Черное зеркало (слэш) Проект "Поттер-Фанфикшн"



страница9/26
Дата31.07.2016
Размер3.91 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26
«И еще кое-что», — мысленно добавил Гарри, пытаясь справиться с предательским румянцем, вновь охватившем щеки. Медленно, очень медленно все стало вставать на свои места. Заклинание ускорения. Вот почему он так быстро позволил Драко прикоснуться к себе, хотя ночь в часовне все еще стояла перед мысленным взором. Возможно, в реальности Драко тоже удалось бы сблизиться с ним, но только позже. Гораздо позже.
— Но я не понимаю, почему колдовство ускорения замедлило время? — обеспокоено уточнил он, сдерживая вздох. Небо, ну почему все так сложно?
Дамблдор задумчиво посмотрел в окно, сквозь которое в комнату уже начали проникать первые лучи солнца.
— Если ускоряются процессы внутри, то процессам снаружи подобает замедлиться. Все должно быть в равновесии. Таков закон природы.
Директор замолчал, вероятно, чтобы дать бывшим ученикам время обдумать услышанное. Гарри больше не мог оставаться на месте. Аврор вскочил с кресла, подошел к Фоуксу и осторожно погладил его сияющие перья. Он чувствовал приятное спокойствие, исходящее от этой птицы, и внимательный взгляд Драко.
— Ваша терапия закончена? — в голосе блондина слышалось тщательно скрываемое волнение. — Или вы нарушили планы дома, послав за нами Тонкс и Люпина?
Гарри стремительно развернулся и посмотрел на директора.
— Я бы никогда не решился прервать свое собственное колдовство! — уголки губ Дамблдора вздрогнули, и его лицо осветила широкая улыбка, глаза весело засверкали. Он слегка наклонился над столом и, доверительно подмигнув, спросил. — Дом же отпустил вас? Или нет?

* * *


Гарри покинул кабинет директора со странным чувством опустошенности, стараясь не думать о том, что произошло за эти недели и месяцы. В голове до сих пор звучали слова директора, и он едва замечал, куда идет. Рядом шел Драко. Он казался полностью погруженным в свои мысли.
— ГАРРИ!
Ликующий крик заставил его поднять глаза. Джинни, сияющая от радости, рыжим вихрем бросилась в его объятия.
Только сейчас Гарри полностью осознал, что действительно вернулся в реальный мир. Он снова был дома. Дома, у людей, которых он любил. Его затопило теплое чувство. Смеясь, Гарри схватил Джинни в охапку и озорно закружил вокруг себя.
— Мне тебя не хватало, — прошептала она и нежно погладила его волосы. Тонкий от умиления голос добавил:
— И нам всем тоже, — Молли Уизли торопливо подошла к нему и поцеловала в щеку. Ее глаза подозрительно влажно поблескивали.
— И нам! — на лицах Фреда и Джорджа расцвели одинаковые улыбки, когда они дружески, без каких-либо признаков робости, хлопали его по спине. Так, будто ничего и не было. За это он им был благодарен. — Все нормально, Гарри?
— Да, — он чувствовал застрявший в горле горький комок и постарался проглотить его. — Как же я рад видеть всех вас снова, — но голос все равно не слушался его. Гарри вдруг увидел, что рядом больше нет Драко, и поспешил найти его взглядом.
С тех пор, как он в последний раз видел эту высокую, светловолосую женщину, прошло много времени, но он сразу узнал ее. Вероятно потому, что Драко был очень на нее похож, только глаза другие — сияющие, синие, как море, со странной тоской, которую не могла погасить даже радость встречи. Когда блондин обнял мать, с ее длинных ресниц сорвалась маленькая слезинка. Он давно перерос Нарциссу, и теперь рядом с ним она казалась нежной и хрупкой, как фарфоровая статуэтка.
Гарри улыбнулся. У Драко тоже был домашний очаг, где его ждали и любили. Эта мысль успокаивала, делала разлуку менее тяжелой.

— Нам пора, Гарри, — будто догадавшись о его мыслях, напомнила Молли. — Портключ ждет.


— Я догоню, — спокойно возразил он, не отводя глаз от Драко с Нарциссой. — Мне надо попрощаться.

Будто услышав его слова, бывший слизеринец отошел от своей матери и подошел к Гарри. Любезно-насмешливая улыбка играла на его губах, настолько типичная для Малфоя, что Поттер не мог не ответить на нее.


— Без тебя будет… непривычно, — голос Драко мягко обволакивал сознание Гарри. Его колени подогнулись, и он ничего не мог с этим поделать.
Они так много недель провели вместе, за эти месяцы произошло столько невероятных событий, прочно связавших их, что ему трудно было смириться с неизбежностью разлуки. Но оба знали, что это необходимо, если они хотят снова научиться жить в этом реальном мире.
— Да, конечно, — брюнет сглотнул, заставляя себя выдержать взгляд, который всегда вызывал странное чувство в его душе. — Я думаю, мне необходимо все обдумать…
Еще одна улыбка, насмешливая и печальная одновременно. Гарри знал, что Драко понимает его, и понимает лучше, чем кто бы то ни было.
— Нам обоим это необходимо, — спокойно подтвердил Драко. Его глаза блеснули. Гарри не ожидал, что Малфой обнимет его на прощание. Осторожно, как цветок, который можно смять одним неосторожным движением. Он закрыл глаза, пытаясь сохранить в памяти знакомый аромат.
— До скорого, Гарри Поттер, — шепнул блондин. — И будь осторожен, — затем он отпустил Гарри и вернулся к матери. Лицо Нарциссы было мягким и любезным, хотя она и не улыбалась. В ее взгляде читалось что-то, чего Гарри при всем желании не смог бы объяснить.
Пришло время возвращения к будням. Его переполняла энергия, возвращая прежнего Гарри, заблудившегося тогда в Запретном Лесу. И хотя он был счастлив снова оказаться дома, его не покидало чувство утраты. Крохотная частица его души страстно желала никогда больше не отпускать Драко Малфоя.
Конец первой части.

Глава 19. Неполноценность.


Wie anmaßend von uns war es zu glauben,

dass wir unser Leben weiterleben könnten, als wäre nichts geschehen.


Мы были самонадеянны, полагая, что сможем жить дальше и делать вид, что ничего не произошло.
Канун Рождества в семье Уизли как всегда проходил очень шумно. Гарри с самого начала понял, что у него не будет времени для размышлений, и радовался этому. Не обращая ни малейшего внимания на протесты Молли, он лихорадочно принялся за предрождественскую подготовку: колол дрова, украшал елку, помогал накрывать на стол, заперев в чулан своей памяти все мысли о прошедших месяцах.
Первые гости появились только с наступлением сумерек. Со своего места за столом улыбающийся Гарри наблюдал, как Нора постепенно заполняется друзьями и членами семьи Уизли. Радостный смех и веселые голоса были слышны по всему дому.
Пришли почти все приглашенные: Билл и Флер с маленькой дочерью Клер, чей детский лепет вызывал умиление у всех присутствующих; весельчак Чарли со своей невестой Амандой; Фред и Джордж с кучей подарков, издающей подозрительные звуки и временами испускающей клубы разноцветного дыма; сияющая Тонкс, стряхивающая снежинки с ярко розовых волос; смущенный Люпин. Каждого вновь прибывшего гостя Молли сердечно обнимала и одаривала стаканом рождественского пунша. Артур безуспешно пытался зажечь свечи на елке с помощью маггловской зажигалки, а Джинни и Перси уже расставляли на праздничном столе разноцветные тарелки с дымящейся едой. В воздухе витал великолепный аромат пихты, пряников и рождественского гуся.
Но всеобщее веселье не могло заглушить чувства утраты. Это было уже третье Рождество, которое праздновалось без Рона и Гермионы. Взгляды все чаще останавливались на фотографиях, расставленных на каминной полке. На одной из них, сделанной в их последнее совместное Рождество, обнимались смеющиеся Рон и Гермиона. Гарри вновь почувствовал боль и сожаление. Молли проследила за его взглядом и вздохнула.
— Их нет с нами, — тихо и печально прошептала она. — Это так странно.
Гарри молча кивнул. Она успокаивающе положила руку ему на плечо.
— От них есть какие-нибудь новости? — спросил он спустя некоторое время. Молли покачала головой.
— С тех пор, как мы получили их последнее письмо, прошла целая вечность.
Он ободряюще погладил ее дрожащую руку.
— У них все хорошо, — Гарри попытался придать своему голосу как можно больше уверенности. — Я в этом не сомневаюсь.
Молли улыбнулась и нежно, по-матерински, погладила его по щеке. Затем она откашлялась и решительным голосом пригласила гостей к столу.
За ужином Гарри постоянно чувствовал на себе любопытные взгляды, хотя никто еще не решился спросить о Гриммаулд Плейс. Наоборот, все делали вид, будто он никуда и не пропадал на четыре месяца. Но Гарри знал, что это было только отсрочкой казни. Вопросы будут, и ему никак не удастся избежать их.
Ему вдруг стало душно. Звонкий голос Флер громом отдавался в ушах. Гарри понял, что совершенно отвык от людей: слишком много времени он провел в обществе только одного человека.
Драко. Это имя вдруг всплыло в голове, и как Гарри ни старался прогнать его, не хотело уходить обратно на задворки памяти. Осознание того, что светловолосый слизеринец никогда не впишется в эту маленькую, празднично украшенную гостиную Уизли, ранило гораздо сильнее, чем аврор мог себе признаться. Они жили в разных мирах, они всегда жили в разных мирах.
Гарри поднялся так внезапно, что его стул скрипнул, заставив сидящую рядом Аманду испуганно вскрикнуть. За столом мгновенно стало тихо. Все без исключения озабоченно смотрели на него, и только Джинни отвела взгляд. Гарри так сильно сжал спинку стула, что костяшки пальцев побелели.
— Извините меня, — с трудом выдавил он, криво улыбнувшись. — Мне надо выйти на свежий воздух. Я ненадолго, — он до самых дверей ощущал на себе пристальные взгляды.

Глубоко вдохнув ледяной зимний воздух, аврор наконец почувствовал себя лучше. Над заснеженной землей царила почти торжественная тишина. На черном небе сияли первые звезды. От холода мысли Гарри несколько прояснились. Он даже не удивился, когда в приоткрытую дверь проскользнула тоненькая фигурка с копной рыжих волос. Джинни была одета в длинное, поношенное пальто, вероятно, принадлежащее мистеру Уизли. В руках она несла точно такое же пальто, которое жестом, не терпящим возражений, сунула Гарри в руки.


— Пока ты не замерз до смерти, — будто оправдываясь, сказала она. Поттер улыбнулся и послушно натянул пальто. Старая ткань пахла нафталином, но его это нисколько не волновало. Их глаза встретились, и Джинни покраснела. — Ты не сможешь вечно прятаться, — прошептала она. — Ты знаешь, как сильно волновались за тебя все, сидящие там? Вполне очевидно, что они хотят узнать, получилось ли у тебя справиться со своими страхами. И я в том числе.

Гарри вздохнул.


— Я знаю. Давай пройдемся. Мы превратимся в ледышки, если и дальше будем стоять на одном месте.
Из-за темных туч выглянула Луна и залила снег серебристым светом. Гарри вслушивался в скрип снега под ногами.
— Я не знала, что было у Дамблдора на уме, — Джинни старалась, чтобы ее голос звучал как можно более убедительно, будто боялась, что Гарри не поверит ее заверениям, — иначе я бы не позволила тебе идти туда.
— Я знаю, — мягко сказал брюнет. — Но теперь Гриммаулд Плейс в прошлом. Все снова наладится. Я надеюсь на это.
— Что произошло в доме? Я имею в виду, как тебе удалось выдержать все эти месяцы, находясь наедине с Драко… после того, как он тебя… — запнувшись, она замолчала. Перед внутренним взором Гарри опять возник Драко. Он почувствовал, как судорожно сжался его живот, и глубоко вздохнул:
— Прошло довольно много времени, прежде чем мы решились… поговорить о том, что случилось … Но потом… С каждый днем мне становилось все лучше, и я как-то привык постоянно находиться рядом с Драко, — Гарри задумчиво пошевелил пальцами в карманах пальто. — Я верю, что терапия Дамблдора помогла нам. Теперь, по крайней мере, я не боюсь Малфоя.
Они еще долго молчали. Возможно, Джинни чувствовала, что Гарри что-то утаил от нее. Но девушка была достаточно деликатна, чтобы не лезть в душу друга.
— Знаешь, я никогда не переставала любить тебя. — Голос Джинни звучал абсолютно спокойно, словно она говорила не о своих чувствах, а о совершенно посторонних вещах. Но этого хватило, чтобы Гарри пробрала дрожь. Он растерянно поднял голову и посмотрел на ее зарумянившееся от холода лицо. На губах девушки застыла неуверенная улыбка. — Тогда наши проблемы казались мне неразрешимыми. Но… мы слишком быстро сдались… может быть, мы могли бы что-нибудь спасти, если бы попытались. Может, начнем все сначала, как ты думаешь?
— Я… — неуверенно пробормотал Гарри, но тут же запнулся. Мысли путались, жар ударил в лицо, и брюнет нервно закусил губу. Как ответить на это неожиданное признание, если в последнее время он сам не уверен в собственных чувствах?
Губы девушки растянулись в жалком подобии улыбки.
— Ты можешь не отвечать сейчас, — спокойно продолжала она, — просто подумай об этом.
Гарри подумал, что еще полгода назад ему бы не понадобилось никакого времени для размышлений, он бы сразу согласился снова встречаться с Джинни. Но ситуация изменилась. Драко изменил ее. Гарри еще не свыкся с этой мыслью.
— Давай возвращаться, — наигранно бодро предложила девушка. — Нас точно уже ищут.
Гарри рассеяно кивнул, и они повернули обратно на протоптанную ими тропинку к Норе.
За дверью дома их окутало приятное тепло. Очки моментально запотели. Гарри неохотно снял их, на ощупь двигаясь вслед за Джинни по темной прихожей.
Настроение в комнате было оживленным, что объяснялось не столько действием рождественского пунша, сколько возмутительными анекдотами из хаотичной жизни Тонкс. Лишь некоторые заметили пару в дверном проеме.
Когда миссис Уизли увидела Гарри и Джинни вместе, ее лицо расплылось в улыбке, а взгляд скользнул вверх, на притолоку.
— Вы стоите под омелой, — шепнула она, широко улыбаясь. Кроме Гарри и Джинни, пожалуй, только Флер услышала ее и тоже заулыбалась. Гарри знал, как Молли хотела, чтобы они вновь стали парой. Ему было больно разочаровывать женщину, которая была для него почти матерью. Однако, Джинни не терялась ни минуты. Ее глаза весело блеснули. Девушка встала на цыпочки и обвила руки вокруг шеи Поттера, мягко накрывая губами его рот. В крови брюнета закипел адреналин. Нет, он еще не забыл сладость ее поцелуев, совсем не таких, как у Драко. Это внезапно всплывшее в голове сравнение еще больше запутало его.
К действительности его вернули смех и аплодисменты. Джинни прервала поцелуй и весело посмотрела на Фреда, свистящего в два пальца. Гарри постарался взять себя в руки.
Среди гостей мелькнули длинные русые кудри, и к ним стремительно подбежала Клер. В ее красивых темно-синих глазах сверкала радость.
— Дядя Гарри, — она бесцеремонно дернула его за штанину, — ты же мой настоящий дядя? Они говорят, что ты станешь моим дядей, только если женишься на тете Джинни. Скажи, что это неправда!
Если кто-то и мог вертеть им, как хочет, то только дочь Билла и Флер. Он не мог не улыбнуться ей.
— Иди сюда, принцесса! — он подхватил Клер на руки и закружил в воздухе. Комната огласилась восторженно-ликующим криком ребенка.
Найдется ли здесь место для Драко? Сможет ли он быть с ним вместе, если для этого придется отказаться от собственных детей? Или это будет для него слишком трудным шагом? Гарри внезапно захлестнуло чувство отчужденности. Он больше не был уверен в себе, не знал, что теперь думать и чувствовать. Брюнет знал только одно: этим вечером ему придется спать одному, без Драко. И осознание этого наполняло душу невыразимой тоской. Здесь, в старой комнате Рона, все напоминало о лучшем друге.
Он перестал кружить Клер, опустился перед ней на колени и мягко ущипнул за щечку.
— Я могу быть кем угодно, если ты захочешь, — тихо шепнул он ей на ушко.

* * *


— А здесь довольно мило, — ехидным голосом заметил Блейз Забини, с ухмылкой осматривая новое жилье Драко. — Учитывая такое чудесное расположение дома… осмелишься ли ты из него выйти? — он шагнул к кухонному окну, указывая на размытые в сумерках очертания домов напротив, освещенных слабым светом уличных фонарей. Несколько бездомных кошек бродили вокруг мусорной свалки в поисках пропитания.
— Только в случае крайней необходимости, — ухмыляясь, парировал Драко. Блейз пригладил длинную прядь волос.
— Дамблдор? — решился спросить он. Драко поморщился, услышав это имя. Он чувствовал острую неприязнь к этому человеку, которую так и не смог побороть.
— Кто же еще, — печально вздохнул он.
— Он должен был предварительно ознакомиться с местностью, — невинно заметил Блейз с веселым блеском в глазах и осторожно задернул темную гардину на окне. — В Лондоне можно найти и более приятные уголки.
Драко только пожал плечами и зажег газовый фонарь на стене.
— Зато здесь меня никто не догадается искать. И это самое главное.
Приняв самые серьезные меры безопасности, Дамблдор уже на рассвете рождественской ночи вывез его из Малфой Мэнора. У Малфоя почти не было времени, чтоб поговорить с матерью и успокоить ее, хотя бы приблизительно рассказав о событиях в доме Блеков. Драко было тяжело снова оставлять ее в одиночестве, но решение Дамблдора было неоспоримо. Кроме того, в Малфой Мэноре его искали бы в первую очередь. Это стало главной причиной его заключения в этой старомодно обставленной, защищенной многочисленными заклинаниями квартире, расположенной где-то на окраине Лондона. Для него это было просто новой тюрьмой, только на этот раз без Гарри Поттера… Блондин предпочел не развивать эту мысль. К счастью, Блейза нельзя было испугать заброшенными кварталами и обветшалой мебелью, и Драко был благодарен своему лучшему другу за то, что тот избавил его от скуки.

— Может, прогуляемся по барам? — спросил Блейз, внимательно изучая содержимое холодильника. — Давненько мы не собирались вместе.


Воспоминания о подобных совместных прогулках заставили Драко улыбнуться.
— Я бы охотно, — признался он, — но у Дамблдора случится приступ, если он узнает, что я шлялся ночью по маггловскому Лондону… — тихо выругавшись, он задул спичку, обжегшую ему палец.
Брюнет с громким щелчком захлопнул дверь холодильника. На его губах играла фирменная ироничная улыбка.
— И ты позволяешь старику указывать тебе, где проводить время? — он удивленно покачал головой. — Я думал, что ты уже достаточно взрослый, чтобы решать подобные вопросы самостоятельно…
«Он прав», — зашептал ехидный голосок в голове Драко. «Что может случиться? Ты что, серьезно считаешь, что Пожиратели будут ждать тебя в маггловском баре?»
— Ок, — помедлив, согласился блондин. — Ты выиграл. Я только переоденусь, — он повернулся к Блейзу спиной, стягивая старую, застиранную футболку. Блейз тихо присвистнул сквозь зубы. Обернувшись, Драко понял причину этого свиста. Взгляд его лучшего друга переместился с голой спины на лицо шпиона. Глаза весело сверкали.
— Что за дикий кот прыгнул тебе на спину? — с любопытством спросил Блейз. Драко застыл на месте. Он ничего не сказал, только прикрыл царапины Гарри футболкой. Но Блейз опередил его.
— Все же ногти. И еще не зажило, — интонация была шутливой, но в ней проскальзывало что-то еще, чего Драко не смог определить. — Ведь тебя только вчера вытащили из дома? — брюнет испытующе посмотрел прямо ему в глаза. Затем лицо Блейза исказилось, будто его ударили. — О, нет… ты же не спал… в доме… с Поттером…? — шокировано спросил он.
Губы Драко сжались в тоненькую полосочку. Он ничего не ответил, но этого для Блейза было достаточно.
— Поттер? Но это же… нонсенс… это невозможно — Драко видел замешательство в глазах Блейза, но не мог винить его.
— Да, — его лицо казалось непроницаемым, как маска. — Точно. Невозможно.
Некоторое время блондин просто смотрел на стену, не замечая ничего вокруг себя, но потом почувствовал пару нежных рук на обнаженных плечах и мягкие губы, коснувшиеся его шеи. Драко слегка вздрогнул, хотя совсем не удивился — он слишком хорошо знал Блейза.

Просто его жизнь изменилась. Раньше связь с лучшим другом казалась абсолютно нормальной. Раньше, когда он еще был прежним Драко Малфоем. Но пришло другое время. Теперь он чувствовал вину. Вину перед Гарри.


— Блейз, давай не будем, — его голос не дрогнул. Он прозвучал твердо, но в то же время очень устало. — Это осталось в прошлом, и я не хочу начинать все сначала.
Блейз отступил в сторону и улыбнулся. Немного зло, будто заранее знал, как отреагирует Драко. Но в его улыбке было еще нечто странное… Тоска.
— Так много мужчин хотят тебя. И я в том числе, — брюнет вздохнул и тряхнул роскошной гривой волос. — И кто бы мог подумать, что именно Поттер заставит тебя… Что в нем такого особенного?
— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — холодно отрезал Драко. Блейз, уклоняясь от его взгляда, посмотрел в окно.
— Ты любишь его, — просто сказал он совершенно спокойным голосом.
Сначала до Драко не дошел смысл этих слов, он лишь пристально смотрел на лучшего друга. Но, осознав, что сказал Блейз, блондин почувствовал, что его захлестывает холодная ярость.

— Не мели чепухи! — выплюнул он в лицо Забини. В висках глухо застучало. Щеки горели. — Ты говоришь всякую х"""ю, потому что я не хочу спать с тобой! Ты не знаешь, о чем я думаю. Ты очень давно не видел меня. Поверь, ты и понятия не имеешь, что со мной происходит!


Блейз не сдвинулся с места. Он не отвечал, только молча улыбался, его лицо было абсолютно бесстрастным.

Пылающий огонь ярости потух, и Драко обессилено опустил руки. Куда делось его привычное спокойствие? Как он мог потерять над собой контроль? Еще никому и никогда не удавалось так легко его спровоцировать. Тем более Блейзу.


Сейчас он чувствовал только полную опустошенность. Драко был уверен, что не способен ни на какие чувства. Как же он будет любить Гарри? Откуда ему знать, что такое любовь?
Он посмотрел прямо в невероятные глаза Блейза, снова полные насмешки. Малфою было невыносимо тяжело задавать этот вопрос, но ответ был просто необходим.

— Как нам это удавалось? — едва слышно шепнул он. — Как мы могли заниматься сексом и одновременно оставаться друзьями?


Уголки рта Блейза слегка дрогнули. Но он не улыбнулся.
— Мы ничего друг другу не обещали, — ответил брюнет. — Вот и все.

Глава 20. Эскалация.

Was macht dich so sicher,

Dass du Liebe nicht nur mit Begierde verwechselst?


Почему ты так уверен, что не путаешь любовь и желание?
Гарри шел по темному, отполированному до зеркального блеска паркету, его шаги неестественно гулко раздавались в вестибюле Министерства. Это место редко бывало таким тихим и пустынным, как сегодня. В это время большинство сотрудников уходило в отпуск, чтобы провести его со своими семьями, но только не Гарри. Он истосковался по своей рутинной, но такой привычной работе.
Аврор миновал Фонтан Волшебников, украшенный огромными золотыми фигурами, и вошел в один из двадцати лифтов. Он чувствовал странную нервозность, будто отсутствовал не несколько месяцев, а несколько лет. И даже знакомая обстановка не спасала от волнения.
Погрузившись в свои мысли, он едва различал холодный женский голос, объявляющий о проезжаемых отделах. Только когда лифт остановился на втором этаже, где размещалось отделение магического уголовного расследования, Поттер очнулся и вышел.
Кабинеты младших авроров находились в самом конце коридора. Когда Гарри открыл нужную дверь, петли тихо заскрипели, будто в кабинет уже давно никто не заходил.
Помимо него офис занимали Терри Бут и Джинни. Каждый украсил комнату, как ему захотелось: Джинни, будучи неплохой художницей, разрисовала белые стены рисунками, всюду стояли фотографии членов семьи. Маленькая плюшевая лягушка украшала находящийся в идеальном порядке стол Терри, в то время как стол Гарри был весь завален разнообразными документами. Аврор не смог сдержать улыбки при виде такой знакомой картины.
— Неужели мне это снится… Гарри! — голос пораженной Гестии Джонс заставил Поттера резко обернуться. Брюнетка, весело смеясь, повисла у него на шее. — Наконец-то Дамблдор соизволил отпустить тебя.
Гарри улыбнулся, прижимая ее к себе. Гестия всегда ему нравилась.
— О, у тебя новая прическа, — он посмотрел на ее модную короткую стрижку. — Тебе идет.
Ее щеки окрасил легкий румянец. Хотя Гестия уже разменяла пятый десяток, смеялась она задорно и звонко, словно молодая девушка.

— А почему бы и не вспомнить молодые годы, — подмигнула Джонс. Ее непринужденность была бальзамом для души Гарри, но он все еще опасался любопытных взглядов и расспросов.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница