Балибаловские чтения



страница3/16
Дата06.06.2016
Размер3.14 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Л. Ф. Кузнецова

Городская газета «Кузбасс» и ее редакторы


Газета «Кузбасс» ведет свою историю с 1922 года. За 89 лет существования она несколько раз меняла свой статус, но оставалась партийным изданием. Учреждена она на Кольчугинском руднике райкомом партии, райкомом горнорабочих, рудоисполкомом и рудоуправлением. С образованием Кузнецкого округа в 1925 г. газета получила статус окружной. Редакция и типография переехали в окружной центр – город Щегловск (с 1932 г. – Кемерово).

С июля 1930 г. «Кузбасс» получил статус городской ежедневной газеты Щегловского горкома ВКП (б), горисполкома и горпрофсовета, в 1932 г. в связи с переименованием Щегловска издателями становятся Кемеровский горком ВКП (б), горсовета и горпрофсовета Западно-Сибирского края. Основное внимание в публикациях уделяется городу, который в это время активно строится. Специальные корреспондентские пункты по округу ликвидированы, поэтому о событиях региона печатаются сообщения «Сиброста», краевой информационной службы Новосибирска.

Редакция окружной газеты располагалась в двухэтажном здании по улице Островского, 20. С утратой этого статуса ухудшилось материальное положение «Кузбасса». Как вспоминает Петр Мусюк, работавший с 1930 по 1938 год: «Хорошо помню, что редакция помещалась в одноэтажном деревянном домике из четырех комнат на берегу реки Томи, где теперь высится мачта высоковольтной линии»1.

Типография находилась в районе кинотеатра «Москва», туда редакция и переехала к 1939 году. Это был последний адрес городской газеты «Кузбасс».

По объему она была двухполосной полноформатной, выходила 20 раз в месяц. Цена одного номера менялась. В 1930 г. газету можно было купить за пять копеек, к 1936 г. цена возросла до 10 копеек, в 1941 г. – 15 копеек, в 1943 г. – 20 копеек. Тираж городской газеты тоже менялся. В 1930 г. он оставался на уровне окружной и составлял 11500 экземпляров, к 1932 г. уменьшился до 7500, позднее он понизился до 5000 тысяч, но к 1940 г. тираж достиг 15 тысяч.

Будучи партийным органом, газета «Кузбасс» широко освещала рост партийных рядов. Несколько раз в год в стране объявлялся Ленинский призыв. Согласно действующему Уставу партии, для приема в нее «устанавливаются четыре категории: 1) промышленные рабочие с производственным стажем не менее 5 лет; 2) промышленные рабочие с производственным стажем менее 5 лет, сельскохозяйственные рабочие, красноармейцы из рабочих и колхозников и инженерно-технические работники, работающие непосредственно в цеху или на участке; 3) колхозники, члены кустарно-промысловых артелей и учителя начальной школы; 4) остальные служащие.

Для приема в партию лица первой категории представляют три рекомендации членов партии с пятилетним партийным стажем; лица второй категории – пять рекомендаций членов партии с пятилетним партийным стажем; лица третьей категории – пять рекомендаций членов партии с пятилетним партийным стажем и рекомендацию представителя политотдела МТС или райкома; лица четвертой категории – пять рекомендаций членов партии с десятилетним партстажем»2. Кемеровский горком как правило пополнял ряды городской организации из числа рабочих рудника и заводов. Публикуемые списки свидетельствуют о том, что значительная часть вступающих в партию относилась к первым двум категориям. «В Ленинский месячник, в память великого вождя трудящихся, ударники цехов химзавода вступают в ряды ВКП(б). Подали заявление. Из цеха погрузки – тов. Солдатов, ударник, рабочий стаж 3 года, в прошлом батрак 10 лет. Тов. Лалауин – ударник с 4 летним рабочим стажем – тоже батрак был 5 лет. Тов. Васильев, – ударник, на производстве работает 1 г., в прошлом батрачил 10 лет»1. Среди принятых в январе 1931 г. не было ни одного служащего.

В стране формировалось негативное отношение к интеллигенции и людям умственное труда. В 1930-е годы руководители предприятий, учреждений на должностях не задерживались – партия тасовала номенклатуру чаще, чем шулер колоду карт. Не составляли исключения и редакторы «Кузбасса», которых увольняли «за политические ошибки» с последующими оргвыводами или отправляли на повышение.

Первым редактором городской газеты был Борис Маркович Голубчик. Он приехал из Новосибирска в 1929 г., чтобы возглавить редакцию окружной газеты «Кузбасс». Проработал четыре года и в 1933 г. был снят за «политическую близорукость». Причиной столь сурового наказания послужили письма рабкоров, обвинявших Голубчика в том, что по его вине слишком мало печатается заметок рабочих корреспондентов. Сменивший его Н. Ф. Аверьянов тоже был смещен.

На биографии Николая Фомича Аверьянова, возглавлявшего коллектив редакции с февраля 1934-го по октябрь 1936 г., роковым образом сказалось «кемеровское дело». Как писал «Кузбасс» ко дню своего 15-летия, «троцкист-вредитель Аверьянов через газету создавал авторитет бандиту Дробнису, печатая его статьи и выступления»2. За отстранением от должности последовал арест, приговор вынесен в 1937-м, этот же год стоит в графе «дата смерти».

До января 1937 г. подписывает газету заместитель редактора И. И. Браславец, в феврале утверждают редактором Рувима Моисеевича Когаловского. Юрист по образованию (окончил Ленинградский государственный университет, правовое отделение), он с 1925 г. работал в судебной системе Сибирского края, в 1930-1932 гг. был заместителем редактора окружной газеты «Кузбасс». Потом преподавал в Новосибирском комвузе, работал в Барабинске, возглавляя районную газету «Коммуна» и, заведуя газетной школой, в аппарате Новосибирского крайкома партии, откуда и был направлен на «усиление» «Кузбасса». Но долго не задержался – по решению бюро Кемеровского горкома партии «за притупление классовой бдительности, ошибки и опечатки, срыв пуска АТЗ» его отстранили от должности. Из кадровой обоймы не убрали, а перевели в прокуратуру. С 1938 по 1943 г. Р. М. Когаловский был прокурором города, а с образованием области – первым заместителем прокурора области. В декабре 1945 г. уехал на Брянщину, где родился, работал в судебной системе. Пенсию ему назначили персональную.

На посту редактора «Кузбасса» Когаловского сменил А. Ф. Волостных. Алексей Федорович родился в 1902 г. в семье крестьянина бедняка села Алешки Борисоглебского уезда Тамбовской губернии. С 12-ти лет, в Петрограде он становится на самостоятельный трудовой путь. В 1920 г. вступает в комсомол, и в том же году уходит добровольцем в Красную Армию, участвует в борьбе против банд. С 1921 по 1925 г. тов. Волостных работал в комсомольских органах и советских учреждениях, учился в Тамбовской совпартшколе. В 1925 г. временно посылался из Кубани на Дон по коллективизации. В 1931 г. заведовал культпросветотделом парткома завода «Электросила». Затем тов. Волостных был командирован партийной организацией на учебу и в 1933 г. окончил институт подготовки кадров Ленинградского института красной профессуры, откуда вернулся на завод1. В Сибирь приехал в числе «25-тысячников» поднимать сельское хозяйство – его, секретаря партячейки завода «Электросила» (Ленинград), командировали в политотдел МТС Новосибирской области, поручив выпускать многотиражку в селе Титово (ныне Промышленновский район). Следующие несколько лет Алексей Федорович был на партийной работе, в ноябре 1937-го он становится редактором кемеровской городской газеты.

По воспоминаниям современников, Волостных был яркой личностью, эрудит, театрал, очень общительный. При нем тираж «Кузбасса» увеличился до 15 тысяч экземпляров, и газета не замыкалась в рамках городской жизни – писала о героях-полярниках, перелетах Чкалова, Байдукова, Белякова, печатала указы о награждениях участников финской войны, подробно рассказывала о воинах-кемеровчанах, сражавшихся с белофиннами.

Главной же темой оставались трудовые подвиги шахтеров и бичевание отдельных недостатков.

В марте 1940 г. А. Ф. Волостных избирается председателем Кемеровского горисполкома. Город активно строился, проблем – край непочатый, и все они обрушивались на предисполкома. Рабочий день Алексея Федоровича и в мирное время начинался с рассветом и заканчивался затемно, а с началом войны он практически не появлялся дома. В ноябре 1941 г. в связи с партмобилизацией уходит в армию. После окончания курсов военкомов назначен начальником политотдела 10-й мотомеханизированной бригады. Участвовал в боях, был тяжело ранен, за проявленное мужество награжден орденом Красного Знамени. После демобилизации вернулся в Кемерово, должности занимал небольшие, весьма далекие от журналистики. Литературной работой занялся после переезда в Кишинев, где стал сотрудником журнала «Коммунист Молдавии». Умер в 1984 году, разменяв девятый десяток лет1.

С апреля по июнь 1940 г. газету возглавлял Кудрявцев Александр Иванович. О нем известно немного. Родился в 1907 г. в Горьковской области, в ноябре 1941 г. призван на фронт Кемеровским ГВК. Служил в 332-й стрелковой дивизии 1117 стрелкового полка, в звании старшего лейтенанта, был командиром батареи. Погиб 10 октября 1944 г. юго-восточнее хутора Буги Мазейского уезда Литовской ССР, где и был похоронен2.

Ему на смену в июне 1940 г. пришел Сергей Николаевич Казанский и оставался редактором до августа 1941 г. Из личного дела известно, что он родился в 1906 г. в Кировской области, г. Малмыж, где закончил педагогический техникум. Заведовал клубом в родном городе, затем уехал в село Константиновку заведующим избой читальней, работал волостным политорганизатором, а затем председателем месткома союза работников просвещения в городе Малмыж. В 1929 г. начал преподавать в школе, но был отозван и направлен в Сибирь. Семь лет, с 1930 по 1937 г., преподавал и заведовал учебной частью химического техникума г. Кемерово, а затем был назначен заведующим городским Домом просвещения, откуда и перешел на редакторскую работу. В газете печатались его статьи по лекционной пропаганде. В годы войны был избран вторым секретарем Кемеровского горкома партии, а в июне 1942 г. – председателем Кемеровского горсовета, после образования области, в марте 1943 г. стал третьим секретарем Кемеровского облисполкома. В 1944 г. отправлен в Москву на курсы дипломатических работников при Высшей дипломатической школе НКИД и больше в Кузбасс он не возвращался3.

Последним редактором городской газеты «Кузбасс» с ноября 1941 по март 1943 г. был Василий Александрович Цалобанов. В госархиве хранится его личное дело, из которого узнаем, что он родился в 1908 г. в городе Стародуб Орловской области. Социальное положение – из мещан, родители были счетоводами. Член ВКП(б) с сентября 1941 года. По окончании школы, в 17 лет его назначили заведующим Домом просвещения, но через полгода перевели в Упроф, где он выполнял разные поручения. В 1927 г. Василий уехал в Ленинград и поступил в педагогический институт им. Герцена на общественно-экономическое отделение, по окончании которого был направлен в Щегловск. До 1932 г. работал учителем истории, инспектором гороно, завучем средней школы № 16. В 1932 г. назначен директором школы № 1.4

О В. А. Цалобанове, как лучшем директоре писала газета «Кузбасс». «Весной 1938 года состоялся первый выпуск десятиклассников школы-новостройка, которую за два года до этого принял от строителей тогда еще молодой педагог Василий Александрович Цалобанов. С тех пор много воды утекло. Из стен школы вышли новые десятки выпускников, но своими первыми питомцами школа гордится всегда. Все они стали студентами вузов страны и успешно учатся в них. Отличник школы Николай Халтурин заканчивает Академию моторизации и механизации РККА. Юрий Никитин — студент Ленинградского строительного института. За участие на бело-финском фронте награжден медалью «За боевые заслуги»…

Средняя школа № 1—одна из крупнейших в городе. В нынешнем году в 37 классах обучалось 1336 ребят. И ответственность за их воспитание прежде всего несет кандидат партии директор школы Цалобанов, который исполняет эту работу в школе с 1936 года. Не будет преувеличением, если сказать, что со своими обязанностями он справляется хорошо. Он отличный организатор, вдумчивый дельный помощник во всех школьных делах. Умеет он сплотить коллектив своих работников для выполнения общей цели и любой задачи.

Как лучшего педагога городе его в 1932 году избрали на 8-й Всесоюзный съезд работников просвещения. Облисполком премировал за работу в 16-й школе, где Василий Александрович заведовал учебной частью до 1936 года, большой библиотекой.

Сейчас Василий Александрович Цалобанов руководит городским методическим объединением преподавателей историков, внештатный лектор отдела агитации и пропаганды горкома ВКП(б), председатель головного комсода по распространению займа Третьей Пятилетки (выпуск четвертого года) среди работников просвещения.

Товарищ Цалобанов коллективом школы № 1 выдвинут кандидатом в депутаты Центрального районного Совета депутатов трудящихся по 63 избирательному округу»1.

После того как газета получила статус областной, В. А. Цалобанов стал работать заместителем редактора, а первым редактор областной газеты был назначен А. А. Бабаянц.
Ю. П. Горелов

КЕМЕРОВО – ОБЛАСТНАЯ СТОЛИЦА


Город Кемерово (до 1932 г. – г. Щегловск) объявлен столицей Кузбасса в 1943 г. Он быстро рос благодаря широкому использованию местного угля на нужды Транссибирской магистрали, металлургической, химической, оборонной промышленности, созданных здесь за счёт дореволюционных акционерных обществ. Используя отечественный и иностранный капитал, было задумано ещё в царской России создать вокруг села Щегловского настоящий город-сад с выводом на его окраины, будущей промышленной зоны.

Идея «города-сада» или «города-огорода» родилась в Германии. Милитаризованная держава по сравнению с другими странами с конца XIX в. проводила значительную социальную работу среди инвалидов. Для них строились дешёвые благоустроенные квартиры, а для прокорма выделялись небольшие участки земли, соединённые кольцевыми трамвайными линиями с жилыми кварталами. Позже для удобства проживания на окраины населённых пунктов стало выноситься загрязнённое фабричное производство. В такой деятельности особенно отличались местные самоуправления Германского союза городов. Последний специально для этих целей брал кредиты у имперских властей и затем под небольшие проценты практиковал такое строительство1. Аналогичные проекты со своими особенностями имели и другие европейские страны2.

На конкурсах по планировке г. Щегловска (затем Кемерова) в 1920-1930-х годах побеждали похожие в общих чертах проекты архитекторов М. А. Парамонова, А. Д. Крячкова, Эрнста Мая. По ним была спроектирована центральная часть будущего города-сада. Она располагалась на левом берегу Томи, на пространстве между железнодорожной станцией, селом Щегловым и рекой Искитим. Здесь быстро были возведены все правительственные учреждения, здания Госбанка, окружной больницы, клуба коксохимзавода, деревянного цирка, благоустроенные дома сталинской аристократии.

Однако большая часть задуманного не была осуществлена, так как внеплановая застройка из землянок, тесовых сараев, бревенчатых хибарок и их огородов вокруг строящихся промышленных гигантов (электростанции, химического, азотно-тукового, механического и других заводов), получившая название «нахаловок», в целом сделала такое строительство невозможным. Живший в эти годы в Щегловске архитектор Автономной Индустриальной Колонии «Кузбасс» голландец И.Б. ван Лохем по поводу «нахаловок» замечал, что с ними невозможно построить культурный город, так как большинство жителей вчерашние крестьяне – имеют тягу к своим «огородам и коровам»3.

Однако градостроитель понимал, что архитектура должна служить обществу. Поэтому образованный голландец сочетал старые строительные приёмы с техническими новшествами. В его домах часто используются сибирские бревенчатые стены, а в зданиях из камня нисходящие европейские террасы. В авторских проектах иностранца актуальными были современные идеи, связанные с освещением, звукоизоляцией, водоснабжением задуманных им сооружений. Многие работы архитектора в середине 1920-х годов внедрены были в жизнь. Среди них жилые дома, магазины, школы, мастерские, пожарная каланча, баня и др. в Рудничном районе города Кемерова1.

В целом, накануне Великой Отечественной войны многоэтажное капитальное строительство удалось вести только в трёх районах: на притомском участке, в соцгородке и в центре Кировского района. Значительный вклад в изменение архитектурно-пространственного облика региональной столицы в эти годы внесли архитекторы А. А. Полянский, С. П. Скобликов, Д. Ф. Зезин и др. Благодаря передовым творческим идеям появились кинотеатр «Москва», Дворец труда, ансамбли зданий на площади Пушкина, ул. Весенняя, Островского и другие2.

Вместе с тем, насущной городской проблемой было отсутствие современного транспорта. На начало 1930-х годов на весь Щегловский район на перевозку грузов и людей задействовано менее 150 автомобилей. Половина из них слабосильные с малой грузоподъёмностью машины отечественного производства АМО (Москва), ГАЗ (Горький), ЯГ (Ярославль), остальные – устаревшие «форды», «фиаты», «зауэры» зарубежного.

Ужасные дороги требовали постоянного благоустройства. К ремонту проездных путей привлекали тягловую силу колхозов, промышленных предприятий, машинно-тракторных станций, а также репрессированное «кулацкое население»3. Поэтому кемеровчанам огромную пользу принесли трамваи. В 1940 г. трамвай стал первым общественным транспортом. Проектная протяжённость из центра до окраины была свыше 5 км. Финансировал строительство Азотно-туковый завод. Технический надзор осуществлял П. А. Артамонов, затем он директор всего 50-ти вагонного парка. На случай поломок в районе КЭМЗа построили собственное депо, оно имело смотровые ямы, ремонтные мастерские и другие необходимые помещения4.

Однако патриархальная, частная застройка «нахаловок» по-прежнему преобладала. Она во многом помогла горожанам выжить в суровые годы индустриализации, коллективизации, при размещении эвакуированных предприятий в 1941-1945 гг. По воспоминаниям А. Т. Сычёва, бывшего председателя Центрального райисполкома, «принятие оборудования 36 таких предприятий значительно изменило в индустриальную сторону деревенский облик города»1.

В послевоенные годы благодаря патриотическому подъёму сибиряков в развитии Кемерова произошли значительные изменения. С использованием труда военнопленных и своих строителей продолжают застраиваться проспекты Советский, Ленина, ул. Весенняя и другие. Появляются современные парки, стадионы, детские площадки. Впервые ведётся работа по сокращению городских «трущоб». Здесь большую роль играли строительные организации промышленного назначения такие как тресты «Кемеровохимстрой», «Кемеровошахтострой», «Кемеровопромстрой» и другие, а также их отделы капитального строительства, так называемые ОКСы, особенно Кемеровской ГРЭС.

Хотя строительство «хрущёвок» и не придавало городам индивидуального облика, зато помогало многим людям улучшить свои жилищные условия. Параллельно, благодаря становлению системы микрорайонирования, повышения комфортности и этажности домов, реализации современных проектов, облик Кемерова меняется к лучшему. Выделяются великолепные здания филармонии, нового цирка, аэропорта, областной библиотеки, дворца спорта и других, а также на улицах появился новый транспорт в виде троллейбусов. Часть проектов была осуществлена кузбасскими архитекторами В. А. Суриковым, К. Д. Нещадимовым, Г. А. Глотовым, Ю. С. Зюзьковым, Б. П. Лерманом, В. П. Буриным и другими2. Вместе с тем застойные явления конца 1980-х годов, связанные с недостаточным финансированием, борьбой с архитектурными излишествами и развалом строительной отрасли не дали городским властям завершить многие задуманные планы.

Сегодня в связи со стабилизацией рыночных отношений появилась возможность заниматься рациональным градостроительством. В центре Кемерова при дефиците территорий строится большое количество зданий повышенной этажности. Однако в них существуют проблемы, связанные с электроснабжением, подачей воды, остановкой лифтов и другими чрезвычайными обстоятельствами. Вместе с тем, пригороды областной столицы имеют тенденцию к застройке малоэтажными зданиями. Такое строительство более экономично и безопасно. Кроме того, оно позволяет активно использовать местные строительные материалы.

Острой городской проблемной стали многочисленные кварталы устаревших «хрущёвок». Если бетонные дома в будущем ждёт бульдозер, то кирпичные строились на совесть и простоят века. По мнению академика Российской академии архитектуры и строительных наук Ю. П. Григорьева, в таких домах необходима современная реконструкция. По опыту Германии («хрущёвки» там наследство ГДР), академик предлагает повышать их этажность, устанавливать внешние лифты, обновлять инженерное оборудование, обустраивать жилые мансарды и таким образом удовлетворять спрос населения на дешёвые квартиры1.

В целом, в начале XXI столетия жильё в Кемерово стало намного комфортабельнее, архитектура – разнообразнее. Это во многом объясняется тем, что сегодняшние дома проектируются и строятся из блок-секций – отдельных сегментов, которые могут быть непохожими друг на друга. Они позволяют «играть» с этажностью зданий, их конфигурацией, а также сохранять природную среду.

В настоящее время население города составляет свыше 520 тыс. человек. Ведущими отраслями промышленности остаются химическая, машиностроительная, текстильная, пищевая. В окрестностях Кемерова сохраняется и добыча угля. В Кузбасской столице пять высших учебных заведений, а также большое количество филиалов учебных заведений Москвы, Новосибирска, Томска, Екатеринбурга и других городов. Имеются четыре театра, музеи (краеведческий, истории спорта, изобразительного искусства и др.).

Кемерово – центр областных рыночных структур. Здесь находятся основные филиалы крупных коммерческих банков, акционерных обществ и компаний, в городе приватизировано большинство предприятий и организаций, в частные руки передано основная часть торговли, а также городского жилья. Каждый пятый рубль в бюджет города в настоящее время вносят представители малого бизнеса.

Итак, кемеровчане могут гордиться историей столицы. Они добились многих положительных результатов в различных сферах своей жизнедеятельности и, особенно, в жилой застройке. Однако надо помнить, что независимо от политических режимов, в этом есть огромная заслуга нашего старшего поколения и его местного руководства.
Н. Э. Буфина

Разрез «Кедровский»

как градообразующее предприятие
Развитие угольной отрасли в Кузбассе способствует появлению и формированию рядом с угледобывающим предприятием населенного пункта. Подтверждением данного факта является развитие разреза «Кедровский» и вместе с ним становление Кедровки как жилого района г. Кемерово.

Кедровка – и жизнь, и работа для многих людей. В географическом словаре Кузбасса «От Абы до Яи» есть такие сведения «Кедровка – деревня поселкового совета Кемеровского горисполкома расположена по реке Кедровка в 26 км от Кемерово. В 1859 г. здесь проживало 235 жителей 38 хозяйств, в 1911 г. - 614 жителей, 104 хозяйства, к 1954 г. - менее 10 тыс. человек, в 1968 году – 12 тыс. жителей, 236 хозяйств, школа, клуб, библиотека, медпункт», в 1975 г. – 13 тыс. чел.1 В 2010 г. проживало около 19 000 человек, жилой фонд составил 3320 домов.

Существует три версии о появлении названия данной местности: на этой земле раньше обитала птичка кедровка; протекает речка Кедровка; много кедровых лесов. Первая версия приобрела в последние годы большую популярность и стала среди жителей поселка почти что официальной.

Кедровка сформировалась не сразу. Старожилы вспоминают, что до 1954 г. на кедровской земле было несколько деревень: Кролики, Кедровка и Свиновод. В деревне Кролики находились молочная и кроличья фермы. В деревне Кедровка центральная улица называлась Уньга, которая до сих пор сохранила свое название. Позднее, в 1960-е гг., согласно генплану по реконструкции разреза предусматривалось снести деревни Старая Кедровка и Красный Городок. В районе этих деревень потом построили станции «Кедровая» и «Красный Городок» с размещением отвальных тупиков. Окончательно жителей с тех мест переселили в современную Кедровку в начале 1980-х годов. В деревне Свиновод была свиноводческая ферма и совхоз «Забойщик», после объединения деревень сформировалась Кедровка.

Кедровка становлением и ростом обязана строительству и развитию Кедровского угольного разреза. Государственной комиссией 28 декабря 1954 г. был подписан акт о приёме в эксплуатацию разреза «Кедровский» с проектной мощностью 300 тысяч тонн в год2. 31 декабря 1957 г. решением облисполкома населенный пункт отнесен к категории рабочих поселков, который в 1992 г. был передан в административное подчинение Кемеровскому горсовету3.

Рассмотрим формирование жилищного фонда Кедровки. В 1955 г. жилой фонд составлял 5716 кв. м, ко времени сдачи разреза были построены щитовые одноквартирные домики и дома барачного типа1. Двухэтажные брусчатые и щитовые дома находились в Горняцком переулке и на улице им. Гоголя, позднее переименованными в улицу Стахановская. Начали появляться кирпичные дома. Первый пятиэтажный кирпичный дом был построен в 1960 г. по адресу ул. Новогодняя, 32. В щитовых домах позже открылись хлебный и промтоварный магазины, в домах барачного типа – больница и амбулатория. В настоящее время на месте щитовых домов и бараков располагаются многоэтажные дома по ул. Стахановская и Парк Победы (1998 г.) с фонтаном.

В 1960–1970-е гг. согласно генплану по реконструкции разреза (1969–1983 гг.) предусматривалось снести деревни «Старая Кедровка» и «Красный Городок», а жителей переселить в сам поселок. Жители старых домов, приготовленных под снос, ждали получения нового жилья. Чтобы ускорить свой переезд, жильцы специально не делали ремонт, а при возникновении пожара в доме, выносили свои вещи на улицу и, дождавшись, пока пламя все охватит, звонили в пожарную охрану3.

В 1970-е гг. в среднем в год работники разреза получали 90–100 квартир с центральным отоплением, водоснабжением, канализацией. К 1984 г. ко времени окончания реконструкции жилая площадь благоустроенных домов увеличилась на 80 %4. Однако разрез не справлялся с поставленными задачами по объему строительства. Поэтому был найден следующий выход: в 1987 г. был сдан 110 квартирный дом, однако часть вводимого жилья была передана на самоотделку будущим жильцам. Вследствие этого были сокращены сроки строительства, снижено количество простоев и улучшилось качество жилья5. В середине 1980-х гг. осуществлялось строительство домов силами «Главкузбасстроя» и «Кузбассжилстроя». Основную часть объектов вело Северное разрезостроительное управление, основанное в 1970 г.6 Во второй половине 1980-х гг. развивался хозспособ, то есть строительство своими силами. В 1987 г. хозспособом было построено и введено в эксплуатацию 60 квартир, в 1988 г. 24 квартиры и секция 74 квартирного дома7. С 1986 по 1988 гг. получили квартиры 150 семей8.

Несмотря на такие темпы строительства, многие работники уходили на другие предприятия из-за необеспеченности жильем. Люди готовы были строить сами для себя жилье, а не ждать очереди на квартиру, но на строительство нужны были деньги. Со второй половины 1980-х годов начал формироваться поселок ссудозастройщиков, названный впоследствии «Кулацкий» (сохранивший свое название до настоящего времени), потому что дома строились добротные и основательные. Горняки строили для себя коттеджи стоимостью около 80 тыс. руб. Выдавалась земля площадью в 15 соток, на которой предполагалось разместить дом, стайку, баню, гараж и огород1. При застройке 50 % расходов брало на себя предприятие, 50 % – государство. Помощь предприятия – безвозмездная. Ссудозастройщики в течение нескольких лет выплачивали только половину стоимости дома. При этом застройщик обязан был некоторое время трудиться на предприятии, которое ему помогло. Наряду с «кулацкими» домами стали строиться «российские коттеджи» – это коттеджи более состоятельных людей по сравнению с ссудозастройщиками, которые строили двухэтажные дома, в том числе и по западному образцу с индивидуальной планировкой. Особенно активное строительство «российских коттеджей» происходило с середины 1990-х гг. и продолжается по настоящее время.

В 1993 г. директор разреза А. Г. Приставка заключил контракт с греческой строительной фирмой «Olympion Constructions». По проекту с 1993 по 1998 гг. на территории снесенной свиноводческой фермы и деревни «Свиновод» построены 306 коттеджей пяти типов, торговый центр «Суперагора Афина», спортивный комплекс «Олимп», часовня великомученика Дмитрия Сопунского, 2 фонтана и амфитеатр. Данный район впоследствии был назван «Греческая деревня». Общая стоимость контракта составила 88 млн. долларов США. Принцип покупки коттеджа был следующий: работник разреза вносил первоначальный взнос в размере 10 % от стоимости коттеджа с рассрочкой до 15 лет. Цена коттеджа составляла около 500 тыс. руб. (500 млн. руб. старыми деньгами до 1998 г.), рассрочка беспроцентная. В счет стоимости коттеджа люди сдавали квартиры разрезу, остальная часть денег постепенно вычиталась из зарплаты.

В связи со строительством российских и греческих коттеджей, расположенных при въезде в Кедровку, территорию центра с многоэтажными домами стали называть «поселок». Кедровка в народе условно делится на районы: «Греческая деревня», «Российские коттеджи», «Кулацкий поселок», «Кролики» (дачи за российскими коттеджами), «Пионерка» (частный сектор за Греческой деревней), «Латыши» (там станция Латыши и частные дома), «Надежда» (дачи за Греческой деревней), «Уньга» (частный сектор в районе железнодорожного переезда), «Поселок» (сама Кедровка с многоэтажными домами и социокультурными объектами), «Центр» (ДК, аллея от стадиона до АБК), «Доща» (спальный район за стадионом, названный так потому что ранее там стояли дома барачного типа из досок).

Что касается района «Доща» по Комсомольскому проезду, то новые дома начали строиться на этой территории с 1982 г. В основном дома 2-3-х этажные, с начала 1990-х гг. стали строить 5-этажные, с 2008 г. – большей этажности. С конца 1990-х гг. в Кедровке начали строить «элитные дома». В 1998 г. по ул. Торговая, 5 был сдан в эксплуатацию первый элитный дом с подземными гаражами, 1-2-х этажными квартирами1. Строительство жилья финансировал разрез «Кедровский». Появление элитного жилья свидетельствует о повышении уровня материального благосостояния кедровчан.

Объектами социокульурной сферы в Кедровке являются: три общеобразовательных школы, профессиональное училище № 69, шесть детских садов, больница № 15, дворец культуры «Содружество», детский дом творчества «Светлячок», музыкальная школа, стадион «Открытчик», спорткомплексы «Олимп» и «Горняк», храм Иверской Божьей матери, часовня Дмитрия Сопунского, памятники, парковая скульптура, Парк победы и другие.

В настоящее время разрез «Кедровский» развивается стабильно, увеличивая объемы добычи угля, выходя на новые рынки сбыта продукции. Параллельно с производством интенсивно развивается социокультурная жизнь, что выступает показателем определенной основы успешной деятельности разреза как градообразующего предприятия.


Каталог: archive
archive -> Отчет по рынку катодных блоков 05 мая 2011 года г. Москва
archive -> -
archive -> Техническое задание На право заключения договора на поставку питьевой воды для гуп вцкп «Жилищное хозяйство» основные требования
archive -> 2(49) 2015 Апрель Июнь
archive -> 1(48) 2015 Январь Март
archive -> Гумеров Р. А., Рудов А. А., Потемкин И. И. Аспирант
archive -> Суффиксы существительных как средство выражения модификационного значения субъективной оценки в русском и белорусском языках
archive -> Ономасиологический подход к описанию частных значений несовершенного вида русского глагола


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница