Глава Многогранное чудо "зимней войны"


Глава 2.4. "Вторгнуться, разгромить и овладеть…"



страница5/7
Дата31.07.2016
Размер1.21 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
Глава 2.4. "Вторгнуться, разгромить и овладеть…"
Вывод, к которому мы пришли в конце предыдущей главы, отнюдь не тривиален. Сосредоточение наземных и воздушных сил, оперативное развертывание группировки войск и последующее вторжение было бы вполне логичным завершением продолжавшегося все лето "прессования" Финляндии. Но этого не произошло, хотя планы "финской кампании" разрабатывались и уточнялись, по меньшей мере, на протяжение всей осени 1940 года.

Хронологически первым из числа доступных документов стратегического планирования 1940 года является

"Докладная записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) И.В.Сталину и

В.М.Молотову "Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке", б/н,

подписано не позднее 16 августа 1940 г. ( ЦАМО, ф.16, оп. 2951, д..239, л.1-37). В скобках отметим, что Фонд 16 Центрального архива Министерства обороны, в котором хранятся этот и другие документы военного планирования, о которых пойдет речь в данной главе, все еще не рассекречен, а значит и никому, кроме ангажированных "историков от Главпура", по-прежнему недоступен. Другими словами, уже более 10 лет существует совершенно бредовая ситуация, когда ряд военно-исторических документов опубликован, но не рассекречен! В результате, мы не можем ни проверить соответствие опубликованных текстов оригиналам документов, ни восполнить возможно "забытые" публикаторами фрагменты, ни, что самое главное, найти другие аналогичные документы. Иначе, как "театром абсурда", такую ситуацию назвать нельзя - но, за неимением лучшего, будем работать с тем, что есть.

Документ от 16 августа составлен Василевским, подписан Тимошенко и Шапошниковым. Авторы Докладной записки констатируют, что "Советскому Союзу необходимо быть готовым к борьбе на два фронта: на Западе против Германии, поддержанной Италией, Финляндией и Румынией, а возможно и Турцией, и на Востоке – против Японии". ( 120, стр. 182 ) При этом указано, что Финляндия может выставить до 15 стрелковых дивизий и 400 самолетов.

Главные события по замыслу высшего командования Красной Армии должны произойти на западе : "Основной задачей наших войск является – нанесение поражения германским силам, сосредоточивающимся в Восточной Пруссии и в районе Варшавы; вспомогательным ударом нанести поражение группировке противника в районе Ивангород, Люблин, Грубешов, Томашев, Сандомир ( южная Польша - М.С.)". ( 120, стр. 186 ) Северо-западное

( финляндское) направление в рамках целей и задач данного плана рассматривается лишь как одно из второстепенных:



"…Стратегическое развертывание на северо-западе наших границ подчинено в первую очередь обороне Ленинграда, прикрытию Мурманской железной дороги и удержанию за нами полного господства в Финском заливе.

Вступление в войну одной Финляндии маловероятно ( подчеркнуто мной - М.С. ), наиболее действителен случай одновременного участия в войне Финляндии с Германией. Учитывая возможное соотношение сил, наши действия на северо-западе должны свестись к активной обороне наших границ". ( 120, стр. 190 )

16 августа 1940 г. маршала Шапошникова на посту начальника Генштаба РККА сменил генерал армии Мерецков.

18 сентября за подписями Тимошенко и Мерецкова ( исполнитель - Василевский ) выходят два новые документа. Один из них : Докладная записка № 103202/ов наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в

ЦК ВКП(б) И.В.Сталину и В.М.Молотову "Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке" ( ЦАМО, ф.16, оп. 2951, д..239, л. 197-244 ). И по названию, а в значительной степени - и по содержанию, этот документ повторял план стратегического развертывания от 16 августа 1940 г. Применительно к северо-западному направлению цели и задачи были повторены буквально дословно. Единственным изменением было некоторое увеличение состава группировки советских войск на финской границе - с 11 стрелковых дивизий, 2 стрелковых и 3 танковых бригад до 13 стрелковых дивизий, 2 стрелковых и 3 танковых бригад. ( 120, стр. 237-254 )

В рамках плана большой войны с Германией ( на территории "бывшей Польши" и Восточной Пруссии ) финляндское направление оставалось второстепенным пассивным участком.

В тот же день 18 сентября 1940 г., с такими же внушающими трепет надписями ( "Особой важности. Совершенно секретно. Только лично. Экземпляр единственный" ) Тимошенко и Мерецков направили на имя Сталина и Молотова

докладную записку № 103203 - "Соображения по развертыванию Вооруженных сил Красной Армии на случай войны с Финляндией" ( ЦАМО, ф.16, оп.2951, д. 237, л.138-156 ).

На этот раз о судьбе Финляндии были высказаны самые решительные соображения :



"… ударом главных сил Северо-Западного фронта через Савонлинна на Сан-Михель ( Миккели) и через Лаппеенранта на Хейнола, в обход созданных на Гельсингфорсском направлении укреплений, а одновременным ударом от Выборга через Сиппола на Гельсингфорс ( Хельсинки ), вторгнуться в центральную Финляндию, разгромить здесь основные силы финской армии и овладеть центральной частью Финляндии. Этот удар сочетать с ударом на Гельсингфорс

со стороны полуострова Ханко и с действиями КБФ в Финском заливе". ( 120, стр. 256 )

Сразу же отметим, что слова "немецкий", "германский" ни в одном падеже в этом документе не встречаются. "Вторгнуться, разгромить и овладеть" предполагалось вне всякой связи с фактическим ( или хотя бы ожидаемым ) наличием немецких войск на территории Финляндии ! Для реализации замысла операции планировалось включить в состав Северо-Западного фронта четыре армии, перед которыми ставились следующие задачи ( см. Карта № 4 ) :

- 7-я Армия ( штаб - Суоярви ) "нанести удар в направлении Иоэнсу и овладеть районом Куопио. В дальнейшем иметь в виду действия на Ювяскюля",

- 22-я Армия ( штаб - Кексгольм, войска развертывались вдоль северо-западного берега Ладожского озера ) "ударом через Савонлинна овладеть Сан-Михель. В дальнейшем, в зависимости от обстановки, иметь в виду действия – или совместно с 23-й Армией на Хейнола, или во взаимодействии с 7-й Армией на Ювяскюля и далее на Тампере",

- 23-я Армия ( штаб - Карисалми, 30 км к северо-востоку от Выборга ) "через Лаппеенранта нанести удар на Хейнола и овладеть последней",

- 20-я Армия ( штаб - Выборг ) прорвать укрепления противника и выйти на фронт Коувола, Котка; в дальнейшем



во взаимодействии с 23 Армией и наступлением от Ханко нанести удар на Гельсингфорс". ( 120, стр. 258-259 )

Две армии ( 7-я и 23-я ) уже в мирное время входили в состав Ленинградского ВО. Две другие ( 22-я и 20-я ) предполагалось создать на базе соединений и штабов, соответственно, Уральского и Орловского военных округов.

Не была забыта и постоянно присутствующая в оперативных планах советско-финских войн идея выхода к Ботническому заливу и границе со Швецией в районе Кеми - Оулу. ( см. Карта №5 ) Для действий в северной Карелии создавался еще один фронт ( Северный фронт ), перед которым ставились такие задачи :

"…решительными действиями на направлениях Рованиеми – Кеми и на Улеаборг ( Оулу ) выйти на побережье Ботнического залива, отрезать северную Финляндию и прервать наземные сообщения центральной Финляндии

со Швецией и Норвегией…" ( 120, стр. 259 )

В состав Северного фронта ( создавался на базе командование и штаба Архангельского ВО ) включались две армии ( 14-я и 21-я ) и отдельный 20-й стрелковый корпус. Перед 14-й ( мурманской ) Армией была поставлена та же задача, которую она успешно решила во время "зимней войны" - захват порта и никелевых рудников Петсамо. 21-я армия ( развертывалась на базе командования и штаба Приволжского ВО) решала главную задачу фронта : "нанести удар в направлении Рованиеми – Кеми, выйти на побережье Ботнического залива и овладеть районом Кеми. В дальнейшем иметь в виду действия на Улеаборг". 20-й отдельный стрелковый корпус ( Московский ВО ), наступая по лесному бездорожью, должен был нанести вспомогательный удар по кратчайшему пути от Ухты на Оулу.

Общий состав запланированной группировки войск Северного и Северо-Западного фронтов представлен в следующей таблице :





20 А

23 А

22 А

7 А

20 оск

21 А

14 А

Всего

стрелковые дивизии

6

6

5

6

3

9

3

38

танковые бригады

1

1

1

0

0

0

0

3

артиллерийские полки РГК

4

6

2

0

0

0

1

13

авиационные полки

9

13

5

7

0

4

4

42

Но и этими, весьма внушительными силами, не исчерпывалась военная мощь, которая должна была обрушиться на Финляндию. Кроме указанных выше армий в распоряжение командования Северо-Западного фронта передавались:



"1. На северо-западном побережье Эстонской ССР в районе Таллина, порт Балтийский – 2 стрелковые дивизии

(11-я, 126-я, ПрибОВО), из них – одна предназначается для действий с полуострова Ханко на Гельсингфорс

( подчеркнуто мной - М.С.) и вторая, в зависимости от обстановки, или для действий по захвату Аландских островов ( у входа в Ботнический залив ), или возможна переброска ее по жел. дороге на основной театр фронта



2. 3 стрелковые дивизии в районе ст. Петиярви, ст.Хейниоки, Валкярви ( восточнее Выборга )

3. 1 стрелковая дивизия – в районе Ленинграда

4. Танковый корпус в районе Выборг, Хейниоки в составе – 2 танковых и 1 мотострелковой дивизий". ( 120, стр. 259 )

Кроме того, наряду с авиацией, подчиненной командованию армий, непосредственно в подчинение командующих Северного и Северо-Западного фронта передавалось, соответственно, 15 и 21 ( это не номера, это количество ! ) авиационных полков. Таким образом, на ТВД будущей финской войны должно было быть развернуто 46 стрелковых дивизий, 78 авиаполков, 13 артполков РГК, 3 танковые бригады и один механизированный



( танковый ) корпус. Общее количество самолетов, привлекаемых к операции, авторы "Соображений" определили в 3900 единиц. ( 120, стр.256 ) Что в полтора раза больше, чем было утром 22 июня 1941 г. в составе всех трех Воздушных флотов люфтваффе, сосредоточенных на Восточном фронте…

Но и это еще не все. "В резерве Главного Командования иметь в районе Тихвин, Волховстрой, Чудово - 2 стрелковые



дивизии". А также "подготовить и иметь в резерве Главного Командования в пунктах постоянной дислокации по семь стрел. дивизий от Западного и Киевского военных округов, а всего 14 стр. дивизий". ( 120, стр. 257 )

Краснознаменному Балтфлоту в очередной раз была поставлена задача "уничтожить боевой флот Финляндии,



прервать морские сообщения Финляндии в Ботническом и Финском заливах...". Новым моментом было требование

"обеспечить возможную переброску 1-2 стрелковых дивизий на полуостров Ханко ( подчеркнуто мной - М.С. )".

План 18 сентября 1940 г. во многом отличается от плана "операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии", подписанного Мерецковым 29 октября 1939 г. Первое, что сразу же бросается в глаза - это радикальное увеличение планируемой численности группировки войск Красной Армии. Количество стрелковых дивизий увеличилось более, чем в два раза ( с 21 до 46 ), артполков РГК - почти в два раза ( с 7 до 13 ), в два с половиной раза возросла численность привлекаемой к операции авиации ( с 1581 до 3900 боевых самолетов ). В шесть раз выросла ( по сравнению с планом "зимней войны") группировка войск, имеющих задачу "перерезать" территорию Финляндии и выйти к Оулу-Кеми. Стоит отметить и то, что в соответствии с подписанным в тот же день, 18 сентября 1940 года, Большим Планом ля ведения операций на Западе" назначалось "всего" 146 стрелковых дивизий и 159 полков авиации, "имеющих на 15 сентября - 6422 самолета" ( 120, стр. 242 ) Другими словами, запланированные для войны с Финляндией силы составляли : по количеству стрелковых дивизий - одну треть, по количеству авиаполков и самолетов - половину от тех сил, которые предполагалось развернуть для войны с несравненно более мощной и многочисленной армией Германии и ее южных союзников ( Румыния, Венгрия ).



Большие силы соответствовали и новым задачам, сформулированным на этот раз с предельной ясностью. Если в плане 29 октября 1939 г. глубина наступления главной группировки войск Красной Армии определялась всего лишь выходом на линию Выборг-Сортавала ( после чего следовало "быть готовым к дальнейшим действиям вглубь страны по обстановке" ), то план 18 сентября 1940 г. однозначно требовал "овладеть центральной частью Финляндии" и ее столицей.

Еще одно существенное различие в планах 39 и 40 г.г. становится очевидным, если посмотреть на географическую карту района будущих боевых действий. Красные стрелки затеряны среди сплошной россыпи голубых отметок озер. Маршруты продвижения войск 7-й, 22-й и 23-й Армий пролегают через крупнейший в Европе озерный район ( Сайменская озерная система ). Свободное пространство между "голубыми глазами озер" занимают дремучие леса и болота. Такова цена принятого в сентябре 1940 г. решения нанести главный удар "в обход созданных на Гельсингфорсском направлении укреплений". Как видно, печальный опыт прорыва "линии Маннергейма" кровопролитными лобовыми атаками привел к тому, что разработчики плана ( т.е. главные "полководцы зимней войны" Тимошенко и Мерецков ), "обжегшись на молоке, стали дуть на воду".

Вопрос о том, представляли ли поспешно сооружаемые финские укрепления по линии Котка-Лаппеенранта, Котка-Коувола преграду настолько сильную, что риск больших возможных потерь при их прорыве оправдывал перенос направления главного удара в лесную чащу, является дискуссионным. С гораздо большей уверенностью можно предположить, что именно решение нанести удар через озерно-лесной район обусловило "ничтожно малое"

( по советским меркам "малое" ) количество танков, выделенных для проведения операции. На 15 сентября 1940 г. в Красной Армии числилось 17,6 тыс. танков ( и это не считая 5,8 тыс. танкеток Т-27/ Т-37/ Т-38 ). В одном только Ленинградском ВО числилось 2766 танков ( опять же, не считая пулеметные танкетки ) ( 34, стр. 594 ) А к предполагаемой войне против Финляндии привлекалось в составе 3 танковых бригад ( из более, чем 26, имевшихся

в составе РККА ) всего лишь 785 танков. ( 120, стр. 256 )

В тексте "Соображений по развертыванию Вооруженных сил Красной Армии на случай войны с Финляндией"

от 18 сентября 1940 г. нет ни малейших упоминаний о возможной дате начала этой войны. Тем не менее, анализ

оперативного плана и структуры группировки войск позволяет сформулировать гипотезу о том, что планировалась еще одна "зимняя война". Строго говоря, на вопрос о том, в какое время года в районе Сайменской озерной системы

лучше вести крупную наступательную операцию, следует ответить : "Всегда хуже". Зимой - глубокий снег и мороз, короткий световой день, что резко ограничивает боевые возможности авиации. Летом - топкое бездорожье и тучи кровососущего гнуса. И тем не менее, зима, сковывая поверхность озер и болот твердым панцирем льда, значительно повышает проходимость местности, а следовательно и возможность для тактического и оперативного маневра. Для той группировки, которая вырисовывается из сентябрьских "Соображений" ( пехота с минимальным числом танков, поддерживаемая очень крупными силами авиации ) зима все же несколько предпочтительнее.

Такой вывод может показаться парадоксальным, но лишь на фоне ходячих легенд о "40-градусных морозах"

и "двухметровом снежном покрове", помешавшем Красной Армии "освободить" Финляндию в декабре 1939 года.

Зима в южной Финляндии ( как и во всех приморских регионах Европы ) достаточно мягкая ( по нашим, российским меркам ). Средняя по результатам многолетних метеорологических наблюдений температура января в Хельсинки

составляет 2,7 градуса ниже нуля, а в целом по южным районам страны - от 3 до 7 градусов. Лютые морозы зимы

39-40 г.г. были уникальной природной аномалией, небывалой за предыдущие сто лет. Но и в ту невероятную зиму

температура воздуха на Карельском перешейке в декабре 1939 г. ни разу не опустилась ниже отметки в 23 градуса.

Холодно, но для молодого мужчины, одетого в овчинный тулуп, не смертельно. 40-градусные морозы действительно наступили в январе-феврале 1940 г., но не в южной, а в центральной и северной частях Финляндии, которые и географически и климатически представляют собой, по сути дела "другую страну". Что же касается "двухметрового снега", то, как известно каждому россиянину, он появляется ( если появляется ) ближе к февралю-марту, но никак не в начале зимы. Фактически каждый год, каждую зиму существует достаточно продолжительный период времени, когда земля уже замерзла, грунтовые дороги стали как камень, а снег еще не доходит и до колена. Наконец, для передвижения по снежной целине русские, финны, шведы и другие народы севера Европы давно уже придумали сани, волокуши и лыжи.

В любом случае, главный полководец к идее ведения боевых действий зимой относился вполне положительно.

16 апреля 1940 г., на вечернем заседании Совещания высшего командного состава РККА товарищ Сталин резко осудил "отдельных товарищей", допускающих сомнения в возможности воевать зимой :



"…Как можно допустить, чтобы в проекте Устава и в проекте Наставления, которые люди читают,[ было сказано ] что зимние условия ухудшают обстановку войны, тогда как все серьезные, решающие успехи русской армии развертывались именно в зимних условиях, начиная с боев Александра Невского и кончая поражением Наполеона. Именно в зимних условиях наши войска брали верх, потому что они были выносливее и никаких трудностей зимние условия для них не составляли. Имея столько примеров, как можно преподать читателю такую чепуху, что зимние условия понижают боеспособность армии..." ( 20 )
Если наша гипотеза верна, и новая война против Финляндии планировалась на зиму 1940-1941 г.г., то это уже объясняет - почему начатая летом кампания давления и дестабилизации не переросла в реальные боевые действия.

Сталин просто ждал легкого морозца. Впрочем, повторим это еще раз, "зимняя направленность" плана войны с Финляндией, составленного 18 сентября 1940 г. является всего лишь гипотезой, не имеющей ( в силу закрытости информации ) прямых документальных подтверждений.


Подписанные 18 сентября "Соображения" заканчивались стандартной для таких документов фразой : "Докладывая основы нашего оперативного развертывания против Финляндии, прошу об их рассмотрении". 5 октября 1940 г. этот

и ряд других документов стратегического военного планирования был рассмотрен и утвержден Сталиным. К такому выводу мы приходим на основании Докладной записки Тимошенко и Мерецкова за № 103313 ( ЦАМО, ф.16, оп. 2951, д. 242, л.84-90 ). Начинался данный документ весьма странной с точки зрения обыденного здравого смысла фразой : "Докладываю на Ваше утверждение основные выводы из Ваших указаний, данных 5 октября 1940 г". ( 120, стр. 289) Другими словами, нарком обороны просил Сталина письменно подтвердить то, что он ( Тимошенко ) его ( Сталина ) правильно понял. Не отвлекаясь более на логическую тупиковость этой ситуации, перейдем сразу к п.7 Докладной записки :



"7. Утвердить представленные соображения по разработке частных планов развертывания для боевых действий против Финляндии, против Румынии и против Турции". ( 120, стр. 291)

Планы "боевых действий против Румынии и против Турции", к сожалению, все еще не рассекречены. Что же касается войны против Финляндии, то подготовка к ней продолжилась, о чем со всей определенностью свидетельствует появившийся два месяца спустя новый документ : "Директива НКО СССР и Генштаба Красной Армии командующему войсками Ленинградского военного округа", б/н, от 25 ноября 1940 г. ( ЦАМО, ф.16, оп.2951, д. 237, л.118-130 )

И по названию, и по предназначению, и по адресату это был документ иного ранга, нежели "Соображения"

от 18 сентября. "Директива" от 25 ноября - это приказ вышестоящего командования подчиненным, каковой приказ, естественно, начинался и заканчивался не "просьбой о рассмотрении", а конкретными указаниями :



" Приказываю приступить к разработке плана оперативного развертывания войск Северо-Западного фронта…

Настоящему плану развертывания присвоить условное наименование "С.3. - 20". План вводится в действие



при получении шифрованной телеграммы за моей и начальника Генерального штаба КА подписями следующего содержания: "Приступить к выполнению "С.3.- 20".

Военному Совету и штабу Ленинградского военного округа надлежит к 15 февраля 1941 года ( подчеркнуто мной - М.С.) в Генеральном штабе Красной Армии разработать:

а) План сосредоточения и развертывания войск фронта

б) План прикрытия

в) План выполнения первой операции

г) План действий авиации…" ( 120, стр. 419, 423 )

и далее еще пять частных планов, в совокупности формирующих вполне законченный план оперативного развертывания войск фронта ( не "округа", заметим, а именно "фронта" !).

Замысел операции, цели и задачи войск, этапы и рубежи продвижения практически не изменились ( в сравнении с "Соображениями" от 18 сентября ), но стали более определенными, так как в "Директиве" от 25 ноября появились уже и конкретные сроки, отведенные для "окончательного решения" финляндского вопроса :

"…Основными задачами Северо-Западному фронту ставлю: Разгром вооруженных сил Финляндии, овладение

ее территорией в пределах разграничений ( имеется в виду разграничение с Северным фронтом, действующим в центральной и северной Финляндии - М.С. ) и выход к Ботническому заливу на 45-й день операции, для чего:

по сосредоточении войск быть готовым на 35-й день мобилизации по особому указанию перейти в общее наступление, нанести главный удар в общем направлении на Лаппеенранта, Хейнола, Хямеенлинна и вспомогательные удары в направлениях Корписелькя - Куопио и Савонлинна - Миккели, разбить основные силы финской армии в районе Миккели, Хейнола, Хамина, на 35-й день операции овладеть Гельсингфорс ( здесь и выше подчеркнуто мной - М.С.) и выйти на фронт Куопио, Ювяскюля, Хямеенлинна, Гельсингфорс.

Справа Северный фронт (штаб Кандалакша) на 40-й день мобилизации переходит в наступление и на 30-й день операции овладевает районом Кеми, Улеаборг ( Оулу )". ( 120, стр. 420 )

Еще более конкретным стало и представление о противнике. Если в сентябрьских "Соображениях" про возможность совместных действий немецких и финских войск просто ничего не было сказано, то "Директива" от 25 ноября прямо начиналась словами : "В условиях войны СССР только против Финляндии ( подчеркнуто мной - М.С. ) для удобства управления и материального обеспечения войск создаются два фронта…" Ни о каком "обеспечении безопасности Ленинграда" уже не было и речи, об отражении "немецко-фашистской агрессии" также ничего не сказано ( этот тезис советская историография придумала значительно позже ).

В состав Северо-Западного фронта включались те же четыре армии ( 20-я, 23-я, 22-я и 7-я ), с теми же районами развертывания и маршрутами наступления, что и в сентябрьском плане. Неизменным осталось и общее количество стрелковых дивизий и полков авиации, состав и место дислокации резервов фронта ( четыре стрелковые дивизии, один мехкорпус и 21 полк авиации ). Единственным новшеством было заметное увеличение численности танковых и моторизованных бригад и тяжелых артполков РГК, привлекаемых к операции :





20 А

23 А

22 А

7 А

Всего

стрелковые дивизии

6/6

6/6

5/5

6/6

23/23

танковые и моториз. бригады

1/3

1/3

1/2

0/1

3/9

артиллерийские полки РГК

4/5

6/6

2/3

0/2

12/19

авиационные полки

9/9

13/11

5/7

7/7

34/34

Примечание : первая цифра - "Соображения" от 18 сентября, вторая цифра - "Директива" от 25 ноября

Более определенными стали и задачи механизированного корпуса, выделенного в резерв командования фронта.

В соответствии с "Директивой" от 25 ноября после выхода войск 23-й Армии на линию Савитайпале-Тааветти ( 20 км западнее Лаппеенранта ) - что по плану должно было произойти на 15-й день операции - мехкорпус должен был войти в создавшийся прорыв и "во взаимодействии с 20-й и 23-й Армиями на 35-й день операции овладеть районом Гельсингфорс".

Задачи Краснознаменного Балтфлота почти не изменились, увеличилось лишь число стрелковых дивизий, десантируемых на Ханко ( "Обеспечить переброску двух стрелковых дивизий в первые же дни войны с Северного побережья Эстонской ССР на полуостров Ханко, а также переброску и высадку крупного десанта на Аландские острова...") ( 120, стр. 422 )

В "Директиве" от 25 ноября 1940 г. есть информация, позволяющая сделать некоторые предположения о вероятных сроках вторжения в Финляндию. Завершить разработку оперативного плана командование Ленинградского ВО должно было к 15 февраля 1941 г. Начало общего наступления планировалось на 35 день от начала мобилизации и сосредоточения войск Северо-Западного фронта ( для Северного фронта, с учетом огромных расстояний и неразвитости дорожной сети, на полное сосредоточение войск отводилось 40 дней ). Таким образом, самой ранней датой начала наступления могло быть 22 марта. Но начинать 22 марта крупномасштабное наступление в южной Финляндии есть полное безумие : весенняя распутица превращает к этому времени театр предполагаемых военных действий в сплошное безбрежное болото. Едва ли Тимошенко и Мерецков, лично знакомые с особенностями этой местности, могли планировать "весеннюю войну". Ближайшим разумным сроком начала реализации ноябрьского плана могло быть только лето 1941 года.

Ближайший - не значит "наиболее вероятный". Не исключено, что по-прежнему планировалась "зимняя война".

К сожалению, ничего более определенного сказать нельзя - "Директива" от 25 ноября 1940 г. является хронологически последним из доступных нам вариантов разработки оперативного плана войны с Финляндией. Архивные фонды военных округов ( в том числе и Ленинградского ) за первую половину 1941 года засекречены. Точнее говоря, недоступен почти весь массив документов первой половины 1941 года ( а не одни только документы ЛенВО), так как фонды РГВА хронологически завершаются концом 1940 года, а в ЦАМО хранятся ( по крайней мере - так официально заявляется ) документы периода войны, т.е. начиная с 22 июня 1941 г. Робкая оговорка "почти" относится к тому, что в некоторых фондах ЦАМО иногда встречаются разрозненные документы периода до 22 июня, иногда даже "на глубину" до января-февраля 1941 г. Но это редкие и случайные исключения из общего правила. В целом же первое полугодие 1941 года - ключевое в понимание планов и намерений Сталина - просто "пропало", утонуло в архивной пыли… Впрочем, удивления достойно совсем не это, а то, что "Соображения" от 18 сентября и "Директива" от 25 ноября 1940 г. каким-то невероятным чудом оказались опубликованы. В эпоху, истории которой посвящена эта книга, в таких случаях говорили : "И куда только органы смотрят…"


Каталог: files -> books
books -> Очерки истории и культуры греков украины
books -> Каневский аминадав моисеевич
books -> Артур Конан Дойль История спиритизма
books -> Лекция на вечере памяти Николая Зернова 25 мая 1982
books -> Зао "БелХард Групп" Центр обучающих технологий Михалькевич Александр Викторович
books -> Сборник Издательство "путь к себе" Москва 1996 знаменитые йогини. Женщины в буддизме. Сборник. М.: Тоо "
books -> Русское монашество 988—1917
books -> Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация 2-е изд., перераб и доп.— М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература»
books -> Немедленно ( здесь и далее подчеркнуто мной М. С.)… С первого часа боевых действий


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница