Федеральное государственное автономное образовательное


Способы взаимосвязи органов власти и общественных организаций



страница2/11
Дата06.06.2016
Размер0.99 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

1. Способы взаимосвязи органов власти и общественных организаций

Взаимодействие органов государственной власти и общественных организаций – сложный и многогранный процесс, требующий всестороннего изучения. Многие исследователи посвящали свои работы этой проблеме, но изучение этого вопроса остается все еще актуальным.

В нашей работе мы большое внимание уделяем исследованию взаимоотношений различных групп интересов (болельщики, клубы) и государства. Рассмотрим это взаимоотношение в рамках двух противоположных теорий: корпоративизма и плюрализма.

Одной из основополагающих постулатов корпоративизма является теория рационального выбора, в рамках которой субъект стремится действовать максимально рационально в сложившихся условиях и окружении. В тоже время для сторонников корпоративизма основной и минимально возможный субъект – это группа или корпорация, которая артикулирует интересы в процессе формирования и принятия решений1.

Данная модель взаимодействия была тесно связана с тоталитарными режимами первой половины ХХ века: фашистские режимы Муссолини и Гитлера, а также СССР. Эффективность корпоративистской модели взаимодействия позволили в короткие сроки совершить значительный скачок в экономическом развитии этих стран.

После падения фашистских режимов, корпоративизм был дискредитирован и утратил свою популярность среди ученых. Однако, в 1970-1990-хх. гг эта модель вновь начала обретать сторонников. Во многом это стало возможно благодаря американскому политологу Филиппу Шмиттеру, занимающемуся изучением авторитарных и тоталитарных режимов и возможностью их демократизации. Александр Дегтярев в своей работе «Методологические подходы и концептуальные модели в интерпретации политических решений» приводит слова Шмиттера: «Корпоративизм можно определить как систему представительства интересов, в которой основные составляющие организованы в ограниченное число отдельных, обязательных, не конкурирующих, иерархически упорядоченных и функционально дифференцированных категорий, признанных и зарегистрированных (если не созданных) государством и наделенных представительской монополией внутри этой категории в обмен на осуществление контроля за отбором лидеров и выражение требований и поддержки»1.

Другой ученый, голландский политолог Франц ванн Верден, упоминает важный аспект корпоративизма. Это отношения между государством и группами. По его мнению, различны группы, принимая участие в процессе принятия решений, частично берут на себя некоторые обязанности государства. Власть, в благодарность за это, может делегировать группам интересов часть своих полномочий2.

Как мы видим, в корпоративистской модели от участников взаимодействия требуется хорошая организация деятельности, четкая иерархия и устойчивость. В ином случае, группа интересов не сможет влиять на процесс принятия решений.

Вторая модель, плюрализм, в большей степени свойственна демократическим странам. В отличие от корпоративизма, в котором практически нет места конкуренции, в плюралистической модели все участники взаимодействия находятся в состоянии конкуренции. Также, в плюрализме минимально возможным субъектом является индивид, а потом уже группа.

Во многом, полноценный плюрализм является недостижимым идеалом. Этому есть несколько причин. Во-первых, плюрализм подразумевает равные возможности всех субъектов по влиянию на процесс принятия решений. Во-вторых, государство в процессе принятия решений должно быть независимым от любых групп. И, в-третьих, крайне важен вопрос фрагментации общества.

Несмотря на то, что многие демократические государства строят свою политику на основании модели плюрализма, на практике дело обстоит иначе. В современном обществе невозможно добиться равного влияния на власть и равного представительства интересов. Независимость государства от групп интересов также недостижимо, государство будет выбирать некоторые группы и предоставлять им преференции. Кроме того, государство должно соблюдать и свои интересы в процессе принятия решений1.

В данной работе на процесс принятия решения фанатские группировки практически не влияют. Члены фанатского движения не пытаются оказать влияния на политику, проводимую государством, кроме вопросов, непосредственно касающихся самих фанатов. Для исследования нами была выбрана теория, более подходящая к этой ситуации.

А.Ю. Сунгуров в своем исследовании «Модели взаимодействия органов государственной власти и структур гражданского общества: российский опыт»2 выделяет три типа взаимодействия между властью и общественными структурами:


  • Конфронтация;

  • Сотрудничество (партнерское и доминирующее);

  • Игнорирование.

Так как игнорирование не является активным видом взаимодействия между властью и обществом, в своей работе мы коснемся только первых двух типов: конфронтация и сотрудничество.

Начнем с рассмотрения первого типа взаимодействия – конфронтация.

Конфронтация проявляется в двух моделях: «борьба с противником» и «гражданское неповиновение1».

Согласно первой модели, государство прикладывает все усилия, что бы запретить большинство «оппозиционных» общественных объединений. Вводя новые жесткие правила игры, властные органы ограничивают деятельность этих организаций. В качестве примера можно привести недавний закон, обязывающий применять статус «иностранный агент» к общественным организациям, получающих финансирование от нерезидентов. Или массовые проверки НКО, состоявшиеся в марте 2013 года.

Подобные действия органов власти тесно связаны с противодействием второй модели конфронтации. Гражданское неповиновение заключается в умышленном нарушении закона, с целью привлечения внимания к той или иной проблеме2. Как правило, подобные акции проходят ненасильственно и являются самой цивилизованной формой протеста, но, несмотря на это, вызывают негативную реакцию органов власти. Как пример можно привести акции протеста, прошедшие в 2011-2012 годах, после выборов в Государственную Думу и Президента РФ. С декабря 2011 по май 2012 гг. на митинги и акции протеста выходили десятки тысяч человек, что сделало их одними из самых крупных акций в истории современной России. Логично, что такой резкий рост протестных настроений вызвал опасение власти. Опасения власти и желание избежать сценария «цветных революций» привели к принятию поправок в Уголовный и Административный кодекс, ужесточающих ответственность за участие в несогласованных акциях протеста, а также «закон об иностранных агентах». Многие члены экспертного сообщества называли эти инициативы властей репрессивными.

Второй тип взаимодействия, сотрудничество, как уже было сказано выше, может быть партнерским и доминантым. А.Ю. Сунгуров каждый из типов разделяет на несколько моделей1.

Партнерское сотрудничество может развиваться по трем моделям: «модель садовника», «модель архитектора» и «модель диалога».

«Модель садовника» была свойственна в нашей стране на заре становления демократии. На тот момент, после падения тоталитарного государства, государство было вынуждено делать шаги по укреплению гражданского общества, что бы риторика о правах человека переросла в дело. Государство обильно «удобряло» правовую почву, принимая нормативно-правовые акты, облегчающие создание общественных организаций.

Следующим шагом в развитии партнерского взаимодействия, по мнению А.Ю. Сунгурова, стала «модель архитектора». Данная модель обычно характерна для развитых гражданских обществ. В рамках данной модели общественные организации оказывают активное влияние на политику и на повестку дня.

Хотя в 1990-х годах российское гражданское общество трудно назвать развитым, были примеры удачного сотрудничества НКО и власти. В качестве примера можно привести внедрение института Уполномоченного по правам человека в России, происходившее при активном участии общественных организаций.

Третья модель характеризуется партнерскими отношениями между властью и обществом, когда государство осознает необходимость общения с общественными объединениями, как с потенциальным партнером. При этом, не посягая на независимость общественных организаций.

Доминантное сотрудничество, как уже было сказано выше, также может проявляться в двух моделях. Это модель «приводных ремней» и патерналистская модель.

Модель «приводных ремней» характерна для авторитарных стран, когда деятельность общественных организаций сосредоточена вокруг органов государственной власти или руководящей партии. В таких условиях НКО находятся в подчиненном положении и не обладают реальной независимостью. В качестве примера можно привести партию «Единая Россия» и общественные организации («Наши», «Идущие вместе»…), связанные с ней.

Во втором случае, при патерналистской модели, благополучие общественных организаций зависит от их лояльности существующей власти. Взамен на лояльное отношение, общественные организации получают поддержку и преференции: гранты, льготная реклама на центральных каналах и так далее.



Каталог: data -> 2013
2013 -> Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки «Журналистика»
2013 -> Инструментальная среда имитационного моделирования распределенных систем мобильных агентов
2013 -> Программа дисциплины концепции и концептуальный анализ в математике и гуманитарном знании
2013 -> "Применение инструментов конкурентной разведки для анализа конкурентоспособности компании"
2013 -> Программа учебной дисциплины «Психология»
2013 -> Сетевой образовательный клуб «Некрасовская республика»: самоорганизация, саморазвитие, сотворчество. «Некрасовская республика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница