Авиапромышленность


февраля 1944 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГКО-5201сс



Скачать 55.42 Mb.
страница53/322
Дата26.02.2016
Размер55.42 Mb.
1   ...   49   50   51   52   53   54   55   56   ...   322

18 февраля 1944 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГКО-5201сс


г. Москва, Кремль

О работе Государственного института реактивной техники при СНК СССР и о мероприятиях по развитию реактивной авиации.

Государственный Комитет Обороны постановляет:

Государственный Комитет Обороны отмечает, что Государственный институт реактивной техники при СНК СССР (ГИРТ), руководимый т. Костиковым, не справился с порученной ему задачей создания как реактивного двигателя, так и реактивного самолета, ни по срокам, ни по тактико-техническим данным. За полтора года ГИРТ не сумел приблизить задачу реактивного полета к практическому разрешению.

Предложенные т. Костиковым Государственному Комитету Обороны данные его реактивных самолетов совершенно не соответствуют получающимся результатам, а сроки создания этих самолетов и двигателей сорваны. Не справившись с работой, т. Костиков принимал все меры к тому, чтобы создать видимость активной и плодотворной работы по вопросу реактивной техники, чем ввел в заблуждение правительство, а создавая ложное впечатление, что порученная ГИРТ'у задача успешно разрешается, нанес крупный ущерб развитию реактивной техники в СССР и затормозил ее развитие.

Считая такое положение дела с развитием реактивной техники в СССР совершенно нетерпимым, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Отстранить т. Костикова А.Г. от работы начальника и главного конструктора института и передать его дело прокурору Союза ССР, а Государственный институт реактивной техники при СНК СССР, как не оправдавший своего назначения, ликвидировать.

2. Придавая исключительно важное значение делу создания реактивной авиации в СССР, возложить решение этой задачи на Наркомат авиационной промышленности.

3. Обязать Наркомавиапром т.т. Шахурина и Яковлева:

а) собрать все квалифицированные силы по реактивной технике в СССР и организовать научно-исследовательский институт реактивной авиации (НИРА НКАП) в системе Наркомавиапрома, считая основной задачей института создание реактивных двигателей;

б) придать новому институту исследовательско-конструкторское направление с целью обеспечить создание надежных реактивннх двигателей и самолетов и практически осуществить полеты первых реактивных самолетов в 1944 году;

в) наряду с работой по созданию реактивного самолета в институте реактивной авиации, поручить проектирование и постройку реактивных самолетов Лавочкину, Микояну и Сухому;

г) к 15 марта с.г. представить в ГОКО конкретные предложения о строительстве реактивных двигателей и реактивных самолетов.

4. Назначить начальником института реактивной авиации т. Поликовского В.И.

Заместителем начальника института назначить т. Абрамовича Г.Н.‚ освободив его от работы в ЦАГИ.

Наркомавиапрому привлечь для работы в институте реактивной авиации профессора Стечкина Б.С., освободив его от работы на заводе № 300 НКАП.

5. Утвердить мероприятия по обеспечению развертывания работ по реактивной авиации (см. приложение).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ И. СТАЛИН

Послано:

т.т. Маленкову, Шахурину, Яковлеву, Поликовскому, Горшенину, Будникову, Григорьяну, Молотову, Чадаеву(12638).


18 февраля 1944 г. Государственный комитет обороны, “...придавая исключительно важное значение делу создания реактивной авиации в СССР...”, принимает важное решение об организации Научно-исследовательского института реактивной авиации в системе НКАП, считая основной задачей института создание реактивных двигателей. Этим же постановлением разработка реактивных боевых самолетов была признана первоочередной задачей советской авиационной промышленности, и к ее решению привлекли коллективы опытно-конструкторских бюро, возглавляемые А.С.Яковлевым, С.А.Лавочкиным, А.И.Микояном, П.О.Сухим.

В короткие сроки в Советском Союзе были развернуты работы по теоретическим, экспериментальным и опытно-конструкторским исследованиям различных направлений развития авиационных реактивных двигателей. Проектировались и строились жидкостные, прямоточные и пульсирующие двигатели, создавалась комбинированная (мотокомпрессорная) силовая установка. Все эти типы двигателей должны были пройти летные испытания на серийных или специально спроектированных опытных самолетах. Велась также разработка турбореактивного двигателя. Практически все работы по авиационным реактивным силовым установкам, проводившиеся в тот период, базировались на научно-техническом заделе, созданном еще в предвоенные и, частично, в военные годы.

Одновременно обобщались результаты теоретических и экспериментальных исследований по изучению особенностей полета на больших скоростях, проводившихся в период с 1939 по 1943 гг. Разрабатывались конкретные рекомендации конструкторам по аэродинамической компоновке новых скоростных самолетов с реактивными двигателями, которые основывались на продувках моделей в аэродинамической трубе больших скоростей Т-106, введенной в эксплуатацию в 1943 г.

Результаты этих работ не замедлили сказаться. Уже через год после принятия постановления ГКО на летные испытания вышли экспериментальные самолеты со смешанными силовыми установками (Ла-7Р, Як-ЗРД, И-250, Су-5), завершилось проектирование опытных самолетов с жидкостными реактивными двигателями (И-270, “4302”), начались работы по легким и тяжелым пушечным истребителям с трофейными турбореактивными двигателями, захваченными в побежденной Германии (9528).


18 февраля 1944 г. в постановлении № 5201 Государственный Комитет Обороны (ГКО) указал на нетерпимое положение с развитием реактивной техники в стране. Придавая исключительное значение делу создания в СССР реактивной авиации, решение этой задачи наконец-то было целиком возложено на НКАП. Этим документом был ликвидирован ГИРТ, а А.И. Шахурину и А.С. Яковлеву поручалось собрать все квалифицированные силы и организовать Научно-исследовательский институт реактивной авиации (НИИ-1), считая его основной задачей создание реактивных двигателей. Таким образом, в структуре НКАП стало два основных центра, которым было поручено заниматься проблемами реактивного двигателестроения: НИИ-1 (образован 28 февраля 1944 г. приказом НКАП № 149 на базе ГИРТ и завода № 293) и ЦИАМ.

Постановлением предписывалось конкретные предложения по строительству реактивных двигателей представить в ГКО к 15 марта 1944 г. Спустя почти два месяца, 22 мая, постановлением № 5946 ГКО утвердил эти предложения. В последовавшем 30 мая приказе НКАП № 371 всем главным конструкторам, занимавшимся созданием истребителей, были официально выданы следующие задания. А.С. Яковлеву надлежало модифицировать истребитель Як-9 с мотором ВК-105ПФ, оснастив его дополнительным однокамерным ракетным двигателем РД-1 конструкции В.П. Глушко, а также разработать экспериментальный истребитель с таким же, но трехкамерным ракетным двигателем. СА. Лавочкина обязали произвести аналогичную доработку истребителя Ла-5 с мотором АШ-82ФН или АШ-83, а также спроектировать экспериментальный истребитель с реактивным двигателем ТР-1 конструкции A.M. Люльки. Н.Н. Поликарпову приказывали разработать экспериментальный истребитель с двухкамерным реактивным двигателем конструкции Л.С. Душкина, а П.О. Сухому – экспериментальный истребитель с мотором ВК-107А и дополнительным воздушно-реактивным двигателем с компрессором конструкции ЦИАМ, а также модификацию самолета Су-6 под мотор АШ-82ФН 2ТК2 или АШ-82 с дополнительным однокамерным двигателем РД-1. Что касается А.И. Микояна и М.И. Гуревича, то в их задачу входило создание экспериментального истребителя с мотором ВК-107А и дополнительным воздушно-реактивным двигателем с компрессором конструкции ЦИАМ.

Таким образом, ввиду неясности, какое из направлений в реактивном двигателестроении наиболее перспективно, конструкторам поручили охватить все реально существовавшие на то время типы силовых установок – ЖРД, ТРД и ВДРК.

Работа ОКБ-155 над самолетом, получившим название И-250 и заводской шифр «Н», изложена в ряде публикаций[164]. Нас же в данном случае интересует проблема серийного производства первого реактивного МиГа. Кстати, это был первый цельнометаллический самолет разработки ОКБ Микояна и Гуревича. Ведущим инженером на время его проектирования и постройки назначили А.А. Андреева, а для сотрудников, занятых в проекте, объявили обязательный 10-часовой рабочий день (12207).


18 февраля 1944 года по решению ГКО СССР в системе НКАП СССР был создан специализированный НИИ-1, объединивший все конструкторские коллективы, работающие над реактивными двигателями (10706).
18 февраля 1944 г. №5201 ГКО в своем постановлении указал на нетерпимое положение с развитием реактивной техники в стране. Решение этой проблемы было теперь целиком возложено на НКАП. Не справившийся со своими задачами ГИРТ при СНК СССР был ликвидирован (директор института А. Г. Костиков за обман руководства страны был арестован), а НКАП поручалось собрать все квалифицированные кадры и организовать Научно-исследовательский институт реактивной авиации (НИИРА) с целью создания реактивных двигателей. Первым его начальником стал В.И. Поликов-ский, а его заместителем по научной части — Г.Н. Абрамович.

Позже, 22 мая 1944 г., постановлением ГКО №5946 НИИРА переименовывается в НИИ-1 НКАП. Начальником института назначили генерал-майора авиации П.И. Федорова. В состав института в качестве филиала № 1 было включено ОКБ-293, разрабатывавшее первые советские реактивные самолеты БИ-1, а его руководитель В.Ф. Болховитинов стал первым заместителем начальника. Институт был переориентирован на решение задач создания реактивный авиации, в первую очередь по разработке жидкостных ракетных и воздушно-реактивных двигателей. Разработку реактивных снарядов как непрофильную тематику руководство Наркомата авиапро-ма стремилось передать из НИИ-1 в другую специализированную организацию (11090).


18 февраля 1944 г. Постановлением ГОКО № 5201сс было указано на «нетерпимое положение с реактивной техникой» и ГИРТ был ликвидирован. Одновременно все сооружения и кадры были переданы в НКАП (приказ № 111с от 18.02.1944 г.) и стали основой для образования Научно-исследовательского института реактивной авиации (НИРА) НКАП. Приказом № 115с от 18.02.1944 г. начальником временно назначен В.И. Поликовский. По приказу № 149сс от 28.02.1944 г. НИРА объединен с заводом № 293 (вместе с ОКБ-293) и преобразован в НИИ-1, в ведении 7ГУ НКАП.

Началось сосредоточение в институте основных кадров по реактивной технике. Сюда переведены: из ОКБ-293 - ЭКБ-3 М.М. Бондарюка (создан отдел ПВРД, далее- КБ-2 НИИ-1, с 10.1950 г.- самостоятельное ОКБ-670); из ЦИАМ - А.М. Люлька (выдано задание на создание ТРД тягой 1250 кг); группа В.П. Глушко; группа Л.С. Душкина; группа А.М. Исаева (ОКО при НИИ-1).

И.Ф. Флоров, работавший в ОКБ-293, в 07.1944 г. назначен начальником самолетного сектора № 43 НИИ-1 по приказу № 370сс от 30.05.1944 г. (с 1948 г.- в ЦИАМ). Здесь же с конца 1944 г. по 02.1945 г. работал А.А. Боровков. Создан самолет «4302» (1946 г.).

Приказом № 364с от 29.05.1944 г. начальником НИИ-1 назначен П.И. Федоров, 1-м замом по научно-исследовательской работе- В.Ф. Болховитинов. Приказом № 656с от 11.11.1944 г. НИИ-1 передан в 18ГУ, основное направление- реактивное двигателестроение. В 03.1946 г. в связи с ликвидацией 18ГУ передан в 8ГУ, с 1.10.1951 г.- в 6ГУ.

В 03.1946 г. из НИИ-1 МАП на завод № 81 МАП переведена группа конструкторов (9 чел.), занимавшаяся установками РС. По приказу № 182сс от 30.03.1946 г. СКБ А.М. Люльки переведено на самостоятельную опытную базу- завод № 165 МАП, в состав его ОКБ передан личный состав отдела № 21 НИИ-1.

В 1947 г. Келдышем разработан проект ракетного самолета с 2-мя ПВРД и ЖРД.

С 1.07.1948 г. НИИ-1 являлся филиалом ЦИАМ (приказ № 440с от 21.06.1948 г.). В соответствии с постановлением СМ СССР от 10.03.1952 г. НИИ-1 МАП стал самостоятельным и получил также название НИИ РД (реактивных двигателей)59.

Из НИИ-88 в институт переведена лаборатория по автоматической астрокоррекции под руководством И.М. Лисовича.

С 1950-х г., после выделения всех конструкторских организаций в самостоятельные, институт занимается НИР в ракетно-космической области и двигателестроении.

В 1954 г. создана лаборатория № 6 (руководитель- К.П. Осминин) по динамике КР.

В 1950-е г. построена стендовая испытательная база в Тураево.

С 1954 г. институт принимает активное участие в работах по МБР Р-7, МКР «Буран» и «Буря».

В 1955 г. образован филиал по системам управления КР (начальник- Р.Г. Чачикян; гл. конструкторы: по астронавигации- И.М. Лисович, по автопилоту- Г.Н. Толстоусов).59

В 1956-57 г. построен газодинамический тепловой стенд Ц-12Т для испытаний ракет.59

В 1950-е г. существовала лаборатория систем управления (руководитель- Б.В. Раушенбах). Разработаны системы ориентации КА на основе солнечных и лунных датчиков (Башкин, Князев). Затем группа Б.В. Раушенбаха переведена в ОКБ-1 ГКОТ.

В 1965 г. НИИ-1 ГКАТ передан в подчинение 2ГУ МОМ и по приказу от 6.03.1966 г. преобразован в НИИТП (тепловых процессов). В 1990-х г. передан в РКА. В 1995 г. переименован в Исследовательский центр им М.В. Келдыша. По Указу Президента РФ № 1009 от 4.08.2004 г. вошел в число стратегических оборонных предприятий.

1960-е г.: научное обеспечение разработок ЖРД и теплозащиты головных частей ракет (1954-57 г.- БР Р-7 и МКР «Буря»), решение задач по выводу в космос КА. Проведены первые фундаментальные исследования ядерных ракетных двигателей (с конца 1950-х). Разработаны схемы электрических плазменных двигателей торцевого типа (А.А. Поротников).

С 1965 г. НИИТП- головная научно-исследовательская организация ракетного двигателестроения.

Принимал участие в программе создания ОК «Буран».

В 1970-80-е г.- научное обеспечение создания РДТТ для БРК.

В начале 1980-х г. создан плазмогенератор «Марабу», создающих вокруг движущегося объекта плазменную оболочку, снижающую радиолокационную заметность объекта.63

Разработана технология создания в ионосфере плазменно-паровых облаков, отражающих РЛ-излучение (работал Ю.А. Уткин). Испытания установки «Мажор» проведены на космической станции «Мир».63

2000 г.: работы по ракетно-космическим энергоустановкам, исследования в области термодинамики.

Направления деятельности (2005 г.): исследования и разработки по ракетным двигателям для РКТ (ЖРД нового поколения, электроракетные двигатели); НИОКР по изделиям РКТ, подбор материалов и топлив; НИР по экологически чистым технологиям при производстве и эксплуатации РКТ; разработка технологий для военной, научной и народнохозяйственной техники; разработка энергосберегающих технологий.

Создан отдел «Водородной энергетики» (зам. начальника отдела (2005 г.)- В. Смоляров). Работы по водородным топливным элементам.

Начальник (1933-37 г.)- И.Т. Клейменов (репрессирован), (1937-40 г.)- Б.М. Слонимер, (1941 г.)- Н.А. Монаков, (1941 г.)- А.Н. Фоменко, (1942-02.1944 г.)- генерал-майор А.Г. Костиков (отстранен, затем репрессирован), (02.1944-)- В.И. Поликовский, (05.1944 г.-)- П.И. Федоров, (1945-46 г.)- Я.Л. Бибиков, генерал-майор ИАС, (11.1946 г.-)- М.В. Келдыш, (1948-49 г.)- В.В. Владимиров, (1949-51 г.)- В.А. Окулов, (1951-55 г.)- А.Т. Туманов, (1955-88 г.)- В.Я. Лихушин. Директор (1988-2005 г.-)- академик А.С. Коротеев.

Научный руководитель (1948-61 г.)- академик М.В. Келдыш.

Зам. начальника (1933 г.-)- С.П. Королев; по научной части - В.Ф. Болховитинов (05.1944-46 г.). Зам. директора (2003 г.)- А.М. Губертов; по ВЭС (2005 г.)- А.А. Кленчев.

Гл. инженер (1940-41 г.)- А.Г. Костиков. Начальник КБ (1943 г.-)- А.Я. Березняк.

Работали: (03.1938; 1944 г.) - А.П. Артемьев (РС), А.П. Ваничев, Л.А. Воскресенский, И.И. Гвай (РС), (-1937 г.)-В.П. Глушко (репрессирован, работал в ОТБ НКВД на заводе № 8), (1933- 44 г.-)- Л.С. Душкин, (1941 г.)- В.С. Зуев (ПВРД), (1930-е; 1944-)- А.М. Исаев, (-04.1938 г.)- С.П. Королев (репрессирован), (-1937 г.)- Г.Э. Лангемак (репрессирован), А.М. Люлька, В.П. Мишин, (1936-45; 1958-96 г.)- А.В. Палло (ведущий инженер по ЖРД), Г.И. Петров, Н.А. Пилюгин, Ю.А. Победоносцев (РС для «Катюши»), (-1936-38 г.-)- Б.В. Раушенбах (расчеты), (-1934-41 г.-)- М.К. Тихонравов (затем- в НИИ-4 МО), Б.Е. Черток, (1941 г.)- Е.С. Щетинков (ПВРД).

Создано: РС: РС-82 (пнв в 1937 г.), РС-132 (пнв в 1938 г.); М-13 (пнв в 1941 г.), М-13УК (пнв в 1943 г.), М-13ДД (пнв в 1944 г.), М-20 (1941 г.) для БМ-13 «Катюша» ; М-8 (пнв в 1941 г.) для БМ-8 «Катюша»; М-30 (пнв в 1942 г.), М-31 (пнв в 1943 г.), М-31УК (пнв в 1944 г.) для БМ-31;58 самолеты с ЖРД: «302» (1943), «4302» (1946), «4303» (1947); СЭДУ- солнечная энергодвигательная установка с СТРД- солнечным тепловым ракетным двигателем.

НИИ-1 НКАП, МАП, ГКАТ, РНИИ (ракетный) РККА, НКТП, НИИ-3 НКОП, НКБ, ГИРТ при СНК, НИРА НКАП, НИИ РД МАП, НИИТП (тепловых процессов) МОМ, НИИТП им. М.В. Келдыша РКА, ФГУП «Исследовательский центр им. М.В. Келдыша» РАКА

125438 г. Москва, ул. Онежская, 8/10 тел. 456-46-08, 456-87-56 www.kerc.msk.ru (10776).

КБ-7 РНИИ

Создано в 1935 г. на базе бригады ЖРД ГИРДа. Работы по жидкостным ракетам.

Построена испытательная станция, в состав которой вошли: башня для огневых испытаний, пультовая, помещение для сборки ракет, электротехническая и керамическая лаборатории.

Начальник (1935 г.)- Л.К. Корнеев.

Зам. начальника (08.1935 г.)- А.И. Полярный.

Работали: (1935 г.-)- М.Г. Воробьев, П.И. Иванов (нач. группы аэродинамики), Е.М. Курило (электротехника), А.С. Раецкий, Э.П. Шептицкий (нач. конструкторской группы); (1937 г.)- М.Ю. Голлендер (нач. керамической лаборатории), Ф.Л. Якайтис, В.С. Зуев, А.Б. Ионов.

Создано: ракеты: Р-03, Р-06 (1936 г.), АНИР-5, Р-07, ЭНИР-7, Р-05, Р-10 (1939 г.); порохо-жидкостный двигатель М-17, М-29е для Р-05.

Филиал № 1 НИИ-1

/г. Химки Московской обл./

Завод № 293 НКАП действовал в составе НИИ-1 по приказу № 149сс от 28.02.1944 г., далее- на правах филиала № 1 (по приказу № 370сс от 30.05.1944 г.). Здесь же работала группа (ОКО) А.М. Исаева по ЖРД.

В соответствии с постановлением СМ от 31.05.1946 г. и приказами № 361сс от 7.06.1946 г. и № 373с от 14.07.1946 г. в 7ГУ на базе филиала № 1 вновь образован самостоятельный завод № 293 НКАП (в связи с прекращением работ по самолетостроению в НИИ-1 и непригодности для работ по ЖРД) и передан как опытная база гл. конструктору М.Р. Бисновату. Группа А.М. Исаева переведена на основную территорию НИИ-1. Березняк в 12.1946 г. назначен зам. гл. конструктора ОКБ-2 завода № 1 МАП.

Начальник филиала (01.1946 г.)- Нейман.

Начальник КБ филиала (06.1946 г.)- А.Я. Березняк.

Филиал № 2 НИИ-1

/г. Москва Ново-Владыкино/

По приказу № 655с от 11.11.1944 г. для развития работ по реактивному вооружению на бывшей территории завода № 482 НКАП (которая была передана полностью со всеми зданиями, оставшимся оборудованием и персоналом) во Владыкино образована база НИИ-1 по данной тематике. По приказу № 699с от 27.12.1944 г. база стала филиалом № 2 НИИ-1 по реактивному вооружению.

Из НИИ-1 сюда переведены сектора № 5, № 9, лаборатория «Е» и НИХЛ (химлаборатория) со всем личным составом и оборудованием. Продолжены работы по снарядам М-13ДД, М-20.

В соответствии с постановлением СМ СССР № 1017-419сс от 13.05.1946 г. и приказом МАП/ МСХМ № 318сс/126сс от 24.05.1946 г. для концентрации работ по пороховым РС из системы МАП в ведение МСХМ передан филиал № 2 НИИ-1 МАП (со всеми сооружениями и штатом сотрудников~ 350 чел.) с образованием на его базе КБ-2 МСХМ. В числе переведенных были начальник филиала Победоносцев, начальник отдела Е.А. Печерский и др.

На базе бывшего филиала и ГЦКБ-1 МСХМ образован специализированный НИИ пороховых РС (с 1.04.1947 г. получивший название НИИ-1 МСХМ).

Начальник филиала (1944-46 г.)- Ю.А. Победоносцев.

Зам. начальника/ гл. инженер (1944 г.)- Н.В. Климовицкий.

КБ-1, ОКБ-1 при НИИ-1 МАП гл. конструктора Л.С. Душкина

Л.С. Душкин работал в ГИРДе, с 1933 г.- в РНИИ, в моторной лаборатории. С 01.1938 г. возглавлял в НИИ-3 НКБ отдел по ЖРД.

В соответствии с приказом НКАП № 433сс/ов от 11.06.1942 г. для ускорения работ по реактивным двигателям планировалось перевести группу Душкина (В.А. Штоколов, А.В. Палло и др.) из НИИ-3 на завод № 293. Однако, по имеющейся информации, группа Душкина не была переведена и продолжала работать в НИИ-3 и затем в НИИ-1.

Проводились работы по ускорителю самолета С-155 и ускорителю для Е-50.

Душкин до 04.1946 г.- начальник отдела № 13 НИИ-1. В 04.1946 г.- гл. конструктор КБ-1 при НИИ-1.

В 1949 г. ОКБ-1 входило в состав ЦИАМ (вместе с НИИ-1).

В соответствии с постановлением СМ СССР № 2473-973 от 10.06.1950 г. ОКБ-1 гл. конструктора Л.С. Душкина было ликвидировано, личный состав перевели в ОКБ-456, другие лаборатории НИИ-1.76 В 1955 г. Л.С. Душкин возглавил ОКБ-165-1.

Работали: (1949 г.)- Преображенский, Чурков.

Создано: ЖРД: ОР-10 («02» для «216»), РД-12К, РДА-1-150 для РП-318, РДК-150, РДА-300, КРД-604 для «604», Д-1-А-1100 для «БИ», Д-1-Т для торпеды РТ-45 (1932-42 г.); РД-КС-1 (1946), РД-КС-3, РД-2М (1945), РД-2М3В для «302», РД-2М3ВФ для самолета «5» (1946), РД-3М, РД-КС-5, УС-2500.

КБ-2 при НИИ-1 МАП гл. конструктора М.М. Бондарюка

По приказу № 149сс от 28.02.1944 г. ЭКБ-3 НИИ ГВФ М.М. Бондарюка вместе с ОКБ-293 влили в состав НИИ-1. Далее оно преобразовано в отдел прямоточных двигателей, а вскоре- и в КБ-2. Сначала Бондарюк- руководитель и конструктор КБ, а с 08.1947 г.- гл. конструктор КБ-2 (в 1949 г. по совместительству работал в отделе № 5 НИИ-88).

Для дальнейшего ускорения работ и из-за потребности в собственной экспериментальной базе 1.10.1950 г. КБ-2 выделилось в самостоятельную организацию и получило название ОКБ-670 МАП, гл. конструктор- М.М. Бондарюк.

Гл. конструктор (08.1947-10.1950 г.)- М.М. Бондарюк.

Зам. гл. конструктора – Г.А. Варшавский.

Работали: И.М. Вишнепольский, Ю.Н. Глазунов, Е.Я. Губер, Н.Д. Домарев, Ю.К. Ефимов, И.А. Куратов, И.Б. Леванов, А.Ф. Макеев, С.И. Платонов, С.М. Родин.

Создано: ПВРД: РД-430 для Ла-126 и Ла-138 (1948); проект РД-165 для установки на НВ вертолета И.П. Братухина; РД-350; проект РД-007 для «10Х» (1948); РД-700 (РД-1, 1948); первый двухконтурный РД-1А для РС «Шторм»(1949-50), РД-550 для мишени ЛМ-15 (1949).

КБ-3 при НИИ-1 МАП гл. конструктора Г.Я. Диллона

Также- это отдел вооружения № 52 НИИ-1.

В 1942 г. под руководством Г.Я. Диллона и его зама В.П. Голикова начаты исследования и разработка реактивной авиационной торпеды РАТ (работали Ю.Б. Гермейер, В.А. Андреев, О.Т. Сазонова, Я.Л. Рудницкий). Закладывалась серия на заводе № 500.

В 1944 г. Диллон работал в филиале № 2 НИИ-1 по РС.

В 1948 г. действовало КБ-3 при НИИ-1. Разработан пороховой ускоритель У-5 для самолетов (1948 г., планировался выпуск на заводе № 500).

Видимо, после передачи филиала № 2 НИИ-1 в МСХМ и образования НИИ-1 МСХМ группа Диллона действовала там (по разным сведениям, или из отдела № 52 НИИ-1 МАП, или из НИИ-1 МСХМ, группа Г.Я. Диллона из 16 чел., зам.- В.П. Голиков, к 07.1946 г. переведена с тематикой по РАТ-52 в НИИ-2 МАП).

СКБ НИИ-1 МАП гл. конструктора А.М. Люльки

/г. Москва Лихоборы/

Организовано при институте по приказу № 185с от 13.03.1944 г. для развития работ по ГТД. Одновременно гл. конструктором утвержден А.М. Люлька, группа которого со всем заделом и оборудованием была переведена из ЦИАМ. Работы по ТРД С-18, создан в 1945 г. Затем на его базе создан ТР-1.

По приказу МАП № 182сс от 30.03.1946 г. для расширения работ СКБ переведено на самостоятельную базу- завод № 165 и получило название ОКБ-165 МАП.

Гл. конструктор (03.1944-03.1946 г.)- А.М. Люлька.

ОКО при НИИ-1 МАП

/г. Химки, г. Москва/

Опытно-конструкторский отдел сформирован в институте в 1944 г. Проводил работы по ЖРД.

Основу отдела составила группа двигателистов бывшего ОКБ-293, влитого в НИИ-1. Создан ЖРД РД-1 для «БИ», У-400-10 для экспериментальных летающих моделей ЛМ-6, ЛМ-9, ЛМ-12 (1946-47 г.), ЖРД-ускоритель СУ-1500; разрабатывался одноразовый РД У-12500 (1946 г.).

Начальник отдела (-04.1946 г.)- А.М. Исаев. В 04.1946 г. Исаев возглавил ОТБ-2 в Германии (по некоторым данным, перед поездкой в Германию Исаев работал начальником цеха завода № 500).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   49   50   51   52   53   54   55   56   ...   322


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница