Эволюция внешней политики США в отношении ирана



Скачать 400.58 Kb.
страница1/3
Дата08.07.2016
Размер400.58 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3

На правах рукописи



САФОНОВ Александр Степанович

ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США В ОТНОШЕНИИ ИРАНА (1979 – 2008 гг.)

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история



АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2011
Работа выполнена на кафедре новой, новейшей истории и методологии Московского государственного областного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Трофимов Владимир Александрович
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Воронин Сергей Анатольевич
кандидат исторических наук, доцент

Каширина Татьяна Владиславовна
Ведущая организация: Институт востоковедения РАН

Защита состоится « 30 » ноября 2011 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.05 Московского государственного областного университета по адресу: 105005, Москва, ул. Фридриха Энгельса, д. 21 а, ауд. 305.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а
Автореферат разослан «___» _______________ 2011 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Никитаева Е.Б.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Изучение тридцатилетнего периода взаимоотношений США и ИРИ представляет интерес с той точки зрения, что создание Исламской республики в 1979 году стало уникальным событием: впервые теоретические разработки иранских идеологов об исламском государственном проекте были воплощены на практике. Американскому руководству, таким образом, пришлось «с нуля» приобретать опыт выработки и реализации политики в отношении принципиально нового по характеру политического строя государства. В это время в США сформировалось восприятие теократического режима как враждебного, а проводимая им политика однозначно стала оцениваться как угрожающая американским интересам. Возник вопрос о прочности иранского режима и возможности изменения его характера.

Завершение «холодной войны» и устранение биполярности ставили перед Вашингтоном задачу поиска оптимальных вариантов политики в отношении Ирана, но уже в условиях глобализации и формирования однополярной системы международных отношений. Названные фундаментальные установки американской политики в отношении режима оставались неизменными.



Актуальность темы исследования. В самом начале президентского срока Барака Обамы новая администрация одной из целей внешней политики обозначила улучшение американо-иранских отношений. Данное намерение было озвучено в период активных дискуссий о кризисе и закате однополярного мироустройства. Было очевидно, что президент Обама уже не является, в отличие от трёх своих предшественников (Дж. Буша, У. Клинтона, Дж. Буша-младшего), безоговорочным «лидером глобального мира». На фоне провала внешнеполитического принципа «унилатерализма», в наиболее концентрируемом виде реализуемого в период президентства Джорджа Буша-младшего, тенденция к формированию новой, многополярной системы международных отношений проявляется весьма отчётливо, что ставит перед Вашингтоном задачу корректирования подхода к решению внешнеполитических проблем.

Однако, несмотря на декларирование необходимости изменений, в политике президента Обамы наблюдаются определённые черты преемственности с политикой предшественников. Американские войска сохраняют присутствие в Афганистане и Ираке. Действенное участие Соединённые Штаты приняли в эскалации конфликта вокруг Ливии, главной целью которого было поставлено свержение режима Муаммара Каддафи. Что касается ИРИ, то для США режим «муллократии» остаётся враждебным, а перечень претензий к этой стране – по существу неизменным. Отсюда – сохраняющаяся агрессивная риторика, представление о политике Исламской республики как об однозначной угрозе Соединённым Штатам и, как следствие, намерение изменить характер правящего в Иране режима.

В связи с этим актуальность темы исследования обусловлена анализом особенностей подхода американских администраций к формированию и реализации политики США в отношении Ирана в меняющихся системах международных отношений.

Объектом исследования является политика США в отношении Ирана с периода Исламской революции 1979 года по 2008 год включительно.

Предметом исследования является внешнеполитическая деятельность американских администраций по выработке стратегии и тактики в отношении ИРИ, расстановка сил в руководстве США и её влияние на процесс принятия решений.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с 1979 по 2008 гг. включительно. 1979 год – Исламская революция в Иране, приход к власти в стране духовенства во главе с аятоллой Хомейни и образование ИРИ. 2008 год – завершение президентства Дж. Буша-младшего, важной внешнеполитической составляющей которого являлась концепция «демократизации» Большого Ближнего Востока, напрямую касающаяся Ирана. Анализ столь внушительного периода позволяет проследить динамику становления и развития двусторонних отношений, эволюцию стратегической линии США в отношении ИРИ, а также общие и специфические черты в подходах республиканцев и демократов к данной проблеме на различных этапах.

Степень изученности темы: В советской историографии проблеме американо-иранских отношений уделялось значительное внимание. Однако большинство трудов, имеющих отношение к теме диссертации, посвящено Ирану, где исследуются особенности социально-экономического и политического развития этой страны, анализируются процессы, которые привели к Исламской революции и роли США в этих процессах, а также ирано-американские отношения в период становления и утверждения клерикального режима во главе с аятоллой Хомейни. В этой связи можно отметить работы востоковедов С.Л. Агаева, С.М. Алиева, А.М. Васильева, Ш.А. Ниязматова, А.Б. Резникова1. Однако анализ американо-иранских отношений носил в этих работах скорее публицистический характер по свежим следам событий.

Из работ американистов стоит отметить монографию В.А. Кременюка «Борьба Вашингтона против революции в Иране»2, но она посвящена изучению реакции администрации Картера на кризисную, предреволюционную ситуацию в Иране и методов, которые США применяли для её стабилизации. Комплексный анализ американо-иранских отношений в данной монографии отсутствует. Примечательны труды Э.А. Иваняна, А.А. Кокошина и С.М. Рогова, которые позволяют получить представление об особенностях расстановки сил в американских администрациях и принципах выработки и принятия внешнеполитических решений, в том числе по Ирану3.

В.А. Никонов в монографии «Афера “Иран-контрас”», основываясь на богатом фактическом материале, подвергает тщательному анализу принципы разработки и механизмы осуществления тайных операций в период деятельности администрации Рейгана4.

Из подобного рода работ зарубежных авторов примечательны монография В. Лэски о президенте Картере, раскрывающая, помимо всего прочего, характерные черты его управленческого стиля, и коллективная монография под редакцией Дж. Хогана о принципах руководства президента Рейгана и особенностях деятельности его кабинета5.

Проблемы американо-иранских отношений в условиях биполярной системы международных отношений рассматривали Дж. Билл, Р. Коттам, М. Дж. Гасиоровски, Ф. Хэллидэй, Э. Хоглунд, Б. Кунихольм, Г. Сик6.

В 1990-е и 2000-е гг. публиковались работы, исследующие и оценивающие состояние, уровень и тенденции развития двухсторонних взаимоотношений в новых международных условиях однополярности. Различные их аспекты (политические, торгово-экономические, геополитические и др.) рассматривались и анализировались в научных статьях и монографиях востоковедов Л.М. Кулагиной, А. К. Лукоянова, Н.М. Мамедовой, Г.И. Мирского, В.И. Сажина, В.А. Ушакова, Е.В. Фёдоровой, У.З. Шарипова и других, причём преимущественно в совокупности с другими субъектами: Евросоюзом, Россией, Китаем, региональными «центрами силы», а также соседними странами и Израилем7.

Особенности политики администраций Клинтона и Буша-младшего в регионе Ближнего и Среднего Востока и в отношении Ирана как одного из ведущих государств региона всесторонне анализируются в работах А.А. Киреева и коллективной монографии «Большой Ближний Восток: стимулы и предварительные итоги демократизации»8.

Из работ зарубежных исследователей примечательны монографии М. Лидена и Б. Слэвин, в которых рассматриваются основные «узлы противоречий», ставшие в итоге причиной конфронтации США и ИРИ. Авторы анализируют и оценивают характер и степень «угроз» Соединённым Штатам со стороны Исламской республики, а также деятельность американского руководства по их нейтрализации на современном этапе9.

В подобном ключе выдержаны научные статьи американских политологов, иранистов Дж. Кемпа, В. Насра, К. Поллака, Р. Такея, исследующих деятельность администраций Клинтона и Буша-младшего по решению актуальных проблем двухсторонних отношений10. Проблема ядерной программы Ирана в контексте американо-иранских отношений рассматривалась в работах как отечественных, так и зарубежных учёных: А.Г. Арбатова, В.В. Евсеева, С.М. Задонского, В.И. Сажина, В.Л. Фролова, А. Ансари, А. Джафарзаде, Дж. Перковича, М. Роудса11.

Целью данной работы является комплексный анализ процесса формирования политики США в отношении Ирана в период после Исламской революции 1979 года до 2008 года включительно.

Для реализации поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

проанализировать степень воздействия основных (политических, экономических, культурных) факторов на формирование политики США в отношении Ирана при различных администрациях;

рассмотреть в динамике эволюцию подхода США к формированию политической линии в отношении Ирана;

определить аспекты американской политики, в которых просматривается преемственность, а также выявить и исследовать индивидуальные особенности подхода каждой администрации к проблеме американо-иранских взаимоотношений.

Методологической основой диссертационного исследования являются принцип историзма, который позволил рассмотреть политику США в отношении ИРИ в её эволюции, а также принцип научной объективности, требующий учитывать многообразные реальные факторы, влияющие в изучаемый период на развитие отношений двух стран. Принцип системности так же применялся, позволив на основе изучения основных составляющих американо-иранских отношений выявить определённые закономерности данного исторического процесса. Следование данным принципам обусловило использование сравнительно-исторического метода исследования. Возможность и необходимость применения этого метода обусловлены характером объекта познания – исторической действительности как единства общего, повторяющегося и индивидуального, неповторимого в любых явлениях и процессах12. Также при написании диссертации использовались описательно-повествовательный, биографический и ретроспективный методы исторического исследования.

Источники исследования можно разделить на несколько групп:

Первая группа включает официальные документы и материалы, большая часть которых доступна в сети интернет.

Особый интерес представляют материалы, выложенные на официальных сайтах государственных учреждений США. На сервере Белого дома (www.whitehouse.gov) выложены тексты официальных речей президента США, в том числе ежегодные доклады Конгрессу о положении страны (The President’s State of the Union Address), являющиеся по своей сути программными документами, определяющими направления и содержание внутренней и внешней политики США. Особый интерес представляет доклад 2002 года, в котором Ирану посвящён отдельный раздел, обосновывающий включение этой страны в так называемую «ось зла»13. Выступления, касающиеся принципов борьбы с терроризмом и угрозой режиму нераспространения ОМП, также напрямую связаны с политикой в отношении ИРИ14.

Официальные документы по стратегии национальной безопасности и обороны, разработанные администрациями Клинтона и Буша-младшего и содержащие разделы по Ирану, доступны на интернет-сайте http://www.bits.de/NRANEU/others/strategy.htm. К таковым относятся: A National Security Strategy of Engagement and Enlargement 1995; A National Security Strategy for a New Century 1998, 1999; National Security Strategy for a Global Age 2000), The National Security Strategy of the United States of America 2002, 2006; The National Defense Strategy of the United States of America 2005, 2008; National Strategy to Combat Weapons of Mass Destruction 2002; National Strategy for Combating Terrorism 2003, 200615.

Выступления президентов США издаются в сборниках «Public Papers of the Presidents of the United States», с текстами которых можно ознакомиться на интернет-сайтах http://www.gpoaccess.gov (один из официальных сайтов издательства правительства США) и http://www.presidency.ucsb.edu (сайт, содержащий большое количество фактического материала о деятельности американских президентов)16.

На официальном сервере министерства обороны США (www.defenselink.mil) опубликованы тексты выступлений министра обороны, озвучивающие принципы военно-политической стратегии США. Важным представляется выступление Д. Рамсфельда в Университете национальной обороны, где, помимо вопросов обновления принципов организации вооружённых сил США, фактически была сформулирована концепция «превентивной войны», которая осуществлялась также в отношении Ирана17.

Материалы официального интернет-сайта (www.state.gov) и ежемесячного издания государственного департамента США «Department of State Dispatch» включают заявления руководителей и высокопоставленных чиновников внешнеполитического ведомства, в том числе по проблеме американо-иранских отношений18.

Для определения позиций отдельных представителей законодательной власти были использованы материалы обеих палат Конгресса США: Сената (www.senate.gov) и Палаты представителей (www.house.gov). Особо примечательны материалы слушаний, всецело посвящённых Ирану, в специализированных комитетах палат Конгресса, главным образом комитетов по иностранным делам и разведке доступные на сайте правительственного издательства «Government printing office» http://www.gpo.gov/fdsys/ в разделе Congressional hearings19.

Источником информации о позиции разведывательного сообщества служит официальный сайт ЦРУ (www.cia.gov), где можно найти допущенные к публикации материалы, в частности, выступления директора ЦРУ на различных слушаниях в Конгрессе20 или открытые доклады, звучащие на брифингах в Белом доме.

Ко второй группе относится мемуарная литература. Воспоминания американских президентов Р. Рейгана, Дж. Буша, У. Клинтона и Дж. Буша-младшего формируют представление о психологической атмосфере в их администрациях и правящих кругах США в целом, а также характерных для каждого главы Белого дома принципах принятия внешнеполитических решений, в том числе и по Ирану21.

Воспоминания отечественных и американских дипломатов, занимавших ответственные посты в руководстве США и дипломатических учреждениях Советского Союза за границей, дают представление о расстановке сил в различных администрациях. Мемуары М. Олбрайт дают представление об особенностях подхода к Ирану в период «холодной войны» и после её завершения, поскольку она работала как в администрации Картера (помощником советника президента по национальной безопасности), так и в администрации Клинтона (послом США в ООН и государственным секретарём). Интерес представляют также мемуары Дж. Тенета занимавшего должность директора ЦРУ при президентах У. Клинтоне и Дж. Буше-младшем22.

Примечательна монография М. Олбрайт «Религия и мировая политика», где на основе многолетнего опыта дипломатической работы предпринимается попытка проанализировать влияние религиозного фактора на формирование политики правительств некоторых государств. В том числе, упоминается иранский случай23.

Большую ценность представляют мемуары бывшего посла СССР в США А.Ф. Добрынина24. Воспоминания видного советского дипломата, несмотря на субъективные оценки, могут восприниматься как исторический источник. Автор, будучи до 1986 года послом в США, а впоследствии занимаясь международными делами по линии ЦК КПСС, находился в самой гуще политических событий, происходивших в Соединённых Штатах или связанных с этой страной. Мемуары и монографии авторитетного политика и учёного, академика Е.М. Примакова25 также ценны профессиональной оценкой крупных, заметных событий международной жизни, которым автор был свидетелем и непосредственным участником.

К третьей группе стоит отнести материалы, опубликованные в периодической печати. Большое количество фактических материалов, аналитических обзоров и в некоторых случаях источников по Ирану, позаимствовано из периодики: газет «Независимая газета», «Российская газета», «Советская Россия», журналов «Эксперт», «Итоги», «Россия в глобальной политике» и других изданий. В частности, в газете «Советская Россия был опубликован перевод полного текста письма президента ИРИ М. Ахмадинежада президенту США Дж. Бушу26.

Из зарубежных изданий можно отметить такие влиятельные издания, как «The New York Times», «The Washington Post», «Financial Times», влиятельные европейские издания, доступные на сайтах www.inosmi.ru и www.inopressa.ru, обеспечивающих качественные переводы статей.

Из журналов особый интерес представляют «Foreign Affairs», «The National Interest», «The Weekly Standard», «Внешняя политика США» (электронное издание государственного департамента, доступное на английском и русском языках). Издания примечательны тем, что в них публикуются статьи ведущих государственных деятелей США, бывших и действующих и высокопоставленных чиновников министерств и ведомств27.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

– показана эволюция политики США в отношении Ирана в период «холодной войны» и после её окончания;

– комплексно исследован процесс развития американо-иранских отношений на протяжении всего периода существования Исламской республики Иран, выявлены факторы, оказывающие влияние на данный процесс и изучена степень их воздействия на различных этапах развития двухсторонних взаимоотношений;

– определены основные проблемы в развитии американо-иранских отношений в рассматриваемый период;



– проанализированы позиции ключевых фигур в правительстве США и выявлены различия в подходах к ряду вопросов, связанных с формированием политики США в отношении Ирана.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы изложены в научных статьях, представлены на научной конференции студентов и аспирантов МГОУ (Москва, 2007) и межвузовской научной конференции в РУДН (Москва, 25 ноября 2011).

Положения, выносимые на защиту:

  1. На протяжении всего изучаемого периода в иранской политике США сохранялось два вектора: принципиальное понимание важности Исламской республики Иран в геополитическом плане и неприятие установленного в нём политического режима «муллократии».

  2. Политика «сдерживания», преследуя цель ослабления сторонников жёсткой линии в руководстве ИРИ, являлась также важной частью и инструментом достижения более отдалённой цели – качественного изменения характера иранского политического режима, его трансформации. Эту стратегическую установку разделяли, как правило, все силы в правящих политических элитах США. Но в вопросе о тактике у них имелись различные подходы.

  3. Осуществление правительством США политики «сдерживания» было связано как с его стремлением добиться утверждения в Иране проамериканских (или как минимум лояльных США) сил, так и с твёрдым следованием руководства ИРИ доктрине «хомейнизма», его неизменной приверженностью принципу «экспорта революции», устойчивостью и прочностью теократического режима.

  4. Основные претензии США к тем составляющим политики клерикального режима, в которых американское руководство усматривало «угрозу» США, сохранялись. Однако их качественная составляющая и приоритетность изменились: после окончания «холодной войны» большая часть «угроз» приобрела преимущественно политический смысл, а затем – стала связываться с ядерной программой.

  5. Специфика подхода США к иранской проблеме в первое десятилетие 21 века, особенно в период 2001 – 2004 годов, определялось значительным, беспрецедентным присутствием неоконсерваторов в администрации Буша-младшего, которые исповедовали принципы агрессивной, преимущественно односторонней, произраильски ориентированной внешней политики США, оказывая существенное влияние на процесс формирования внешнеполитической концепции Белого дома. Идеологические постулаты неоконсерваторов органично увязывались с практическими интересами американских бизнесменов, которые отстаивали президент Дж. Буш и вице-президент Р. Чейни, сами тесно связанные с нефтегазовой отраслью США. Подобный «симбиоз» идеологии и деловых интересов крупных американских корпораций являлся особой, отличительной чертой правления Джорджа Буша-младшего, определяя повышенное внимание его кабинета к обширному региону Ближнего и Среднего Востока, в котором Иран занимал важное положение.

Практическая значимость диссертации. Материалы и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при подготовке лекций по истории международных отношений, внешней политике США и спецкурсов по проблемам региональной политики, а также в Министерстве иностранных дел РФ для анализа ситуации на Ближнем и Среднем Востоке.

Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованных источников и литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, его хронологические рамки и методологическая основа, анализируется степень изученности проблемы, дана характеристика новизны исследования и его практической значимости.

В первой главе диссертации «Политика США в отношении Ирана в период “холодной войны”» анализируются особенности подхода США к формированию политического курса в отношении ИРИ в условиях биполярного мироустройства.

В первом параграфе «Политика администрации Джимми Картера в отношении Ирана накануне Исламской революции 1979 года» исследуется политическая линия США в условиях кризисной, предреволюционной ситуации в Иране.

Подход Белого дома к Ирану в обозначенный период определялся стремлением американских правящих кругов сохранить контроль над этим государством, играющим важную роль в обеспечении интересов США в регионе Персидского залива и на Ближнем и Среднем Востоке в целом. В условиях «холодной войны» и отсутствия у Вашингтона прочных позиций в арабском мире проамериканский внешнеполитический курс шаха М. Реза Пехлеви позволял иметь надёжный плацдарм в региональном противостоянии с Советским Союзом. Антисоветский аспект американо-иранских отношений проявлялся также в использовании территории Ирана для наблюдения за южными границами СССР и в том, что Иран, обладающий внушительной военной мощью, выполнял функции «жандарма Залива», осуществляя борьбу с национально-освободительным движением и устраняя тем самым угрозу утраты политического влияния США в регионе.

Военное укрепление Ирана являлось также источником получения военно-промышленным комплексом (ВПК) США значительной прибыли, поскольку в соответствии с действующими контрактами шах закупал новейшее вооружение исключительно американского производства и в больших количествах. Устранение М. Мосаддыка в 1953 году позволяло Вашингтону обеспечивать стабильный контроль над процессом нефтедобычи в регионе и экспортом нефтепродуктов. Доля американских компаний в нефтяной промышленности Ирана составила 40%. Слияние интересов ВПК и нефтяной отрасли США создало мощный институт лоббирования в лице представителей финансовых и деловых кругов, оказывавший давление на политическое руководство своей страны, добиваясь от него всемерной поддержки иранского монарха.

Президент Картер вначале обозначил намерение продолжать политику предшественников. Поборником и проводником данного курса являлся руководитель СНБ З. Бжезинский, тесно связанный с американскими бизнесменами, финансировавшими избирательную кампанию Дж. Картера. Однако намерение главы Белого дома диссонировало с его программными установками (повышенное внимание к правам человека, поддержка демократии во всём мире и т.д.). Умеренные круги оппозиции ожидали, что новый президент США заставит шаха продолжить и углубить реформы в рамках «Белой революции». Явный контраст между политической теорией и практикой американского руководства, связанное с этим чувство разочарования в рядах оппозиции, рост влияния шиитского духовенства, которое возглавлял аятолла Хомейни – все эти факторы способствовали радикализации революционного движения в Иране, придававшей ему более бескомпромиссный характер.

Решением внутриполитического кризиса в Иране Вашингтон всерьёз озаботился в середине 1978 года. Установка на поддержку М. Реза Пехлеви не пересматривалась. Различия касались лишь тактических вопросов: политический истеблишмент США был разделён на сторонников умеренного (госсекретарь С. Вэнс, американский посол в Иране У. Салливен и в целом дипломатическое сообщество) и апологетов жёсткого (З. Бжезинский, СНБ, определённые круги в ЦРУ) подходов шаха к разрешению кризисной ситуации. Позднее, когда стало очевидно, что иранскому монарху не удержать власть, дифференциация стала проходить по линии «сторонники правого военного правительства – сторонники коалиционного правительства, состоящего из представителей либеральной буржуазии и духовенства».

Наличие полярных взглядов на стремительно развивающуюся внутриполитическую ситуацию в Иране и различных оценок характера революционного процесса, учитывая управленческий стиль президента Картера, приводило к колебаниям и отсутствию оперативности при решении наиболее острых и неотложных проблем, что во многом ускорило победу Исламской революции.

Поспешный приезд шаха из Мексики (где он в тот момент проживал) в США на лечение и неудавшееся освобождение силами коммандос американских заложников, захваченных в Тегеране студентами – сторонниками пришедшего к власти аятоллы Хомейни, – мероприятия, которые «проталкивал» З. Бжезинский, стали подтверждением его окончательно укрепившегося статуса главного внешнеполитического идеолога администрации. Последовавшие за этим в апреле 1980 года разрыв дипломатических отношений и введение американской стороной экономического эмбарго, шаги, во многом продиктованные внутриполитическими соображениями (президентская кампания в США), окончательно поставили Вашингтон на путь конфронтации с Тегераном.



Во втором параграфе «Администрация Рональда Рейгана и Иран» отмечается, что с начала своей работы администрация воспринимала духовенство как ведущую политическую силу в ИРИ. Освобождение заложников 20 января 1981 года предполагало начало американо-иранского диалога. Наблюдалась стабилизация отношений. Имелись конкретные области двухстороннего взаимодействия на почве антикоммунизма. Особенно явно это выразилось в общей позиции, осуждавшей вступление войск СССР в Афганистан, и совместных действиях по подготовке подрывных операций в отношении советского воинского контингента. Фактор, который в Белом доме при Картере во многом из-за специфики взглядов и позиции З. Бжезинского28 игнорировали, администрация Рейгана использовала более охотно.

В то же время у руководства США имелись альтернативные планы политики по отношению к Ирану и теократическому режиму в частности. Администрация Рейгана, на официальном уровне взаимодействуя с иранскими властями, одной из главных задач определила недопущение консолидации и укрепления клерикалов. Вначале американцы добивались завершения ирано-иракской войны. В условиях успешных действий Ирака это продемонстрировало бы неспособность «муллократии» к защите государства и эффективному «экспорту» исламской революции (а вступление в 1982 году иранской армии на территорию Ирака рассматривалось аятоллой Хомейни именно в данном контексте), что дискредитировало бы режим. Подобная линия не оправдала себя в связи с военными успехами Ирана, что обусловило поворот политики Белого дома на 180 градусов: США стали заинтересованы в максимально возможном затягивании ирано-иракского конфликта, поддерживая Ирак. Именно для установления дипломатических отношений с Ираком и поддержки С. Хусейна Вашингтон прилагал усилия на протяжении 1983 – 1984 годах.

К 1985 году в администрации Рейгана намечается отход от линии на поддержку Ирака. Руководствуясь информацией о тяжёлой болезни аятоллы Хомейни, предполагая активизацию внутриполитической борьбы за власть различных группировок политического истеблишмента ИРИ после кончины верховного лидера, в окружении Р. Рейгана пришли к выводу, что ситуацию целесообразно использовать для укрепления позиций США в Иране, поддержав более лояльные Западу силы в руководстве страны. Это могли быть представители умеренного крыла духовенства, где наибольшим влиянием пользовался ближайший соратник и преемник Хомейни аятолла Хосейн Али Монтазери. В итоге после интенсивных дискуссий глава Белого дома, несмотря на оппозицию государственного секретаря Дж. Шульца и министра обороны К. Уайнбергера, принял решение одобрить поставки американского вооружения в Иран в качестве инструмента такой поддержки.

Схема, разработанная СНБ и поддержанная руководством ЦРУ, предполагала формирование в среде политического истеблишмента ИРИ своеобразного блока из «умеренных» и поддерживающих их армейских военачальников для создания «противовеса» консерваторам и их опоре – Корпусу стражей Исламской революции.

Для прикрытия незаконного характера сделки был выбран удобный предлог – стремление освободить захваченных в 1982 – 1984 годах в Ливане группировкой «Хезболла» американских заложников, что вполне укладывалось в общую концепцию подхода Белого дома к ИРИ. Тегеран на высоком уровне демонстрировал особо явную готовность к взаимодействию, выступив посредником при освобождении захваченного самолёта в июне 1985 года. Однако американо-иранские контакты были использованы во внутрииранской политической борьбе, в результате чего аятолла Монтазери был лишён статуса преемника, который получил сторонник более жёсткого внешнеполитического курса аятолла Али Хаменеи.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница