Черное зеркало (слэш) Проект "Поттер-Фанфикшн"



страница13/26
Дата31.07.2016
Размер3.91 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   26

Ванкувер, 2 января 2004 года.

Дорогие наши,


Наконец, вы получили от нас весточку. Нам искренне жаль, что мы так давно не писали. Наверное, наши рождественские и новогодние поздравления уже опоздали, но мы понимаем, что в эти темные времена очень тяжело надеяться на исполнение хороших пожеланий. Любые добрые слова прозвучат в этой страшной ситуации банально и бессмысленно. Просто знайте, что мы молимся за вас и надеемся, что все те, кого мы любим, переживут эту войну.
Мы были рады узнать, что вы все более или менее здоровы. Очень потрясло случившееся с Гарри, но мы верим, что он выстоит в этой трудной ситуации, и его психические раны когда-нибудь заживут.
Мы молчали так долго, потому что ездили во Флориду, где Рон проходил курс лечения в маггловской клинике по методике восстановления поврежденных мышц и нервных окончаний с помощью электричества. В принципе, вероятность какого-либо видимого результата была невелика. Мы уже почти перестали верить в положительный результат, столько недель проведя в страхе, и уже почти потеряли всякую надежду. В это время даже вы, наша семья и друзья, отошли на задний план.
Но к Рождеству наметился явный прогресс. Под конец лечения Рон уже чувствовал холод и тепло в правой ноге. Этот микроскопический успех являлся для нас почти чудом. Рон поверил, что когда-нибудь снова сможет ходить. А я рада, что он, наконец, преодолел свою апатию.
Уже несколько дней мы дома, отходим от пребывания в клинике перед началом второго этапа терапии.
Надеемся, что вы хорошо отпраздновали Рождество и благодарим за огромный пакет подарков. Мысленно мы всегда рядом с вами. Берегите себя.
Крепко всех обнимаем и надеемся на скорую встречу.
Рон, Гермиона.

* * *


Гарри не сразу вновь вернулся к действительности. Дрожащими пальцами он опустил лист бумаги с тщательно продуманными Гермионой предложениями. Ее улыбающееся лицо так отчетливо стояло перед глазами, словно она находилась рядом. Казалось, только протяни руку — и можно коснуться ее мягких, шелковистых волос. Чувство тоски по друзьям нарастало с каждой секундой.
Гарри поспешно вскочил, затолкал письмо в карман и выбежал на улицу. Только там, в ледяном воздухе января, его эмоции немного улеглись.
С одной стороны, он был рад узнать, что у друзей все хорошо, и они объяснили свое долгое молчание. Но к радости примешивалось разочарование. Огорчение, что они не могут встретиться в ближайшем будущем. Не во время войны, пока есть опасения навести на след Рона и Гермионы Упивающихся.
Из этих грустных мыслей его вывел слабый скрип входной двери. Гарри не обернулся, так как подумал, что это вернулась Джинни.
Но слабое «эй», произнесенное теплым низким голосом, явно не могло принадлежать ей.
На Поттера исподлобья смотрел Драко. Он стоял, засунув руки глубоко в карманы пальто. В его глазах мелькнула тень беспокойства. На лоб упала непослушная прядь.
У Гарри появилось искушение пригладить прядку. Он едва сдержался, хотя пальцы покалывало от желания дотронуться до этих мягких волос. Аврор опасался любопытных взглядов из освещенных окон.
— Опять выговор? — прервал напряженное молчание блондин.
Покалывание из кончиков пальцев перешло в руку, распространяясь по всему телу. Присутствие Драко заставляло Гарри нервничать, хотя он и сам не знал почему.
— Не думаю, — ответил он совсем тихо, подняв голову и посмотрев прямо Малфою в глаза. От этого взгляда земля уходила из-под ног.
Равнодушие, которое было обычной маской бывшего слизеринца, исчезло. Лицо Драко выражало странную мягкую уязвимость. Кажется, в этот момент его глаза отразили все, что было между ними: как плохое, так и хорошее.
Гарри показалось, что он смотрит в зеркало. Но вместо того, чтобы отскочить, он застыл на месте, растерянный и одновременно восхищенный.
Между ними будто пробегали искры, заставляя шелестеть холодный зимний день. И только сейчас Гарри понял, что их связь может быть основана не только на взаимной страсти. Между ними было нечто большее, чему они еще пока не могли дать названия.
— Мне не хватает тебя, — неожиданно вырвалось у Гарри. Между ними больше не было той близости, которая связывала их там, в доме. И в этот момент он жалел об этом гораздо сильнее, чем все эти дни.
В глазах Драко мелькнула растерянность. Ветер свежел, играя с промокшей белокурой челкой.
На какой-то миг у Гарри возникло страстное желание, чтобы Драко преодолел сохраняющуюся между ними дистанцию, обнял его и удержал навсегда. Но аврор знал, что этого не произойдет. Он слишком хорошо понимал, что паническое «никогда больше не трогай меня» все еще звучит в ушах Драко.
Блондин не успел ответить на признание Поттера. Живая изгородь вновь разошлась, пропуская Альбуса Дамблдора и Минерву Макгонагалл.
— Вас выгнали? — усмехнулся Дамблдор, глядя на юношей пронзительными синими глазами.
Этот испытующий взгляд заставил Гарри покраснеть. Как всегда, он не смог избавиться от ощущения, что директор с легкостью читает чужие мысли. Тем не менее, аврор попытался изобразить некое подобие улыбки.
— Рада снова видеть вас в Ордене, — почти торжественно серьезно произнесла Макгонагалл и одарила их теплым взглядом.
На ветвь голого дуба, стоящего прямо в центре сада, мягко опустилась ворона и огласила окрестности хриплым карканьем, от которого невольно мурашки пробегали по коже.
— Почему вы не заходите? — добродушно улыбнулся Дамблдор, открывая входную дверь. — О, замечательный запах! Думаю, нас ожидают знаменитые бутерброды Молли, — и, весело подмигнув юношам, он скрылся в доме вслед за Макгонагалл.
Некоторое время бывшие враги стояли неподвижно, не замечая холода и серого моросящего дождя. Затем Драко бросил в сторону Гарри долгий взгляд.
— Пошли, — шепнул он, приглашающе махнув рукой, и шагнул в открытую дверь, оставив Гарри в саду.
Поттер не сразу последовал приглашению. Казалось, его ноги вросли в песчаную дорожку сада. Ворона, склонив голову, насмешливо посмотрела на него, взмахнула крыльями и взмыла ввысь. Гарри следил за ней глазами, пока она не скрылась за крышами.
Желудок судорожно сжимался при мысли, что именно ему придется сделать первый шаг. Брюнет закрыл глаза, слушая шум крови в ушах, сливающийся с гулом дождя, и спрашивая себя, хватит ли ему для этого мужества?

* * *


В третий раз проверив все телеканалы и не найдя ничего интересного, Драко разочарованно отбросил пульт, опустил голову на спинку дивана и уставился в потолок.
С последнего заседания Ордена на Келлэнджер-сквер прошла целая неделя. Все члены Ордена получили новые задания, важные для дела сопротивления. Все, кроме него. Все, что от него требовалась: скрываться, выжидать и не постараться не попадать в ловушки Пожирателей.
Малфой вздохнул, подошел к окну и взглянул на темную, унылую улицу. Дождь не переставая стучал в грязные окна, размывая контуры соседних домов. Был январь, но снега не предвиделось.
Блондин не испытывал особого желания мокнуть под дождем, но сейчас прогулка под холодными струями казалась намного заманчивее, чем очередной одинокий вечер в этой маленькой квартирке-тюрьме.
Драко не стал медлить. Он схватил пальто с вешалки и ключ со столика в прихожей, резко открыл дверь и замер. На пороге стоял человек, которого он меньше всего ожидал здесь увидеть. Сердце тут же неистово заколотилось.
С волос Гарри стекала вода, образуя на полу лужу. Бывший гриффиндорец попытался улыбнуться, но улыбка вышла жалкой.
Наконец, Драко оправился от шока.
— Парень, ты весь промок, — не особенно умно заметил он и, не раздумывая, схватил Гарри за руку и втянул в квартиру. Тот не оказывал никакого сопротивления.
Дверь захлопнулась. Они молча стояли в прихожей, избегая смотреть друг другу в глаза и чувствуя нарастающее напряжение.
— Ты собирался уходить? — сдавленно спросил Гарри, указывая на пальто в руках Драко.
Тот отрицательно покачал головой, водружая пальто на место.
— Нет, — быстро ответил Малфой. — Уже нет.
Его улыбка была такой же жалкой, как и у Гарри.
Капли воды падали на потертый линолеум.

— Я сожалею, — невнятно пробормотал аврор, беспомощно опуская руки. В его глазах появилось отчаяние. — Но я… — он отвернулся и вздохнул.


Драко понял, как тяжело дался Гарри этот визит и задался вопросом: долго ли гриффиндорец топтался в холодном коридоре, не в силах пересилить себя и нажать на кнопку звонка. Драко заметил, что брюнет дрожит от холода.
— Ты должен немедленно принять горячий душ, иначе непременно заболеешь, — не обращая внимания на протестующие возгласы, Малфой направился в ванную, ожидая, что Гарри пойдет за ним. И тот действительно последовал за ним, хотя и несколько боязливо.
— Вот шампунь, гель для душа и полотенце, — Драко указал на полку в нише. — Я могу дать тебе несколько своих вещей, у нас приблизительно один размер.
— Спасибо, — с заметным облегчением в голосе пробормотал Гарри, не торопясь снимать насквозь промокшую одежду.
В последний вечер в Гриммаулд-Плейс — это было не так уж и давно — они вместе купались в огромной ванне. При этом воспоминании лицо Драко запылало. Но здесь, в тесной ванной комнате, облицованной вышедшим из моды зеленым кафелем, мысль о совместном душе показалась ему дикой. Он успокоил себя тем, что необходимо заботиться о чувствах Гарри. И Драко знал, что сдержит свое обещание. Хотя это стоило огромных усилий. Он ободряюще улыбнулся Гарри и вышел, плотно закрыв за собой дверь.
В гостиной блондин попытался взять себя в руки и изгнать из разыгравшегося воображения заманчивые картинки, вызываемые приглушенным шумом воды. Сейчас они были ему совершенно ни к чему — картинки влажной, сияющей кожи, такой удивительно мягкой под его руками.
Драко со стоном рухнул на диван, зарываясь лицом в подушки. Во имя Мерлина, что Гарри здесь понадобилось? Может быть, он хотел продолжить странную беседу, прерванную Дамблдором и Макгонагалл?
Он так и не нашел ответа на этот вопрос. Размышления о причинах неожиданного появления Гарри были прерваны мыслью об обязанностях хозяина дома.
Гости были довольно волнующим разнообразием. Пометавшись по комнате, Драко достал сухую одежду, выбрал лазерный диск, вино и печенье, зажег огонь в камине. Когда все было готово, он нерешительно огляделся. Может, огонь в камине — лишнее, а музыка слишком романтичная? А то еще Поттер подумает, что он хочет его соблазнить.
Драко даже вздрогнул, когда кто-то мягко дотронулся до его плеча. В спешке и растерянности он не заметил, как стих шум воды в душе. Малфой удивленно обернулся и почти испугался, когда увидел, что на Гарри нет ничего, кроме полотенца на бедрах.
Взгляд скользнул по груди брюнета, покрытой капельками воды, и спустился ниже. Во рту мгновенно пересохло. Драко попытался что-то сказать, но не смог издать ни звука.
Очевидно, под душем Гарри принял решение. Его улыбка все еще была несколько нерешительной, но в глазах, отражающих пляску огня, горела решимость и горячее, почти непреодолимое желание, лишающее Драко силы воли.

Блондин сглотнул. В этот момент перед ним предстал совершенно другой, знающий, чего хочет, уверенный в себе, Гарри.

Теплая обнаженная кожа. Мягкие губы, решительно овладевшие его ртом.

Из горла Драко вырвался удивленный стон. И в ту же секунду все его благие намерения растаяли без следа.


Глава 24. Трудности освобождения.


Warum ist es nur so schwer, an den Punkt zurückzukehren,

wo wir aufgehört haben, wir selbst zu sein?
Почему нам так тяжело вернуться туда,

Где мы перестали быть собой?


Не успела его спина коснуться мягких подушек дивана, как дрожащие руки с лихорадочной поспешностью сдернули с него свитер. Он сильно вздрогнул, почувствовав прикосновение обнаженной груди Гарри. В эту минуту он хотел брюнета каждой клеточкой тела. Дыхание участилось, и Драко был не в силах с ним справиться.
Все будто происходило в странном нереальном сне. Их первый раз в запертом доме на Гриммаулд Плейс был полон осторожности и сдержанной нежности. Сейчас не осталось ни того, ни другого. Поцелуи были жадно нетерпеливы и требовательны, как и каждые, даже самые мимолетные, прикосновения.
Но, несмотря на все это, Драко чувствовал, что сейчас с ним настоящий Гарри, каким он был до изнасилования. Дикий, необузданный Гарри, изголодавшийся по физической близости так же, как и он после долгого воздержания. И осознание этого давало блондину достаточно уверенности для преодоления последнего препятствия.
Он углубил поцелуй, притягивая Гарри ближе, цепляясь за него, как утопающий, которого безжалостно захлестывают с головой волны желания. С губ Поттера сорвался хриплый стон, который только усилил страсть Драко.
Сильные руки прижали его кисти к подушке, лишая свободы действий и заставляя лежать, не двигаясь. Тело выгнулось под касаниями бархатного язычка Гарри, который с мучительной медлительностью заскользил по груди и животу, разжигая огонь в прекрасном белом теле блондина.
Брюнет ангельски улыбнулся, хотя в этой улыбке мелькнуло нечто дьявольское, когда его пальцы добрались до ремня Драко и, проворно расстегнув его, решительно сдернули с блондина джинсы. Нижнее белье полетело следом. Малфой, нервно сглатывая, активно помогал Гарри. Полотенце давно сползло с бедер бывшего гриффиндорца, показывая его готовность.
В прекрасных зеленых глазах не было ни капли напряжения или страха, только легкая неуверенность, в доли секунды сменившаяся огнем желания. Теплое дыхание обожгло чувствительную кожу паха, заставив Драко со стоном заметаться под Гарри. Пораженный вскрик вырвался из его горла, когда любопытный язык коснулся головки члена, а затем осторожно покружил вокруг.
Это прикосновение было подобно электрическому удару. Драко растворился в ощущениях, потеряв всякую связь с реальностью, чувствуя только опаляющий, сжигающий разум жар. В голове хаотично метались обрывки мыслей о том, что Гарри еще ни разу в жизни не делал ничего подобного. Этот факт по неизвестной причине еще больше разжигал страсть, делая усилия удержать бедра на месте почти невозможными. Драко был не в силах не двигаться навстречу этому невероятно сладкому рту, владелец которого, кажется, давно уже преодолел свою первоначальную нерешительность.
Мягкие губы окружали его член, позволяя скользить в хмельную, теплую и влажную узость. Драко откинул голову, выгибая спину. Дыхание сорвалось на лихорадочные вдохи и выдохи. Давно освобожденные руки судорожно цеплялись за мягкую ткань обивки. Мерлин, Гарри так быстро научился всему этому, что в голову начали закрадываться тревожные мысли. Каждая клеточка тела напряженно ожидала разрядки. Перед закрытыми глазами затанцевали звезды. Но прежде чем невыносимое давление в нем было готово взорваться, брюнет отодвинулся.
Драко издал сдавленный звук и открыл глаза. Он успел заметить, как Гарри облизнул слегка распухшие губы. На порозовевшем лице блестели капельки пота.
Блондина захлестнула волна желаний, с которыми он был не в силах справиться. Он больше не мог выносить эту сладкую пытку.
Мягкие губы еще раз облизали чем-то испачканные пальцы. До Драко не сразу дошло, что это смазка. Где Поттер умудрился достать ее, шпиона совсем не интересовало. Он впервые полностью потерял контроль над ситуацией и от этого чувствовал себя странно беспомощным.
Туман в голове несколько рассеялся, только когда Драко ощутил, что головка его возбужденного члена прижимается к сжатому отверстию Поттера, стоящего перед ним на коленях. Возвращение в реальность было болезненным.
— Что ты делаешь? — испуганно прошептал он, пытаясь приподнять бедра Гарри. — Будет больно, если я не подготовлю тебя.
В наступившей тишине слабое потрескивание дров в камине казалось громоподобным. Драко смотрел на тонкое лицо, кажущееся без очков таким уязвимым, на лихорадочно вздымающуюся и грудь. Ощущал напряженное тело и слышал сбивчивое, учащенное дыхание.
Гарри с задумчивым и решительным выражением лица стиснул запястья блондина, опять прижимая их к подушке. На этот раз хватка его рук была намного жестче и больнее. В горящем взгляде появился холодный расчет.
— Так надо, — медленно возразил он. Затем без предупреждения опустился немного глубже.
— Ты сошел с ума, — выдавил Драко, но это было его последним связным предложением. Ахнув, он захлебнулся воздухом, когда вокруг его члена тесно сжались тугие мышцы.
Он не знал, что и думать. Каждая частица его тела требовала продвигаться вперед, глубже в эту невероятную узость, теряясь во времени и пространстве. Но странная волна паники, как ураган неистовствующая в сознании, удерживала его от этой попытки. Хватка рук Гарри была тверда, как сталь. Драко был слишком шокирован, чтобы защищаться. Он мог только молча наблюдать за этим безумством широко открытыми глазами.
Губы брюнета приоткрылись, щеки горели лихорадочным румянцем. На лице отразились самые противоречивые эмоции. Смешанное с болью желание. В душе Драко что-то надломилось.
Бывший гриффиндорец осторожно наклонился вперед и коснулся поцелуем бледного плеча шпиона.
— Как мне бороться с этими ужасными приступами паники, если я не привыкну к боли, которую ты можешь причинить мне? — шепнул он. И за этими простыми словами Драко увидел всю глубину его отчаяния.
Гарри опустился немного ниже и, не сдержавшись, с шипением втянул воздух. Драко увидел, что он твердо сжал зубы. На мгновение черты лица брюнета исказились, но секундой позже вновь расслабились.
Драко старался не шевелиться, но тело начала сотрясать неконтролируемая дрожь, не желающая прекращаться.
Он поклялся себе никогда больше не причинять Гарри боль. Почему же его принуждают нарушить клятву? Ожило старое чувство вины, кислотой разъедая внутренности и душу, разрывающуюся между желанием и ужасом. Горячая плоть почти сводила с ума.
Гарри с измученной улыбкой и закрытыми глазами медленно преодолевал последние сантиметры между их телами. Кажется, он пытался как-то справиться с саднящей болью и не поддаваться ей. Гарри отпустил запястья Драко только тогда, когда, наконец, полностью опустился на него.
На нежной коже отчетливо выделялись синие пятна, но шпион не чувствовал боли, только бушующую в теле борьбу. Он истосковался по близости Гарри и жаждал его всей своей сущностью. Драко помнил об одиноких, тоскливых ночах. Но все происходящее было каким-то неправильным, ненастоящим. И он ненавидел себя за то, что был не в силах остановить это.
Прошло немного времени, прежде чем брюнет понял, что, в принципе, может двигаться. Драко не сделал ни малейшей попытки пошевелиться. Он кусал губы в жалкой попытке стряхнуть оцепенение с тела и воли.
Первое же осторожное движение послало в живот лаву жидкого огня. Драко издал хриплый крик, сорвавший невидимые оковы с его тела и духа. Руки вскинулись, пальцы впились Гарри в бедра, насаживая его глубже — до чувства абсолютной заполненности. И на этот раз Гарри не защищался от его хватки.
Он закрыл глаза и откинул голову. Картина, изображающая восторг в чистом виде, опьяняющая, как наркотик. Дьявол, он не хотел вспоминать ужасные ошибки прошлого. Он хотел жить. Наслаждаться этим актом. Просто заниматься сексом с человеком, которого хотел больше жизни.
Драко приподнимал бедра, чтобы встречать наталкивающие движения Гарри, касаться в нем точки, дарящей самые невероятные ощущения. Его дрожащая рука сомкнулась вокруг члена аврора, пытаясь приспособиться к быстрому ритму партнера. Приглушенное пыхтение и бессмысленные заикающиеся обрывки слов стали вознаграждением его труда.
Окружающий мир померк, просто потерял значение. Чувственные губы жестко впивались в его рот, полностью лишая дыхания. Языки ожесточенно сражались за преобладание, кажется, никто из них не желал покориться другому. Драко оторвался от поцелуя только тогда, когда заметил приближение оргазма.
Это напоминало ад и рай одновременно. Накопившееся в нем давление освободилось глубоко внутри Гарри, смывая все страхи и сомнения. Спустя лишь мгновение Поттер догнал его, орошая горячей влагой живот и руку шпиона.
Когда все закончилось, Драко ощутил себя пустым и обессиленным. Его заполняло странное чувство оглушения. Сначала только тело, потом голову. Шум дыхания Гарри доносился словно сквозь толстый слой ваты.
Рука аврора легко и ласково скользнула по его груди, Затем брюнет с утомленным стоном опустился рядом.
Прохладный воздух, коснувшись обнаженной груди и бедер, заставил слегка вздрогнуть. Драко напряженно вслушивался в лихорадочный стук сердца, ожидая, когда успокоится сбивчивое дыхание, и нормализуется пульс. Но этого не происходило. Что-то было не так. Но что именно, он понять не мог.
Взгляд скользнул по собственному телу. Тревожно-темный, странный багрянец смешался с дорожкой семени Гарри. Понимание пришло неожиданно, словно кирпич на голову. — У тебя кровь, — только и смог выдавить блондин.
Гарри внимательно посмотрел на него. В его взгляде читалось опасение. Опасение за Драко.
— Все в порядке, — мягко возразил он. — Со мной все в порядке.
Его слова едва ли дошли до сознания Драко. Они казались каким-то смутным шумом без всякого смысла. К горлу подкатила тошнота, распространяясь по всему телу. Живот бунтовал. Когда Малфой, наконец, внял сигналам своего тела, было почти поздно.
Шатаясь, он добрался до ванной и вырвал в унитаз. Шпион плакал, сотрясаясь от отвращения. Плитки кафеля расплывались, превращаясь в бессмысленный узор из кругов и квадратов. Он отчаянно жмурился, борясь с неослабевающей тошнотой.
Неожиданно чьи-то мягкие руки коснулись его вздрагивающих плеч, успокоительно поглаживая по спине. Драко очень не хотелось, чтобы Гарри видел его в столь жалком состоянии. Но, кажется, брюнету было абсолютно наплевать на это, так как он не отодвигался.
Наконец, спустя несколько долгих секунд, показавшихся Драко часами, ужасные рвотные судороги и кашель прекратились. Теплые руки оторвались от его кожи. Послышались неуверенные шаги, затем шум воды. Мгновением позже Гарри молча сунул ему в руку стакан.
Драко благодарно принял его, прополоскал рот и смыл следы своей слабости в унитазе. Медленно поднялся. Его колени подозрительно дрожали. Но все же ему удавалось держаться на ногах. В горле неприятно жгло. Он пытался глубоко дышать, сдерживая подступающие слезы.
Гарри стоял в дверном проеме и пристально смотрел на него. Они были совершенно голые, с потными и грязными телами, но им это было абсолютно безразлично. В широко раскрытых глазах аврора застыло странное выражение.
— Мы не смогли победить ее, — тихо шепнул он.
Драко не понял его. Он приподнял бровь, состроил гримасу и тряхнул головой, избавляясь от головокружения.
-Ее?
— Ночь в часовне.
Шпион сглотнул, пытаясь избавится от царапанья в горле. Оперся рукой о край умывальника и уставился взглядом в пол.
— Я не знал, что она поселилась в нас так глубоко. — Его голос прозвучал странно бесцветно и… смиренно.
Гарри слабо вздохнул. — Я думаю, мы просто ожидали слишком многого. — Его взгляд изучающее скользнул по лицу Драко. — Ты хорошо себя чувствуешь? Может, мне чем-нибудь помочь тебе?
Охотнее всего Драко истерически рассмеялся бы над комичностью ситуации. Но он справился с собой. — Да. — Он закрыл глаза, уклоняясь от внимательного взгляда. — Пообещай мне, что не уйдешь, пока я не засну, — попросил шпион тихим голосом.
Некоторое время в ванной стояла напряженная тишина. На щеках Гарри появился румянец. Затем уголки его рта тронула легкая улыбка.
— Я обещаю, — с торжественной серьезностью сказал он. Затем повернулся и пошел в комнату.
Ощущение за спиной теплого тела Гарри, его легкого дыхания было одновременно и чужим, и знакомым. Драко судорожно пытался удержать глаза открытыми, всматриваясь в огонь в камине. Хотел продлить драгоценные секунды близости, впитать в себя каждое мгновение, потому что слишком хорошо знал, что утром, проснувшись, найдет за своей спиной лишь пустое место.

* * *


— У тебя когда-нибудь было такое чувство, что твое прошлое вдруг просто исчезло?
Магически сделанное зимнее солнце ласково освещало высокие окна буфета Министерства Магии, что совершенно не подходило к его апокалипсическому настроению. Каждый раз, когда он вспоминал о вчерашнем вечере, в животе появлялось неприятное ощущение.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница