Г. И. Корсаков Мологи Веретейский уголок Борок 2008


Вотчины Афанасьевского монастыря



страница2/21
Дата31.07.2016
Размер1.22 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Вотчины Афанасьевского монастыря


За Мологским Афанасьвским мужским монастырем числилось, кроме селений Покровского прихода, все деревни Кулижской волости, расположенной за северной окраиной монастыря в излучине реки Мологи, а также несколько деревень Рожаловской волости. Появлению монастырских имений в далёкой Рожаловской волости положил начало в 1509 году Угличский наместник, князь Димитрий Иоаннович. По его духовному завещанию: «…а к Афанасию Святому на Мологу, в Рожалове деревне Лавров конец, что за Иваном за Полевым поместье…» несколько крестьян д. Рожалово с землею были приписаны к Афанасьевскому монастырю.

Архив Священного Синода хранил несколько описей древнего мужского Мологского Афанасьевского монастыря. Наиболее полно монастырские вотчинные селения и пустоши перечислены в поздней его описи, представленной в Коллегию экономии 8 июля 1764 г. (ст. стиль Г.К.): «Того ж Афанасьевского монастыря в оном же Моложском стану вотчина: село Покровское на речке Чучерке1, от монастыря в 20 вёрст2 61 душа; к тому селу пустошей: Кузнецово, пустошь, что была деревня Малинники. В том селе монастырский для приезду прикащиков двор, который длиной на 12 саженей шириной на 11 саженей3. Деревня Ефаново, на речке Лади от монастыря в 21 версте – 81 душа; к оной деревне имеются пустоши: селище Глушицы, селище Покровское. Деревня Чурилово, на речке Лади от монастыря в 21 версте – 60 душ. Деревня Кашино, на речке Лади от монастыря в 22 версты – 60 душ, к оной деревне имеются пустоши: Новинка, Крюково, Деревня Переслегино на речке Лади от монастыря в 23 версты – 66 душ; к той деревне имеется пустошь Лонская на речке Лади. Деревня Шубино на суходоле от монастыря 22 версты – 26 душ, Деревня Лямино на речке Лади от монастыря 23 версты – 43 души. Деревня Столбища Малые на суходоле от монастыря в 22 версты – 22 души. Деревня Дристенево на суходоле от монастыря в 22 версты – 13 душ, да переведённых из опустевшей деревни, что ныне пустошь Малинники – 9 душ, итого 22 души, деревня Прямик на суходоле от монастыря в 22 версты – 26 душ. Деревня Бор на суходоле от монастыря в 19 вёрст – 46 душ. Деревня Обуховец на суходоле от монастыря в 19 вёрст – 36 душ; к оной деревне иметься пустошь Лушахино. Деревня Обухово на суходоле от монастыря в 18 вёрст – 64 души; к оной деревне имеются пустоши: Алферово, Кривая Липа, Иконино. Деревня Иванцево на суходоле от монастыря в 17 вёрст – 81 душа; к оной деревне имеются пустоши: Селинская, Аникиевская, селища: Тони, Захарово. Деревня Новинка Горняя на суходоле от монастыря в 17 вёрст – 42 души. Деревня Дор, на суходоле от монастыря в 16 вёрст – 18 душ; к оной деревне имеются пустоши: Ваево, Буславцево. Деревня Павловская на суходоле от монастыря в 16 вёрст – 16 душ. Деревня Нивы на суходоле от монастыря в 15 вёрст – 15 душ. Деревня Сысоево на суходоле от монастыря в 16 вёрст – 62 души; к оной деревне пустоши; Кузминская, Решетниково, селище Ванино. Деревня Новинка на суходоле от монастыря в 16 вёрст – 25 душ; к оной деревне пустошь Ивановское. Деревня Остроги на суходоле от монастыря в 15 вёрст – 30 душ; к оной деревне имеются пустоши: Красный Холм, селище Порябичево. Деревня Дуброва на суходоле от монастыря в 15 вёрст – 43 души; к оной деревне пустошь Лебедниково.



Да, в вышеописанных села и деревень у крестьян имеется отхожих пустошей, которые имеются у них в общем владении, а именно: часть большая, часть меньшая пустошей: Бараниха, Завражье, Домница, Посерихина, Холман, Ильинское, Селинская, Бибилица, Волисово, Перетягино, Серково, Хвощевик, Шараповец, Сухарище, Попексино, Корытово, Погорелка.».

А вот фрагмент Окладной книги 1668 года, в которой указаны число душ, а также число дворов и денежные доходы Афанасьевского монастыря: «…вотчина село Покровское с селы и деревнями, в них по переписным книгам 176 г. (1668 г. – Г.К.) крестьянских и бобыльских дворов 218, а по свидетельству мужска полу душ 1179 человек. Денежных доходов с них, крестьян, бывает: Веретейской волости села Покровского с деревнями 230 рублей; да того же села Покровского и сельца Маслово и деревни Юркино – 25 рублей, за прикащичий доход – 4 рубля 31 алтын 2 деньги…».

Из этой описи видно, что эта местность уже в те годы именовалась Веретейской волостью, а монастырский приказ был не только в селе Покровское, но и в сельце Маслово Рожаловской волости. В описи монастырских вотчин 1764 года сказано, что к деревне Ефаново приписана пустошь – селище Покровское, которое могло быть местом первоначального расположения села.

Просмотренная мною ревизская сказка за 1710 г. свидетельствует, что здесь тогда на 12 деревень было больше. Дворов в те годы в деревнях было мало, и последние нередко превращались в пустоши. Так, состоящая из трёх дворов, деревня Плоское, из-за перевода, в 1710 году, двух дворов в пустошь Маслово и одного двора в село Покровское, сама превратилась в пустошь. Кстати село Покровское в 1710 году состояло из одного монастырского двора и трёх крестьянских, а проживало в этих трёх дворах 42 человека мужского и 12 – женского пола. То есть на один двор приходилось по 18 человек. Вероятной причиной такой скученности людей было то, что с 1680 года единицей обложения налогом был установлен двор. Спустя 30 лет правительство Петра Первого разобралось в таком способе ухода от уплаты податей и с 1718 года единицей обложения установлена мужская (включая младенца и старца) душа. Самая большая деревня Иванцево состояла из 7 дворов, но 2 двора в ней пустовали, а проживало в 5 дворах 40 лиц мужского и 23 женского пола. Деревня Алферово состояла из двух дворов, но из одного «взяли в драгуны», а из другого двора перевели, и деревня опустела. В деревне Ониково (Аниково), состоящей из 4-х дворов, насельники двух бежали в 1708 году, а два двора переведены во вновь поселённое сельцо Маслово. Подобным образом превратились в пустоши деревни: Малинники, Кузнечиха, Кривая Липа, Лонское, Погорелка, Холман, Селинская, Павловская, Лебедниково, Дубовик и другие. Столь большое количество опустевших деревень характерно для эпохи Петра Первого, так как в его правление постоянно требовались люди: на Воронежскую и Олонецкую верфи, для строительных работ в С.-Петербурге и замещения убитых и раненых солдат в постоянно воюющей армии. На месте некоторых прежних селений: Павловская, Аниково, Алферово позже возобновились деревни, а большая часть так и осталась в виде пустошей.

При проверке писцовых книг в 1678 году игумен Мологского Афанасьвского монастыря Корнилий не смог документально подтвердить право монастыря на ряд пустошей, в том числе пять из них только что вновь заселённых, и они «со всеми угодьи отписаны за Великого Государя и приписаны к посаду Мологе…а оброка с тех пустошей платить им в Приказ Большого Дворца по девяти рублев по шти алтын по четыре деньги на год…».

В начале второй половины XVII века, при Патриархе Никоне1, задумавшем построить Новый Иерусалим, Мологский Афанасьевский монастырь был приписан к Воскресенскому монастырю на Истре. А приписные, да ещё подчинённые монастырю другой епархии, как правило, беднели. Усугубило положение Афанасьевского монастыря его переподчинение при разделении2 губерний, когда он был передан из Монастырского приказа в ведомство Угличской Приказной избы (1711–1720 гг.). В 1723 году хозяйственный орган Святейшего Синода Камер-Контора получила от комиссара Угличской провинции Василия Владыкина такую ведомость: «…оный де Афанасьевский монастырь на Мологе построен с древних лет и до определения монастырского приказу ведал того Афанасьвского монастыря игумен с братиею, с 188 года оный монастырь в приписке был к Воскресенскому монастырю, что на Истре, и ведали архимандриты, а с 1711 г. по 1720 г. оный монастырь под ведением нигде не содержится, а игумена в том монастыре нет, а ведают того монастыря вотчинные целовальники3 оного же монастыря из крестьян».

А посланный в качестве ревизора поручик Иван Бушуев донес о растрате монастырского хлеба по письмам ландрата Угличской провинции Алексея Ивановича Нарышкина и о взятии из Афанасьевского монастыря 23 лошадей игуменом Учемского4 монастыря Питиримом. Такое потребительское отношение к Афанасьевскому монастырю привело к тому, что не в него, а в Югскую Дорофееву пустынь1 предпочитали поступать боголюбивые люди, решившие посвятить себя иноческому служению. В результате естественной смерти последних старцев, а их в 1710 году осталось только двое, произошла фактическая его самоликвидация на два десятилетия раньше официального упразднения монастыря в 1764 году, когда, по указу «О секуляризации церковных имений» в Ростовской епархии было упразднено 18 монастырей, в том числе два на территории будущего Моложского уезда.

С упразднением Афанасьевского2 монастыря его земли «были отписаны за Великого Государя», а крестьяне стали государственными или экономическими (по названию Коллегии экономии) веретейские, кулижские и рожаловские крестьяне продолжали платить оброк, только теперь он перечислялся в Приказ Большого Дворца. В первой половине XIX века подушный налог составлял 6 руб. 68 копейки в год с мужской души. Кроме того надо было уплатить с каждой души по 42 коп. мирских сборов. Причём платили эти налоги не единовременно, а половину – в марте, половину – в декабре. Тогда все бывшие монастырские селения Афанасьевского, Покровского приходов, а также Покровско-Ситского сельского общества были объединены в Дубровскую волость. В 1865 выделились Веретейская и, при Афанасьевском приходе, Кулижская волость. В 1870 году последняя включена в Боронишинскую волость. А в связи с укрупнением волостей, с 1 января 1883 года, Шуморовская волость включена в Веретейскую.

В процитированных ранее описях село Веретея называется, по основному престолу храма Покрова Пресвятой Богородицы, Покровским. Очевидно, изменение названия произведено в 1777 году, при образовании Моложского уезда, когда в нём оказались три села с именем Покровское. К названиям одноимённых сел на реках Сити и Шексне, тогда были добавлены соответствующие, уточняющие их географическое положение, приставки: «на Сити», «на Шексне», а село Покровское на Чучерке получило народное название Веретея, характеризующее место его расположения. В.И. Даль в «Толковом словаре…» приводит такие признаки местностей, именуемых в некоторых губерниях словами: веретия, веретья, вереть: «Возвышенная сухая непоемная гряда, среди болот и близь берега, образующая в разлив остров; гряда, водопуск, сырт (гребень – Г.К.), разлив, гряда всегда сухая, вдоль поймы». Если учесть, что приволжская, Шумаровская, часть волости в водополье заливалась водой, то почти все вышеперечисленные признаки соответствуют месту, на котором стоит это древнее село.


Каталог: upload
upload -> Взаимодействие поэзии и прозы в англо-ирландской литературе первой половины XX века
upload -> Черноземова Е. Н. История английской литературы: Планы. Разработки. Материалы. Задания. 2-е изд., испр
upload -> Учебное пособие характеризует экзистенциализм в русском информационном пространстве как специфический принципа создания произведения и комплекса идей. Через ответ на этот вопрос делается выход на социальное значение журналистики
upload -> Ч. А. Тукембаев реинкарнация – ключ к истине
upload -> Русский хит а – Студио – Fashion Girl
upload -> Репертуар группы cosa nostra русский хит
upload -> Современные хиты Зарубежные хиты


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница