Черное зеркало (слэш) Проект "Поттер-Фанфикшн"



страница7/26
Дата31.07.2016
Размер3.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26

Гарри ничуть не удивился. Он просто продолжал ласково поглаживать Драко.

— Я уже давно простил, разве ты этого не заметил?

Драко судорожно сглотнул, ощущая комок в горле.

— Я не могу понять, почему это далось тебе так легко, — с трудом проговорил он.

Голос Гарри звучал тихо и спокойно.

— Потому что настоящими насильниками были те, кто просто стояли и наблюдали, — он глубоко вздохнул и добавил. — И пусть они не ждут от меня милости и прощения.

В его словах была такая непоколебимая уверенность, что Драко внутренне вздрогнул. Но он не увидел в глазах Гарри ни ненависти, ни мстительности. Только твердую и уверенную решимость.

Дождь успокаивающе барабанил по окнам.

Мягкие и одновременно сильные руки, обнимающие Драко, осторожно перевернули его на спину. Гарри смотрел на него сверху вниз и обезоруживающе улыбался .

На мгновение во взгляде брюнета мелькнуло сомнение. Но только на мгновение. Затем его губы нежно накрыли рот Драко.


Глава 16. По ту сторону страха.


Иногда Гарри удивлялся тому, как внезапно становятся нормальными и привычными вещи, которые раньше он и представить себе не мог. Например, просыпаться, тесно прижавшись к Драко Малфою, чувствовать его теплое дыхание на затылке и при этом не ощущать страха, вспоминая ночь в часовне, которая, казалось, осталась в далеком прошлом, хотя в действительности прошло не более шести недель.

Пестрые листья на деревьях сада напомнили, что осень вступила в свои права.

Как странно, — думал аврор иногда, — они так легко смирились с тем, что их заперли в этом доме и оставили наедине друг с другом. И как быстро он позволил Драко так глубоко проникнуть к себе в душу, как не позволял еще ни одному парню в жизни.

Но самое удивительное — брюнет не находил времени для того, чтобы серьезно разобраться в сложившейся ситуации и играючи отодвигал тревожные мысли в сторону. Вот и на этот раз теплая, любопытная ладошка, осторожно скользнувшая под пижамную рубашку, мигом отвлекла аврора от посторонних размышлений и мгновенно заставила его кожу покрыться мурашками.

Драко пообещал, что больше никогда ничего не будет предпринимать, не получив согласия Гарри. Но он по-прежнему проявлял инициативу. Каждое их сближение было мягким и нерешительным, а согласие Гарри только усиливало требовательность ласк блондина. Такая негласная договоренность обеспечивала аврору необходимую безопасность и позволяла отдаться рукам Драко.

Иногда они понимали друг друга без слов.

Окружающий мир и все его краски тускнели, когда губы Драко нежно исследовали каждый сантиметр его тела. В такие моменты все вокруг теряло значение. Он тайком, сквозь опущенные ресницы, любовался блондином, всякий раз поражаясь ласковому выражению его лица и огню, вспыхивающему в обычно таких холодных, серых глазах.

Из горла вырвался слабый стон, когда Малфой, обхватив руками его бедра, нырнул языком во впадинку пупка. В обычной ситуации этот стон точно показался бы ему неприятным. Но у них с самого начала все было необычным.

— Мммм…. Твой вкус божественен… везде, — голос Драко был мягким и жестким одновременно, как мех дикого животного. По спине пробежала горячая волна.

За последние дни Драко медленно, но верно, словно слепой в кромешной тьме, исследовал все его тело и, каждый раз продвигаясь все дальше и дальше, предоставлял Гарри возможность привыкнуть к его прикосновениям и близости.

В утренней сонной тишине было слышно, как гулко стучит сердце. Драко, дразня, поцеловал мочку его уха, зная, что это сводит аврора с ума. Его пальцы неуверенно потеребили резинку пижамных штанов.

— Можно? — соблазнительная, почти похотливая улыбка. Помедлив секунду, Гарри робко кивнул, и уверенные руки слизеринца тут же сдернули с него всю одежду. Поттер ощущал некоторое внутреннее неудобство, лежа полностью обнаженным перед стоящим на коленях Драко и позволяя его взгляду скользить по телу. Но блондин не оставил ему времени на размышления.

Все вокруг сразу потеряло всякий смысл. Он был опьянен горьким, но вместе с тем и сладким ароматом Драко. Дыхание участилось, когда нежные пальцы мучительно медленно провели по внутренней стороне бедер. Он с закрытыми глазами ощущал улыбку шпиона.

Гарри резко вдохнул, когда чужая рука нескромно обхватила его член, и был почти шокирован, когда ее примеру последовали мягкие, любопытные губы. Он с трудом, сильно укусив себя за руку, подавил хриплый стон. Некоторое время аврор безуспешно пытался восстановить контроль над своими эмоциями, изгнавшими из разума все трезвые мысли.

Гарри открыл глаза. Представившийся ему вид был странен и в то же время красив и эротичен. Поттер за всю свою жизнь не видел ничего подобного. Губы и язык Драко легко скользили по вершине самого чувствительного органа гриффиндорца.

Аврор вздрогнул всем телом и, не сдержавшись, громко закричал от наслаждения.

Даже в самых диких фантазиях он и представить себе не мог, что наследник древнего рода будет делать что-то подобное — Малфой не должен работать на коленях. Гарри бы точно возбудился только при мысли об этом, но реальность запросто смела все самые смелые фантазии.

Постанывая, Гарри запрокинул голову, впиваясь пальцами в простыню. Он парил на вершине блаженства. Его бедра ритмично двигались навстречу невероятно сладкому рту. По-видимому, Драко только этого и ждал, потому что сразу усилил ласки.

Это сводило с ума, Гарри понял, что не сможет сдерживаться слишком долго. Он попытался приподняться, мягко отталкивая Драко, но блондин не позволил ускользнуть своей добыче. Не прерывая ласк, он сильно прижал запястья Гарри к постели, удерживая его горячими, дрожащими пальцами.

Это было слишком. Гриффиндорец потерял последнее самообладание, он больше не мог сдерживаться. Свободной рукой аврор притянул голову Драко ближе, вталкивая член глубже в его рот. Как сквозь толстый слой ваты до него донеслись вздохи Драко. Вдруг темнота под веками взорвалась ослепительной молнией оргазма. Он задохнулся, его опьяненное тело выгнулось и, спустя мгновение, обессилено рухнуло обратно на кровать. Краем глаза он заметил, что рядом с ним тяжело упал Драко. Оба задыхались.

Уже покачиваясь на плавных волнах удовольствия, Гарри спросил себя, как такое удовольствие может быть чем-то противоестественным.

* * *

— С тобой все в порядке? — Драко окинул бывшего гриффиндорца обеспокоенным взглядом. Гарри уже полчаса с отсутствующим выражением лица таращился на бумаги. — Ты что-то притих.



Аврор испуганно вздрогнул.

— Извини, — пробормотал он, машинально знакомым движением поправив очки. — Я просто задумался.

Его слова заставили Драко ухмыльнуться.

— Ах, вот как, — наигранно наивно воскликнул он. — Случайно не о… сегодняшнем утре?

По легкому румянцу на щеках Гарри он понял, что попал в точку.

— Ну… — неуверенно начал брюнет. — Я не думал, что ты будешь заниматься … чем-то в этом роде…

— Чем-то в этом роде? — неужели Драко доставляло удовольствие возбуждать его? — Ты думал, что я никогда в жизни не отсосу другому парню?

Щеки бывшего гриффиндорца запылали еще ярче, но уголки губ вздрогнули в легкой улыбке. Драко наклонился вперед и заглянул в зеленые глаза.

— Поверь, я способен на гораздо более неприличные вещи, — спокойно сказал он, будто рассуждал о погоде. — Но, разумеется, только если ты захочешь.

Гарри издал странный звук, нечто вроде смеха и сопения одновременно.

— Спасибо, я как-нибудь подумаю над этим предложением, — нагло парировал он. В его глазах загорелся дьявольский огонек. — И, возможно, дождусь случая взять реванш.

Драко почувствовал сладкую дрожь в районе живота. Неужели Гарри не догадывается, что владеет талантом бессознательного соблазнения? Блондин с трудом вновь обрел контроль над телом.

Чтобы отвлечься, он потянулся за следующим пергаментом из стопки документов, хотя и знал, что пока их работа не принесла никаких результатов. Но даже запах пергамента не смог полностью заглушить чарующий аромат кожи Гарри.

Но как бы то ни было, они кое-чего достигли за последние дни. Разумеется, Драко и не надеялся, что, копаясь в личных делах, они выследят предателя, но все же им удалось разработать метод, помогающий ограничить круг поисков.

— У нас есть, — Драко нахмурился, — двадцать семь сотрудников, принятых в течение последних шести месяцев. И, предположим, каждый из них вполне мог сблизиться с Фаджем или получить доступ к секретной информации.

— Двадцать восемь, — улыбнувшись, уточнил Гарри, — Забини тоже считается.

— Ты не сдаешься? — криво улыбнулся Драко. — Я же говорил, можешь не беспокоиться о нем, — он не дождался ответа Гарри, так как ему в голову пришла новая мысль. — Кто знал о решении Фаджа отправить вас в Запретный Лес?

Удивленный Гарри пристально посмотрел на него.

— В его кабинете были Джинни и Терри, еще Гестия Джонс и Дедалус Дингл, — задумчиво ответил он. — Но все авроры состоят в Ордене Феникса и регулярно тестируются с помощью Веритасерума. В принципе, это зелье нельзя обмануть.

— Маловероятно, что предатель — один из Авроров, — Драко рассеяно тер подбородок. — А как насчет их семей и друзей?

Гарри тихо застонал. Каждый служащий давал обет о неразглашении. Он еще больше взъерошил волосы, так что они совершенно немыслимым образом торчали во все стороны.

— Насколько я знаю, Гестия живет с магглом. Дедалус уже несколько лет вдовец. О других их родственниках я ничего не могу сказать, — он шумно вздохнул, — но если мы будем искать шпиона вне Министерства, то заподозрить придется половину волшебного мира. Спрашивается, смог бы посторонний заранее узнать о нашем задании и сообщить о нем Пожирателям, чтобы они успели устроить засаду?

Драко почувствовал нарастающую апатию. Может, вычислить предателя вообще невозможно?

— А как насчет Многосущного Зелья? — он предпринял еще одну попытку. — Смог бы кто-нибудь в облике служащего Министерства проникнуть внутрь?

Брюнет отрицательно качнул головой.

— Сработала бы система безопасности. Здесь я полностью полагаюсь на паранойю Фаджа.

Оба замолчали, напряженно размышляя. В потухшем камине посвистывал ветер.

— Что ты будешь делать, если поймаешь предателя? — внезапно спросил Драко.

Гарри некоторое время молчал. Блондин увидел, что он отвел взгляд.

— Я не знаю, — наконец, признался аврор. — Это зависит от того, кто он. Посмотрим.

Драко сузил глаза.

— Пожиратель Смерти? Руквуд, Долохов, Эйвери?

Он заметил, как напрягся Гарри, услышав эти имена. Его лицо окаменело, рот сжался в узкую полоску. Драко нанес еще один удар.

— Если представится случай, ты убьешь их?

— А что бы сделал ты, если бы был на моем месте? Если бы они смеялись и глумились над тобой, в то время как один из них насиловал тебя? — в обманчиво мягком голосе слышался лед. Глаза гневно сверкнули. — Убьешь ли Авадой? Или медленно сведешь с ума Круциатусом?

Драко ощутил пронизывающий до костей холод. Он попытался скрыть свой страх за неестественной улыбкой, но смех застрял у него в горле.

— Так как я не владею Непростительными, то этот вопрос не стоит для меня.

— Ты не владеешь? — от удивления Гарри широко раскрыл глаза. — Я думал, что каждый Пожиратель владеет Непростительными проклятиями.

Почему-то эти слова причинили Драко боль. Может, Поттер намекнул на ту пропасть, которая с давних пор лежала между ними? Даже когда они сражались на одной стороне.

— Я был бы просто счастлив, если хотя бы одним из них сломал бы тебе нос или оставил синяк под глазом, — зло парировал блондин. Гарри озадаченно посмотрел на него. Затем он тихо захихикал и, наконец, разразился невинным смехом, разрядившим напряженную атмосферу. Драко слабо улыбнулся, но тут же снова стал серьезным. — Мне все равно, что ты сделаешь, но пообещай, пожалуйста, что будешь осторожен, — убедительно сказал он.

Улыбка не исчезла с лица Гарри, но клятва прозвучала почти торжественно.

— Обещаю, но только если ты тоже поклянешься в этом.

* * *

Аврор стоял на берегу озера и пристально смотрел на воду. Ветер заметно посвежел, и он обхватил себя руками, чтобы немного защититься от холода. Сырой песок приятно холодил ноги. На небе угрожающе собирались тучи. Он знал, что будет дождь, но это нисколько его не огорчало.



Беседа с Драко взволновала и вновь вернула мысли о мести и ненависти к мучителям. Он не мог прогнать их.

Ветер трепал волосы. В воздухе кружились желтые листья. Он закрыл глаза и постарался думать о Джинни, миссис Уизли, Роне и Гермионе, пытаясь оттеснить тени назад в темноту. Но ничего не вышло. С неба упали первые дождевые капли.

Он почувствовал присутствие Драко раньше, чем тот появился на берегу, и даже не был удивлен, когда на плечо опустилась теплая рука.

— Пойдем в дом, — шепнул блондин, но эти слова заглушили шум ветра. — Ты промокнешь.

Гарри медленно повернулся к бывшему слизеринцу, на мгновение утонув в его глазах. Драко слегка улыбнулся. Он пригладил растрепанные волосы брюнета. В эту секунду Гарри понял, что шпион — единственный, кто может дать ему отдых и утешение. Ни Джинни, ни миссис Уизли, ни Рон, ни Гермиона. Только Драко, потому что он понимал Гарри, потому что сам пережил подобный ужас, потому что ненавидел тех же людей.

Не раздумывая, он обнял Драко и без предупреждения накрыл ртом теплые, мягкие губы. Но удивление блондина длилось не более секунды, затем Малфой с готовностью приоткрыл рот, позволяя языку Гарри скользнуть глубже.

С неба хлынул поток воды, но Поттер не заметил этого, так как был слишком занят покорением сладкого рта. Он услышал слабый вздох Драко, ощутил, как руки блондина обняли его талию, притягивая ближе. Поцелуй становился все более страстным.

Он потерял счет времени. Только, когда бывший слизеринец мягко отстранился, Гарри увидел, что они оба промокли до нитки. Он вздрогнул, ощутив дуновение холодного восточного ветра. Вода лилась с волос Драко и капала с кончика его носа. Щеки раскраснелись от холода.

— Наверное, лучше продолжить в доме, — несколько хрипло предложил он. Гарри смог только кивнуть. Блондин схватил его за руку и потянул в направлении дома. Сердитый гром сопровождал их до самой двери.

Они быстро пересекли кухню и прихожую, оставляя за собой грязь и лужи. Старая лестница протестующе заскрипела. Драко распахнул дверь ванной и испуганно отпрянул.

— Опять что-то новенькое, не соскучишься, — нервно пробормотал он и отступил в сторону, освобождая место для Гарри.

Брюнет удивленно осмотрелся. Комната стала больше, но это было еще не все. В дальнем углу, сразу за душевой кабинкой, стояла огромная, прямоугольная ванна, которой не было раньше. Она вполне могла вместить их обоих.

— Мы будем игнорировать фокусы этого сумасшедшего дома? — тихо спросил он блондина, по посиневшим губам которого было хорошо видно, насколько сильно тот замерз. — Или, может, воспользуемся предложением?

Драко дрожал всем телом. Для него в этот момент не было ничего более заманчивого, чем горячая ванна.

— Игнорирование было бы пустой тратой времени, — стуча зубами, ответил он.

Драко подошел к ванне и пустил горячую воду. Из следующего повернутого крана полилась ароматная розовая пена.

Шум дождя за окном сливался с журчанием текущей воды. Уже стемнело. Маленькая лампа у зеркала окутывала облицованную плиткой комнату мягким, спокойным светом.

Они медленно и осторожно освободили друг друга от одежды, будто совершая некий ритуал. Глаза Драко были странно серьезными. Ни он, ни Гарри ничего не говорили, но молчание не было неприятным.

Гарри совершенно свободно прислонился спиной к груди Драко и накрыл его обнимающие руки своими. Как будто так было всегда.

Некоторое время брюнет просто лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь близостью Драко и теплой водой, прогоняющей холод.

— На чем мы остановились? — подбородок Драко лег на плечо. В мягком голосе было что-то неуловимо соблазнительное, вызывающее уже знакомое пробуждение бабочек. Рука осторожно развернула его голову, шелковистые губы коснулись рта, а зубы умело прикусили нижнюю губу. Язык, поддразнивая, скользнул внутрь и тут же нагло сбежал.

Улыбаясь, Гарри обернулся. Теперь он стоял на коленях у бедер Драко, удерживая под водой его запястья. Их лица опасно сблизились.

— В какие игры ты играешь со мной? — хриплым голосом спросил он.

Драко дерзко ухмыльнулся.

— Подойди ближе, и я покажу тебе, — прошептал он срывающимся голосом. От возбуждения его глаза потемнели.

Казалось, воздух между ними раскалился до предела. Гарри застонал, когда их губы снова соприкоснулись, и в его животе началось медленное движение. Он наслаждался безмолвной битвой их языков. Он ощущал собственную жадность и желание в этом поцелуе и знал, что Драко ощущает то же самое.

Гарри с трудом оторвался от губ блондина, задыхаясь, схватил стоящую на краю ванны бутылочку с гелем и вылил холодную струйку на грудь Драко, заставив того сильно вздрогнуть.

— Я понял, тебе нравиться меня мучить, — прорычал он, но стоило Гарри мягкими вращающимися движениями начать массировать его грудь, как рык перешел в слабые вздохи. Мышцы приятно расслаблялись под ласковыми руками.

Шампунь стоял довольно далеко.

— Подвинься, — шепнул Гарри. Он оперся на плечо Драко и влез на бортик ванны, чтобы дотянуться до бутылочки. Но не успел он дотронуться до нее, как почувствовал на коже мокрые руки.

— Ты что, серьезно считаешь, что я смогу спокойно усидеть при виде такого? — тихо промурлыкал Драко. Он нежно держал бедра Гарри. Губы дотронулись до кожи между лопаток и медленно скользнули вниз.

Аврор закрыл глаза, не решаясь даже вздохнуть, его живот сжался. Между тем, губы достигли ягодиц, но не остановились. Наоборот. «Но он же не будет…» — в голове колотилась отчаянная мысль. «Там… он не может этого делать…»

Его тело прошил удар тока, когда язык дерзко скользнул между ягодицами. Гарри откинул голову и потрясенно ахнул, чувствуя жар, охватывающий лицо. В нем бушевали противоречивые чувства. Неприятие, вопреки желанию. Ведь подобное не делают. Или… все же? Он попытался уклониться от языка, но бывший слизеринец усилил хватку, заставив Гарри сдаться.

Из последних сил брюнет схватился за вешалку для полотенец, позволив миру раствориться в тумане. Он чувствовал теплое дыхание Драко в своей заднице, но затем нахальный язык последовал дальше. Гарри сильно прикусил губу. Во рту появился металлический вкус крови. Вопреки собственному желанию, он наклонился вперед и прогнулся в пояснице, полностью предоставив себя этим настойчивым губам.

Дыхание было сбивчивым и прерывистым. Секунды растягивались в вечность. Все вокруг стало пустым и незначительным. Весь мир сконцентрировался между его ног.

Он и не догадывался, насколько чувствительна кожа в этом месте. Волна страсти прокатилась по телу, когда язык осторожно скользнул в узкое отверстие. Неудержимый стон разорвал тишину. Потом сладкая пытка внезапно прекратилась.

Рисунок на кафеле расплывался перед его глазами, он не мог сосредоточиться. Между ног болезненно пульсировала эрекция, умоляющая о разрядке.

Драко мягко притянул его назад в ванну. Его губы плотно прижались к уху.

— Я хочу тебя, — страстно бормотал он, лихорадочно поглаживая грудь Гарри. — Я так сильно хочу тебя, что это причиняет боль.

Никакой поднимающейся паники. Никаких За или Против, о которых можно рассуждать.

— Тогда возьми меня, — простые слова без тени сомнения. Драко достиг своей цели.

Он испытующе смотрел Гарри в лицо. В его глазах светилось удивление.

— Ты не боишься? — шепнул он. — Не боишься, что я снова потеряю контроль над собой? Как в часовне?

Блики света на поверхности воды были почти гипнотизирующими. В этот момент часовня была бесконечно далеко отсюда. Он только мечтательно улыбнулся.

— Нет, — твердо возразил аврор. — Я больше не боюсь тебя.

Глава 17. Свет полной луны.


Kalt wird es, wenn du gehst.

Warum sagst du mir dann nicht, dass ich bleiben soll?
— Если ты уйдешь, я замерзну.

— Почему же ты не заставишь меня остаться?


— Госпожа Уизли, — яркие, синие глаза вопросительно смотрели на нее из-под очков-половинок. Кажется, Дамблдор не особо удивился ее появлению или, по крайней мере, ему удалось сохранить обычное выражение лица. — Чем могу служить?
Джинни не сомневалась, что он точно знает причину ее визита, поэтому этот вопрос только подлил масла в огонь ее ярости. Рука в кармане сжалась в кулак, ногти больно впились в ладонь.
— Вытащите, наконец, Гарри из этого дома, — Девушка заметила, что ее голос дрожит, но ничего не могла с этим поделать. — Не слишком ли долго они вынуждены терпеть друг друга?
Дамблдор вздохнул. На его лице появилось странное выражение, и Джинни только сейчас поняла, как он стар.
— В мои планы никогда не входило причинить Гарри и Драко еще большие страдания, чем они перенесли, — тихо сказал он. — Я выбрал эту форму терапии, потому что только она может помочь им справиться с последствиями ужасного происшествия в часовне. Вольдеморт возвращает свои силы, Джинни. У нас нет времени.
Она закрыла глаза, пытаясь успокоиться, и медленно опустилась в кожаное кресло у стола. Джинни уже не в первый раз просила Дамблдора прекратить то, что он называл терапией, и уже не в первый раз получала подобный ответ. Все казалось абсолютно логичным и правильным, если забыть об эмоциональной стороне вопроса. Каждый раз, когда она думала о том, что Гарри заперт вместе со своим насильником, ее сердце сжималось от жалости. Если б она только знала о том, как в действительности проходит терапия Дамблдора, то никогда бы не позволила Гарри вернуться на Гриммаулд Плейс.
— Так в чем дело? — она лихорадочно заправила за ухо длинную прядь рыжих волос. — Долго еще вы будете держать его взаперти?
Дамблдор осторожно положил руки на стол.
— Я не держу взаперти ни Гарри, ни Драко. Этот дом — не тюрьма. Когда придет время, они смогут уйти сами, — немного помедлив, объяснил он. Больше всего Джинни ненавидела эти неясные намеки, не дающие однозначных ответов на ее вопросы.
— И когда же это произойдет? — у девушки не было ни малейшего желания соглашаться с Дамблдором, но, похоже, ему удалось переубедить ее. — Я просто хочу знать, как там Гарри. Не слишком ли много вы от него требуете?
Старый волшебник посмотрел на огонь в камине.
— К сожалению, я не могу точно сказать, как там Гарри, — серьезно ответил он. — Дом окружен магической стеной, сквозь которую я не в силах проникнуть.
Некоторое время Джинни молча смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова.
— Вы шутите? — выдавила она, наконец. — А как же вы узнаете, помогла ли ваша гениальная терапия? Может, они давно перегрызли друг другу глотки.
Дамблдор, мягко улыбаясь, покачал головой.
— Если бы что-то было не в порядке, я бы сразу узнал. В этом могу вас уверить.
Улыбка медленно угасла. С задумчивым выражением лица он начал сортировать перья на столе. Дамблдор был чем-то озабочен, Джинни совершенно отчетливо ощущала исходившую от него тревогу и нервничала.
— Я не могу следить за Драко и Гарри, да и не желаю. Люди интуитивно чувствуют слежку, а я не хочу доставлять им беспокойство. Ситуация и так слишком напряженная. Пусть это будет их личным делом, — немного приподняв брови, произнес Дамблдор.
Джинни пришлось смириться, и гнев внутри нее сменился опустошением. Она слишком сильно устала, чтобы продолжать спорить с руководителем Ордена Феникса.
— Подумайте еще раз, — вставая с кресла, попросила она слабым голосом. — Завтра вечером мы потеряем Рона и Гермиону. Нам бы не хотелось потерять еще и Гарри. Он член семьи.
Девушка почувствовала закипающие в глазах злые слезы и быстро сморгнула их. Молчание становилось напряженным. Она отвернулась и шагнула к двери.
— Мисс Уизли?
Что-то в этом тихом голосе удержало ее. Она пораженно остановилась и обернулась к Дамблдору. В его глазах мелькнуло какое-то необъяснимое выражение.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница