Черное зеркало (слэш) Проект "Поттер-Фанфикшн"



страница18/26
Дата31.07.2016
Размер3.91 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   26

Падение в черные глубины озера продолжалось бесконечно. Темная вода вокруг него кружилась огромным вихрем, не задевая тела. Гарри чувствовал себя, как в середине торнадо, только что течение тянуло его не вверх, а вниз. Барабанный бой стал громче, почти болезненно громыхая в ушах.
Он слишком поздно заметил несущийся навстречу пол, встретивший его жестоким ударом, вышибающим воздух из легких. Мир погрузился в тьму.

* * *


— Эйвери, да послушай же, очнись наконец!
Эйвери? Почему его называют Эйвери?
Незнакомый голос звучал странно глухо, проникая в сознание будто через слой ваты. Кажется, он по какой-то причине лежал на полу. На холодном жестком и сыром полу. Кто-то грубо тряс его за плечи. Холодная рука шлепала по его щекам. Он раздраженно открыл глаза — и немедленно застыл.

Гарри узнал русоволосого мужчину со впалыми щеками и немного кривым носом. Тимоти Нотт. Пожиратель внутреннего круга Волдеморта.

В первое мгновение он рефлекторно отшатнулся. К счастью боль в теле удержала его от слишком быстрых движений. И странное выражение в глазах Нотта. Был ли это страх? Или беспокойство?

Воспоминания вернулись мгновенно. Он под Оборотным зельем! И находится в убежище Пожирателей. Мышцы напряглись почти немедленно.

— Мы уже думали, что тебя нет среди живых, приятель, — в мягком голосе вибрировало явное облегчение. Рука немного неловко приласкала его плечо. — Почему ты не вернулся прошлой ночью? Получил свою порцию проклятий?

Беспокойный взгляд Пожирателя скользнул по укутанному в мантию телу. И Гарри понял: Нотт и Эйвери были друзьями.

— Чепуха, — процедил он сквозь стиснутые зубы, с трудом пытаясь подняться. — Я едва не попал к ним в сети, но в последнюю секунду сумел выбраться. Потом я должен был скрываться. — Его охватила слабость, перед глазами заплясали белые точки. Нотт помог ему встать, подхватив под руки.

— Сколько я был без сознания? — невнятно прошепелявил Гарри.

— Несколько минут, — медленно ответил Нотт, не отпуская его. — Сколько их было? Дамблдор тоже принимал участие?

— Да, он и еще двое, — Гарри отвечал правду. Сейчас он беспокоился о сохранении присущего Эйвери бесстрастного выражения лица. — Думаю, они схватили Пандору.

Он видел, как в глазах Нота появился ужас, сменившийся сочувствием:

— Пойдем, — тихо проговорил он. — Надо найти кого-то, кто приведет тебя в порядок.

Нотт вел его сквозь бесконечный лабиринт коридоров. Скальные потолки иногда были так низки, что ему приходилось наклоняться. Всюду была вода. Она непрерывно капала с потолка, журчала ручейками по земле. Гарри предположил, что они должны были находиться глубоко под дном озера. Благодаря долгим годам в чулане у Дурслей ему была практически неизвестна клаустрофобия. Но здесь, под тоннами воды, он внезапно ощутил себя запертым и почти лишился способности дышать.

Он не мог и предположить, что в действительности жидало его здесь, внизу. И также, кого он мог встретить. Присутствие Волдеморта еще не ощущалось — Темный знак на его руке вел себя совершенно спокойно. Им никто не встретился на пути. Гарри почти начал сомневаться, что он попал в настоящее убежище, но когда они, наконец-то, достигли цели, он забыл все, о чем думал раньше.


На первый взгляд зал был огромен. Чуть позже стало понятно, что это совсем не простой зал. Крестообразный в плане. Дюжины массивных колонн, богато отделанных сусальным золотом, поддерживали высокий потолок. Магический свет из готических витражных окон отбрасывал на каменный пол пестрые цветные пятна. На драгоценных фресках были изображены христианские мотивы: распятие Христа, Мария, Богоматерь с младенцем, Апостолы у причастия. Прямо в поперечном нефе поднимался величественный купол. Это был собор. Гигантский собор под озером. По телу пробежала почти почтительная дрожь. Гарри никогда не был особенно религиозен. Но факт, что Волдеморт, кажется, приравнял себя к богу, вызвал в груди мертвенный холод.
За столом, на небольшом возвышении у алтаря сидели трое Пожирателей, увлеченных карточной игрой. Понадобилось несколько секунд, чтобы узнать их: Югсон, Трэверс и Мульсибер. Они пораженно вскочили со стульев, когда увидели, кто приближается к ним.

— Эйвери! — Голос Югсона прогремел на весь зал. В здании была замечательная акустика. — Ты в самом деле сумел выбраться? — Он с любопытством уставился на Гарри холодным взглядом.

— Чудом. — Гарри с трудом выдавил это, заботясь об осанке. В воздухе витало почти ощутимое чувство угрозы.

Тимоти Нотт бросил косой взгляд в его сторону:

— Его почти схватили, — принялся он объяснять Югсону и остальным. — Кроме того, он подозревает, что Пандора попала в их руки.

Гарри увидел застывшие на мгновение лица Пожирателей. Некоторое время они молчали. Мульсибер откашлялся:

— Вскоре вернется Долохов. Он лучше всех разбирается в контрпроклятиях. До тех пор мы можем позаботиться лишь о твоих наружных ранениях. — Он указал на порез на щеке Гарри, который вновь начал кровоточить. — А что касается Пандоры, то она умная девушка. Может быть, ей удалось спрятаться. — Мульсибер слегка передернул плечами. на его лице отразилась озабоченность отсутствием Долохова.

Гарри почувствовал вскипающую ярость. Это было все, что мог сказать Мульсибер по поводу исчезнувшей девушки? Неужели никто не собирался начать поиск? Кажется Трэверс понял отразившиеся на его лице эмоции:

— Мы не сумели захватить старика, — пробормотал он, бросив Мулсиберу неприязненный взгляд. — Убив его, мы практически отдали Пандору в их руки.

— Заткнись. — Седой волшебник гневно прикрикнул на него, отчего Трэверс слегка сжался. — У Руквуда не было намерения убивать его. Но они слишком приблизились к нашему убежищу. Необходимо было преподать им урок. — Его лоб избороздили глубокие морщины и на этом беседа была закончена


Он медленно повернулся к столу, собирая оставленные там карты. То, что убийцей Дедалуса оказался Руквуд не вызвало удивления у Гарри, только боль. Боль от потери, которая оказалась лишней.

Нотт мягко подтолкнул его локтем:

— Пойдем, я провожу тебя к Малфою, — не терпящим возражений голосом заявил он. — У него обязательно найдется что-нибудь для твоих ран.

Пара простых предложений. Но имени Малфой хватило, чтобы сердце дико забилось.

* * *

Комната, в которую привел его Нотт, была небольшой и не имела окон. В углу на слабом огне стоял дымящийся котел, наполняя воздух приятным ароматом свежих трав. За столом сидел блондин в черной мантии Пожирателя и с сосредоточенным лицом очищал корень асфоделии. С ним было все нормально. По крайней мере, внешне. От облегчения и радости у Гарри закружилась голова.



Нотт послал ему легкую улыбку и оставил наедине с Драко.

Бывший слизеринец поднял голову только после того, как дверь с шумом захлопнулась за спиной Нотта. Это был не тот Драко, которого он несколько недель назад оставил спящим на диване в его квартире. Лицо было холодно и надменно, глаза сверкали жестко и враждебно. Почти как у того Драко, с которым он был знаком в школьные годы.

— Все еще жив? — иронично приподнял бровь блондин, в голосе которого звучало полное безразличие.

Гарри с трудом вспомнил, чью роль он сейчас играет. Кого видит перед собой Драко.

— Похоже на то, — небрежно парировал Поттер, без спросу опускаясь на свободный стул. Легко коснувшись раны на лице, спросил. — Даже если ты не рад моему возвращению, вероятно, ты все же сможешь оказать мне хоть какую-то медицинскую помощь?

Драко пристально посмотрел на него. Несколько секунд его лицо не выражало ничего, кроме отвращения. Потом он, будто против воли поднялся со своего места. Для Гарри это стало последним доказательством, что тот вернулся сюда не добровольно. Они контролировали Драко. Сомнений не оставалось.

Движения блондина, когда он доставал из шкафа маленькую коричневую бутылочку и вату, были спокойными и сосредоточенными. Еще раньше, чем Драко сел, придвинув свой стул ближе к нему, в нос Гарри ударил запах йода. Прищурившись, Малфой оценивающе осмотрел безобразную рану.

— Когда это случилось? — холодно поинтересовался он, открывая бутылочку.

— Прошлой ночью, — тихо пробормотал Гарри, нервным взглядом провожая каждое, даже мельчайшее, движение рук Драко.

— Наверное, будет жечь, — неторопливо пояснил блондин с неопределенным выражением лица. — Старайся держать голову неподвижно. — Он осторожно смочил тампон рыжей жидкостью.

Жгло и в самом деле, но не столько йод, сколько тепло пальцев Драко, ощутимое даже сквозь слой ваты. Гарри со свистом втянул в себя воздух, безуспешно пытаясь бороться с реакцией тела. Живот скрутило от напряжения и несмотря на витающий во влажном воздухе холод, с него хлынул пот.

Кажется Драко заметил его реакцию. Это странное, внезапно появившееся напряжение, уже так часто возникающее между ними.

Бывший слизеринец нахмурился и отодвинулся от него на шаг. Его пальцы слегка дрожали, когда он обычным пластырем заклеивал разрез:

— Еще раны? — едва слышно, сквозь твердо сжатые губы, уточнил он.

Гарри не оставалось ничего иного, как отрицательно покачать головой. Он точно знал, что не сможет выдержать еще одного прикосновения Драко. Было слишком рано, чтобы явить свое истинное лицо. Он не мог рисковать безопасностью Драко, пока не узнает, что произошло с Нарциссой Малфой. Медленно, на подгибающихся коленях, он поднялся со своего места, отчетливо ощущая острый взгляд Драко.

Им не было необходимости пытать его. Все и так ясно. Пожиратели знали — пока его мать у них в руках, Драко будет сотрудничать. Вероятно, у него всего лишь отобрали волшебную палочку. Так что теперь он вынужден пользоваться маггловскими средствами, вместо колдовства, при лечении небольших ранений. Без ответа остался только один вопрос: почему Пожиратели приложили все силы, чтобы вернуть назад в их ряды молодого Малфоя?


Рука слегка тронула пластырь на щеке, под которым все еще слабо пульсировала рана.

— Спасибо, — просто сказал Гарри, потом повернулся и вышел.

Позади себя он оставил потрясенного Драко, который, вероятно впервые в жизни, получил благодарность от Томаса Эйвери.

* * *


У Гарри всегда было хорошее чувство ориентации, поэтому он легко нашел дорогу назад к собору. Но, у входа в огромное помещение он почти столкнулся с Уолденом МакНейром, несшим небольшую закрытую корзинку. Он едва успел сдержать рвущееся с языка извинение — Эйвери не был человеком, способным просить прощение за что бы то ни было.МакНейр заухмылялся при виде пластыря на его щеке:

— Драко оказал тебе красивую помощь, — насмешливо заметил он, протискиваясь мимо.

Гарри пожал плечами, стараясь естественно улыбаться и решительно спросил:

— Куда ты собрался? Романтичный пикник под озером?

Пожиратель тихо захихикал:

— Неее, к сожалению, нет. Всего лишь последнее на сегодня кормление диких зверей, — весело объяснил он, приподнимая салфетку над корзинкой. В ней оказались хлеб, сыр и немного фруктов. — Хочется надеяться, что в этот раз она оставит свои когти далеко от меня, — закатив глаза, добавил со вздохом.

В голове зашумело. Потребовались лишь пара секунд для принятия окончательного решения. Лучшего шанса может и не представиться.

— Я мог бы сделать это вместо тебя, — сказал он, стараясь, чтобы предложение прозвучало не слишком заинтересовано.

МакНейр пораженно уставился на него. Затем на него лицо выползла двусмысленная ухмылка.

— Ты все еще не оставил попыток усмирить дикую кошку? — Он изнывал от любопытства и одновременно пытался многозначительно покачать головой. — Я уже целую вечность твержу, что у тебя нет никаких шансов. Найди лучше себе благоразумную женщину. — Он подмигнул ему и решительным жестом сунул в руки корзинку. — Последняя клетка справа. И удачи. А у меня нет желания еще раз ходить с расцарапанным лицом.

МакНейр удалился тихо насвистывая. Гарри снова остался один в сыром темном коридоре. Осталось совсем мало времени для действий

Проверив, что поблизости никого нет, он вытащил из кармана карту Мародеров и коснулся ее волшебной палочкой. С помощью Дамблдора Ремус полностью переделал реликвию своих школьных лет. Теперь карта показывала не только Хогвартс и его окрестности, а индивидуально приспосабливалась к любому возможному окружению. Гарри с восхищением наблюдал, как на пергаменте появляются первые линии и имена.

Убежище Пожирателей оказалось намного больше, чем он рассчитывал, и своими бесчисленными коридорами и ходами напоминало архитектуру кроличьей норы. Храм находился в центре гигантского комплекса и, кажется, являлся местом собраний. Сейчас он заметно заполнился. Среди новоприбывших были Руквуд и Долохов. Драко все еще оставался в маленькой лаборатории. Большинство помещений были пусты. Тем легче было разыскать Нарциссу Малфой в ее тюрьме.
Прежде чем спрятать карту, Гарри запомнил путь. Никакого излишнего риска. Чем глубже опускался он по системе тоннелей, тем влажнее становился воздух меж заплесневелых стен. Скудный свет нескольких, еще не павших жертвой стекающей по стенам воды, факелов слабо освещал коридоры. Гарри вздрогнул, когда неожиданно появившаяся из темноты крыса прошмыгнула мимо него, задев ногу. Стук сердца громом разорвал бесконечную тишину. Кажется прошла вечность, прежде чем он достиг тюрьмы. Справа и слева от входа на посту стояли двое Пожирателей. Гарри чувствовал нарастающую с каждым шагом нервозность. Нужен ли пароль для пропуска? Он бросил незаметный взгляд на часы — отведенный час еще не истек. Действие Оборотного зелья еще не ослабло.

Лица Пожирателей скрыты глубоко натянутыми капюшонами. Оба были молоды. Возможно, его возраста. Их неподвижные лица не отразилось ни эмоции, когда он с деланным спокойствием прошел мимо. Его никто не задержал.

Тюрьма была не просто влажной, она была буквально залита водой. Пахло плесенью.. Он неожиданно, по лодыжки, оказался в холодной воде и скривился от отвращения, проклиная себя за издаваемые при ходьбе плещущие звуки. В этот момент не было ничего желаннее тишины.
Ни одна из тесно прилегающих друг к другу камер не была занята: обычно Пожиратели старались не оставлять пленников. Нарцисса Малфой была исключением. Скорее всего она была средством давления, а не заложником. Гарри знал, что Драко сделал бы все, чтобы спасти её жизнь. Так же, как и она сделала бы все для своего сына.

Ее вид потряс Гарри. Женщина сидела посреди озерного ландшафта на простой железной кровати, обняв прижатые к груди колени, как будто ей было холодно. Длинные волосы свободно спадали на спину. На ней был только белый махровый халат поверх длинной, почти до пола, розовой ночной рубашки. К удивлению Гарри, при его приближении, Нарциссе удалось принять достойный вид. Надменность, появившаяся на ее лице, сильно напомнила ему Драко.

Он очень осторожно поставил корзинку в предусмотренное для этого отверстие в решетке. Она должно быть была голодна, но все же не удостоила принесенную еду взглядом. Вместо этого женщина пристально изучала его своими голубыми, со стальным отливом, глазами.

— Эйвери, — несмотря на дрожь от озноба, в голосе прозвучало почти веселье. — Я спорила с Руквудом, что ты не сделаешь этого. Кажется, я проиграла. — Ее глаза блеснули. Чувствовал ее ненависть к Пожирателю Гарри не мог не восхищаться ее мужеством. Даже в этой безнадежной ситуации Нарцисса излучала огромную силу. Такую же, как и у Драко.

— Иногда вещи являются не тем, чем кажутся с первого взгляда, — мягко проговорил Гарри. — И некоторые пари выигрываются.

Выражение ее лица изменилось. Слегка приоткрылся рот, потом изумленно распахнулись глаза. С прирожденной элегантностью Нарцисса быстро поднялась с кровати, без раздумий спрыгнув в неприятную темную воду, и подошла к нему. На ее ногах были только чулки. Никакой обуви. Гарри вспомнил о крысе и слегка вздрогнул. Во взгляде Нарциссы открыто читалось недоверие:

— Какую книгу читал Драко на Гриммаульд-плейс? — нетерпеливо спросила она, ни на секунду не спуская с него внимательного взгляда. Каждое слово звучало, как удар кнута.

Эйвери не мог ответить на этот вопрос. Но не Гарри:

— «Сонеты» Шекспира, — каркнул он, не понимая хриплости своего голоса. И на вдохе спросил себя, что еще знает о нем Нарцисса? Он смотрел, как на её лице расцветает улыбка:

— Я знала, что ты придешь, Гарри, — слабо прошептала она.


Эти слова и доверие тронули его душу. Женщина стоящая в темной воде напоминала ангела. Гарри тряхнул головой, упорядочивая мысли, пытаясь сконцентрироваться на самом существенном.

— Вы должны исчезнуть отсюда, — быстро открывая замок камеры, убеждал он Нарциссу. Но та не сдвинулась ни на сантиметр:

— Что с Драко? — страшась ответа поинтересовалась она.

Гарри слегка передернул плечами:

— Надеюсь, что он будет бороться на моей стороне, когда это потребуется.

Последнее грызущее его сомнение было рассеяно одной фразой:

— Он сделает это, — убедительно сказала Нарцисса, осторожно переходя вброд лужу у двери.
Гарри порылся в карманах и протянул светловолосой женщине мантию-невидимку и карту Мародеров. Вещи, ценимые им, как собственная жизнь. В ее глазах мелькнуло удивление, когда ее пальцы осторожно скользнули по серебристой ткани мантии. В нескольких словах Гарри объяснил Нарциссе, как пользоваться обоими магическими предметами.

— Постарайтесь выбраться отсюда, не потеряв времени. Видите, здесь есть много выходов, используйте тот, какой сочтете наиболее безопасным. — Гарри задумался, не упустил ли он чего-либо. — Наверху меня ожидают авроры. Вы их не увидите , но они знают о необходимости быстро доставить вас в безопасное место.


Она внимательно слушала и с решимостью во взгляде кивнула, когда он закончил:

— Вам не стоит волноваться обо мне, — спокойно и решительно начала она. — Позаботьтесь, лучше, о себе. — Нарцисса бросила внимательный взгляд в сторону двери, где все еще стояли оба охранника. — При последнем нападении Волдеморт потерял почти всю свою силу. Даже Пожиратели вроде бы не знают, где он скрывается. — Едва слышно шептала она. — Скипетр власти здесь держат Руквуд и Долохов. Даже если они и не пользуются уважением прежних приближенных Волдеморта, их не стоит недооценивать, понимаешь?

Новость оглушила его, как пощечина. Знал ли Волдеморт, что двое его самых сильных людей почти вырвали у него власть? И почему Орден оставался так страшно слеп?

Прежде чем исчезнуть под мантией-невидимкой, Нарцисса протянула руку и слегка коснулась его щеки:

— Даже если мой сын не любит громких слов — он любит тебя. — Она улыбнулась ему. — Теперь я тоже знаю, почему.

Гарри стоял неподвижно, не в состоянии ответить. В голове кружились самые противоречивые мысли. Но чувствовал он только огромное тепло, наполняющее тело и упрямо вырывающееся наружу, вопреки всей холодной воде вокруг.


Глава 29. Инферно.


Ein Körper, der sich zwischen dich und die namenlose Dunkelheit stellt.

Ein Leben, das ich bereitwillig opfern würde.

Ein Herz, das nur für dich schlägt.


Тело, вставшее между тобой и неизвестной темнотой

Жизнь, которую я с готовностью пожертвую,

Сердце, бьющееся только для тебя.

Оба часовых на выходе из тюрьмы стояли неподвижнее каменных истуканов. Гарри постарался контролировать участившееся дыхание и переставлять ноги не слишком лихорадочно-поспешно. Сердце пыталось вырваться из груди. Легче не стало даже тогда, когда первое препятствие было преодолено, и вход в тюрьму растворился в темноте за их спинами


Длинный, едва освещенный немногими факелами тоннель никак не хотел кончаться. Со стен беспрерывно стекала вода, но пол больше не был залит ею. Гарри старался ступать как можно более тяжело, чтобы за стуком каблуков не были слышны шаги невидимо спешащей за ним Нарциссы Малфой. Пусть даже ухо не воспримет никакого даже крохотного звука от ее по-эльфийски легкой поступи. Он мог только чувствовать ее присутствие.
Достигнув первого перекрестка и повернув налево, Гарри понял, что здесь их пути расходятся. Сквозняк в последний раз донес до него аромат ее духов. Затем он перестал ощущать присутствие Нарциссы. Пространство за его спиной вновь стало неживым. Гарри не остановился и не обернулся, лишь мысленно пожелал ей удачи.

Найти обратную дорогу к собору было просто и без карты Мародеров. Все пути, казалось вели к сердцу убежища пожирателей. На секунду Гарри прижался к двери, стараясь обуздать свое лихорадочно — учащенное дыхание. Возмущенный голос изнутри собора, громом отразившийся от древних стен, заставил его прислушаться.


— Что это значит? — голос звучал злобно и раздраженно. — Вы позволили Эйвери просто шнырять здесь без всякой проверки?
За вопросом последовала долгая неприятная тишина, прерываемая лишь смущенным покашливанием. Гарри затаил дыхание, осторожно наклонившись вперед и заглянув в щель двери. Он смог узнать тонкий профиль, вероятно, только что вернувшегося Антонина Долохова. Пожиратели вокруг него пристыжено опустили головы.
— Судя по вашему молчанию, я могу сделать вывод, что ответ будет «да»? — в голосе звучала насмешка. — Что с вами случилось? Или вы так ничему и не научились? Никто не отменял осторожность только потому, что враг отступил. — кажется, он осматривал каждого пожирателя в отдельности. — Где сейчас Эйвери?
Макнейр смущенно кашлянул:
— Внизу. Он понес еду пленнице.
Гарри не мог увидеть, как неверяще расширились глаза Долохова. Он мог только предположить это.
— Чего вы ждете еще, болваны? Немедленно за ним! — голос Пожирателя перешел в яростное шипение. — И если он окажется не тем, кем должен быть, то здесь полетят головы.
Гарри вовремя оторвался от двери и прыгнул в одну из темных ниш. Всем телом вжавшись в сырые стены, он видел, как мимо него промчалась добрая дюжина пожирателей, поспешно направляясь в сторону тюрьмы. Долохова среди них не было.
Пульс зачастил. Гарри натянул капюшон глубже на лицо и внимательно осмотрелся, прежде чем бесшумно покинуть свой темный угол.
В интересах Нарциссы он должен был как-то потянуть время. В голову пришла единственная удачная мысль.
До маленькой лаборатории было недалеко, и коридор был свободен. Гарри напрягся и быстро побежал к двери. Каждая секунда растягивалась в бесконечность, но он, наконец, достиг цели.
Рывком распахнув дверь, Гарри ворвался внутрь, немедленно захлопнув ее за собой. Прислонившись к заплесневелой древесине, он пытался успокоить дыхание. Лабораторию наполнял тяжелый пар. Ноздри защекотал приятный аромат ромашки и розы.
При его появлении Драко замер. Его глаза сощурились. Лицо было еще более бледным, чем при их первой встрече.
Бывший слизеринец медленно встал со своего места и подошел к нему. В руке, как оружие, он держал нож для измельчения трав.
— Ты не Эйвери, — сказал он странно спокойным голосом. Так, как будто уже давно знал правду. — Вопрос в том, кто ты такой.
Гарри не отвечал. Во рту был сухо от пыли. Взгляд впился в недоверчивые глаза Драко. Их близость вновь вызвала сердцебиение.
Блондин остановился совсем близко от него. Прошли секунды, прежде чем холодное безэмоциональное лицо изменилось. Рот недоверчиво приоткрылся и почти сразу же закрылся.
— У тебя зеленые глаза. — В голосе Драко прозвучала дрожь, распространившаяся по его телу, прежде чем он отступил на шаг, все так же не отрывая взгляда. Из его руки выпал нож, громко ударившись о землю.
Гарри медленно вздохнул. Время пришло. Началось обратное превращение.

* * *


Драко чувствовал, как его вены почти болезненно наполняются адреналином. На несколько бесконечных секунд он застыл, неспособный двигаться. Мог только смотреть широко распахнутыми глазами, как Эйвери становится стройнее, как укорачиваются и принимают угольно-черный цвет волосы. В этот момент последние сомнения оказались безжалостно развеяны. Гарри был здесь. Даже если разум все еще отказывался принимать этот факт.
— Не может быть, — Драко не мог удержаться от машинального отрицательного движения головой. — Ты сошел с ума? Зачем ты влез в эту ловушку?


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница