Черное зеркало (слэш) Проект "Поттер-Фанфикшн"



страница5/26
Дата31.07.2016
Размер3.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

— Ты когда-нибудь жалел, что стал аврором? — бросил Драко в вязкую тишину. Этот вопрос действительно занимал его уже давно.

Шпион почувствовал, что Гарри не может ответить ему. В глазах Поттера появилось странное выражение. Некоторое время он молчал.

— О да, — тихо выдавил он. — Даже очень часто. Особенно после несчастного случая с Роном, — Гарри смотрел куда-то поверх головы Драко. На его лицо легла тень печали.

Виноградные листья зашелестели от порыва ветра.

— А что с ним случилось? — спросил Драко так осторожно, как только мог. Весь Орден отгораживается стеной молчания, стоит только зайти разговору о Гермионе и Роне.

Гарри закусил нижнюю губу. Он все еще смотрел мимо Драко.

— Мы вместе поступили в школу Авроров — Рон и я, — пальцы Гарри нервно сминали салфетку. — На третьем курсе мы были в засаде у Эдинбурга. Меня отвлек один из Пожирателей, и, когда я повернулся к нему, другой ударил в спину. Рон прикрыл меня, бросившись под проклятие, — Гарри замолчал и глубоко вздохнул.

— Еще на первом курсе в Хогвартсе он сказал, что жизнь похожа на шахматную партию, — в тихом смехе Гарри отчетливо слышалась горечь. — Иногда надо жертвовать фигурой. Рон знал о пророчестве и о том, какую роль в нем играю я. Вероятно, он считал меня более важной фигурой, чем себя, — Поттер тряхнул головой, будто даже сейчас, спустя много времени, не мог поверить в случившееся.

Драко сглотнул. Он терпеть не мог Уизли, но слова Гарри что-то затронули в его душе.

— Что это было за проклятье?

— Черномагическое. Его так и не смогли определить, — взгляд Гарри выглядел невероятно больным. — Оно ударило Рона в позвоночник. Врачи больницы святого Мунго сказали, что он никогда больше не сможет ходить.

Драко захотелось сжать руку Гарри, но он не осмелился.

— Мне жаль, — тихо проговорил он и удивился, осознав, что действительно сочувствует Уизли.

Гарри слегка улыбнулся.

— К счастью, у него есть Гермиона, — продолжал он. — Без нее Рон был бы сломлен. Они ушли из магического мира и живут, как обычные магглы в Канаде, где-то в Скалистых Горах. Я скучаю по ним, но принимаю их выбор. Здесь они никогда бы не смогли забыть.

Секунды мягко сочились тишиной. Несколько воробьев спорхнули на пол террасы и стали подбирать хлебные крошки.

Драко покачал головой.

— Просто на Его совести и так уже было слишком много, — прошептал он. Затем потянулся вперед и накрыл ладонью тонкие пальцы Гарри. Медленно и боязливо он сжал их так осторожно, будто они были сделаны из стекла, а не из плоти.

Брюнет задумчиво и немного удивленно посмотрел на свою руку, но по какой-то причине не стал отдергивать ее, лишь слегка нахмурился.

— Да, это так, — произнес он более твердым голосом. — И мы отомстим. За каждого.

Гарри оторвал взгляд от пальцев Драко и посмотрел ему прямо в лицо.

— Скажи, почему ты перешел на хорошую сторону, — тихо попросил он. В его глазах было что-то умоляющее. Будто он хорошо знал, как тяжело Драко вспоминать об этом.

Шпион глубоко вздохнул. Он попытался представить, что напротив сидит кто-то абсолютно чужой. Не более. Так было легче рассказывать.

— Мой отец был одним из тех людей, которые могут извлечь выгоду из любой ситуации, — медленно начал он, слегка поморщившись. — Люциус присоединился к Темному Лорду в период его взлета. Отчасти, потому что имел с ним схожие взгляды, отчасти, потому что присоединение к Лорду давало ему весьма ощутимую власть, а отец никогда не позволял ей ускользнуть из своих рук. Но он был не глуп. Не то, что мои дядя с тетей, попавшие в Азкабан. После падения Волдеморта он стал отрицать, что был его сторонником. И, будучи Малфоем, весьма успешно выкрутился. Драко шумно выдохнул. Он рассеянно смотрел на край стола, вряд ли замечая его.

— Волдеморту понадобилось почти четырнадцать лет, чтобы вернуть былое могущество. Второй раз моему отцу было трудное убедить Господина в своей верности, и я не думаю, что это ему вполне удалось. Как тебе известно, через год после возвращения Волдеморта Люциус был арестован и посажен в Азкабан.

Гарри внимательно смотрел на Драко, и слизеринцу показалось, что он задержал дыхание.

— В целом, отец отсидел пять лет. Он вернулся сломленным человеком. Дементоры истощили его разум, — Драко закрыл глаза, напрасно пытаясь не вспоминать бессмысленный взгляд Люциуса.

— Несколько недель назад Северус Снейп был изобличен в шпионаже. Он никогда не говорил мне, что работает на Орден и Дамблдора. Я, как и другие, мог только предполагать это. Я не знаю, как Лорд догадался, — Драко непроизвольно вздрогнул. — Они не стали сразу убивать его. Пытки. Они так и не смогли выбить из Снейпа признание. На третью ночь я помог ему бежать.

Глаза Гарри удивленно расширились.

— Почему ты это сделал? Ты же был на стороне Волдеморта.

Драко пожал плечами.

— Я не знаю, — пробормотал он. — Момент слабости, не спрашивай меня. Тогда это казалось единственно правильным решением.

Вздохнув, Драко отвел взгляд.

— Мы с Северусом были более или менее близки еще со времен Хогвартса… поэтому в измене заподозрили и меня, — напряженным голосом продолжал Малфой. — Волдеморт в полной мере показал свою жестокость. Он заставил моего отца подтвердить свою преданность, выбив из меня признание.

Драко горько улыбнулся. Он еще помнил боль, хотя время постепенно сглаживало тяжесть этих воспоминаний.

— Я уже говорил тебе, что мой отец не мог причинять мне боль. Он ни разу не направлял на меня свою волшебную палочку, — шпион уже не старался скрыть свои чувства. — В ту ночь я видел его в последний раз. Несколько дней спустя тело Люциуса нашли где-то в лесу. Я до сих пор не знаю, что с ним произошло.

Драко замолчал. Он не стал рассказывать о бесконечных круциатусах, которыми, после того, как это не смог сделать Люциус, довел его до грани помешательства Волдеморт. Умолчал и о том, что так и не признался в своей измене, которую никто, кроме него самого, не мог подтвердить. Словно сквозь туман он вдруг ощутил тепло и с удивлением заметил, что Гарри держит его за руку.

— Смерть отца раскрыла мне глаза. Его убеждения не могли быть правильными, если за них пришлось заплатить жизнью, — Драко приподнял голову. — Я занял место Северуса в Ордене. Сейчас он живет где-то в Европе, в эмиграции. Больше я ничего о нем не слышал. С ним слишком опасно поддерживать контакт.

Некоторое время они просто сидели друг против друга, чувствуя, что демоны прошлого снова уходят в темноту, из которой явились.

— Что ты имел в виду, говоря о более-менее близких отношениях между тобой и Снейпом? — вдруг спросил Гарри с лукавым блеском в глазах. — Или вопрос можно задать по-другому: существует хотя бы один человек, с которым у тебя не было секса?

Драко почувствовал жар, ударивший ему в лицо, но сумел, ехидно улыбнувшись, скрыть смущение.

— Да, — насмешливо ответил он, глядя прямо в любопытные глаза Гарри. — Ты!

Брюнет безуспешно попытался подавить улыбку. Вместо этого он большим пальцем погладил ладонь Драко.

Наслаждение растеклось по всему телу блондина. Дыхание ускорилось. Он начал опасаться, что просто не выдержит этого.

— Ты сводишь меня с ума, знаешь ли ты это? — хрипло прошептал он.

— Да, — улыбнулся Гарри. — Я знаю.
These wounds won't seem to heal

This pain is just too real

There's just too much that time can not erase
А раны эти не затянутся,

И боль-трясина не уйдет.

Они с тобой навек останутся.

Не жди, их время не сотрет.


Глава 13. Двое в одной кровати.


Ich wollte nicht anfangen dich zu mögen. Wollte mich nicht noch

Verletzlicher machen, als ich sowieso schon bin. Zu spät habe

Ich erkannt, dass meine guten Vorsätze einmal mehr gescheitert sind.


Я не хотел в тебя влюбляться. Не хотел становиться

Еще более уязвимым.

Но я слишком поздно осознал,

Что мои похвальные намерения терпят крах.


— Здесь какая-то странная погода. Ты заметил?

Они сидели рядом на краю старого деревянного причала, болтая ногами в прохладной воде озера. Хотя листва уже окрасилась в пестрые цвета осени, солнце светило по-летнему жарко.

Драко лениво приоткрыл глаза и покосился на Гарри.

— Ты имеешь в виду, что здесь слишком тепло? — он пожал плечами. — Я думаю, что это опять проделки Дамблдора. Представь типичную лондонскую погоду: дождь, слякоть и холод. Удалась бы тогда его терапия, как думаешь?

Гарри задумчиво смотрел на Драко. У него возникло странное чувство. В последнее время он совершенно забыл об истинной причине их пребывания в этом доме. Постоянное присутствие Малфоя казалось уже абсолютно нормальным, будто по-другому и быть не могло, хотя напряженность между ними и не уменьшилась. — Скорее всего, ты прав, — ответил Гарри, отворачиваясь к озеру. Ни малейшее дуновение ветерка не тревожило его зеркальную поверхность.

— Я всегда прав! — дерзко парировал Драко. — А против жары помогает только одно… раздеваемся!

И, опережая все протесты аврора, он вскочил, стянул через голову футболку и принялся расстегивать джинсы.

Под одеждой скрывалась безупречная снежно-белая кожа. Натренированные мышцы пресса. Стройные худощавые бедра. Озадаченный Гарри мог только молча взирать, не в состоянии даже пошевелиться.

— Эхм… и что дальше? — странно, но голос ему не повиновался.

Драко тихо рассмеялся и, рисуясь, стянул джинсы. Черный шелк боксеров создавал разительный контраст с белой кожей.

— Без паники, великий герой, я просто хочу немного остыть.

Гарри сумел, наконец, отвести взгляд.

— На этот раз, пока ты еще чего-нибудь не снял… — едва слышно пробормотал он.

Но блондин все же услышал его.

— На этот раз? — его глаза невинно блеснули. Даже слишком невинно для Малфоя.

Поняв, что проговорился, Гарри прикусил язык. Догадался ли бывший слизеринец, что ночью, когда он купался голым, за ним наблюдали? Жар ударил в голову, и Гарри понял, что не в силах скрыть предательский румянец. Он медленно поднял взгляд, ожидая язвительного комментария.

Но его не последовало. Драко только довольно улыбнулся и, обрызгав причал, прыгнул в воду. Темная вода сомкнулась над его головой, и спустя некоторое время Малфой вынырнул в нескольких метрах от причала.

Гарри протер очки и стряхнул воду со страниц книги, надеясь вернуться к чтению. Но смысл строчек не доходил до него. Взгляд снова и снова возвращался к белокурой макушке Малфоя, который плыл так спокойно, будто ничего и не произошло. У Гарри же по-прежнему дрожали руки. Он, наверное, в тысячный раз спрашивал себя, почему именно Драко оказывает на него столь странное влияние.

Поттер с большой неохотой признал, что уже со времен их совместной учебы Драко слишком часто занимал все его мысли. Работая в саду Дурслей, он иногда думал, что бы сказал Драко, если бы увидел его сейчас? При возвращении в Хогвартс первый взгляд всегда предназначался слизеринскому столу и, разумеется, Малфою. И, конечно же, Гарри помнил чувство удовлетворения, полученное от испуганно-раздраженного взгляда Драко, брошенного в его сторону, когда блондин умудрился разбить все стекла в классе во время экзамена. Между ними уже в течение многих лет существует не только неприязнь. Так бы продолжалось и дальше, если бы ситуация в корне не изменилась.

Его мысли прервал совершенно мокрый Драко, влезший на причал с поистине кошачьей грацией. С удовлетворенным вздохом он плашмя рухнул на заскрипевший от перегрузки надувной матрас.

Гарри насупился. Теперь он вообще не мог сосредоточиться на чтении. Аврор захлопнул книгу и стал следить за каплями воды, медленно стекающими со спины Драко. Он не мог не любоваться немного угловатыми формами стройного тела и тонкой линией позвоночника. Бледная кожа, слишком чувствительная к солнцу, уже начинала краснеть.

— Тебе лучше пойти в тень или намазаться кремом, а то будешь выглядеть, как поджаренная курица, — как бы мимоходом заметил Гарри.

Драко открыл глаза и окинул его оценивающим взглядом.

— Может быть, смажешь мне спину? — коварно предложил он. — Мой крем в кармане, — в наглых серых глазах сверкнул вызов. — Если рискнешь.

Рот Гарри мгновенно пересох, желудок сжался, сердце заколотилось. Слушая его гулкие удары, Поттер не мог двинуться с места, застыв, как статуя. Что с ним? Ведь он уже касался Драко, когда рассматривал Метку на его руке. И еще потом… Наверное, это был не он, а совсем другой человек.

Блондин не сводил с него глаз.

— Я не кусаюсь, — спокойно сказал он, без единой нотки сарказма. — И крем, насколько мне известно, тоже.

Это невинное замечание заставило Гарри встать, будто в трансе найти крем и опуститься на колени рядом с матрасом. Он совсем запутался в своих чувствах. Почему просьба намазать спину так взволновала его? Может потому, что парни еще ни разу не просили его ни о чем подобном? Или же все дело было в полуобнаженном Драко, лежащем прямо перед ним?

Бывший слизеринец положил голову на плечо. Грудь размеренно вздымалась вверх-вниз. Гарри почувствовал, что спокойствие не так легко дается Драко, как тот показывает. Это открытие придало ему мужества.

Дрожащими пальцами Поттер выдавил немного крема в ладонь, и очень мягко коснулся уже слегка обгоревшей кожи.

Драко вздрогнул от прикосновения и глубоко вдохнул, будто коснулся чего-то очень холодного. Казалось, воздух искрится от электрических разрядов между ними. Гарри затаил дыхание, увидев, что веки блондина вздрагивают.

Осторожно, почти боязливо, он повел руками вдоль позвоночника, оставляя за собой блестящую полосу крема. Жар тела жег пальцы. Он никогда не думал, что кожа может быть такой невероятно нежной и мягкой. Это открытие потрясло его.

Тонкий аромат крема, смешавшийся с запахом Драко, гипнотизировал Гарри. Время остановилось. В саду воцарилась зловещая тишина. Или это ему только казалось из-за шума крови в ушах? Руки машинально скользили по спине, разминая, мягко массируя лопатки и затылок. Гарри не замечал, что крем уже давно впитался в белую кожу.

Только когда Драко поднял голову, аврор перестал делать ему массаж. Он все еще ощущал жар в ладонях. И еще что-то в груди. Или еще глубже. Гарри закусил губу. Каждая клеточка его тела рвалась к Драко. Он больше не мог этого отрицать. Но что-то сдерживало его, не давая перешагнуть последнюю черту. Блондин перевернулся на спину и почти мечтательно посмотрел на Поттера.

— Поцелуй меня еще раз, — выдохнул он. Гарри скорее угадал эти слова по губам, чем услышал.

Когда он вспомнил их первый поцелуй, внутри все судорожно сжалось. Тогда Драко захватил его врасплох, одолевая демона страха. Но Гарри не мог по собственному желанию сделать первый шаг в этой игре. Существовал некий барьер, преодолеть который он был не в силах. Чем сильнее Гарри хотел это сделать, тем больше казалось препятствие.

— Чего ты так боишься? — шепот, как будто издалека.

Чары правды не подвели и на этот раз.

— Каждый раз, когда я закрываю глаза рядом с тобой, я будто снова оказываюсь в часовне, — по телу пробежал озноб.

Однажды Ремус сказал, что бояться страха — мудро. Но Гарри был только глупо испуган, будто ребенок в темноте.

Нежные пальцы погладили его щеку, зарылись в волосы. Гарри не знал: наяву ли это или он спит и видит сон.

— Тогда открой глаза.

Решение было так просто и логично, что он едва не улыбнулся. Но только едва.

Все оказалось намного серьезней, чем думал Гарри. И от этого нельзя было избавиться, просто мирно побеседовав со своим мучителем. Наверное, это вообще никогда нельзя будет забыть. Надо научиться уживаться со своими психическими травмами.

— Как бы я хотел, чтобы все было так просто, — прошептал Гарри, поднимаясь. — Мне жаль…

Он скользнул взглядом по лицу Драко, заглянул в глаза. Малфой первым опустил длинные ресницы. Сгорбившись, Поттер отвернулся и медленно побрел к террасе.

* * *

Стемнело. С наступлением сумерек на улице сильно похолодало, и они решили поужинать в столовой.



Напряжение, ощущаемое днем, после небольшого ужина и пары стаканов красного вина сменилось почти дружеской атмосферой. Они по возможности избегали серьезных тем, обсуждая годы учебы в Хогвартсе и до хрипоты споря о квиддиче.

Драко с удовольствием наблюдал, как Гарри с огромным аппетитом уничтожает свой десерт. От вина его щеки разрумянились, глаза задорно блестели в свете свечей. Глядя на этого веселого парня, никто бы не догадался, что его душа страдает.

Малфой задумчиво потер подбородок. Его мысли вернулись к происшествию на причале. Он сам был виноват, решив, что Гарри стало легче. И ошибся. Переживания ранили душу аврора гораздо глубже, чем казалось. Драко искренне сочувствовал бывшему гриффиндорцу. Но сильнее жалости жгла ярость за собственное бессилие. Он ничем не мог помочь Гарри.

Они молча поднялись по лестнице. Но это молчание уже не было тягостным и гнетущим. Драко нес подсвечник, освещая путь. Ветхая лестница негромко поскрипывала под ногами. Кроме этих звуков ничто больше не нарушало тишины старого дома.

Войдя в немного затхлую прихожую, Драко почуял неладное. Внимательно оглядевшись, он понял причину своей тревоги и застонал от ужаса.

— О нет, опять!

Двери исчезли, правда, не все. Остались в кладовку, библиотеку и комнату Гарри. Пропал только вход в спальню Драко. На его месте были полосатые, давно вышедшие из моды обои, в точности, как и на всех стальных стенах.

Малфой чуть не плакал с досады. Он даже не знал, на кого она направлена.

— Прекрасно! — прошипел блондин сквозь стиснутые зубы. — Значит, я буду жить в библиотеке.

Гарри заглянул через его плечо, в раздумье сморщив лоб с известным всему магическому миру шрамом.

— Это нелепо, — тихо возразил он. — Моя комната достаточно велика и для двоих.

Драко пристально посмотрел на него.

— Ты серьезно? — уточнил он почти болезненным голосом. Им овладело странное чувство, будто под кожей замаршировали тысячи муравьев, все ускоряя свой ход.

В ответ бывший гриффиндорец только приподнял бровь. Затем открыл дверь в свою спальню и застыл на пороге.

— Что здесь происходит? — пораженно прошептал он.

Драко осторожно протиснулся мимо него в комнату. Кажется, она стала больше. Платяной шкаф устроился в простенке между окон. Как ни странно, около него стоял его чемодан. Кровать стала намного шире, чем помнил Драко, впервые побывав здесь. Рядом с красной пижамой расположилась зеленая — его собственная. Постельное белье тоже поделилось на два цвета, символизировавших факультеты Слизерина и Гриффиндора. Шпион смущенно кашлянул.

— Опять Дамблдор? — необычно тонким голосом спросил Гарри. Стекла очков не скрыли внезапного испуга в его глазах.

Драко покачал головой.

–Дамблдор хотел, чтобы мы спали вместе? Не могу поверить — пробормотал он. — Тут что-то другое.

Он вздрогнул и обернулся, услышав резкий, разорвавший тишину хлопок закрывшейся двери. Гарри прижался спиной к косяку. На побледневшем лице выделялись потемневшие от страха глаза.

Драко внутренне рассмеялся. Неужели Поттер думает, что он будет набрасываться на него при каждом удобном случае? Малфой медленно подошел к зеленой стороне кровати и приподнял пуховое одеяло. Погладил прохладный шелк пижамы.

— Нам необходимо выспаться, — уверенно сказал он. — Уже поздно, а прошлой ночью я не сомкнул глаз.

Он почувствовал, что Гарри немного успокоился и даже решился приблизиться к кровати. Драко кожей ощущал напряжение между ними. Он стянул пиджак, стараясь ни на секунду не выпускать Гарри из виду. Футболка и джинсы полетели вслед за пиджаком.

Помедлив, Гарри последовал его примеру. Зеленые глаза поймали серые и не отпускали до конца переодевания. Загорелая кожа мелькнула лишь на мгновение и быстро скрылась под клетчатой пижамой.

Как странно было ложиться в постель вместе с Гарри Поттером. Так близко к мечте и, в то же время, так бесконечно далеко. Драко чуть не рассмеялся, осознав абсурдность ситуации.

Бывший гриффиндорец погасил свет и после слабого «Спокойной ночи», свернулся, как еж, на самом краю кровати.

Драко знал, что еще долго не сможет уснуть. Слишком быстро для этого стучало его сердце и слишком много вопросов кружилось в голове. Он лежал на спине, пристально смотрел в потолок, улыбался и внимательно слушал ровное дыхание Гарри.

Глава 14. Жар Воды.


"Schlaf mit mir."

"Weißt du eigentlich, was du da von mir verlangst?"
Спи со мной.

Знаешь ли ты, чего от меня требуешь?


Гарри проснулся оттого, что лицо щекотала прядка волос. Было раннее утро. Он с удивлением обнаружил, что провел ночь не в одиночестве. Кто-то лежал рядом, тесно прижавшись спиной к его груди.

«Джинни», — где-то на границе сна и яви, улыбаясь, подумал Гарри. Только горьковатый, скорее мужской, чем женский запах чужого тела показался ему странным.

Он приоткрыл глаза. Сквозь окно в комнату прокрался первый утренний свет, но и в его сером полумраке можно было понять, что щекочущие его щеку волосы не рыжие, а платиновые. Спросонья, до Гарри не сразу дошло, что никакой женщины тут не может быть и в помине. И он мгновенно проснулся, вспомнив, кому предложил переночевать в своей комнате.

Первым порывом Гарри было оказаться как можно дальше от этого теплого мягкого тела. Однако, что-то удержало его. Может быть, спокойное, размеренное дыхание, свидетельствующее о крепком и глубоком сне Драко? Или осознание того, что тесный телесный контакт был скорее необычен, чем неприятен? Этого он понять не мог.

Дыхание Гарри резко участилось. Он должен решиться, лучшего случая могло больше и не представиться.

Он медленно опустил лицо в мягкие светлые волосы, полностью осознавая, что это волосы Драко, и закрыл глаза. В течение нескольких ударов сердца он напряженно прислушивался к своим ощущениям. Но ровным счетом ничего не происходило: никакого страха или нервозности, никаких воспоминаний о ночи в часовне. Он мог закрывать глаза рядом с Драко. И очень даже легко. Больше ему ничего не мешало.

Воодушевленный этой победой, Гарри осторожно поднял голову и, удобно устроившись, принялся рассматривать спящего Драко. Несколько светлых прядей упало на лицо блондина. Его щеки слегка разрумянились, рот приоткрылся. Он выглядел так пленительно, невинно и мирно, что Поттер невольно заулыбался.

Сердце все еще неистово колотилось. Гарри, краем глаза рассматривая профиль Драко, нерешительно коснулся губами его горла, где под нежной кожей, пульсируя, билась голубенькая жилка. Юноша продолжал спать, только веки его чуть вздрогнули.

Коснуться спящего Драко оказалось невероятно просто. Гарри медленно погладил его ухо, дотронулся до затылка, запустил пальцы в светлые волосы, которые в этот ранний час были так же растрепаны, как и его собственные. Блондин безмятежно вздохнул. Тихий звук вспугнул стаю бабочек в груди Гарри.

Он осторожно опустился назад на подушку. Его правая рука неосознанно обвилась вокруг теплого тела рядом и прижала его к себе. Гарри не мог и не хотел останавливаться. В нем росли страсть и желание. Они нарастали, вызывая чувственный жар, охвативший каждую клеточку тела. Почему именно этот парень вызывал в нем такие сильные, доселе неизведанные чувства? В нем, человеке, ранее не проявлявшем ни малейшего интереса к собственному полу?

Рядом с Драко все было по-другому. И это пугало больше, чем Гарри мог себе признаться. Осознание того, что между его эрекцией и попкой Малфоя всего несколько миллиметров теплого воздуха, заставило Поттера медленно отодвинуться от блондина и вылезти из кровати, причем намеренно проигнорировав недовольное ворчание Драко. Одетый только в пижаму, босой, Гарри прокрался к двери в ванную и тихо закрыл ее за собой.

В ванной было приятно тепло. Из зеркала над умывальником на аврора смотрел сонный, растрепанный двадцатитрехлетний парень с блестящими зелеными глазами. Произведя критический осмотр собственного лица, Гарри с удивлением обнаружил, что выглядит намного лучше, чем несколько дней назад. Исчезли даже темные круги под глазами.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница