Дэвид Айк – Раса человеческая, поднимись с колен. Лев уже не спит


(poli - много, tick - клещ, кровососущее создание)



Скачать 15.83 Mb.
страница4/73
Дата06.06.2016
Размер15.83 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73
(poli - много, tick - клещ, кровососущее создание)

Вскоре после того, как я добился осуществления своей давней мечты работать на телевидении, эта работа потеряла для меня свою привлекательность. Я нашел телевидение глубоко неискренним миром, полным безответственными, часто бездушными, а порой и злобными личностями.

Они привыкли поговаривать, что, дружески похлопывая вас по плечу, они мысленно дают вам пинка в зад. Были и есть, конечно, многие исключения, но их не встретишь на высших уровнях. Чтобы занять последние, надо без зазрения совести растаптывать одних или лизать задницы другим, а чаще всего - и то, и другое. Через несколько лет мне уже хотелось уйти, и с точки зрения моего маленького «я» могло показаться, что я никогда и ничем не был доволен, и постоянно перелетал с одного места на другое. Я и сам иногда подумывал об этом, а также (я уверен) и Линда, моя невероятно поддерживающая в течение 29 лет жена. Линда уже привыкла к овладевавшей мной жажде новых приключений всякий раз, как цель предыдущего была достигнута. Она была очень важна для меня в моем «путешествии», и остается ею и по сей день как владелец компании, публикующей мои книги. Лучшего друга я никогда не имел и желать не желаю. Люди приходят в нашу жизнь не случайно. Они здесь толи для того, чтобы поддержать нас, толи дать нам возможность посмотреть на себя совершенно другим образом. Часто последние называются в английском языке «болячкой в заднице». Да, они могут выглядеть такими (я и сам выполнял обе роли), но они могут быть важными в репрограммировании от доминирования Разума, заставляя вас увидеть те аспекты в себе, которые нуждаются в удалении, и указывая вам новое направление. Посмотрите на тех людей в вашей жизни, которые делали вам «вырванные годы». Был тогда разговор о вас? Так, примите это к сведению, а также то, изменили ли они отношение к вам с тех пор, или ушли из вашей жизни.

Я проработал на Би-Би-Си, не столько душой, сколько телом, еще восемь лет, но мысли мои занимало совсем другое. Я с детства любил «природу», или то, что теперь принято называть «окружающей средой». Я мог часами колесить на велосипеде по окрестностям Лестера, наслаждаясь красотой и одиночеством. С приближением 1980-х годов, охрана окружающей среды казалась мне едва ли не центральной в моей жизни. Я начал с движения по защите природы на острове Уайт, к югу от побережья Англии, где я прожил почти 30 лет; но я понял, что без разницы, какими бы хорошими ваши аргументы ни являлись в вопросе окружающей среды, или в другом, единственное, что имело значение - это количество рук в воздухе на местных митингах Советов, где проводилось голосование. Если большинство не на твоей стороне, твое тысячу раз правое дело обречено на провал. Я также начал понимать, что результаты каждого голосования еще до выноса вопроса на «обсуждение» депутатов предопределяются на заседании местной масонской ложи. Начинал вырисовываться следующий этап моего жизненного пути. Я решил, что природе нужен представитель в местном совете, и так началась, если можно так выразиться, моя карьера в политике. Что было дальше еще один пример влияния некоей невидимой силы на мою жизнь. Я не был членом ни одной из ведущих политической партий, поскольку не доверял ни одной из них. Вместо того, в 1988 году
я записался в малоизвестную тогда Британскую Партию Зеленых, которая ставила защиту окружающей среды центром своей политики. Они прислали мне некоторую информацию, которая выглядела разумной, и в ответ я отправил им членский взнос и начал организовывать общественные собрания, чтобы основать на острове Уайт отделение Партии Зеленых.

События начали очень быстро развиваться. Через пару недель региональный комитет партии попросил прислать представителя от острова Уайт на их очередное заседание. В конце заседания объявили, что их региональный представитель убывает, и им нужна кандидатура для его замены. Когда никто не захотел этой работы, я сказал, что я займусь этим, и даже при такой ситуации двое человек проголосовали против меня! Думаю, они верили, что телевизионщик не может быть «зеленым». Тем не менее, двумя неделями позже я очутился на моем первом заседании национального Совета в здании возле Регент-парка в Лондоне, и нашел его переполненным демагогами, способными говорить об Англии часами, и никогда не прийти к какому-либо заключению. Мне стало совершенно ясно, почему Партия Зеленых в британской политике не играет никакой роли. Перед самым обедом председатель сказал, что партии требуются пресс-секретари, или «спикеры партии», как их принято называть у Зеленых, чтобы представлять партию в средствах массовой информации в будущем году, и попросил предоставить кандидатуры после обеда.

Рис.13: Национальный спикер британской Партии зеленых - последний шаг перед настоящей работой

В перерыве ко мне подошел человек и сказал, что было бы неплохо, если бы партию представляло широко известное в прессе лицо, и спросил, не интересует ли меня этот пост. Я ответил: «Окей, я попробую».

Через час с небольшим я был избран национальным спикером британской Партии Зеленых. На тот момент я состоял в ней считанные недели (Рис.13).

Мое назначение совпало со всплеском интереса к состоянию окружающей среды, вызванным серией вечерних телепередач о массовой гибели тропических лесов и последствиях загрязнения. К лету 1989 года эти проблемы оказались в центре общественного внимания, а вместе с ними и Партия Зеленых. На выборах в Европейский Парламент мы получили 15 % голосов, хотя до этого редко набирали больше одного. Из пустых залов пресс-конференций партия и ее официальные спикеры вдруг выдвинулись на первые страницы газет и на передний план политической сцены. Партия зеленых состоялась, но, как оказалось - ненадолго. Внутри партии разгорелось противоборство между «фундаменталистами», считавшими, что нельзя поступаться основополагающими принципами движения, и «реалистами», которым успех вскружил голову и они настаивали на удалении из программы пунктов, мешающих росту популярности партии. Сам я был «фунди- реало», что означало - я уважал ценности, но представление их общественности более эффективным способом. Я написал книгу под названием «Так не Должно
Быть» с мыслью об этом. Я обрисовал такими словами политику Партии Зеленых, которые были бы понятны народу без всякого там «природо-жаргона», который я слышу каждый раз. Я до сих пор согласен с некоторыми положениями той «программной» книги, но, по мере моего пробуждения в мире, каким он является в действительности, я видел, что целью создания «зеленого движения» было использование и «изобретение» проблем окружающей среды, как оправдание для наступления системы глобального контроля. Великая Ложь о вызванном человеком «изменении климата» является первым тому примером. От внутренних раздоров в среде «зеленых» меня тошнило, особенно после того, как стало ясно, что то, что Партия Зеленых объявило «новой политикой», на самом деле являлось еще одной версией старой политики со всеми ее старыми методами, манипуляциями и реакциями. Основанная как вызов системе, Партия Зеленых в итоге встала на ее сторону. Много раз сообщалось о том, будто меня исключили из партии за то, что сегодня разворачивается в моей жизни, однако в действительности я просто не возобновил свое членство, когда увидел, что «зеленые» не собираются ничего менять. Другая причина, по которой я через несколько месяцев перестал работать в партии, заключалась в том, что со мной начали происходить очень странные вещи; я сознавал, что, рассказывая о них публично, вызову против себя волну насмешек, и не хотел, чтобы по ассоциации от них пострадали «зеленые».

Я достиг самого поворотного момента в жизни моего Разума, и то, что я перенес до сих пор, должно было стать важным в приходящем периоде. Когда я оглядываюсь назад с сегодняшней перспективы, я вижу, до чего идеально все это выглядело: «плохие» и «хорошие» периоды жизни. Это не более, чем ярлыки, происходящие со стороны Разума, который видит все как двойственное и поляризованное, тогда как Сознание видит во всем единство. «Плохие» периоды так же важны, а часто - даже больше важны, чем «хорошие». Все они есть нити, из которых соткано полотно под названием «жизненный опыт». Все это мне необходимо было познать и понять для предстоящего, и я нуждался в эмоциональной стойкости, столь важной для моего выживания в следующей стадии. Ничего этого я тогда не знал, но об этом знало мое большое «Я», и оно прекрасно все отработало. Я пережил и преодолел эмоциональную травму от разрушения артритом моей мечты стать профессиональным футболистом. В поисках лечения я познакомился с китайским искусством иглоукалывания и впервые увидел, что человек это нечто большее, чем просто тело. Игра при таких болях породила решительность преодолевать трудности и продолжать идти, несмотря ни на что. Журнализм показал мне, как работает медиа, и до какой степени манипулируются «новости». Я способен был увидеть, как структурированы средства массовой информации для соответствия официальной версии событий, и чтобы не подвергать сомнению или расследовать официальную картину реальности. Я увидел, что в большинстве своем журналисты это наименее информированные, самые несвободные и совершенно неспособные самостоятельно мыслить люди. Как могут они объективно писать о том, что действительно происходит в мире, если они не имеют об этом никакого понятия? Журналистика является вульгарным творением Разума. Подавляющее число журналистов намертво застряли в Разуме и подают свои репортажи из этой позиции. Любой, кто живет вне этой крохотной коробки - немедленно подвергается осмеянию или осуждению. Фраза, увиденная мною, гласит: «Танцующие выглядят сумасшедшими для тех, кто не может слышать музыку». Журнализм позволил также мне, ввиду ограниченности газетной площади, развить способность писать сжато и общаться с аудиторией, используя целый спектр знаний в отношении вопроса. Моя

телевизионная карьера предоставила возможность взглянуть изнутри на манипуляции, технологии и порой невероятную посредственность как на экране, так и вне его. Известность на всю страну тоже сослужила мне добрую службу когда придет время для моего сознательного пробуждения и я смог заглянуть за пределы иллюзии - обо мне вокруг заговорили. Поработав в Партии Зеленых, я смог взглянуть на политику изнутри и убедился, что главное в ней власть, а не принципы, при этом вывеска на двери не имеет значения. Я увидел, как многие политики, противостоявшие друг другу и обвинявшие друг друга во время публичных «дебатов», находятся в намного приятных отношениях между собой в личной жизни.

Мой жизненный опыт пока дал мне все необходимое для того, что мне потребуется в ближайшем будущем и, Боже мой - в том, что должно было случиться.

3



Что Происходит, Дэйви?

«Если вы хотите сказать людям правду, заставьте их смеяться, иначе они вас убьют».

Оскар Уайльд.

Я начал замечать вокруг себя странные вещи в 1989 году, когда писал книгу об охране окружающей среды под названием «Так не должно быть». Писал я быстро, иногда по целой главе в день, и вечером, перечитывая написанное, удивленно думал: «Откуда это взялось?» и «Я не помню, как я это писал!» Как будто я писал все это во сне. Когда я был один в комнате, было ощущение еще кого-то рядом, и такое продолжалось месяцами. Как -то, в начале 1990 года, я сидел на краю кровати в номере гостиницы в Лондоне, и ощутил это присутствие настолько явственно, что воскликнул вслух: «Если вы здесь, подайте какой-нибудь знак, а то я скоро полезу на стену!»

Вскоре события стали развиваться в ускоренном темпе. В марте 1990 года я играл в футбол со своим восьмилетним сыном Гаретом, ныне блестящим автором и исполнителем песен, на берегу моря возле нашего дома в Райде на острове Уайт. Я сказал ему, что мы сходим на обед в кафе на железнодорожной станции, находившейся неподалеку, но оно оказалось полным, и как только мы собрались уходить - кто-то узнал меня по телевизионной передаче и начал задавать вопросы о футболе. Пока я отвечал на его вопросы, Гарет куда-то исчез, но я знал, что искать его надо у вокзального книжного магазинчика, рассматривающим книги о паровозах - нашем общем с ним увлечении.

Я стал у входа в магазин и сказал Г арету, что нам надо идти искать другое кафе, но когда я развернулся, чтобы выйти на улицу, ноги вдруг отказались меня слушаться, словно два магнита притянули их к полу. Меня посетило довольно странное чувство, как я теперь понимаю, что какая-то другая реальность проявляет себя вокруг меня. Пока я так стоял, мои ноги пригвождены к полу, я услышал очень ясный «голос» в своей голове, сказавший: «Иди-ка и посмотри книги на дальней стойке». Ч-черт, что это было? Что тут происходит? Я прекрасно знал этот магазинчик, и книги на «дальней» секции совсем не интересовали меня. Это были романтические повести типа Барбары Картланд. Я все же отправился в том направлении, тем более, что оно было единственным, куда мои ноги могли идти, и сразу же обратил внимание на книгу с женским лицом на обложке. Получалось, что я способен был видеть только эту книгу, чувство, которое я много раз испытал с тех пор. Я повернул ее. чтобы увидеть аннотацию, и тут увидел слово «парапсихолог». Автором была профессиональным медиумом и целительницей с «наложением рук», и мне сразу вспомнилось ощущение присутствия, которое преследовало меня в последние месяцы. Может, эта дама объяснит мне, что происходит? Я прочитал книгу за 24 часа и связался с ней дл встречи. Я ничего не говорил о «присутствии», а только о своем артрите и о том, что хочу увидеть, поможет ли мне ее лечение. Я не собирался ничего говорить о происходящим со мною, разве что она сама не догадается об этом.

Волновые «Миры».



Мы виделись только четыре раза, и первые две встречи не были ничем примечательны, если не считать того, что мы говорили о других измерениях и частотах существования, о более широком взгляде на жизнь и возможностях. Я всегда отвергал религию, а также абсурдную идею, «толкаемую» «наукой» о том, что все мы являемся результатом «случайностей» в «эволюции», и что со смертью нам приходит конец. Невероятная чепуха, которую официальная «наука» продолжает навязывать нам, несмотря на обилие очевидных фактов и результатов исследований, в том числе проведенных свободомыслящими настоящими учеными, которые не оставляют камня на камне от этой белиберды. Прежде я никогда по- настоящему не задумывался над альтернативой этой бессмыслице, но в беседах с целительницей я немедленно согласился с тем, что она говорила о многоразмерной природе реальности, и о способности одного размерения сообщаться с другими. Получалось, как вроде она говорила о том, что я уже знал, и именно это она и делала. Все мы знаем эту информацию, но были воспитаны таким образом, чтобы забыть, кем в действительности являемся и что в действительности знаем, будучи поглощенными разумом «пяти чувств». Для кого это ново, потребуется некоторое предисловие. Мы не живем единственно в «мире», как в частотном диапазоне, который способны воспринимать наши пять органов чувств. Этот диапазон восприятия пяти органами чувств незначителен и известен как «видимый свет». Мироздание не структурировано подобно шкафу с ящиками, один ряд над другим; оно состоит из частот, разделяющих одно и то же «пространство», так же, как это происходит с радио- и телевизионными частотами. Передаваемые частоты находятся не просто вокруг вашего тела в этот момент, они разделяют с ним все то же «пространство», и это возможно потому, что они действуют на различных от вашего тела и по отношению к друг другу длинах волн. Только тогда, когда эти длины волн или частоты становятся близкими друг другу - мы получаем «интерференцию» и способны «услышать» другую станцию. Кроме этого случая, все остаются не замечающими существования друг друга. Они работают на различных частотах, «реалиях» или «мирах». Когда вы настраиваете ваше радио на станцию, скажем, Радио-1 - вы ее и получаете. Притом не слышите Радио-2, радио-3 или 4. Покрутите настройку и смените частоту с Радио-1 на Радио-2, и сейчас, несомненно, вы слышите радио-2. Но Радио -1 не прекратило своих передач, когда вы ушли с его волны. Оно продолжает передавать, существует, пока вы сосредоточились на чем-то другом. Виртуальная реальность устроена точно так же. Наши пять чувств зрение, слух, обоняние, осязание и вкус воспринимают лишь чрезвычайно малую часть того, что существует в «пространстве», которое, как нам кажется, открыто нашему «взору». Вот почему животные, те же кошки, прыгают вокруг, реагируя на что-то, выглядящее для нас «пустым пространством». Они имеют больший зрительный диапазон, и способны видеть существа и активность за пределами частот человеческих пяти чувств. Когда люди говорят, что все находится с нами, или, символически - Царство Господне в нас самих - это правильно. Вся бесконечность находится внутри нас, потому что вся бесконечность занимает все «пространство», или наше понимание его. Смысл заключается в том, что мы не способны видеть всю бесконечность с помощью наших пяти чувств, также, как мы не можем слышать все радиостанции, настроившись только на одну из них. Мы видим только

крошечную часть бесконечности, которая вибрирует согласно частотному диапазону этих чувств: того, что мы видим, слышим, чувствуем запах, касаемся и пробуем на вкус. Это то, что я называю тюрьмой «пяти чувств». Большинство людей настолько являются пленниками ее сфабрикованных и манипулируемых иллюзий, что верят в то, что это есть все существующее и все, чем они являются. Это единственная их реальность - реальность Разума. Такое мировоззрение с ранних лет внушается и укрепляется системой «образования», средствами массовой информации и «наукой», где все основывается на вере в то, что «мир» пяти чувств - фактически и есть весь «мир». Когда энергия вибрирует с низкой частотой, она выглядит «густой» или «твердой», как, например, сталь, но посмотрите на нее через мощный микроскоп, и вы увидите, что, какой бы «твердой» она ни была, это все та же вибрирующая энергия. По мере того, как частота вибрации повышается - энергия становится все менене и менее плотной, пока , наконец, частота становится настолько высокой, что выходит за пределы частотного диапазона наших пяти чувств и, согласно человеческому восприятию - она «исчезает». Она не исчезает на самом деле - она просто покидает ту область, которая доступна нашим органам чувств. Этим объясняется, почему люди видят призраки-НЛО, которые появляются «из ниоткуда» и, а затем «исчезают». Существует бесконечное число виртуальных реальностей, взаимопроникающих друг в друга, как это происходит с теле- или радиосигналами и, когда вы знаете, что вы делаете, вы можете перемещаться среди них. Ученые называют их «параллельными мирами». Ограниченная реальность Разума считает, что те, кто говорит о чем-то увиденном как появившимся, а затем внезапно исчезнувшем - сумасшедшие. «Это невозможно!» - кричит она. Но так оно есть. «Никуда», из которого приходят такие явления и куда уходят, являются просто другой частотой, или длиной волн, в существовании которых нашим пяти чувствам невозможно удостовериться. Понимание всего этого является критическим для осознания того, что «далекий» мир так называемых «паранормальных» явлений вполне и просто объясняем. Чем дальше вы продвинетесь в этой книге - тем более простой она станет для вас.

«Хьюстон, Хьюстон, у нас Контакт»



Во время моего третьего визита к медиуму я лежал на медицинской кушетке, пока длился сеанс лечения, как вдруг я почувствовал что-то вроде паутины на моем лице. Я вспомнил, что в ее книге я прочитал, что подобные ощущения появляются, когда «духи» пытаются установить контакт. Забавно, но с тех пор я никогда больше этого не чувствовал. Я ничего ей не сказал, но 10-15 секунд спустя она вскинула голову и сказала: «О! Это сильно. Этот стоит того, чтобы я закрыла глаза!». Моя спина скользила по кушетке и я спрашивал себя, что это в меня такое вселилось. Она сказала, что видит «выглядящую китайцем» фигуру. которая говорит: «Сократ со мной». Сократ (469-399 гг. до н. э.) это древнегреческий философ, чьим самым известным учеником был Платон. Когда Сократу было 70 лет, власти обвинили его в ереси и разложении местной молодежи, и он сам привел в исполнение вынесенный ему приговор, выпив яду. Среди множества принадлежащих ему афоризмов, есть такой: «Мудрость заключается в знании того, как мало мы знаем». Блестяще. «Китаец» был лишь проекцией из другого измерения в воображение медиума, чтобы перед ней был узнаваемый образ, на котором легче сконцентрировать внимание. Этот «связной» был выражением Сознания, расположенного за пределами реалии «физического» тела; он может принимать любую выбранную форму. Это то, чем мы все являемся в своей высшей форме чистым Сознанием

или Осведомленностью. «Связные» из других измерений проецируют информацию, или мысль, в энергетическое поле/мозг медиума, и он (она) переводит послание на человеческий язык. Это то, что произошло со мной, когда я услышал «голос» в книжном магазине. Это тот же принцип, по которому радиопередачи транслируются в форме волн и с помощью радиоприемника преобразуются в слова. Итальянский парапсихолог «услышит» спроецированную мысль по-итальянски, английский по-английски, и так далее. Вот как мой медиум изложила то, что «человек китайской внешности» передал в тот день в марте 1990 года:

«Он целитель, который здесь для того, чтобы исцелить Землю, и он будет известен на весь мир.

Он встретит огромное сопротивление, но мы всегда будем рядом, чтобы защитить его.

Духовно он еще ребенок, но он получит духовные богатства.

Иногда он будет говорить о вещах и удивляться, откуда они взялись. Это будут наши слова.

В одних случаях знание будет вложено ему в голову, в других ему будет указан путь к знанию.

Он был избран в юности за свою смелость. Он был проверен и выдержал все испытания.

Ему было назначено играть в футбол, чтобы научиться дисциплине, и когда он ей научился, пришло время идти дальше. Он также должен был научиться переживать отчаяние, испытать на себе все эмоции и как с этим справляться. Духовный путь тернист, и он никому не дается легко.

Мы знаем, что он хотел, чтобы мы связались с ним, но время еще не пришло [намек на мой крик отчаяния в «пустом» гостиничном номере, о чем мой медиум не знала]. Он был направлен сюда не для лечения, а чтобы мы могли с ним связаться. Но однажды он полностью выздоровеет.

У него всегда будет все, что необходимо ( тут надо бы слово «хочет» - Д.А.), но не более того».

На четвертом сеансе медиуму снова явился «китаец» и сообщил следующее для меня:

Один человек не может изменить мир, но один человек может передать послание, которое изменит мир.

Не пытайся действовать в одиночку. Иди рука об руку с другими, и тогда, если один упадет, остальные помогут ему подняться.

Он напишет пять книг за три года.

Политика не для него. Он слишком духовен. Политика антидуховна и сделает его несчастным.

Он уйдет из политики. Ему не надо ничего предпринимать. Это произойдет постепенно через год.

Появится новый тип летательного аппарата, совсем не такой, как сегодняшние самолеты.

Время не будет иметь значения. Где захочешь быть, там и будешь.

Я был ведущим спортивной телепрограммы на Би-Би-Си и национальным спикером Партии Зеленых. И тут мне сказали, что я целитель и призван исцелить Землю; и что один человек не может изменить мир, но один человек может быть посланником вести, которая изменит мир. Что-что? Повторите. С одной стороны, это казалось сумасшествием и нелепостью. Но даже при том, что-то внутри меня, мое интуитивное «знание», требовало, чтобы я принял это всерьез, и посмотреть . к чему оно приведет. Забавно, что незадолго до этого я сделал небольшое капиталовложение в надежде заработать поступок «головы» наперекор интуиции и потерял свои деньги. Сумма была незначительная, но достаточная, чтобы напомнить мне, что всякий раз, что когда возникает разногласие между головой и сердцем - надо слушаться сердца, интуиции. Так я и решил поступить в отношении, на первый взгляд, безумных вещей, полученных через медиума. Я должен был пройти и этот путь, жизнь моя уже прошла через такие взлеты и падения, что казались слишком большим испытанием для моей психики. Но после всех этих лет и боли, все, что было мне сказано и должно было произойти, уже произошло или происходит, за исключением строчки о полном излечении. Я все еще ожидаю его. Идея того, что я напишу пять книг за три года о вещах, о которых ничего не знаю, показалась мне особенно абсурдной. Тем не менее, оказалось, что я действительно написал столько книг за три года, причем с точностью до одного месяца, но осознал я это лишь после того, как вспомнил о предсказании и посчитал.

Когда я рассказал обо всем этом некоторым людям из руководства Партии Зеленых, их реакция была такой же тупой, невежественной и предсказуемой, как у большинства представителей той системы, против которой они якобы выступают. «Дэвид сходит с ума», - пошел слух, начавший циркулировать со стороны тех, с кем я говорил. Ну да. Добро пожаловать в новую политику! Как и все политические партии, благодаря только тому факту, что они оказались в политике, Партия Зеленых является конструкцией Разума и в высшей степени доминируется интеллектом, а вот - толкует о духовности. Они думают, что отличаются от других политических партий,

Я имею в виду не всех членов, а только саму партийную систему и тех, кто мирится с доминирующей ролью рассудка в их восприятии мира, а таких большинство. Они думают, что сильно отличаются от других политических партий, хотя на самом деле являются еще одним выражением того же Разума. Джонатан Порритт, самый знаменитый из британских «зеленых», являет собой классический пример рассудочного интеллектуала, который язвил по поводу меня и моих «приключений». Это естественно, что он так поступал, как это делали и многие «зеленые», и продолжают до сих пор. Они являются людьми Разума и их знания ограничены той коробкой, в которой заключается их восприятие. Когда я наблюдаю спикеров «Партии Зеленых» по телевизору, это все равно, что видеть политика из любой другой партии. Они повторяют ту политику, которая происходит ну-прямо из программы мировых манипуляторов, включая и централизацию власти (хотя клянутся в обрат-

ном), и Великую Ложь о вызванном человеком «глобальном потеплении». Они стали членами клуба, смене которого они себя посвятили и, самое печальное, они действительно думают, что представляют собой оппозицию. Примечательным исключением был Джастин Уолкер, который являлся вполне выдающимся членом Зеленой Партии, когда все это случилось. Спустя столько лет, он все еще является моим другом и поддерживает меня в моей работе. Он позволил своему разуму раскрыться для новых возможностей, и получил взамен много порицаний от «разных» Зеленых за связи со мной. Всего тебе доброго, Джастин. Реакция на мою деятельность со стороны иерархии «неиерархической» Зеленой Партии была предвестником последующих событий.

Все Это Было Организовано.



После тех первых визитов к медиуму события стали развиваться стремительно. На раннем этапе моего пробуждения я «случайно» встречался и с другими парапсихологами, не знавшими о том, что мне было сказано раньше. Темы были совершенно одинаковыми. На мир наброшена тень, которую надо поднять; человечество должно узнать правду, и по разным причинам оно должно узнать ее от меня. Среди этих сообщений были следующие:

«В упорных поисках нет необходимости. Путь уже проложен. Тебе остается лишь следовать знакам. Мы ведем тебя по намеченному пути. Ты сам учишься нашими уроками. Все было организовано еще до твоей инкарнации.

Истинная любовь не всегда приносит то, чего от нее хотят получить, но она всегда даст лучшее для этого. Потому благодарно принимай все, что получаешь, нравится тебе оно или нет. Задумывайся над всем, что тебе не нравится, и пытайся понять почему это было необходимо. Тогда принять неприятное будет намного легче.

В его устах мысль обретет форму и поможет Слову появиться в тех, кто с ним встретится.

Тебе надо измениться. Тебе надо измениться во всех отношениях. Речь идет не о маленьких изменениях, немного здесь - немного там. Тебе надо буквально вывернуться наизнанку. Над миром нависла гигантская тень, которую надо устранить, и это зависит от таких людей, как ты.

Тех из вас, кто идет впереди, можно сравнить с ледоколами. Ты острие клина. Ты должен. Как бы это лучше сказать? В известном смысле тебе выпала самая черная работа. Ты должен сделать невероятно много, но ты и способен сделать невероятно много. Потому ты и выбран на этот путь; таково твое предназначение расчистить путь от дерьма, оставив за собой некоторое пространство, чтобы другим было легче идти.

Другими повторяющимися темами были грядущие великие потрясения и трансформация человеческого сознания, его полное пробуждение. Эта тема по сей день продолжается и по сей день в моей работе и жизни. В 1990 году никаких признаков «трансформации сознания» еще не было, сегодня же, за исключением железобетонной рассудочной логики официальных средств массовой информации, мы можем наблюдать массовое пробуждение сознания повсюду в мире. Нет, это еще не большинство, даже не близко к этому, но оно расширяется все быстрее каждую

неделю. Все больше людей смотрят на себя и на мир иначе и впитывают информацию и идеи, которые еще не так давно отрицали бы со смехом и насмешками. Через медиума мне сказано было, что когда-то мы оказались заключенными в «парализующей вибрации» и что эта низкочастотная «плотность» была взломана энергетической трансформацией.

Позднее я узнал о том, что во многих древних преданиях говорится о том, что «физический» мир был когда-то более «жидким» и не таким плотным, как сегодняшний; и аборигены Австралии говорят, что Земле предопределено вернуться в это свое более высокое вибрационное состояние, которое у них называется «Мечтой». Определенно мы находимся в процессе фантастической перемены, которая освободит этот мир от его раболепия, невежества и плотности (в любом смысле). Больше об этом - далее.

«То, Что Я Собираюсь Сказать, Не Имеет Ничего Общего С Этим.»



Через несколько недель после того первого контакта через целительницу-медиум телевидение Би-Би-Си не возобновило со мной контракт, и как следствие - я был уволен. Это был удар, учитывая все ранее полученные мной благодарственные письма от штаба ВВС и тот факт, что я еще был очень молод для своего предназначения, и впереди меня для этого были десятки лет. Главной причиной для этого было откровенное желание иерархической верхушки Би-Би-Си избавиться от меня в связи с моей деятельностью в Партии Зеленых, и особенно потому, что я отказался выплачивать коммунальный налог, введенный диктаторским режимом Премьер-министра Маргарет Тэтчер.

Он требовал, чтобы и бедные. и богатые платили одинаково - откровенная несправедливость, и я был одним из миллионов, кто отказались платить в знак протеста его нечестности. Впоследствии эти миллионы появились в судах, и медиа проявила к этому огромный интерес, когда были заслушаны первые дела. В этот момент опять вмешалась судьба. Первые дела могли слушаться где угодно в пределах Соединенного Королевства, но где они происходили? В Ньюпорте, крохотном базарном городишке на острове Уайт, где в списке стояло и мое имя. Я прибыл в суд под шелест камер телерепортеров и щелчки затворов фотоаппаратов газетчиков, которые съехались для освещения первого процесса расправы с протестующих против коммунального налога. Вот только протестующими они не являлись, как это выяснилось. Часами я ожидал, пока с рядами протестовавших разбирались за их отказ, с часто и невозможность платить. Они не способны были справиться с нами в индивидуальном порядке, потому что нас было слишком много. Наконец-то пришла и моя очередь, и я предстал перед судьями в составе группы из еще шестисеми других для оглашения обвинения. Один из нашей группы, человек, которого я раньше встречал на митингах протестующих против налога, поднял свою руку, попросив слова. Он указал на дату, до которой должен был быть уплачен налог, и на ту дату, когда были посланы повестки неплательщикам, приказывая им явиться в суд. Затем, сославшись на закон, он заявил, что срок между этими двумя датами слишком короткий, а следовательно, настоящий судебный процесс противоречит действующему законодательству. Атмосфера в зале мгновенно изменилась, и судьи удалились на совещание. Вернувшись часа через полтора, они объявили, что мужчина был прав, все судебные дела за день - не имеющими законной силы, и что все мы свободны. Я указал тут судьям, что все не так-то просто. Людей привели на суд незаконно и потеряли дневной заработок, к тому же потратились на

транспорт в результате всего этого. Как насчет компенсации? У властей не было выбора, как только согласиться со мною. деньги были выплачены и я получил чек на 2.50 ф.стерлингов за проезд в автобусе. Эти события нашли отражение на первых страницах всех газет и преобладали в телевизионных новостях дня, а коммунальный налог Маргарет Тэтчер стал национальной шуткой. С этого момента, с его пошатнувшейся репутацией, налог уже не имел шанса «выжить» и был заменен Системой на более-менее реальный для возможности уплаты его народом. .Не только первый процесс был устроен на острове Уайт, хотя для него могли выбрать любое другое место, но и остановлен он был как раз в тот момент, когда я уже стоял перед судьями в ожидании приговора! Опять совпадение? Теперь я знаю, что нет, но тогда мне так показалось. Теперь я вижу, что это не было совпадением , да и какова вероятность подобного стечения обстоятельств?!

На следующее после суда утро я приехал на Би-Би-Си, чтобы обсудить мое «будущее» с руководителем Отдела спорта. На его столе были разложены утренние газеты с репортажами о фиаско коммунального налога в Ньюпорте, с моим лицом на большинстве из них. «То, что я собираюсь сказать, не имеет к этому никакого отношения», сказал он, указывая на газеты. Гмммм. Короче, мне было сказано, что у меня нет будущего на Би-Би-Си, и через несколько недель мы «разошлись» после 11 лет компаньонства, без всяких там «Спасибо» или «Удачи тебе!». ВВС является высокомерной и часто злобной организацией, которая обращается со своим персоналом, как со скотом, как и другие телевизионные и медиа организации. Но, опять же, существуют много уровней одного и того же опыта. С точки зрения «пяти-сенсорного» «я», ВВС поступило грубо и надменно в обращении со мною. С точки зрения истинного «Я», однако, я был освобожден от телевизионной рутины, и потому мог пойти туда, куда направит меня жизнь. Я благодарен им за это, потому что, если бы я представлял ТВ программы все эти годы, как и многие мои коллеги, я бы поискал утес повыше, чтобы спрыгнуть с него. Удачи им всем, но, если не говорить о потере хорошего заработка - я был рад уйти оттуда.

Куда теперь?



Моя прежняя жизнь закончилась, как ей и было положено. Я лишился работы и еще не знал, на что буду жить, но зато чувствовал себя свободным. Работа в бездушных средствах массовой информации превратилась в настоящий кошмар, и теперь я был свободен. Следующие несколько лет я прожил без финансовых проблем, поскольку привык жить скромнее, чем позволяла моя зарплата на телевидении, и имел в банке достаточно денег для посещений своей семьи и вообще. Полагаться на судьбу - дело рискованное, особенно когда все наработанное годами вдруг начинает рушиться на глазах. Дела шли плохо, и конца этому не было видно. Во многих отношениях я символически действительно прыгнул с обрыва, и теперь должен был выяснить, умею ли я летать. Долгое время это казалось невозможным, но наконец-то я понял, что умею - также, как и все. Линде и детям в те дни было особенно тяжело. Со мной хотя бы происходили странные вещи, которые придавали мне сил, им же приходилось довольствоваться одними моими рассказами. Вот перед ними их муж и отец, известное лицо в течение десяти лет на национальном телевидении, вдруг оказавшийся без работы и теперь он

рассказывает о каких-то невероятных событиях и выдвигает нелепые идеи, за которые скоро будет публично высмеян едва ли не более беспощадно, чем кто-либо другой в истории Великобритании. Если бы не тот факт, что жена и дети оставались в те дни на моей стороне и поддерживали меня несмотря ни на что, трудно сказать, смог ли бы я выдержать предстоявшие мне испытания. Они были со мной потому, что так им было назначено судьбой, как и мне быть с ними. Это верно для всех, независимо от того, «хорошо» или «плохо» они друг к другу относятся, независимо от того, как воспринимает это их Разум. Люди не появляются в жизни друг друга случайно, особенно в семье. Если у вас возникли проблемы в семье, постарайтесь понять, почему и что это говорит о вас самих. Может быть, это вам надо измениться, а может быть, вы стоите перед выбором обрубить иллюзорные кровные узы семьи и понять, что настоящая связь между всеми нами осуществляется посредством Сознания. В этом смысле у вас может оказаться больше общего с человеком, которого вы встретили десять минут назад, чем с родными, с которыми прожили всю свою жизнь. Даже тесные семейные узы связывают людей через Сознание, а не через кровь, которая является лишь иллюзией Разума.

Моим единственным желанием было следовать быстро изменяющемуся курсу моей жизни. Странным, как и все остальное, была какая-то сила внутри меня, которая знала, что это дорога, которой я должен идти. В последние месяцы 1990 года я написал свою первую книгу об этом, «Вибрации Истины». В название книги я вынес идею о приближающемся изменении частоты вибрации нашей реальности, которое, как мне было сказано, пробудит человечество от коматозного состояния и снимет завесу лжи и обмана с феномена «жизни» на планете Земля. Все тайное станет явным, сказали мне. Два десятилетия спустя именно так и происходит повсюду в мире.

Когда книга ушла в печать накануне Рождества 1990 года, пришла в движение цепь событий, которые привели к коренной трансформации моего чувства осведомленности, которое изменило почти все из того, во что я прежде верил и о чем думал. Я вдруг почувствовал, что должен немедленно отправиться в Перу. Тогда я не знал, откуда в моей голове возникла эта идея, но теперь знаю: Сознание, Тихий Голос, говорящий через «знание» и интуицию. Я ничего не знал о Перу и прежде этой страной не интересовался. И вдруг слово «Перу» стало мерещиться мне повсюду притягивало мой взгляд в книгах, газетах, витринах туристических агентств. Когда я познакомился с еще одним парапсихологом, ее первым вопросом было: «Вам никогда не хотелось побывать в Перу?» Она сказала, что я отправлюсь туда и буду пить воду из тамошней «священной реки». Я вспомнил эти слова несколько недель спустя, когда пил воду из реки Урубамба, «священной реки» инков, что течет по Священной Долине, пересекая древний и некогда считавшийся «потерянным» город Мачу-Пикчу в Перу. Во всем, что я делал с момента первых контактов с Сознанием через парапсихолога, я следовал интуиции. Я не знал, почему должен ехать в Перу, просто знал, что должен и что тому есть причина. Моя голова, моя «логика» говорили мне, что не следует тратить последние деньги на такое дорогое путешествие, но теперь решающим для меня был голос не «головы», «сердца».

Чисто интуитивно я вылетел в Лиму, Перу, в начале февраля 1991 года, навстречу событиям, переписавшим всю мою жизнь. Сойдя с самолета в аэропорту Лимы и получив свой багаж, я на мгновенье почувствовал себя потерявшимся ребенком. Куда теперь? На память почему-то пришло название города Куско в Андах, центра

47

древней цивилизации инков, и я увидел на табло вылетов, что самолет отправлялся туда через 35 минут. В аэропорту было много народу, а ведь мне еще предстояло купить билет. «Придется лететь другим рейсом», подумал я. Но тут из толпы вынырнул перуанец, как оказалось, неплохо говоривший по-английски, и спросил, куда я лечу.

  • В Куско, ответил я.

  • Отель уже есть?

  • Нет.

  • Билет есть?

  • Нет.

  • Я «взять» для вас билет, я нашел вам отель.

Он выполнил обещание с немыслимой быстротой, за комиссионные, разумеется. До вылета оставались считанные минуты, а я только-только встал в хвост безнадежно длиннющей очереди на регистрацию. Шансов успеть на самолет не было никаких, и я уже было приготовился к долгому ожиданию, как вдруг услышал голос своего спасителя: «Да не сюда, идите за мной!» Он потащил меня к самому началу очереди, где его друг, оформлявший посадку, немедленно отложил в сторону чьи- то документы и занялся мной. В результате, менее чем через час после прибытия в Лиму, я уже шагал через летное поле на посадку в самолет, отправлявшийся в Куско.

Подобные «совпадения» и синхронности случались в течение всех трех недель моего восхитительного пребывания в Перу, и с тех пор не прекращались. Я приехал в свой захудалый отель и, усевшись на кровати в номере, стал гадать, что мне делать дальше. За несколько дней до отъезда один знакомый дал мне телефон своей приятельницы в Куско, и я решил позвонить и посмотреть, что из этого выйдет. Приятельница оказалась менеджером местного туристического агентства, и менее чем через час мои основные туристические маршруты и мероприятия были уже готовы. Она также позвонила своему знакомому гиду-перуанцу, чтобы тот показал мне окрестности. На следующее утро я приехал на встречу с гидом к нему домой, что стало началом невероятного приключения. Я вошел через незапертую дверь и обнаружил хозяина спящим на полу. Когда он открыл глаза, его первыми словами были не «привет» и не «доброе утро», а вопрос: «Что вам снилось этой ночью?» Оправившись от удивления, я ответил, что действительно видел сон, причем очень живой, в котором у меня выпал передний зуб.

«Твой отец или дед еще жив? спросил он.

  • Мой отец жив, а что?

  • Такой сон может означать смерть отца или деда».

За пределами Лимы позвонить из Перу за границу дело практически невозможное, во всяком случая так было тогда, но когда неделю спустя мне наконец удалось позвонить домой, оказалось, что мой отец действительно умер в ночь, когда мне приснился этот сон. Его похоронили еще до того, как я узнал о его смерти. Мне

пришлось пробыть в Перу дольше, чем я планировал, и в течение всех трех недель странные события следовали одно за другим. Каждое утро я говорил гиду, куда мне подсказывала отправиться интуиция, он отвечал, что это никак не возможно, и тем не менее всякий раз мы оказывались именно там. Я побывал в восхитительных местах, а не только в таких знаменитых туристических местах, как Мачу-Пикчу, но и во многих других, столь же незабываемых. Однажды мы оказались в городке Пуно, на юге Перу, недалеко от озера Титикака, которое считается самым высокогорным судоходным озером в мире. Гид забронировал нам комнаты в гостинице «Силлустани», названной по имени древнего поселения инков, расположенного в часе езды отсюда. По понятным причинам, повсюду в гостинице были фотографии этого места, и я сказал гиду, что хочу туда съездить. Как положено, он возразил, что в данное время года это невозможно, разве что за большие деньги, но я по настоянию интуиции заверил его, что заплачу, сколько нужно. Пришлось нанять микроавтобус (по словам гида, необходимый), и мы отправились в путь втроем, считая водителя.

«Все Кончится, Когда Ты Почувствуешь Дождь».



Развалины Силлустани расположены на холме, с трех сторон окаймленном живописной лагуной (Рис.14). Район был необитаемым и окружен отдаленными горами. Было тихо, и только парочка мальчишек ожидали неподалеку с ламой в надежде продать фотографии туристам; но кроме меня, здесь больше не было никого. Побродив около часа среди руин под палящим перуанским солнцем, я направился обратно к туристическому автобусу, чтобы вернуться в Пуно. Поездка казалась законченной, и я чувствовал себя в упадке и разочарованным. Как ни красиво было это место, оно даже близко не соответствовало той настойчивости, с которой интуиция толкала меня сюда.

Рис.14: Развалины инков в Силлустани, Перу

Минуты через три после того, как мы тронулись в обратный путь, мои грустные размышления нарушил возникший справа от дороги холм. Увидев его, я тотчас услышал в голове голос: «Иди ко мне. Иди ко мне. Иди ко мне.» Чччего? Теперь уже чертов холм заговорил со мною! Я попросил водителя остановиться. «На несколько минут», сказал я.

Не вершине холма я обнаружил торчащие из земли камни, образовывавшие замкнутый круг; с дороги их видно не было. Они были высотой примерно до пояса, и я встал в центре круга лицом по направлению назад к Силлустани и вершинам гор на горизонте. На небе было ни облачка и солнце нещадно палило в лицо. Внезапно я снова почувствовал, будто мои ноги притянулись магнитом к земле. Как когда-то в книжном магазине в Райде, но на этот раз гораздо сильнее. Совершенно непроизвольно я развел руки в стороны и поднял выше головы. Если вы поднимите руки выше головы, немного в стороны на, примерно, 45 градусов - вы увидите, как они станут затекать в течение минуты. Я простоял в такой позе час с лишним и ничего не чувствовал, пока не опустил руки, после чего мои плечи свело страшной
судорогой. У меня было такое чувство, будто в моей макушке просверлили отверстие и через него хлынул поток энергии, идущей из земли через ноги и пронизывающей все тело. Казалось, энергия течет в обе стороны. Я снова услышал голос, который сказал: «Об этом мгновении будут говорить и сто лет спустя». И добавил: «Это кончится, когда ты почувствуешь дождь». Причем тут дождь? Какой дождь?

На небе ни облачка, только палящее солнце и ясное синее небо. Что вообще со мной происходит?

Так я стоял, не в силах пошевелиться, а поток энергии все нарастал, пока наконец меня не затрясло, как от удара током. Время потеряло смысл. В привычном для нас понимании его не существовало ни прошлого, ни будущего, только переживаемое мгновенье. Я то терял, то вновь обретал ощущение действительности, как за рулем автомобиля порой не помнишь, как ехал последние несколько километров. Автомобилем управляло подсознание, пока сознание погрузилось в мечту. Придя в себя в очередной раз, я заметил легкую дымку над вершинами гор вдалеке, которая на моих глазах сгущалась и темнела. Боже мой, там шел дождь, хотя и далеко отсюда. Скоро дождевые облака возникли из-за гор и стали стремительно надвигаться. Могу описать это, как вроде полог был задернут через все небо, когда прямая линия облаков двинулась в моем направлении, закрывая солнце. Набегая одна на другую, тучи клубились, как сухой лед на сцене концертного шоу, и в их быстро менявшихся очертаниях мне мерещились лица.

К этому времени меня уже так трясло от пронизывавшей все тело энергии, что я едва стоял на ногах. По мере приближения грозы я наблюдал плотную стену дождя, приближавшуюся ко мне в виде прямой линии. Когда я почувствовал на лице первые капли, поток энергии тотчас оборвался, как если бы кто-то повернул выключатель. Меня качнуло вперед; ноги подкашивались, мышцы рук и плеч ныли от долгого напряжения. Только теперь я заметил стоящего возле круга гида- перуанца, которому надоело дожидаться меня в машине. Его выражение лица говорило: «Сумасшедший англичанин!» Мои руки излучали накопившуюся энергию с такой силой, что я поспешил к микроавтобусу, чтобы схватить кристалл, который, я надеялся, впитает хоть часть ее. Кристалл попал ко мне три или четыре недели назад в Гластонбери, Англия, где хозяин магазинчика дал мне его бесплатно. «Думаю, вам надо его иметь», сказал он. Когда я ответил, что не могу позволить себе потратить такие деньги, он сказал: «Берите так».

Мои ноги пылали и дрожали еще целые сутки; я не находил себе места, и в ту ночь почти не сомкнул глаз.

На следующий день я отправился в потрясающее место, на остров Солнца на озере Титикака, которое расположено на границе между Перу и Боливией на высоте около 4000 метров и считается самым высокогорным судоходным озером в мире. Согласно легенде инков, остров Солнца и соседний с ним остров Луны названы так потому, что на них родились Солнце и Луна, которые приняли человеческую форму как первый инка Манко Какпак и его сестра и супруга Мама Оклльо.

На острове нет электричества, и в отсутствие привычных неоновых реклам звезды в небе сияют невероятно ярко. Я шагнул из маленькой рыбацкой лодки на берег, все еще пытаясь понять, что именно произошло со мной вчера на холме. На берегу я встретил блондинку из Аргентины, которая накануне была в Ла-Пасе, Боли

вия, и там почувствовала, что обязательно должна отправиться на остров Солнца. Приехала она всего на полчаса раньше меня.

Я протянул ей руку в знак приветствия, и она не сразу отпустила ее; по-английски она не говорила, но по ее удивленному взгляду на мою руку я понял, что что-то в моем рукопожатии показалось ей странным. Что она имела в виду? Что почувствовала? Связано ли это с тем, что я пережил вчера на холме? Трансформация, которая в течение следующих недель произошла в моей жизни и восприятии мира, стала для моей психики и нервной системы настоящим испытанием на выносливость. В моей голове словно прорвало дамбу, что, если вспомнить вибрационную природу всего сущего, видимо, так и было. Разум, прежде ограниченный пятью чувствами, поднялся на новый уровень восприятия и в него хлынули новые впечатления, мысли, идеи. Информации было слишком много, чтобы сразу во всем разобраться и все понять. Мое состояние в тот период можно было сравнить с компьютером, когда на клавиатуре нажали слишком много клавиш в быстрой последовательности, и когда он не сможет обработать все данные и «зависнет».Так я себя чувствовал.

«Он Считает Себя Иисусом».



К несчастью для моего кратковременного самолюбия, но к счастью для моего пробуждения, книга «Вибрации Истины» была опубликована в начале 1991 года, когда я во всем настолько запутался, что не мог с уверенностью сказать, на какой планете нахожусь. Книга и мои публичные выступления и заключения привели к невообразимому национальному осмеянию. Это взорвалось на первых страницах газет и во множестве программ по телевидению и радио. Я не мог пройти по любой улице в Британии, чтобы не быть осмеянным. Это время я прожил по звуки смеха. Сходить в бар? Забудь об этом. Там начнется суета. В известном смысле это был самый «смешной» период в моей жизни. Стоило мне заглянуть в бар, как там раздавался дружный гомерический смех. Остановившись у светофора, я мог слышать хохот целых семей в соседних автомобилях, и телевизионным комикам, чтобы развеселить публику, больше не приходилось рассказывать анекдоты достаточно было произнести мое имя. Над моими детьми смеялись на улице и в школе, за ними охотились журналисты таблоидов, любивших покопаться в грязи.

Один «журналист»-внештатник, живший на острове Уайт, был особенно отвратителен и зарабатывал тем, что выдавал себя за моего друга. Истерия

Рис.15: «Бирюзовыйпериод»..., но осмеяние освободило меня

достигла апогея, когда я появился в прямом эфире в телепрограмме популярнейшего тогда в Великобритании телевизионного «интервьюера» Терри Уогэна. Он с самого начала избрал ироничный тон, и не прошло и минуты с момента моего появления в студии, как публика уже умирала со смеху. Так продолжалось в течение всего интервью.
Я стал известен как носящий бирюзовую одежду, потому что после приключения на холме я захотел носить только бирюзовое. Не знаю, почему я так делал, я просто чувствовал принуждение к этому. Позже я узнал, что бирюза является очень мощным и священным цветом для многих исконных и эзотерических культур. Американские индейцы являются примером этого. Годами позже, когда я встретил своего большого друга Кредо Мутва, «Сануси» или шамана и официального историка Зулу-нации в Южной Африке - он был с головы до пят украшен бриллиантово-бирюзовым. Поначалу, однако, я ничего не знал об эзотерическом значении бирюзы, просто вдруг очень захотел его, и все (Рис.15). Забавно, что некоторые СМИ даже неправильно это поняли, и во многих статьях сообщалось о моей одержимости «пурпурным». С чего они это взяли, непонятно.

Другим основанием для насмешек было то, что я однажды назвал себя «сыном Бога», намекая на то, что я сравниваю себя с Иисусом Христом или что-то там еще. Иронично, что «Иисус» как «человек» вообще никогда не существовал, я в этом не сомневаюсь и подробно обосновал в некоторых своих книгах. Под «сыном Бога» я имел в виду себя как аспект Беспредельного Сознания в моем тогдашнем его понимании. Мы все как капли воды в океане Беспредельного Сознания, или Осведомленности. На одном уровне восприятия мы «индивидуумы», а на другом частицы неделимого целого. Более того, мы и есть бесконечное целое, также, как капля в океане, а океан в капле. Я не пытался сказать, что пришел спасти мир или что-либо в этом роде; только то, что, как и всё в Мироздании, я аспект Бесконечности, а не просто физическое «лицо». Если вы называете Беспредельное Сознание «Богом», я пытался сказать, то все мы есть его символические «сыновья» и «дочери». Разумеется, мое понимание этого с тех пор значительно улучшилось, но это являлось основанием для моего комментирования о «Сыне Божьем».

Тем не менее, я был неправильно представлен средствами и, будучи с перегруженным разумом после поездки в Перу, я еще не был достаточно «приземлен», чтобы членораздельно объяснить, что я этим пытался сказать. Я все еще ходил «оглушенным», правда. Это привело к еще большему неправильному толкованию и недоразумению со стороны тех, кто меня высмеивал. А «Иисусу» я бы сказал вот что: «Ради всего святого, не возвращайся, дружище, потому что они тебя к черту распнут, христиане со всеми остальными. А если все же возвратишься, то не забудь явиться грядущим на облаке, иначе ведь не признают».

У некоторых комиков чувство юмора однако, оказалось сильнее сарказма; я помню, как британский комик Джаспер Кэрротт сказал, что я не могу быть сыном Бога, потому что трех мудрецов и одну девственницу в Лестере мне не найти. Бедняга мэр города, видимо, является исключением. Насмешка Кэрротта отличалась хорошим юмором и мудростью, и мои дети «катались по полу». Остальные обзоры медиа и большая часть общественной реакции являлись просто добровольным высмеиванием и желчью. Как-то в самый разгар этого медиа-шторма мне позвонила мама, и с ее сильным лейчерстерским акцентом спросила: «Чтоо прооис- ходит, наш Дэйви? Что прооисходит?» Я не нашел, что ответить, поскольку и сам не знал. Знал только, что должен пережить это, чем бы «оно» ни являлось.

Я хорошо помню, как во время телевизионного интервью с Терри Уогэном ощущал себя как бы в двух лицах. Понимаю теперь, что одно было Разумом, пойманным в подготовленные иллюзии этого «мира» «пяти чувств», а другое - Сознанием, наблюдавшим за этими событиями с позиции более высокого знания. Пока аудиенция смеялась надо мной в шоу Уогэна, мой Разум, моя иллюзорная «личность» по имени «Дэвид Айк» состояла в душевных муках и агонии, но был еще один уровень «меня», который я очень отчетливо помню. Он говорил: «Окей, все прекрасно, это куда-то приведет, не волнуйся».

Должен признать, что поверить этим словам было тогда моей проблемой, но они подтвердились. Я понимаю, почему люди считали мое поведение саморазрушением и почему даже сейчас, когда мои книги пользуются растущим успехом, тот «бирюзовый», «Божьего Сына» период, выглядит как крушение, значительно осложнившее мою дальнейшую работу в отношении доверия общественности ко мне. Те, кто так думает, упускают главное. Тот период невероятного высмеивания не сделал мою работу более трудной он сделал ее возможной.

Высмеянный для Свободы.



И снова же, существуют две проекции Разума и Сознания. Разум способен видеть только некоторые параграфы на странице, тогда как Сознание эту книгу уже читало. На самом же деле оно ее и написало. Чтобы делать то, что мне предстояло делать несколько лет спустя, я должен был освободиться от тюрьмы, в которой живет почти каждый из нас. Эта тюрьма изолирует Разум от Сознания и день за днем держит человечество в рабстве у системы, созданной и управляемой меньшинством.

Это страх перед тем, что о нас могут подумать другие. Большинство людей живут не так, как хотели бы, и говорят не то, что действительно думают. Они боятся того, как окружающие отреагируют на это родители, учителя, «друзья» и соседи если их взгляды и образ жизни различаются от «норм», на которых этот безумный мир зиждется. Они живут с опущенной головой и закрытым ртом. («Не будь гвоздем, возвышающимся над другими, потому что именно по нему придется первый удар»). Короче говоря, они не живут по собственной воле, скрывают свои сокровенные желания и свою уникальность и больше всего на свете опасаются не соответствовать тому, что общество и их родители, учитель, «друг» или сосед Полиция Мысли - требуют в качестве ограничений в их жизни и взглядах. Разве я мог бы выдвигать в своих книгах и лекциях откровенно вызывающие и порой «странные» идеи, если бы меня по-прежнему волновало, что обо мне подумают? Конечно же, нет! Волей-неволей я бы что-то вычеркивал, о чем-то важном умалчивал, озабоченный тем, что кто-нибудь может обо мне подумать. Благодаря моей травле и осмеянию в ранних 1990-х, двери «тюрьмы» распахнулись. Я собирался говорить свою нефильтрованную правду, и если она не нравилась людям - что ж, очень жаль. Значит, они верили во что-то другое, как и я сам. Когда бы вам пришлось перенести ту степень осмеяния, которое досталось мне, год за годом, вы могли бы или «залечь на дно» и успокоиться, или же проигнорировать то, что другие люди думают о тебе, и совершить «прорыв» из окружения. Вы покидаете «овчарню» по названию «Что подумают другие люди?». Высмеивание могло являться кошмаром в то время моему беззащитному и сбитому с толку Разуму, но Сознание знало, почему это должно было случиться. Это должно было освободить меня и перепрограммировать мой Разум таким образом, чтобы он мог открыться Сознанию. Это было необходимо для предстоящего мне. Как было мне сказано через медиума в ранние дни моего пробуждения:

«Настоящая любовь не всегда дает ждущему то, чего он от нее ожидает, но она всегда даст то, что будет для этого лучшим. А потому приветствуй всякое и принимай его, нравится оно тебе или нет. Поразмысли над тем, что тебе не нравится, и ты увидишь, почему оно было так необходимо. В таком случае все намного легче будет восприниматься».

Задним умом




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница