Глава Многогранное чудо "зимней войны"



страница1/7
Дата31.07.2016
Размер1.21 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
……………………….

……………………….



Глава 1.3. Многогранное чудо "зимней войны"
Первая советско-финская война ( 30 ноября 1939 - 13 марта 1940 г.г. ) достаточно подробно описана в современной российской историографии. Скрупулезно, едва ли не по дням и часам разобран ход боевых действий, опубликован ряд крупных монографических исследований (16, 18, 20, 21, 30, 31). Особо стоит отметить фундаментальный труд ( 33 ), построенный на использовании огромного массива первичных документов из советских и финских архивов. Стараясь не повторять без нужды уже сказанное, отметим лишь несколько моментов, имеющих непосредственное отношение к двум главным, "сквозным" темам нашего исследования : реальные внешнеполитические цели и устремления сталинского руководства, реальное состояние и боеспособность советских Вооруженных Сил.

Военные результаты финской кампании повергли в шок как друзей, так и врагов Советского Союза. Огромная мировая держава бросила в бой 900-тысячную армию, оснащенную тысячами танков и самолетов, но при этом так и

не смогла - выражаясь языком газеты "Правда" ноября 1939 года - "обуздать ничтожную блоху, которая прыгает

и кривляется у наших границ". В своих мемуарах К. Маннергейм предельно кратко и четко сформулировал общее мнение : "Первое, что бросалось в глаза - это диспропорция между огромным вкладом и ничтожным результатом". Столь же определенно высказался и генерал вермахта, он же - автор классического труда по истории Второй Мировой войны, К. Типпельскирх : "Русские в течение всей войны проявили такую тактическую неповоротливость

и такое плохое командование, что во всем мире сложилось неблагоприятное мнение относительно боеспособности Красной Армии". (51) Такая оценка долгие годы считалась общепринятой и бесспорной. Более того, к подобной оценке стала склоняться даже "поздне-советская" историография. Характерный пример: составители сборника ( 9 ), повторив в краткой вступительной статье, посвященной событиям "зимней войны", все лживые штампы советской пропаганды, тем не менее признали, что "война с Финляндией славы победителю не принесла".

В этом вопросе, как и во многих других, "нарушителем спокойствия" выступил историк и публицист В. Суворов.

Как всегда ярко и страстно В. Суворов рассказал читателям про то, как он моделировал "зимнюю войну" 1939-1940 г.г. на английском суперкомпьютере, а также ставил эксперимент на себе, забравшись ( без зимнего обмундирования, с одной только бутылкой водки ) в лютый мороз на елку. Якобы и вычислительная машина, и личные ощущения замерзшего до бесчувствия историка пришли к одному и тому же выводу : прорвать "линию Маннергейма без атомной бомбы нельзя. Никак нельзя. Соответственно, "Красная Армия, проломав "Линию Маннергейма", опровергла и опрокинула представления мировой военной науки… Красная Армия совершила чудо. Ненужное, бестолковое, но чудо… С точки зрения чисто военной это была блистательная победа, равной которой во всей предшествующей и

во всей последующей истории нет…" ( 58 )

Как ни странно, но версия яростного антикоммуниста В. Суворова удивительно точно "улеглась" в матрицу сознания, подготовленного многолетней коммунистической пропагандой. Пропаганда эта неизменно старалась свести все события "зимней войны" исключительно и только к боям на пресловутой "линии Маннергейма". Такой подход позволял решить сразу три задачи. Во-первых, подкрепить ключевой для всей советской историографии тезис о том, что единственной целью войны была "защита северных подступов к Ленинграду", каковую "защиту" и пытались достигнуть путем небольшой передвижки границы на Карельском перешейке. Линия финских укреплений мешала этой "передвижке" - вот ее и пришлось смести с лица земли. Во-вторых, постоянное напоминание про "железобетонные ДОТы, извергавшие смертоносный огонь" воспринималось далекими от теории военного дела читателями как вполне "уважительная", "объективная" причина огромных потерь личного состава частей Красной Армии. В-третьих, состоявшийся к исходу третьего месяца войны прорыв "линии Маннергейма" можно было преподнести и как крупный успех, и как разумное объяснение того, почему война неожиданно прекратилась. Увы,

с реальными историческими событиями все это имеет очень мало общего.

Начнем с самого простого. С арифметики и географии. Протяженность советско-финляндской границы составляла порядка 1350 км. На строительство "великой финляндской стены" такой протяженности не хватило бы ресурсов не только Финляндии, но даже и огромного Советского Союза. В реальности линия долговременных финских укреплений на Карперешейке прикрывала участок границы протяженностью порядка 100 км. Менее одной десятой общей протяженности границы. Другими словами - девять десятых финской границы не было прикрыто ни одним "извергающим смертоносный огонь ДОТом". Соответственно, с "линией Маннергейма" можно было поступить точно так, как вермахт в мае-июне 1940 г. поступил с несравненно более мощной французской "линией Мажино", т.е. обойти ее, отнюдь не пытаясь пробить укрепрайон "в лоб". Слухи об абсолютной якобы "непроходимости местности" к северо-востоку от Карельского перешейка сильно преувеличены. Южная Финляндия - это вполне обжитой и обустроенный регион, в полосе Сортавала-Лаппеенранта-Котка существовала достаточно густая дорожная сеть. Местность становится еще более проходимой именно в условиях зимней войны, когда мороз сковывает поверхность озер и болот крепким льдом.

Это - теория. Теперь обратимся к практике. Идея глубокого флангового обхода финских укреплений вокруг

северного побережья Ладожского озера неизменно присутствовала и в довоенных планах советского командования,

и в действиях войск в ходе самой "зимней войны". Обратимся еще раз к "Плану операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии" от 29 октября 1939 г. ( 97 )
"По получении приказа о наступлении наши войска одновременно вторгаются на территорию Финляндии на

всех направлениях с целью растащить группировку сил противника ( подчеркнуто мной - М.С.) и во взаимодействии с авиацией нанести решительное поражение финской армии. Главные силы наших войск ударом с видлицкого направления и с Карельского перешейка громят главную группировку финской армии в районе Сортавала, Випури ( Выборг), Кякисалми ( Кексгольм).
а) Видлицкое направление - семь сд
( стрелковых дивизий ), три корпусных артполка, один артполк РГК, один танковый и химический батальоны… Задача войск этого направления - разбить финские части в районе Суоярви, Сортавала, Салми, овладеть их укрепленной полосой между оз. Янис-Ярви и Ладожским озером, наступать в юго-западном направлении, в тыл группировки противника, действующей на Карельском перешейке ( подчеркнуто мной - М.С.), содействовать 7-й армии в разгроме этой группировки...
б) Карельский перешеек - восемь стр. дивизий, пять корпусных артполков, пять артполков РГК, два отдельных артдивизиона БМ
(большой мощности ), три танковых бригады… Задача - разбить части прикрытия, овладеть укрепленным финским районом на Карперешейке и, развивая наступление в северо-западном и северном направлениях, во взаимодействии с войсками видлицкого направления, разгромить главную группировку войск противника в районе Сортавала, Випури, Кякисалми…"

Как видим, идея обхода "линии Маннергейма" и удара во фланг и тыл финских войск, развернутых на Карельском перешейке, прописана в плане вполне конкретно. Стоит обратить внимание и на то, что группировка советских войск на "видлицком направлении" ( т.е. 8-я Армия в Приладожской Карелии ) отнесена разработчиками плана к "главным силам наших войск", а по числу стрелковых дивизий эта группировка лишь немногим уступает 7-й армии на Карперешейке ( семь и восемь дивизий, соответственно ).

Кроме этих двух, главных группировок, предусматривалось еще и создание двух вспомогательных группировок

( в реальности они были организационно сведены в одну 9-я Армию ), которые наступая по сходящимся направлениям - с севера от Кандалакши через Рованиеми, с юга от Реболы через Кухмо и Каяаани - должны были



"овладев районом Кеми, Оулу (Улеаборг), отрезать сообщение Финляндии со Швецией через сухопутную границу".
Даже не принимая во внимания наличие еще одного операционного направления ( Мурманского ) и численность развернутой на этом направлении 14-й Армии, нетрудно убедиться в том, что по числу стрелковых дивизий 9-я Армия (122-я, 163-я, 54-я дивизии ) и 8-я Армия (155-я, 139-я, 56-я, 18-я и 168-я дивизии) в первые дни войны даже превосходили наступающую на "линию Маннергейма" 7-ю Армию ( шесть дивизий ). ( 33) В дальнейшем шло непрерывное наращивание сил Красной Армии на всех операционных направлениях ( в частности, в Приладожскую

и Северную Карелию было дополнительно переброшено не менее 13 дивизий ), но при этом в прорыве "линии Маннергейма" на любом этапе войны было задействовано не более половины личного состава частей и соединений действующей армии. Конкретно в цифрах ситуация была такова : при среднемесячной численности всей группировки войск в размере 849 тыс. человек, среднемесячная численность войск Северо-Западного фронта ( 7-я Армия и сформированная в конце декабря 1939 г. 13-я Армия ) составляла 423 тыс. человек. 9-я Армия ( Северная Карелия )

имела среднемесячную численность в 94 тыс. человек, 8-я и 15-я Армии ( Приладожская Карелия ) - 271 тыс. человек.

( 9, стр. 99 )

Таким образом, на расстоянии в сотни километров от ближайшего ДОТа "линии Маннергейма" действовала огромная группировка советских войск общей численностью более 350 тыс. человек. Какое же "чудо" совершила там Красная Армия ? Какие "блистательные победы, равных которым нет в истории" одержала ?

Первым "чудом" было само планирование операции, в рамках которого войскам 9-й Армии был задан темп наступления 22 км в день. Зимой, через заваленную снегом лесную глухомань центральной Финляндии. И это при том, что на своей собственной территории выдвижение стрелковых дивизий к границе шло с темпом 12-16 км в день, да и при этих темпах тылы и артиллерия постоянно отставали. ( 33 ) Другим "чудом" можно считать сосредоточение столь крупных сил на местности, почти лишенной автомобильных и железных дорог. Примечательно, что по предвоенным расчетам Маннергейма "в Карелию близ Ладоги в связи с трудностями транспортировки русские

могли забросить максимум три дивизии". Фактически же к концу войны в Приладожской Карелии было сосредоточено ( или выдвигалось к фронту ) порядка 15 дивизий ! Поскольку советское военно-политическое руководство вплоть до самого начала боевых действий так и не определилось с главным вопросом - готовится ли оно к войне или к "триумфальному маршу" - запасы горючего и боеприпасов, накопленные в Карелии, были минимальными. Так, по вышеупомянутому плану Мерецкова войскам "видлицкого направления" требовалось "боеприпасов 3,5 боекомплекта и горючего для транспортных машин 6-7 заправок". После того, как война приобрела затяжной характер, а войска понесли огромные потери в живой силой и технике, советское командование "неожиданно" для себя выяснило, что доставлять подкрепления и боеприпасы практически нечем. Войска 14-й, 9-й,

8-й и 15-й Армий завязли в безлюдной, лишенной местных ресурсов местности, а все снабжение держалось на одной нитке Мурманской ( Кировской, как она называлась тогда ) железной дороги, скорость продвижение воинских эшелонов по которой из-за снежных заносов и огромной перегрузки линии снизилась до 5-6 км в час. Только отсутствие у финнов мощной бомбардировочной авиации, способной разрушить два железнодорожных моста через Свирь, спасало советские войска в Карелии от полной катастрофы. ( 14 ) Впрочем, и без того результаты боевых действий оказались крайне неутешительными.

В первые дни войны войска 8-й и 9-й Армий успешно и относительно быстро продвигались вглубь финской территории. Как пишет Маннергейм, "наши слабые подразделения вынуждены были отойти под нажимом превосходящих сил. Противник, поддерживаемый танками, продвигался неожиданно быстро; внезапное появление машин, одетых в броню, парализующе действовало на наши войска, из которых лишь редкие подразделения успели получить оружие для борьбы с танками". Наибольшего успеха добились части 8-й Армии, которые на направлении Суоярви-Толвоярви прошли 100-120 км от госграницы вглубь Финляндии. Но уже в середине декабря финны произвели частичную перегруппировку своих хилых сил и начали активные контратаки. Искусно маневрирующие лыжные батальоны "разрезали", окружали и уничтожали по частям огромные и неповоротливые колонны советских стрелковых дивизий. К 24 декабря 1939 г. 75-я и 139-я стрелковые дивизии 8-й Армии были отброшены на восток от Толворяви более, чем на 50 километров. О состоянии этих соединений можно судить по тому, что 139-я дивизия оставила на поле боя 2247 винтовок, 165 станковых и 240 ручных пулеметов, а к началу января в её стрелковых ротах оставалось по 30-50 человек, то есть не более 30% штатной численности. ( 33 ) Не многим лучше было и положение в

75-й дивизии.

В начале января 1940 г. финны перешли в крупное ( по их меркам ) наступление и силами семи пехотных батальонов окружили у северо-восточного побережья Ладожского озера в районе города Питкяранта 18-ю стрелковую дивизию и 34 танковую бригаду из состава 8-й Армии. Несмотря на наличие у окруженных большого числа танков, боеприпасов и горючего ( даже к концу февраля в частях 18-й дивизии и 34-й танковой бригады оставалось до 12 тыс. снарядов и две заправки горючего для танков ( 33 ) ) их командование выбрало тактику пассивного ожидания помощи извне. Уже после окончания войны, 17 апреля 1940 г. корпусной комиссар Вашугин на Совещании высшего комсостава РККА описал эти события следующим образом :

"Финны окружали наши дивизии небольшими частями. Мне представлялось, что для того, чтобы дивизию окружить, нужно иметь три дивизии. А как там получилось? Это окружение создавало психоз у окруженных....

Я очень подробно выяснил окружение 97-го стрелкового полка 18-й дивизии. Что из себя представляло окружение

97-го стрелкового полка? Командир полка заявил, что с запада было около роты противника, с востока было меньше усиленного взвода, с севера были регулярные войска - около батальона, который занимал укрепленные позиции в лагере, но в последнее время наши ходили в разведку в этот лагерь и не находили там вовсе противника. Они нигде противника не видели. С юга же противника никогда не было. И считали себя в окружении… Мы его выводили очень просто. Пришла пара разведчиков, которые сказали, что полку приказано выйти из окружения. Гарнизон поднялся и ушел" ( 20 )
Не везде, однако, все закончилось так просто и благополучно. В ходе длительных боев финны расчленили на отдельные группы и к концу февраля практически полностью уничтожили окруженную группировку. Неоднократные попытки деблокировать окруженных крупными силами ( в общей сложности было задействовано четыре дивизии:

60 сд, 11сд, 72 сд и 25 кд ) оказались безрезультатными. В качестве трофеев финнам досталось 128 танков, 91 орудие, 120 автомашин и тракторов, и даже боевое знамя 18-й стрелковой дивизии. ( 22, 33 ) Лишь прекращение боевых действий 13 марта 1940 г. избавило от такого же разгрома еще одну, 168-ю стрелковую дивизию. Командир 18-й дивизии комбриг Г.Ф.Кондрашев был ранен, 4 марта арестован и впоследствии расстрелян. Командир 34-й танковой бригады комбриг С.И.Кондратьев, начальник штаба бригады Н.И.Смирнов и начальник Особого отдела бригады капитан Доронин застрелились. Покончили жизнь самоубийством также начальники политотделов дивизии и бригады И.А.Гапанюк и И.Е.Израецкий. 8 марта застрелился командир 56-го стрелкового корпуса ( в состав которого входили 18-я и 168-я дивизии ) комдив И.Н.Черепанов. ( 33 )



"Надо сказать прямо, что на петрозаводском направлении финны взяли в середине декабря инициативу в свои руки и держали ее почти до конца войны" - вынужден был признать начальник Генерального штаба РККА Шапошников, выступая на уже упомянутом Совещании высшего комсостава 16 апреля 1940 г. ( 20 ) Серьезное заявление - принимая во внимание планы, соотношение сил и состав вооружения сторон.

Сходным образом развивались события и среди глухих лесов центральной Финляндии, в полосе наступления

9-й Армии. С 30 ноября по 7 декабря ( в этот день 163-я стрелковая дивизия заняла важный дорожный узел в поселке Суомуссалми ), соединения 9-й армии, отбросив от границы два батальона финских резервистов, наступали, что называется, "малой кровью". Так, общие потери 163-й дивизии составили 243 человека.(33) Ситуация резко изменилась после прибытия в район боев 27-го пехотного полка и назначения командующим всеми частями финской армии в районе Суомуссалми полковника Сииласвуо ( в дальнейшем генерала, одного из наиболее знаменитых и удачливых

финских военачальников). 15 декабря финны отбили Суомуссалми, а к 21 декабря лыжными группами окружили большую часть сил 163-й стрелковой дивизии.

На помощь 163-й дивизии советское командование выдвинуло 44-ю стрелковую дивизию. Эта дивизия, входившая в состав войск Киевского военного округа, прибывала из недавно "освобожденного" польского Тарнополя

в обычном осеннем обмундировании : шинелях и кирзовых сапогах. Тем временем необычайный мороз в районе боев опустился до 40 градусов. Сииласвуо пишет в своих послевоенных воспоминаниях : “Мне было непонятно и странно, почему русские не имели лыж и поэтому не могли оторваться от дорог”. К. Маннергейм прослужил в русской армии 30 лет. Поэтому, не высказывая никакого удивления, он просто констатирует : "Сопротивление группы 163-й дивизии было сломлено 30 декабря. На месте осталось убитыми более 5 тысяч солдат противника, около 500 человек были взяты в плен. Трофеи были весьма значительными: 27 орудий, 11 танков, 150 грузовых автомобилей, огромное количество оружия пехоты и боеприпасов". ( 22 ) По документам советских штабов потери 163-й дивизии

за все время боев составили 3043 человека убитыми и пропавшими без вести, 8558 ранеными и обмороженными, т.е. примерно 70% штатного состава. В качестве "стрелочника" Особый отдел 9-й армии выбрал командира и комиссара 662-го полка 163-й дивизии полковника Шарова и батальонного комиссара Подхомутова. Они были преданы суду военного трибунала и расстреляны.

В первых числах января была окончательно окружена и разгромлена 44-я дивизия. Сииласвуо пишет :

Паника окруженных все росла, у противника больше не было совместных и организованных действий… Лес был полон бегающими людьми… В полдень 7 января противник начал сдаваться. Голодные и замерзшие люди выходили из землянок... Мы захватили немыслимо большое количество военных материалов, о которых наши части не могли мечтать даже во сне. Досталось нам все вполне исправное, пушки были новые, еще блестели... Трофеи составили 40 полевых и 29 противотанковых пушек, 27 танков, 6 бронеавтомобилей, 20 тракторов, 160 грузовых автомобилей,

600 лошадей...” ( 33 )

В этой цитате важно отметить слова : "люди выходили из землянок". В полной противоположности с общепринятым мифом ( финны сидят в теплом ДОТе, красноармейцы идут в атаку на лютом морозе по пояс в снегу)

финские части непрерывно маневрировали на 40-градусном морозе, в то время как окруженные советские дивизии имели возможность наладить хотя бы минимальные условия для обогрева личного состава. Стоит отметить и то, что по данным штаба 9-й Армии потери вооружения и техники 44-й дивизии были даже большими, чем смог насчитать Сииласвуо : 4340 винтовок, 350 пулеметов, 87 орудий разных калибров, 14 минометов и 37 танков. (33)

Военный трибунал признал командира 44-й стрелковой дивизии комбрига Виноградова, начальника штаба полковника Волкова и начальника политотдела Пахоменко виновными в том, что они “преступно игнорировали приказы высшего командования... разбросали части дивизии на отдельные отряды и группы… спасая свою шкуру позорно бежали с небольшой группой людей в тыл.” Приговор был приведен в исполнение 11 января 1940 года перед строем остатков личного состава дивизии.

Сокрушительный и позорный разгром главных сил 9-й Армии не остудил, однако, "наступательный порыв" советского командования. Идея "перерезать" Финляндию и захватить Оулу продолжала витать в высоких кабинетах. Так, в плане ( практически не реализованном ) операции Балтфлота по захвату Аландских островов, составленном 21 января 1940 г., важность установлению полного контроля над судоходством в Ботническом заливе аргументировалась следующим образом : "С переходом нашей армии в на­ступление и перерезанием сухопутной коммуникации в районе Улеаборга, морская коммуникация остается единственно возможной для Финляндии". ( 235 )

В реальности же, вместо всех этих "маниловских прожектов" усилия командования 9-й армии, многочисленные подкрепления, которые она непрерывно получала, и напряженная боевая работа авиации были направлены главным образом на спасение от полного разгрома еще одной дивизии: окруженной в районе Кухмо ( примерно 100 км южнее Суомуссалми ) 54-й горнострелковой. Так же, как и на других участках бескрайнего карельского фронта, финны разорвали растянувшуюся на 25 км колонну 54-й дивизии на восемь отдельных групп и с 1 февраля приступили к их методичному окружению и истреблению. Несмотря на то, что эта дивизия - в отличие от многих других, брошенных в ледяное пекло финской войны - была "старой", кадровой дивизией, специально подготовленной к действиям на северном театре военных действий, ее командование и личный состав оказались неспособны к решению каких-либо боевых задач.

Командующий ВВС 9-й Армии ( в дальнейшем - командующий ВВС всей Красной Армии ) П. Рычагов докладывал 16 апреля 1940 г. на Совещании высшего комсостава : "Гусевский ( командир дивизии ) каждый день,

а иногда по несколько раз в день, слал паникерские телеграммы… Под влиянием этих телеграмм угробили почти все резервы 9-й армии, какие там были и подходили, туда бросали множество людей и не могли организовать никакого наступления по освобождению… Авиация обязана была бомбить, стрелять, охранять его в течение 45 дней. Дивизия кормилась 80-м авиаполком в течение 45 дней, и этот полк фактически спас ее, бездействующую дивизию, от голода и гибели, не давая финнам покоя день и ночь. Ежедневно при малейшей активности финнов, там поднималась паника, туда давали все постепенно прибывавшие эскадроны и батальоны лыжников…. На самого Гусевского повлиять никак не могли, а порядка в осажденном гарнизоне не было". ( 20 )
"Заключение мира - пишет Маннергейм - спасло сильно потрепанную 54-ю дивизию, потерявшую почти половину своего состава и вооружения". ( 22) Судя по данным советских архивов, оценка финского маршала была весьма точной - потери дивизии исчислялись в 2691 человек убитыми и пропавшими без вести, 3732 ранеными и обмороженными, что составляло 60% от штатного расписания советской горнострелковой дивизии. ( 33)

Таким образом, ни одна из поставленных перед войсками 8-й и 9-й Армии задач не была выполнена. Ни о "выходе к шведской границе", ни об ударе во фланг и тыл финских войск, оборонявших "линию Маннергейма", не приходится даже говорить. На момент окончания боевых действий войска 8-й Армии продвинулись вперед на расстояние всего 20-30 км от линии границы 1939 года на направлении Лоймола-Суоярви, 60-70 км на правом фланге армии, в направлении Иломантси. Войска 9-й Армии были практически повсеместно отброшены назад, на исходные позиции.

За такие, весьма скромные, результаты была заплачена огромная цена. Потери Красной Армии за три месяца боев в Карелии составили 141 тыс. человек. Безвозвратные потери 9-й Армии составили 13,5 тыс. человек, общие потери - 46 тысяч. 8-я и 15-я Армии потеряли 31 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести, общие потери двух этих армий составили 95 тыс. человек. ( 9, стр. 112-119 ) Для сравнения отметим, что действовавшие в Приладожской Карелии 12-я и 13-я пехотные дивизии финской армии ( вместе с приданными им отдельными батальонами ) потеряли в общей сложности 4 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести, 9,5 тыс. человек ранеными. ( 33 ) То, что потери атакующей ( причем успешно атакующей ) финской армии оказались


Каталог: files -> books
books -> Очерки истории и культуры греков украины
books -> Каневский аминадав моисеевич
books -> Артур Конан Дойль История спиритизма
books -> Лекция на вечере памяти Николая Зернова 25 мая 1982
books -> Зао "БелХард Групп" Центр обучающих технологий Михалькевич Александр Викторович
books -> Сборник Издательство "путь к себе" Москва 1996 знаменитые йогини. Женщины в буддизме. Сборник. М.: Тоо "
books -> Русское монашество 988—1917
books -> Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация 2-е изд., перераб и доп.— М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература»
books -> Немедленно ( здесь и далее подчеркнуто мной М. С.)… С первого часа боевых действий


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница