Авиапромышленность



Скачать 55.42 Mb.
страница67/322
Дата26.02.2016
Размер55.42 Mb.
1   ...   63   64   65   66   67   68   69   70   ...   322
В феврале 1944 года началось производство танков Т-34-85 с пушкой ЗИС-С-53 на заводе № 112, сначала параллельно с тридцатьчетверками, вооруженными 85-мм орудиями Д5-Т (всего их изготовлено 255 машин). С 15 марта Т-34-85 с ЗИС-С-53 начал выпускать завод № 183, а с июня - и № 174.

До конца войны в конструкцию танка Т-34-85 внесли ряд изменений - установлен воздухоочиститель типа «Мультициклон», введены два вентилятора на башне, изменена конструкция передних грязевых щитков, установлена радиостанция 9РС вместо 9РМ, улучшена конструкция механизма поворота башни, введена установка морских дымовых шашек (МДШ) на корме, двухстворчатая крышка люка командирской башенки была заменена одностворчатой (12217).


В феврале 1944 г. завод “Красное сормово” смог дать заказчику танки, оснащенные более мощным 85-мм орудием, нареканий на качество которых не было.

Одной из первых частей, получивших танки Т-34-85, был 38-й отдельный танковый полк, укомплектованный из состава танковой колонны «Димитрий Донской».

Эта колонна не является неизвестной. Упоминания о ней не раз всплывали в средствах массовой информации. Главной ее особенностью было то, что танки колонны были построены на средства верующих Русской Православной Церкви.

С самых первых дней войны Русская Православная Церковь принимала активное участие в укреплении обороноспособности страны. Уже 23 июня по предложению ленинградского митрополита Алексия (Симанского) приходы Северной столицы начали сбор средств на подарки воинам. В тот же день патриарший местоблюститель Сергий (Страгородский) благословил это начинание для храмов всей страны. Однако, не имея банковского счета, Церковь не имела возможности аккумулирования средств, вести строгий учет и контроль расходования полученных сумм.

30 декабря 1942 г. глава Русской Православной Церкви обратился к архипастырям, пастырям и приходским общинам с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Димитрия Донского. 5 января 1943 г. И. Сталин направил митрополиту Сергию телеграмму с благодарностью русскому духовенству и пастве за заботу о бронетанковых войсках Красной Армии. А вскоре Государственный банк СССР получил указание И. Сталина об открытии Специального счета Русской Православной церкви, для .Сбора средств, что стало фактом признания юридического статуса РПЦ впервые за годы советской власти. >, В январе 1943 г. большие денежные средства поступили га указанный счет в Москве, Ленинграде и Свердловске. Всего для создания танковой колонны в 1943 году Церковью было собрано свыше 8 миллионов рублей, а также большое количество предметов из драгоценных металлов, ювелирных изделий, антикварных предметов, произведений искусств...

Наибольший вклад внесли верующие Москвы — более 2 млн. руб., свыше 1 млн. руб. собрали верующие Ленинграда, 650 тыс. руб. поступило на счет РПЦ из Куйбышева, по полмиллиона дали Астрахань и Пенза, по 400 тыс. — Казань и Саратов, немногим более 300 тыс. дала Пермь.

Большие суммы поступали и из сельской местности. Например, Ивановская обл. собрала 146 тыс. руб. На святое дело отдавали свое не только в тылу. Уже звучали в пе-%ати воспоминания протоиерея церкви села Троицкого Днепропетровской области И. Ивлева: «В церковной кассе денег не было, а их надо было достать... Я благословил двух 75-летних старушек на это великое дело. Пусть имена их будут известны людям: Ковригина Мария Максимовна и Гор-бенко Матрена Максимовна.” (11135).
В феврале 1944 г. были изготовлены два эталонных Т-44, вооруженных соответственно 85-мм пушкой Д-5Т и 122-мм пушкой Д-25Т-44. Эти машины предполагалось использовать в качестве образцов при организации серийного производства. В частности, на них были установлены дизели не В-2-УМ (520 л.с.), а выпущенные на Кировском заводе дизели В-2-ИС, специально приспособленные под более тесное силовое отделение Т-44. Выхлопные патрубки, оканчивавшиеся на прототипе короткими отражательными козырьками — «шайбами», теперь выводились в прямоугольный выхлопной короб, который отводил горячие выхлопные газы в область кормы танка. Боеукладка танка претерпела изменения и превратилась в удобный для работы заряжающего стеллаж (11135).
В феврале 1944 г. был выпущен опытный образец самоходной установки СУ-85БМ-П, вооруженный 85-мм пушкой Д-5С-85БМ, ствол которой был удлинен за счет установки гладкой насадки. Начальная скорость бронебойного снаряда возросла до 1050 м/с. Этот снаряд пробивал лобовую броню немецкого танка Т-VI "Тигр I" на дальности 2000 м (10703).
В феврале 1944 на Уралмашзаводе была создана новая САУ СУ-85БМ-II с еще более длинной и мощной пушкой Д-10-85 завода 9 с начальной скоростью снаряда 1050 м и дальностью прямого выстрела 1375 м. В связи с появлением еще более мощного 100 мм орудия тема развития не получила (4406).
В феврале 1944 г., т.к. из-за большой загрузки ЦАКБ работы по С-51 затянулись, начались заводские испытания опытного образца. Ввиду ограничений по времени они велись по сокращенной программе, а поскольку интерес к САУ был очень большой, то еще до завершения заводских испытаний машина-была передана на АНИОП. Но здесь С-51 повела себя не лучшим образом. Неудачный баланс артсистемы привел к тому, что на марше машина показала себя неустойчивой и была склонна к опрокидыванию. Во время стрельбы из-за высокой линии огня САУ сильно раскачивалась и сдвигалась назад чаще всего со значительным боковым смещением, что обязательно приводило к сбиванию наводки и большому рассеиванию снарядов. При малых углах возвышения отдача была стол] велика, что практически все номера расчета (в том числе и наводчик) не могли удержаться на своих местах на лафете. Стало очевидно, что для нормального функционирования необходим откидной сошник и машина требует доработок. Тем не менее С-51 все же была рекомендована для принятия на вооружение с учетом устранения отмеченных недостатков после второй фазы полигонных испытаний (11417).

Тактико-технические характеристики тяжелых САУ 1943 г.





152-мм

152-мм


152-мм


203-мм


ТТХ / Марка


САУ СУ-152

СУ-Д-15*


ИСУ-152


С-51


Боевая масса, кг


45600

31000


46000


49750


Экипаж, чел.


5

5


5


9


Размерения. Мм


Длина общая


8950

7000


9050


9350


Ширина


3250

6100


6770


3380


Высота


2450

3000


3070


3400


Клиренс


440

400


470


500


Вооружение


Орудие, кал


152,4-мм

152,4-мм,


152-мм


203,2-мм


Тип


МЛ-20С

Д-15


МЛ-20С


Б-4


Длина ствола, клб


28,8

24,3


28,8


25


Нач. скорость сн м/с


600

381


600


550-600


Угол гориз. наведения


±6'

±10'


±6°


+30"


Угол верт. наведения


-5+18'

-1+25°


-3+20°


-0+60'


Снарядов, шт.


20

20


20


12


Пулеметов, шт. х кал -


-

-


1x12,7 мм


_


Патронов, шт.


-

-


250


-


Толщина брони, мм


Вертик. корпуса


70-60

45


120-90-60


60


Гориз. корпуса


20-30

10-20


30-20


20


Рубка


70-60

45


120-60


_


Силовая установка


База т.


КВ-1С

т. Т-34


т. ИС


т. КВ-1С


Мощность макс. ,л.с.


600

500


520


600


При част. вращ. об/мин


2000

1850


1850


2000


Передач КПП 6/2





4/1


6/2


6/2


Скорость макс, км/ч


42

50


35


30,0


Среднетехнич км/ч


н.д.

17


19


15


Тип топлива

Диз. толпливо

Диз.топливо


Диз. топливо


Диз.топливо

Емк. бака, л.


500

н.д.


500


Н.Д.


Запас хода, км


220

н.д.


220


100


* — днные по проекту










В феврале 1944 г. опытный образец самоходной гаубицы С-51, которая была разработана в ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина в 1943 г., после Заводских испытаний поступил на АНИОП, где в марте того же года прошел полигонные испытания и был рекомендован к принятию на вооружение. Однако на вооружение установка не принималась и в серийном производстве не состояла по причине прекращения производства гаубиц Б-4 в начале 1942 г. Машина была создана на базе танка КВ-1С и имела компоновочную схему с кормовым расположением моторно-трансмиссионного отделения и открытой установкой основного оружия в носовой части корпуса. Расчет (экипаж) установки состоял из десяти человек. В качестве основного оружия была использована качающаяся часть 203-мм гаубицы Б-4 обр. 1931 г. с поршневым затвором и баллистикой 203-мм гаубицы Б-4БМ. В связи с установкой орудия на новую самоходную базу его конструкция существенных изменений не претерпела. В походном положении ствол гаубицы оттягивался назад. Высота линии огня составляла 2795 мм. Стрельба велась только с места. Механизмы наводки (подъемный, приведения на заряжание и поворотный) секторного типа обеспечивали углы вертикальной наводки от 0 до +60° (10703).


В феврале 1944 был выпущен опытный образец Су-100 с пушкой Д10-С и начались испытания (4406).
В феврале 1944 УЗТМ уже изготовил САУ с пушкой Д-10С Петрова. Испытания новой самоходки прошли успешно. 100-мм орудие Д-10С, установленное на этой САУ, обладало самой высокой бронепробиваемостью среди всех орудий, устанавливаемых на серийные советские танки и САУ в ходе войны (пробивало 132-мм броню на дистанции 500 метров под углом 30 градусов). 3 июля 1944 года ГКО своим постановлением № 6131 принял СУ-100 на вооружение (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 270. Л. 32-36). Но начало её производства на УЗТМ задержалось до сентября 1944 года. Дело в том, что 100-мм пушка Б-34, на основе баллистики которой создавались все эти орудия, не имела бронебойного снаряда. Разработка и подготовка производства такого снаряда должны были завершиться только к IV кварталу 1944 года. За это время Грабину удалось заставить УЗТМ всё-таки выполнить вариант СУ-100, вооруженный его пушкой. Но на вооружение он так и не был принят (12290).
В феврале 1944 г. УЗТМ совместно с заводом № 50 НКТП изготовил опытный образец самоходной установки СУ-100, вооруженный 100-мм пушкой Д-10С, который успешно прошел заводские испытания. Государственные испытания установки проходили на Гороховецком АНИОПе с 9 по 27 марта. Испытания САУ выдержала и была признана годной для принятия на вооружение РККА после проведения некоторых улучшений ее конструкции. На основании результатов испытаний 14 апреля 1944 г. заводу было дано распоряжение о немедленной подготовке серийного производства самоходной установки СУ-100 (10703).
В феврале 1944 г. был выпущен на УЗТМ совместно с заводом № 50 НКТП первый опытный образец установки СУ-100 Объект-138. Машина прошла заводские и полигонные испытания на Гороховецком АНИОПе в марте 1944 г. По результатам испытаний в мае - июне 1944 г. был изготовлен второй опытный образец, который стал головным образцом серийного производства. Серийное производство было организовано на •УЗТМ с сентября 1944 г. по октябрь 1945 г. За время Великой Отечественной войны с сентября 1944 г. до 1 июня 1945 г. было выпущено 1560 самоходных установок, которые широко использовали в боях на заключительном этапе войны. Всего за время серийного производства выпустили 2495 самоходных установок СУ-100 (10703).
В феврале 1944 года первый опытный образец СУ-100 прошел заводские испытания, состоявшие из 30 выстрелов и 150 км пробега.

История с ЦАКБ с 85 мм пушкой в случае 100 мм пушки повторилась с точностью. Получив чертежи орудия С-34, на "Уралмаше" убедились, что эта пушка для самохода не годится: она имела внушительные размеры по ширине, при наведении влево упиралась во вторую подвеску, не позволяла разместить люк водителя. Были необходимы большие изменения в серийном корпусе САУ, в том числе и в его геометрической схеме, что влекло за собой изменение стендов для сварки и сборки. Требовалось перейти на торсионную подвеску, сместить рабочее место механика-водителя и все агрегаты управления машиной на 100 мм влево, расширить верхнюю часть корпуса до габаритов гусениц, что вызвало бы увеличение массы САУ на 3,5 т по сравнению с СУ-85. При этом ЦАКБ снова заняло непримиримую ведомственную позицию: давая свою танковую пушку С-34 для установки на САУ, оно требовало использовать ее без изменений и настаивало на приспособлении САУ к пушке. "Уралмашзавод" вновь обратился к заводу № 9, и там создали 100-мм орудие Д-10С, которое было легче С-34 и устанавливалось в серийном корпусе без его существенных изменений и без излишнего увеличения массы машины (9637).


В феврале 1944 г. Уралмашзавод с помощью завода № 50 изготовил первый опытный образец самохода с лобовой броней рубки, доведенной до 75 мм, и провел заводские испытания 150 км пробега и 30 выстрелами. 3 марта 1944 г. артсамоход был отправлен на Гороховецкий полигон, где в период с 9 по 27 марта проходили Государственные испытания.

Государственная комиссия под руководством полковника Рупышева провела указанные испытания в более жестком режиме, чем было изначально запланировано, причем ужесточение режима вызывалось требованиями ЦАКБ. Всего в ходе испытаний было пройдено 864 км пробега и выполнено 1040 выстрелов. И, несмотря на то, что за поведением самохода наблюдало большое число глаз, комиссия рекомендовала указанный самоход на вооружение Красной Армии с учетом ликвидации отмеченных недостатков:

— Введением блокировки электроспуска для устранения самопроизвольных выстрелов при неподготовленном орудии или неожиданно для заряжающего (отмечались случаи травматизма заряжающих в ходе боев осени—зимы 1943 г.)

— Улучшением рабочего места командира.

— Улучшением крепления орудия по-походному.

— Улучшением вентиляции боевого отделения.

— Улучшением крепления боеприпасов.

— Изъятием смазки газойлем коленвала двигателя и заменой ее смазкой авиамаслом.

— Улучшением защелок люков и крышек (11417).
В феврале 1944 г. по результатам испытаний ЗСУ-37 была рекомендована к принятию на вооружение РККА, однако завод № 38 не располагал необходимым оборудованием для ее серийного производства. Чертежи установки были переданы в КБ завода № 40, где они были доработаны коллективом конструкторов под руководством Л.Ф. Попова. Весной 1944 г. заводом № 40 был выпущен второй опытный образец, который отличался от своего прототипа силовой установкой, размерами и массой, а также конструкцией вращающейся башни. В июле 1944 г. этот образец прошел полигонные испытания на НИБТ полигоне. По результатам испытаний летом того же года был выпущен третий опытный образец самоходной установки, на котором была вновь использована силовая установка СУ-76М. В октябре - ноябре 1944 г. этот опытный образец успешно прошел полигонные испытания и был рекомендован к принятию на вооружение РККА. В 1945 - 1948 гг. ЗСУ производилась на заводе № 40 в г. Мытищи Московской области. В 1945 г. было изготовлено 12 самоходных установок ЗСУ-37 (10703).
В феврале 1944 г, изготовленный опытный образец зенитной САУ СУ-17 прошел заводские испытания, которые выявили ряд незначительных дефектов. Машина была рекомендована для принятия на вооружение с учетом внесения в ее конструкцию необходимых доработок.

Однако мощности завода не позволяли обеспечить параллельный с СУ-76 выпуск указанных САУ, а его техническое перевооружение в ближайший год не планировалось. К тому же М.Н. Щукин занял место главного конструктора восстанавливаемого Харьковского завода № 75 (бывший Харьковский завод № 183), куда он перебрался осенью.



Поэтому вся конструкгорско-технологическая документация по машине была передана на завод № 40 в Мытищи, который также выпускал СУ-76 и конструкторское бюро которого выступило с инициативой по проведению упрощения конструкции самоходной зенитной пушки с целью увеличения удельного выпуска и снижения закупочной цены (11417).
В феврале 1944 г. ЦАКБ предложило свое баллистическое решение 85-мм пушки большой мощности с использованием гильзы от 100-мм выстрела орудия Б-34 или 122-мм выстрела орудия А-19. Но так как 122-мм гильза использовалась от выстрела раздельного заряжания и имелись некоторые объективные трудности организации выпуска унитаров с ней, то НКВ и НКБ разрешили использовать только первый вариант с гильзой от Б-34, но несколько увеличенным «зарядным отношением» (11417).
В феврале 1944 года были испытаны опытные образцы полевого транспортера береговой артиллерии (ПТБАРов) и дали положительные результаты (3861).
В феврале 1944 проект артиллерийского тягача А-45 з-да № 75 был доработан и в марте 1944 началось изготовление первых 10 машин (7382, 47).
Армия:
В феврале 1944 состоялось 6 массированных налетов на Хельсинки, Оулу, Котку и Турку. Это была первая из двух стратегических операций АДД за время ВОВ. Эту операцию трудно признать успешной, во всяком случае перемирие с Финляндией было подписано только через полгода (3772).
В феврале 1944 АДД провела серию мощных налетов на Хельсинки. Они были интересны четкой .организацией действий атакующих сил. Каждый корпус выделял разведчиков погоды, самолеты наведения, освещения цели, подавления зенитной артиллерии, контроля результатов удара и атакующую группу. Поскольку основной целью являлось оказание давления на финское правительство, готовившееся выйти из рядов союзников Германии, а не разрушение города, налет растянули во времени. Самолеты шли друг за другом с интервалом 10-15 секунд почти 12 часов подряд. Налеты масштабами поменьше организовали и на другие города Финляндии. В марте последовал массированный налет на Таллин. АЛЛ поддерживала операции по освобождению Крыма (в частности, парализовала работу портов Констанца и Галац, через которые осуществлялась связь с блокированным полуостровом). Бомбили и позиции немцев непосредственно под Севастополем (10734,81).
В феврале 1944 года в ходе боевого вылета Пе-8 №42611 на Хельсинки после выполнения боевого задания экипаж, выполняя противозенитный маневр, услышал какой-то звонкий удар где-то позади кабины пилотов. Машина благополучно долетела до своего аэродрома и совершила нормальную посадку В ОКБ было сообщено, что после посадки самолет был тщательно осмотрен техсоставом, но никаких дефектов обнаружено не было. Спустя некоторое время такой же удар и приблизительно в том же районе, за кабиной пилотов, зафиксировал экипаж, перегонявший один из Пе-8 на заводской аэродром в Казань. Повторное проявление непонятного дефекта всерьез встревожило ОКБ, начали появляться предположения, что произошло разрушение какого-либо силового элемента центроплана. При тщательном осмотре центроплана на этой машине удалось обнаружить след незначительного сдвига нижнего пояса заднего лонжерона по отношению к обойме центрального узла крепления подкосов лонжерона. Как раз этот узел находился позади передней кабины экипажа. Анализ следа сдвига показал, что труба пояса лонжерона вышла из под обоймы узла на 1-2 мм. Причиной подобного мог быть только разрыв самой трубы, что подтвердилось после снятия обоймы узла, когда перед Не-звалем и его коллегами предстала во всей красе труба лонжерона, разорванная по крайнему ряду заклепок. Разрыв был очень ровным и чистым и, казалось как будто специально обрезанным. Как выяснилось вскоре, все было серьезней и глубже. Еще на этапе проектирования для поясов лонжеронов центроплана, по рекомендации ВИАМ, была выбрана на то время новая высокопрочная сталь 30ХГСА "Хромансиль", по своим характеристикам допускавшая работу при высоких удельных напряжениях и дававшая значительное облегчение конструкции. В то время толком об усталостных напряжениях и их влиянии на долговечность мало что было известно, и никаких рекомендаций со стороны ЦАГИ и ВИАМ у самолетчиков по этим особенностям работы материалов и конструкций не было. На момент проявления дефекта в ОКБ были далеки от понимания существа проблемы. Еще раз тщательно проверили прочностные расчеты, убедились, что действующие напряжения не только не превышают допустимых значений, но и имеют достаточный запас прочности. Дальше копаться не стали, решив, что в этом месте трубы лонжеронов, видимо, имеют какое-то местное ослабление, и приняли решение о местном усилении конструкции. После этого разобрали этот же узел на Пе-8 №42611, на котором впервые проявился дефект - труба лонжерона была также срезана. Разработка конкретных конструктивных мероприятий по усилению трубчатого лонжерона оказалась достаточно сложной конструкторской и технологической задачей, ведь предстояло проводить усиление на самолетах, которые находились в строю. На части парка Пе-8 провели доработки, ограничив для остальных машин максимальную бомбовую нагрузку на уровне 3200 кг. Случаи разрыва труб лонжеронов прекратились, и о проблеме и в ОКБ, и в эксплуатации вскоре забыли. Одновременно в ЦАГИ и ВИАМ провели дополнительные исследования "Хромансиля", ведь помимо Пе-8 подобное разрушение лонжеронов зафиксировали на истребителе Ла-7, а это уже было более чем серьезно. Количество Пе-8 исчислялось десятками, а истребители с маркой "Ла" строили тысячами. Детальные исследования разрушенных деталей из 30ХГСА, проведенные доктором технических наук Н.И.Мариным, показали, что эта высо-копрочная сталь, работая при высоких напряжениях, склонна к усталостным разрушениям и обладает очень низким ресурсом в случае воздействия нагрузок подобного характера. Ничего не оставалось делать, как снижать расчетные напряжения в сечении лонжеронов. Переходить на другой сортамент труб было не реально, поэтому внутрь труб пропустили дополнительные стальные элементы с довольно сложной системой крепления их к узлам лонжеронов. Завод изготовил требуемые элементы усиления и специальный инструмент, а заводская бригада совместно с техсоставом 25-го полка провела необходимые доработки строевых Пе-8 (7685).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   63   64   65   66   67   68   69   70   ...   322


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница