Черное зеркало (слэш) Проект "Поттер-Фанфикшн"



страница16/26
Дата31.07.2016
Размер3.91 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   26
— Будет лучше, если с ним пойду я, — Блейз мягко высвободил руку из пальцев Джинни и шагнул вперед.
Гарри пораженно обернулся к нему. Как обычно он ничего не смог прочитать на лице Блейза. Его намерения были весьма туманны. Возможно, Веритасерум и доказал, что он не связан с Темной Стороной, но это еще не обозначает, что ему можно доверять.

— Будет еще лучше, если ты останешься, — прошипел Гарри сквозь стиснутые зубы.


Блейз оставил его выпад без внимания и продолжил. — Я с детства бывал в Малфой-Мэноре и изучил там каждый уголок. Мои знания могли бы пригодиться.
Гарри недоверчиво хмыкнул.
— Мы с Джинни могли бы сопровождать их, — осторожно предложил Терри и бросил быстрый взгляд на согласно кивнувшую девушку. — Мы смогли бы подстраховать вас или, в случае чего, поднять тревогу.
Гарри в ужасе закрыл глаза. Его коллеги действительно поддерживают предложение Блейза? Как они могли так подставить его? Аврор уже совсем, было, собрался гневно отвергнуть предложенную помощь, но Дамблдор жестом призвал всех к молчанию.
— Хорошо, вы вчетвером посетите Малфой-Мэнор. Я пошлю сову с запиской, в которой поставлю миссис Малфой в известность о вашем визите. Будьте осторожны. Один неверный шаг может привести к смерти. — Однако решительный тон не мог скрыть звучащего в голосе беспокойства. Он мягко похлопал Гарри по плечу.

— Удачи, — шепнул старый волшебник, исчезая в зеленом пламени разожженного камина вслед за Гестией и Ремусом.


Для страха и сомнений не было времени. Небо еще было черным, когда они достигли границы аппарации Хогвартса. В лицо бил ледяной ветер. Они молча дошли до края Запретного Леса.

* * *


Первый раз в жизни он вступил во владения Малфоев. Укрывшись в кустах, парень рассматривал заднюю часть дома. Старое здание располагалось среди заснеженного ландшафта. Вероятно, оно уже столетия противостояло ветрам и непогоде и даже в полной темноте выглядело так величественно, что у Гарри на миг перехватило дыхание, и он забыл свою злость на Терри и Джинни.
— Мой бог… — почтительно шепнула Джинни. Ее теплое дыхание коснулось затылка Гарри, заставив его невольно поежиться.
Под ногами тихо хрустели веточки. Где-то с быстротой молнии вспорхнула вспугнутая птица. Из этого странного места тянуло чем-то тревожным. Здесь, в противоположность Хогвартсу, было совершенно безветренно. Гарри зябко поежился, предполагая, что остальные чувствуют себя не лучше.
— Давайте подойдем поближе, — шепнул Блейз, доставая волшебную палочку. Поттер подчинился и вышел из тени деревьев. Терри и Джинни последовали за ними, сохраняя небольшую дистанцию.
Гарри нахмурился: Блейз самовольно взял на себя роль руководителя. Но аврор решил оставить без комментариев дерзость бывшего слизеринца. Сейчас было не время для провокаций. В ушах еще слишком отчетливо звучал предостерегающий голос Дамблдора.
При близком рассмотрении стало ясно, что великолепная каменная кладка стен обветшала. Некоторые ее участки выглядывали из-под облупившейся штукатурки. Обширный парк почти одичал. Очевидно, имение уже долгое время оставалось без хозяина.
Они вжались в стену, напряженно вслушиваясь в ночь. Никаких необычных звуков. Над имением господствовала прямо таки торжественная тишина. Дыхание вырывалось в воздух маленькими клубами пара.
Ни одно из огромных окон не светилось, что в этот поздний час было неудивительно. Тем не менее, Гарри чувствовал себя невероятно подавленным. Дом казался странно неживым. И окна, как пустые глаза, в которых давно угасла последняя искра жизни.
— Как вы думаете, миссис Малфой получила сову Дамблдора? — разбив звенящую тишину, нервно бросила Джинни. Жалобный крик домового сыча, донесшийся с другого конца парка, заставил ее вздрогнуть,
— Нет, — спокойно ответил Блейз, не отрывая взгляда от мертвых окон. Его бледные щеки раскраснелись от холода. — Я не думаю, что она здесь. Дом выглядит каким-то…пустым.
Гарри удивленно посмотрел на него. Блейз озвучил его собственные мысли.

— Дверь там.


Гарри скорее угадал сказанное по губам Терри, чем услышал его тихий шепот. Шатен указывал на скрытую в нише тяжелую дубовую дверь, вероятно, когда-то бывшую черным ходом поместья.
И прежде чем кто-нибудь смог остановить его, Терри осторожно прикоснулся волшебной палочкой к изящной дверной ручке. Дверь скрипнула и неохотно приоткрылась. Казалось, ее не использовали целую вечность. Молодой аврор растерянно смотрел в щель дверного проема.
Адреналин ударил в кровь Гарри. У него появилось ощущение, что в наступившей тишине все слышат гулкие удары его сердца.

— Вам не кажется, что все слишком просто? — Остановившись, спросил он. — Думаю, нам слишком легко удалось проникнуть сюда. Двери не заперты. Не могла же миссис Малфой забыть наложить охранные заклинания?


— Возможно, кто-то уже побывал здесь до нас, — нахмурившись, начал Блейз. Он смотрел прямо в глаза Гарри. — Или этот кто-то все еще здесь и ждет, когда мы войдем.
Оба варианта были одинаково неприятны. Но Гарри не мог позволить Блейзу запугать себя.

— Тогда нам надо войти и узнать это, — вызывающе ответил он и, не прерывая зрительного контакта, надменно вскинул подбородок.


Блейз ухмыльнулся и легко распахнул дверь.

— Люмос. — В свете волшебной палочки показался потертый темно-зеленый мрамор пола. Кивнув остальным, Забини бесшумно скользнул вовнутрь. Они тотчас же последовали за ним. Дверь, слабо скрипнув, захлопнулась за их спинами.


Внутри дома магов встретила сеть коридоров и витавшая в воздухе сырость, исходящая от старых стен. В тусклом свете волшебных палочек окружающее казалось декорацией к фильму ужасов. Гарри внимательно осмотрелся, стараясь не терять из виду Блейза, двигающегося вперед с почти лунатической уверенностью.
Глухой, без окон, подобный кошмарному сну коридор все никак не кончался. Потолок заплели сети гигантской паутины. Дыхание почти физически затрудняло призрачное давление.
Время от времени справа или слева из темноты появлялись двери. Некоторые из них были заперты, другие открывали вид на давно заброшенные комнаты, битком набитые старой мебелью и странными предметами. Гарри с трудом сдерживал любопытство, помня о поручении Дамблдора.
Царящую тишину не нарушал ни единый звук. Нигде не было видно домашних эльфов. Единственным живым существом, встретившимся им, оказалась мышь, испуганно шмыгнувшая в темную тишину, едва заслышав их шаги.
Гарри казалось, что прошло уже несколько часов, когда они, наконец, достигли обитаемой части дома. Обставленная ценной антикварной мебелью огромная столовая, из окон которой открывался прекрасный вид на заснеженный парк. Такой же огромный салон, с дорогой мягкой мебелью, благородными коврами и китайскими вазами тонкого фарфора. Все комнаты были погружены во тьму. В каминах — давно остывший пепел. Стены украшали дюжины портретов членов рода Малфой. Гарри пораженно остановился, увидев на одном из них Драко.

Вероятно, портрет был времен Хогвартса. Блондин был облачен в форменную мантию Слизерина. Прямая осанка и минимум движений. В его глазах застыла знакомая смесь гордости и надменности, почти заставившая Гарри улыбнуться. Как ни странно, на несколько секунд ему показалось, что Драко стоит рядом.


В реальность аврора вернул холодный, почти властный голос Блейза.

— Спальни находятся на втором этаже. Будет лучше, если двое из нас останутся здесь, для охраны.


Джинни кивнула. — Будьте осторожны, — она с трудом двигала губами. Гарри различил страх в ее голосе, но не смог подобрать успокаивающих слов. Он криво улыбнулся девушке и направился вслед за Блейзом.
За чудовищно огромными белыми двустворчатыми дверями обнаружился вестибюль Малфой-Мэнора. Гарри высоко поднял руку со светящейся волшебной палочкой.
Сделав несколько шагов, он замер, как вкопанный. Только спустя некоторое время брюнет заметил, что стоит с открытым от удивления ртом.
Зал показался Гарри ужасным, хотя и не был таковым. Странное впечатление создавали бесчисленные зеркала, стоявшие и висевшие на стенах, которые тоже, казалось, состояли сплошь из зеркал. Зеркала во всех мыслимых и немыслимых вариациях. И они сами среди зеркал, будто заглядывают в бесконечность. На мгновение Гарри забыл все. Напряжение, страх и даже то, зачем они здесь находятся.
— Добро пожаловать в Зеркальный кабинет, — почти на ухо шепнул Блейз.
Гарри не мог отвести глаз. В слабом свете волшебных палочек их отражения казались таинственными бледными масками, с угольно-черными провалами глаз.
У Поттера не хватило сил сопротивляться почти необъяснимому магическому притяжению зеркала неподалеку от вычурной винтовой лестницы.
Его поверхность была не обычной серебристой и блестящей, а невероятно черной. Но заглянув в него, Гарри удивился, увидев свое отражение так же ясно и четко, как и во всех остальных зеркалах. Несколько секунд он не мог избавиться от ощущения, что смотрит в черное, как ночь, озеро. Он почти поверил, что видит мягкое колебание воды, и с большим трудом подавил желание протянуть руку и коснуться поверхности Зеркала.
— Будь внимателен у Черного Зеркала, — Блейз, с насмешливым блеском в глазах, встал почти за спиной Гарри.
В голову полезли тысячи вопросов. — Что оно показывает? — Спросил Гарри первое, что пришло ему в голову.
Блейз слегка улыбнулся. — По большей части правду. — Почти с нежностью сказал он. — В детстве мы немного побаивались его. Особенно когда в очередной раз что-нибудь натворили. — На этот раз в его голосе не было насмешки. Только легкая грусть.
Бывший слизеринец еще раз тихо вздохнул, повернулся и медленно начал подниматься вверх по лестнице. Лишь спустя некоторое время Гарри удалось оторваться от зеркала и направиться следом.
До сих пор все жилые комнаты были так чисто прибраны, что находиться в них было даже как-то неуютно. Здесь же, на лестничной площадке второго этажа, их встретил абсолютный хаос.
Путь преграждали опрокинутые ящики и раскрытые чемоданы, содержимое которых было разбросано по устланному персидским ковром полу. В мешанине из одежды, книг и лазерных дисков в глаза Гарри бросился слишком хорошо знакомый ему серебристо-серый халат. Внезапно он почувствовал сильную боль в груди.

— Это вещи Драко,— с беспокойством пробормотал аврор. Он наклонился и осторожно поднял халат. Легкий шелк, так же, как и всегда, мягкой прохладой коснулся пальцев.


Взгляды магов скользнули в темноту. Причин для спешки больше не было. В воздухе все еще витала угроза, но опасность уже ушла из этого дома. Они находились здесь одни: не ощущалось присутствия ни одного живого существа, ни за одной дверью бесконечно длинного коридора. Малфой-Мэнор внутри оказался таким же безжизненным, каким казался снаружи.
Гарри прочел опасение в глазах Блейза и понял, что это страх за Драко. Он чувствовал то же самое, причем, беспокойство было таким сильным, что даже дыхание перехватывало. Он не изменил своего мнения о Забини этой ночью, но на какой-то краткий миг ему показалось, что их связывают не только антипатия и недоброжелательство.
— У тебя с Джинни действительно все серьезно, или это одна из твоих маленьких грязных интрижек, чтобы досадить мне? — Для подобных вопросов было не время и не место, но Гарри больше не мог молчать. Он чувствовал себя странно беспомощным.
Блейз даже не удивился и, не долго думая, ответил.

— Возможно, в самом начале у меня и была такая мысль, — с бесстрастным лицом согласился он. — Но ситуация изменилась. Ее изменила Джинни. Она замечательная девушка, даже если и имела глупость влюбиться в тебя. — Блейз нахально уставился на Гарри. Уголки его рта слегка вздрагивали. — И мне кажется, что ты сам себе создаешь лишние проблемы, пытаясь понять серьезность наших отношений.


Гарри был потрясен. Он не мог понять, прав ли Блейз, делая такие выводы относительно его поведения. Но сейчас не время, чтобы ломать голову над этим. Сейчас важно другое.
— Пошли искать дальше. — Устало сказал он. С одной стороны, аврор боялся того, что они могут найти. С другой, он уже хотел закончить поиски поскорее. Тело настойчиво требовало сна. Блейз не противоречил.
Они молча обошли разбросанные вещи Драко и двинулись дальше по бесконечному коридору. Мягкие ковры поглощали звуки их шагов. С каждой оставленной за спиной дверью воздух становился все холоднее. Идти оставалось недолго.
Открытая дверь в конце коридора вела в роскошную, обставленную в бело-золотой гамме спальню. Одно из высоких окон было разбито. Ледяной ветер беспрепятственно проникал в помещение, теребя портьеру. Гарри, дрожа от холода, обнял себя руками. Блейзу не было нужды говорить, кому принадлежала эта комната. Это было очевидно.
Белые лилии на комоде. Смятая постель. Раскрытая книга на тумбочке. Ночник еще горел кровавым пятном на белоснежном ковре. Темный знак на дверце шкафа, провоцирующе-непристойный знак гнева.
— Мой бог… — растерянно выдохнул Блейз. Его лицо мгновенно стало белее мела.
Маги стояли молча, взирая на эту картину, а время уходило.
Гарри, словно в трансе, покачал головой. — Она даже не пыталась сопротивляться, — почти беззвучно прошептал он. — Скорее всего, она давно знала об их приходе, и может быть, только их и ждала. — Тело охватил жуткий холод, но аврор не двигался с места.
Рядом с ним потрясенно молчал бывший слизеринец, сохраняя неподвижное выражение лица.
Гарри мог только догадываться, что случилось с Драко. Что произошло с ним, когда он узнал, что они силой забрали его мать. Жестокая причина измены.
Колени начали дрожать. — Идиот, — отчаянно прошептал Гарри. Он закрыл глаза и прислонился лбом к косяку двери. — Дьявол, ну почему ты ничего не сказал?
Блейз понял, что это относится не к нему.

Глава 27. Затишье перед бурей.


Wie weit wirst du gehen

um mich zu retten?
Как далеко ты зайдешь,

Чтобы спасти меня


Его охватило необъяснимое спокойствие. Спокойствие воина, готовящегося к битве. Пусть он еще не знает, где она состоится, но уже ясно, кто его противник.
Вид неподвижного, скованного сильным парализующим заклятием, Томаса Эйвери на полу кабинета Дамблдора был не в состоянии вызвать в нем ни малейшей эмоции. Может быть потому, что глубоко в душе он уже знал правду. Может быть потому, что он достиг той точки, после которой его уже ничего не могло шокировать.
После напряжения последних часов Дамблдор выглядел истощенно: его покрытые старческими пятнами руки дрожали, когда он наливал чай в чашку и придвигал ее ближе к Гарри. Через окно в круглую комнату проникал первый серый свет. Утро нового дня было уже недалеко.
— Схватить его было не сложно, — тихо заговорил Дамблдор, кивая головой в направлении Эйвери. — Страх это фактор, который нельзя недооценивать. Особенно, когда мы боимся за тех, кого любим. В такие моменты он наделяет некоторых людей силой. Других же просто парализует.
Гарри проследил за его взглядом. Эйвери был очень бледен, через его левую щеку тянулась рваная рана. Дамблдор казался спокойным и задумчивым, но Гарри знал, что директор и его авроры не церемонились с Пожирателем.
— Вы действительно считаете, что он может любить свою дочь? — Голос Гарри звучал до странности бесцветно. — После всего, что он ей сделал?
Легкая улыбка коснулась уголков рта Дамблдора. — Определенно, да. Это неправда, что темные принципиально не умеют любить. Эйвери, так же как и Пандора только крохотные винтики в механизме, управляемом Волдемортом. Думаю, у него был такой же небольшой выбор, как и у нее.
Гарри задумчиво молчал. По какой-то причине он с трудом понимал речь Дамблдора. Против кого направлять дремлющую глубоко в душе ярость, если предполагаемые преступники оказались тоже жертвами?
— Его уже допрашивали? — Наконец спросил он. Глаза слипались. Вероятно, это немыслимое спокойствие было следствием усталости.
— Может быть, он сможет рассказать, где прячутся Пожиратели. Или что случилось с Драко и его матерью. — Он попытался задвинуть мысль о Драко вглубь сознания. Не подпустить к себе страх. Это удалось лишь отчасти.
Старый маг тряхнул головой:
— Мы выслушаем его, как только ослабеет шоковое заклятие. Боюсь, что нам не удастся много узнать даже с Веритасерумом. Данные доступа к убежищу Пожирателей обычно так запутывают, что это не поддается сыворотке правды.

Гарри понадобилось не больше секунды, чтобы принять решение.


— С вашего позволения, сэр, я хотел бы лично провести допрос, — он выдавил это каким-то механическим голосом, но с опасным блеском в глазах. — Есть и другие методы заставить его говорить.
— И я бы не мешал тебе, — легко ответил Дамблдор. — Но ты же знаешь, мы не используем пытки, чтобы заставить говорить правду... Этим мы, отличаемся от другой стороны.
Тихое фырканье было достаточно красноречивым ответом.

— Не волнуйтесь, — Гарри достал свою волшебную палочку и осторожно положил ее на стол. — Я не собираюсь настолько нарушать правила.


Не прикоснувшись к чаю, юноша медленно поднялся из кресла и сделал несколько шагов к двери. Но прежде чем скрыться за ней, он еще раз повернулся к Дамблдору.
— Когда вы узнали об исчезновении Драко? — Злость на директора уже давно покинула его сердце. Пусть он не мог внятно объяснить, почему. Может быть, потому, что этой ночью в спальне Нарциссы Малфой он внезапно понял, что Дамблдор не всемогущ, но всеведущ.

— Ненамного раньше тебя, — на лице Дамблдора не дрогнул ни единый мускул. Ни искры вины в голубых глазах. — Максимум на несколько часов.


— И если бы Блейз не спросил, то по собственному почину вы не рассказали об этом?
Дамблдор слабо вздохнул и отвел глаза.

— Возможно, что и нет, — признался он, слегка стушевавшись. Затем вновь повернулся к Гарри, пригвоздив его острым проницательным взглядом. — Я предвидел твою реакцию. И с одной стороны, боялся ее. Потому что последнее, чего я хочу, это еще раз поставить тебя в такую же ситуацию, как в часовне. — Гарри вдруг увидел перед собой старого изможденного человека, и что-то внутри сжалось при виде такого.


— А с другой стороны? — По какой-то причине его голос прозвучал едва слышным хрипом.
В глазах Дамблдора мелькнуло странное выражение — прежний огонь, так хорошо знакомый Гарри.
— С другой стороны, я хотел именно этого, — в его голосе звучали воинственные нотки. — Я не знаю, когда и где состоится решающая битва. Я также не знаю, выиграем ли мы. Единственное, во что я верю это то, что вы оба — ключевые фигуры. Ты и Драко, и только вместе.
Гарри потрясенно смотрел на директора. Формулировка Дамблдора была слишком расплывчата, ничто более чем намек. Что предвидел Дамблдор? И что он уже знал? Как давно уже догадывается о том, что происходит между ним и Драко?

В сияющих глазах Дамблдора не было никакого ответа.

Гарри медленно опустил руки. Это был вызов. Испытание. Все сразу все стало кристально ясно.
— В действительности, вы и не сомневались в Драко, — Гарри не чувствовал в себе ярости. Все ощущалось так, как будто так и должно было быть. — Вы ни секунды не верили в то, что он добровольно вернулся на Темную Сторону.
Старый волшебник положил руки на колени: «Нет», — мягко, не уклоняясь от взгляда Гарри, подтвердил он.
Гарри едва слышно хмыкнул. Ожидаемо.
На мгновение он ощутил себя полностью послушной игрокам фишкой на игровом поле. Со знанием, что кости судьбы уже брошены.
— В Малфой-Мэноре я смотрел в Черное Зеркало, — губы Гарри сжались в тонкую полоску. Он не мог сказать, почему посвящает директора в это. Вероятно, просто потому, что не знал, с кем еще поделиться наблюдением.
— В самом деле? — в голосе Дамблдора взметнулось любопытство. Директор наклонился вперед, прищуривая глаза. — Что ты там увидел?
— Сначала только себя самого. — Снова вернулось ощущение погружения в черную воду. Гарри поднял голову, встречая взгляд Дамблдора. — Но что-то было не так, как всегда. За секунду до того, как я отвернулся, на моем лице появились чужие глаза. Возможно, это было лишь видением, но мне показалось, на мгновение, что это глаза… Драко.
Дамблдор не казался удивленным. Наоборот. На его лице появилось какое-то облегчение и мелькнула тень улыбки, он медленно откинулся в мягкие глубины кресла. — И ты знаешь, что это должно значит?
Гарри помедлил:

— Если предположить, что я не ошибся, — осторожно начал он, — и если, кроме того, предположить, что зеркало сказало правду… — В глазах Дамблдора Гарри увидел надежду. Его заполнило чувство спокойствия. Больше не осталось и капли того отчаяния, которое наполняло его в спальне миссис Малфой. Плечи почти автоматически выпрямились, пальцы сжались в кулаки. — Если все это правда, то я предполагаю, что Драко жив и здоров.


По какой-то причине ему не удавалось заглянуть в глаза Дамблдора. Внезапно желание убежать отсюда возросло многократно. Он быстро развернулся, распахнул дверь и выскочил из кабинета. Не желая ни ответа Дамблдора, ни его понимающего взгляда. Может быть потому, что боялся любого возможного возражения.
Он был уже на ступенях винтовой лестницы, когда его нагнал шепот, заставивший содрогнуться все тело.
— Вероятно, это значит намного больше.

* * *


С портрета на двери на него неприязненно смотрел старый монах в темной рясе. Слабый свет ржавого фонаря в его руке с трудом освещал истощенное лицо аскета.
— Пароль? — каркающие звуки вырвались изо рта, искривленного так, будто его владелец глотнул уксуса.
— Мандрагора, — нетерпеливо ответил Гарри, ожидая, когда монах неохотно пропустит его в отдаленную комнату башни. После небольшого отдыха Гарри чувствовал себя немного лучше. Но даже в более бодром состоянии, терпение никогда не входило в число его добродетелей.
Бегло осмотрев помещение, он заключил, что обычно тюремная камера выглядит немного по-другому. Комната была хорошо обставлена, из нее открывался захватывающий вид на заснеженные вершины гор и озеро.
Но нынешняя ее обитательница, кажется, не особенно интересовалась пейзажем. Сидя на кровати по-турецки, Пандора неохотно листала какой-то учебник. Ее темные волосы были заплетены в косу, тяжело спадающую на спину и неприятно напоминавшую Гарри о черной змее.
В глазах девушки мелькнул страх узнавания, но лишь на минуту. Он исчез так же быстро, как и появился. Она прекрасно себя контролировала.
— Что тебе здесь надо? — Пандора недовольно нахмурилась и с шумом захлопнула книгу.
Гарри остановился в паре метров от девушки.

— Поговорить с тобой, — он произнес это совершенно спокойно, не отводя взгляда от Пандоры.


Она пренебрежительно фыркнула: «Не понимаю, о чем», — в ее подчеркнуто смиренном голосе звучала горечь. — Профессор Дамблдор уже сообщил мне, что вы схватили моего отца.
Гарри не знал, что ответить на это. Выражение ее лица было таким же холодным и безжизненным, как у мраморной статуи. При всем желании он не понимал, как она восприняла факт пленения отца. И главное, чувствует ли она хоть что-нибудь?
— Что с ним будет? — В голосе все же мелькнула тень беспокойства. Ее глаза, неожиданно взрослые на невинном детском лице, светились пониманием жестокости жизни.
— Он предстанет перед судом, — Гарри пожал плечами. По какой-то причине он ощутил странную потребность успокоить ее и изо всех сил сопротивлялся этому. — Остальное будет зависеть от приговора.
Неосознанно теребя косу, неподвижная Пандора пристально смотрела в пол,

— Что с твоей матерью? — Этот вопрос уже долго занимал Гарри. Что это за мать, позволившая отдать ребенка в руки врагов?


Взгляд девушки был невыразителен и недружелюбен:

— Она давно мертва, — в голосе не было и намека на эмоции. — По большей части, я живу у дяди и тети.


Наверное были моменты, когда Гарри с радостью пожелал бы ей смерти. Но сейчас стало невозможным не ощутить к ней сочувствия. Она напомнила ему самого себя. В комнате наступила неуютная тишина.
Пандора неуверенно кашлянула «А что будет со мной?» — это прозвучало немного вызывающе. И как-то типично для четырнадцатилетней. — Сколько еще мне сидеть взаперти в этой ужасной комнате?
— А что ты имеешь против этой комнаты? — Гарри озадаченно приподнял бровь.

— Тебе доставляло больше удовольствия месяцами сидеть в темном кармане мантии и есть червей? — серьезно уточнил он.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница