Федеральная антимонопольная служба


Развитие судебной практики в 2015 году



страница25/39
Дата31.07.2016
Размер3.99 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   39

3.3 Развитие судебной практики в 2015 году

Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) осуществляет государственный контроль и надзор в различных сферах.

Указанная деятельность сопровождается принятием антимонопольным органом различных актов, которые в большинстве случаев оспариваются в судах.

С каждым годом количество судебных дел с участием ФАС России в качестве истца (заявителя), ответчика (заинтересованного лица) или третьего лица увеличивается.

В 2015 году такое количество составило более 700 судебных дел. Сотрудники ФАС России приняли участие в более чем 1800 судебных заседаниях.

В 2015 году 38,1% решений антимонопольного органа в числе принятых обжаловано в суд.

Для сравнения в 2014 году указанная цифра составляла 33,4%.

За 2015 год было отменено 10,4% решений антимонопольного органа в числе обжалованных.

Этот показатель улучшился по сравнению с 2014 годом. В 2014 году судами отменено 16,1% решений антимонопольного органа в числе обжалованных.

При этом доля отмененных решений антимонопольного органа к количеству принятых в 2015 году составила 4% (для сравнения в 2014 году – 5,4%).

Результатом судебных разбирательств за 2015 год явилась выработка судами ряда правовых позиций, которые имеют важное значение как для самой службы, так и для контролируемых ею лиц.

Немаловажную роль играет правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу применения антимонопольного законодательства.

В определении от 29.01.2015 № 185-О по жалобе гражданина А.Б. Запрягаев о признании неконституционной части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции Конституционный Суд Российской Федерации отразил правовую позицию о том, что в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции приведен лишь примерный общий перечень запрещенных действий, и, соответственно, он носит открытый характер. Это позволяет государственному органу квалифицировать и другие действия хозяйствующих субъектов как злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Конституционным Судом Российской Федерации 14.05.2015 также рассмотрена жалоба ЗАО «АРГУС-СПЕКТР» о признании неконституционным пункта 5 части 2 статьи 39 Закона о защите конкуренции, в соответствии с которым основанием для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства является результат проверки, при проведении которой выявлены признаки нарушения антимонопольного законодательства.

Несмотря на то, что определением Конституционного Суда Российской Федерации от 14.05.2015 № 1076-О/2015 ЗАО «АРГУС-СПЕКТР» отказано в принятии к рассмотрению жалобы, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, в названном определении Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал важную правовую позицию о том, что предусмотренная в условиях действующего правового регулирования возможность проведения антимонопольным органом при наличии сведений, указывающих на предполагаемые нарушения требований антимонопольного законодательства, внеплановой проверки его деятельности позволяет – без возбуждения в каждом случае производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства и возложения тем самым на хозяйствующие субъекты связанных с этим дополнительных обременений, в том числе процедурно-процессуального характера, – своевременно устранить возможную неопределенность в оценке достоверности соответствующих сведений и их достаточности для продолжения антимонопольной деятельности в рамках возбуждения производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Это согласуется с вытекающим из взаимосвязанных положений статей 2, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации требованием пропорциональности государственного вмешательства в деятельность хозяйствующих субъектов, предполагающим недопустимость установления для них избыточных, чрезмерных обременений.

Острая тема проведения проверок антимонопольным органом была рассмотрена также арбитражными судами в рамках дела № А40-47885/2013 по заявлению ЗАО «АРГУС-СПЕКТР» о признании незаконным, в том числе, акта проверки. По результатам рассмотрения указанного судебного дела арбитражные суды пришли к выводу о том, что акт проверки, составленный антимонопольным органом, закрепляя результат ее проведения, сам по себе не порождает прав и обязанностей лица, поскольку не устанавливает факта нарушения антимонопольного законодательства, не содержит обязательного для исполнения требования, а лишь фиксирует признаки выявленных нарушений, в связи с чем не подлежит оспариванию в судебном порядке.

С принятием «третьего антимонопольного пакета» Закон о защите конкуренции дополнен новой статьей 39.1, определяющей порядок выдачи предупреждений о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства.

«Четвертым антимонопольным пакетом» значительно расширен перечень оснований для выдачи предупреждения.

Появление нового института - института предупреждения - привело к тому, что арбитражные суды стали по-разному рассматривать вопрос возможности оспаривания в арбитражном суде предупреждения антимонопольного органа.

В итоге арбитражными судами была выработана единая правовая позиция, согласно которой, предупреждение антимонопольного органа отвечает признакам ненормативного правового акта, установленным в части 1 статьи 198 АПК РФ, поскольку принято уполномоченным государственным органом на основании статей 22 и 391 Закона о защите конкуренции в отношении конкретного лица и содержит властное предписание, возлагающее на лицо обязанность и влияющее тем самым на права лица в сфере предпринимательской деятельности.

Следовательно, предупреждение антимонопольного органа может быть предметом самостоятельного обжалования в арбитражном суде.

Вместе с тем судебный контроль при обжаловании предупреждения как при проверке его соответствия закону, так и при оценке нарушения им прав и законных интересов должен быть ограничен особенностями вынесения такого акта, целями, достигаемыми этим актом, соразмерностью предписанных мер и их исполнимостью.

Поскольку предупреждение выносится при обнаружении лишь признаков правонарушения, а не его факта (часть 2 статьи 391 Закона о защите конкуренции), то судебной проверке подлежит факт наличия таких признаков по поступившим в антимонопольный орган информации и документам как основаниям вынесения предупреждения.

При рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании решений антимонопольного органа, которыми установлен факт достижения антиконкурентного соглашения, не было единства в вопросе о том, применяется ли гражданское законодательство при рассмотрении таких споров, а также в вопросе доказывания факта наличия антиконкурентного соглашения.

По результатам рассмотрения дела № А47-7950/2011 по заявлению Ассоциации операторов алкогольного рынка Оренбуржья об оспаривания решения ФАС России по делу о нарушении антимонопольного законодательства арбитражными судами был выработан правовой подход, согласно которому факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

Наличие антиконкурентного соглашения может быть доказано совокупностью косвенных доказательств.

В качестве доказательств могут быть использованы любые документы и материалы, если они содержат сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме.

При этом существовала неопределенность при доказывании антиконкурентного соглашения доказательствами по уголовным делам.

Суды, рассматривая дело № А40-125017/2014 по заявлениям Министерства транспорта Российской Федерации и ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет путей сообщений» об оспаривании решения ФАС России по делу о нарушении антимонопольного законодательства, пришли к выводу, что доказательствами по делу о нарушении антимонопольного законодательства могут служить и полученные в установленном законом порядке доказательства по уголовным делам, переданные в антимонопольный орган (с учетом положений статьи 161 УПК РФ). При этом необходимо иметь в виду, что материалы (копии материалов) уголовных дел могут использоваться в качестве доказательств по делам о картелях вне зависимости от наличия или отсутствия приговора по уголовному делу, поскольку в рамках производства по антимонопольному делу устанавливается факт наличия или отсутствия нарушения антимонопольного законодательства, а не факт совершения преступления или виновность/невиновность лица в совершении преступления.

Заслуживают внимания также правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации, сформулированные при рассмотрении конкретных судебных дел в порядке кассационного производства.

Так, в определении от 11.06.2015 по делу № А15-3956/2013 по заявлению ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» об оспаривании решения Дагестанского УФАС России Верховный Суд Российской Федерации указал, что спор двух хозяйствующих субъектов, каждый из которых занимает доминирующее положение на соответствующем товарном рынке, не должен иметь в качестве последствия угрозу причинения вреда добросовестным абонентам, независимо от наличия либо отсутствия соглашения об обеспечении подачи топливно-энергетических ресурсов.

Рассматривая дело № А60-28335/2014 по заявлению ОАО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» имени Ф.Э. Дзержинского» об оспаривании решения Свердловского УФАС России Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что установление в положении о закупках срока заключения договора по результатам закупки, не учитывающего закрепленной в Законе о закупке и Законе о защите конкуренции процедуры административного контроля со стороны антимонопольного органа, фактически исключает применение оперативных мер, предусмотренных статьей 181 Закона о защите конкуренции, лишает обращение с жалобой какого-либо юридического смысла, а потому направлено против прав участников закупки.

Также важным с точки зрения применения норм антимонопольного законодательства к интеллектуальной собственности компании является дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении Тева Фармасьютикал Индастриз Лимитед (далее – Тева).

В рамках судебного дела оспаривалось решение ФАС России, согласно которому компания Тева признана нарушившей пункт 5 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции путем совершения действий, выразившихся в экономически и технологически необоснованном отказе в заключении с БИОТЭК договора на поставку лекарственного средства «Копаксон».

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования компании, посчитал, что предметом договоров является продажа лекарственного средства с предоставлением исключительных прав в части права изображения торгового знака на вторичной упаковке.

Отменяя решение суда, вышестоящие суды исходили из наличия в действиях (бездействии) компании вменяемого нарушения, поскольку ФАС России в ходе проверки достоверно установлено, что компания занимает доминирующее положение на товарном рынке лекарственного препарата «Копаксон» в географических границах Российской Федерации, необоснованно уклоняется от заключения договора при наличии экономической и технологической возможности заключить договор. Кроме того, принимая решение о вводе в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственного средства «Копаксон», компания не вправе игнорировать установленные в Российской Федерации правила оборота товаров, в том числе, и в части ограничений, установленных антимонопольным законодательством.

Принимая решение о вводе в гражданский оборот на территории Российской Федерации лекарственного средства «Копаксон», компания не вправе игнорировать установленные в Российской Федерации правила оборота товаров, в том числе, и в части ограничений, установленных антимонопольным законодательством (определение ВС РФ от 09.11.2015 по делу № А40-42997/2014).

Многие правовые позиции арбитражных судов были обобщены Верховным Судом Российской Федерации в обзоре по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, что способствует единообразию в толковании и применении положений антимонопольного законодательства как судами, так и антимонопольным органом и контролируемыми им лицами.




Каталог: upload -> aboutfas
upload -> Учебное пособие характеризует экзистенциализм в русском информационном пространстве как специфический принципа создания произведения и комплекса идей. Через ответ на этот вопрос делается выход на социальное значение журналистики
upload -> Ч. А. Тукембаев реинкарнация – ключ к истине
upload -> Русский хит а – Студио – Fashion Girl
upload -> Репертуар группы cosa nostra русский хит
upload -> Современные хиты Зарубежные хиты
aboutfas -> Федеральная антимонопольная служба


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   39


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница