чьи на­учные изыскания и выводы были положены в основу проводившегося анализа (например, см. ссылку на И.В.Арнольда на стр. 42, И. П. Слесареву на стр. 43, В. В. Морковкина на стр. 52). Таким обра­зом, употребление "нами" подчеркивает оригинальность авторского лингвистического анализа "Войны и мира" Л. Н. Толстого.

Итак, появление в пассивных конструкциях формы Творитель­ного падежа агенса вызывается смысловой недостаточностью на уровне контекста, возможного неправильного понимания.

Рассмотренные выше случаи появления формы Тв. п. из-за кон­текстной двусмысленности являются частным случаем его рематиче­ской обусловленности. Данный компонент в предложении, как прави­ло, занимает постпозицию по отношению к предикату и образует с ним Рему предложения. Под влиянием нормативного порядка слов в предложениях и в случаях осложнения рематической отнесенности он находится в препозиции по отношению к предикату, продолжая при этом вместе с последним образовывать Рему предложения, например (Бастанов 1986: 17): "При нажатии кнопки через обмотку электро­магнита проходит токи системой контактов МП1 электродвига­тель подключается к трехфазной сети. При случайном отключении от сети провода А реле Р будет обесточено..."

В тех случаях, когда употребляется существительное неодушев­ленное в форме Творительного падежа, например: представлена не всеми грамматическими формами, вызываются тремя причинами, подключается системой контактов, прослушивался емкостным щупом, отображается светодиодом, показано жирными линиями, обо­значаются формами 3-его лица, подготовлена ориентированностью на разговорную речь и т. п. — данная форма позволяет предикату со­хранить глагольные связи, следовательно, и те глагольные семантиче­ские признаки, к которым относится и сема сознательного, активного действия, что позволяет классифицировать конструкцию как пассив­ную. Степень проявления семы осознанности в исследуемой слово­форме влияет на образование конверсивов от данных ПК. Например, образование активной конструкции возможно лишь при переносном понимании каузатора действия: (Гореликова, там же: 29) "Оценочное значение определения здесь нейтрализовано микроконтекстом" ср.: ^Оценочное значение определения здесь нейтрализовал кон­текст; (там же: 30) "Нулевая модальность, протокольного описания нарушается лишь употреблением стилистически сниженного глагола " — ср.: Нулевую модальность протокольного описания нарушает пить употребление стилистически сниженного глагола. Употребле­ние отглагольных существительных с процессуальным значением в позиции Творительного медиатива отражает присутствие понятия агенса в этих предложениях. Отглагольные существительные могут принимать форму предложного падежа, при этом значение агенса в предложении сохраняется, например: "... при назывании использованы существительные, обозначающие социальную принадлежность пере­числяемых...". Морфологическая форма творительного падежа для выражения значения агенса не обязательна. Так, в ПК "... героиня ни разу не названа по имени в авторской речевой структуре абзаца (Г, с. 49)" — значение производителя действия выражено лексической единицей, занимающей присловную позицию в словосочетании с об­щим локализационным значением. Агенсное значение может нахо­дить свое выражение в языковой единице, выполняющей роль опре­деления при субъекте — объекте ПК в форме родительного падежа принадлежности: " Чем больше скрыты взгляды автора, тем лучше для произведения искусства", " Подлинные устремления его (Ивана Ивановича, "Крыжовник" АЧехова) скрыты под маской "мировой скорби ", "борца за прогресс"" — и т.п.

Литература

Арутюнова, Ширяев 1983: Арутюнова Н. Д., Ширяев Е. Н. Русское предло­жение. Бытийный тип (структура и значение). М., 1983. Бастанов 1986: Бастанов В. Г. 300 практических советов. М., 1986. Белошапкова 1977: Белошапкова В. А. Современный русский язык Синтаксис. Учебное пособие для филологических специальностей университетов. М., 1977. Величко, Чагина 1987: Величко А. В., ЧагинаО. В. Система работы над руе-ским предложением в иностранной аудитории (на материале некоторых се­мантических классов структур). М., 1987.

Гореликова, Магомедова 1989: Гореликова М. И., МагомедоваД. М. Лин­гвистический анализ художественного текста. М., 1989.

Денисов 1993: Денисов П. Н. Лексика русского языка и принципы ее описа­ния. М., 1993.

Золотова 1988: Золотова Г. А. Синтаксический словарь: Репертуар элементар­ных единиц русского синтаксиса. М., 1988.

Золотова 1980: Золотова Г. А Некоторые вопросы синтаксической теории и обучение русскому языку // Проблемы учебника русского языка как иностран­ного. Синтаксис. М.,1980.

Золотова, Онипенко, Сидорова 1998: Золотова Г. А., Онипенко Н. К., Сидорова М Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998. Золотова 1995: Золотова Г. А. Труды В. В. Виноградова и проблемы текста // Вестник Московского университета, сер. 9, Филология, 1995, № 4. Ломтев 1979: Ломтев Т. М. Структура предложения в современном русском языке / Под ред. Н. Д. Арутюновой. М, 1979.



Мельчук 1974: Мельчук М. А. О синтаксическом нуле // Типология пассив­ных конструкций. Диатезы и залоги. Л., 1974.

Онипенко 1994: Онипенко Н. К. Идея субъективной перспективы в русской грамматике // Русская словесность, Институт русского языка АН, 1994, № 3. Пирогова 1990: Пирогова Л. И. Учебник русского языка для стажеров и аспи­рантов гуманитарного профиля. Основной курс. Книга для учащегося. М., 1990. Храковский 1974: ХраковскийВ.С. Пассивные конструкции II Типология пассивных конструкций. Диатезы и залоги. Л., 1974.
Каталог: ~rkigf


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница