Авиапромышленность



Скачать 55.42 Mb.
страница38/322
Дата26.02.2016
Размер55.42 Mb.
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   322

Осколочная АО-10, угодив рядом с кабиной грузовика, смяла ударной волной крыло и капот машины, пробила осколками кабину и бензобаки, машина сгорела. В другом случае авиаторы отбомбились осколочными АО-10 по автоколонне. Несмотря на то, что с точки зрения статистики, цель была протяженной и дискретной (обобщённой её трудно считать при скоростях самолётов тех времён), авиаторы повредили и уничтожили более 60 штабных машин и грузовиков.

Не менее любопытен и вариант смешанного применения осколочных АО-10 и противотанковых ПТАБ-2,5-1,5 по скоплению автотехники из 50 разнотипных машин, рассредоточенных на дистанции в среднем 2,5 м. Несмотря на то, что точки разрывов авиабомб находились на расстоянии 1-5 м друг от друга, повреждёнными и сожжёнными оказались 80% машин. Вариант применения осколочных авиабомб различных калибров (2,5,10 и 25 кг) тоже давал неплохой эффект. К примеру, на площади 200x600 м в одном налёте удавалось вывести из строя и уничтожить около 70 (80%) автомобилей.

Осколочные авиабомбы по артиллерии

Взрывы осколочных авиабомб любого калибра на некотором удалении от орудий приводили к повреждениям, легко устранимым в полевых условиях, и потому повреждённые артсистемы противник не бросал. Другое дело в окружении и при спешном отступлении...

Трёхорудийная немецкая батарея 37-мм зениток на позиции была подвергнута бомбардировке осколочными АО-2,5. Орудийные дворики типовые, квадратные 6x6 м с высотой бруствера 1 м. В бруствер позиции первого орудия попало четыре авиабомбы, пробив осколками кожух откатников и поцарапав ствол. В бруствер позиции второго орудия угодило также четыре авиабомбы, осколками посекло орудийный дворик, а зенитный автомат, вне сомнения, был повреждён. Однако немцы его отбуксировали. В бруствер позиции третьего орудия попало три авиабомбы, а четвёртая угодила в казённую часть орудия, пробив осколками откатник, прицел, сидение наводчика, станину лафета и крепления щита.

Несколько прямых попаданий АО-10 комиссия обследовала на батарее 8-дюймовых орудий с железобетонными открытыми орудийными двориками. После бомбардировки на всех орудиях остались лишь незначительные царапины. Такими же боеприпасами лётчики отбомбились по артсистеме на марше. Одна из авиабомб угодила в моторное отделение тягача, буксировавшего 75-мм противотанковую пушку. Повреждения получили и тягач, и орудие.

Всего одной осколочной авиабомбы оказалось достаточно, чтобы уничтожить упряжку и расчёт немецкого 10,5-см полевого орудия на марше. Она попала в 2,5 м с краю от цели, образовав в чернозёме воронку диаметром 2,0 м и глубиной 0,4 м. Множественными осколками пробило люльку, спицы и обод колеса, а на казённой части ствола образовались вмятины глубиной до 4 мм. Все шесть лошадей были убиты.

Современники о бомбовом вооружении ВВС Красной Армии

Система бомбового вооружения ВВС в Великую Отечественную войну в основном достаточно эффективно поражала и уничтожала цели, однако технические характеристики поражающих факторов, продекларированные на основе полигонных испытаний и приведённые в довоенных руководствах и описаниях, в ряде случаев оказались завышенными, по сравнению с зафиксированными в реальных боевых условиях.

Это можно частично объяснить:

-снаряжанием боеприпасов в годы войны суррогатированными взрывчатыми веществами;

-попаданием авиабомб в случайные места цели и в произвольных ракурсах относительно неё, а не в наиболее благоприятные для её уничтожения;

-использованием войсками в реальных условиях естественных укрытий складок местности, канав, леса и пр.

К существенным недостаткам бомбового вооружения ВВС Красной Армии современники относили недостаточно продуманные габариты боеприпасов, что позволяло далеко не во всех вариантах загрузки самолёта достичь максимума его грузоподъёмности и неудобства эксплуатации мелких осколочных авиабомб, отнимающих при подготовке самолёта к боевому вылету несоизмеримо большего времени. С горечью в интонации авиаторы отметили не оправдавшие надежд специализированные мостовые авиабомбы и недостаточную огневую мощь 250-кг «фугасок» при действии по мостам (11062).


Другие оборонные отрасли:
В январе - феврале 1944 г. были выпущены три танка Т-44 первой модификации. Первые два танка имели массу 30,4 т и были вооружены 85-мм пушкой Д-5Т-85 и двумя 7,62-мм пулеметами ДТ. Броневая защита верхнего лобового листа корпуса достигала 75 мм, верхний бортовой лист, расположенный вертикально, имел толщину 45 мм и дополнительно был защищен накладным броневым листом толщиной 30 мм. Лоб башни имел толщину 90 мм. На танке был установлен дизель В-2ИС мощностью 500 л.с. (368 кВт). Один из этих танков прошел испытания в феврале - марте 1944 г. на НИБТ полигоне, в результате которых было выявлено много конструктивных недостатков новой машины. Третий опытный танк Т-44-122 был вооружен 122-мм пушкой Д-25-44 (10703).
В январе-феврале 1944 прошли испытания Т-44. Главным преимуществом нового танка перед Т-34 была более мощная бронезащита. Толщина лобового листа корпуса составляла 75 мм, а лоб башни достигал 90-мм толщины. На испытаниях эта броня оказалась достаточной для защиты от самого распространённого немецкого средства ПТО, 75-мм противотанковой пушки РаК- 40, на дистанции от 300 метров. Бронепробиваемость большинства немецких средних танков и САУ находилась на этом же уровне. Танк вооружался 85мм, или 122-мм пушками. Затем появился вариант с более мощным 100-мм орудием. Вес танка возрос по сравнению с Т-34 незначительно, а высота уменьшилась на 30 сантиметров. Т-44 продемонстрировал высокую надёжность, пройдя на испытаниях свыше 1000 километров без серьёзных поломок (Свирин М. Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955. С. 179).

Весной-летом 1944 года опытные образцы Т-44 активно испытывались на полигонах, но принимать танк на вооружение и начинать производство танка не спешили. Был создан новый, улучшенный вариант танка, с ещё более сильной бронёй. Толщину лобового листа корпуса довели до 90 мм, а лоб башни - до 110 мм. Теперь лобовая проекция танка стала полностью неуязвимой для самых распространённых немецких противотанковых и танковых пушек, хотя по- прежнему не могла защитить от тяжелых танков.

Серийное производство танка началось только в IV квартале 1944 года. Изготавливать Т-44 поручили восстанавливаемому танковому заводу № 75 в Харькове, который не мог выпускать его в существенных количествах. По сути такое решение означало отказ от производства танка. Почему это произошло? Ведь И. В. Сталин неоднократно говорил с В. А. Малышевым о важности быстрейшей разработки Т-44. Об этом свидетельствует несколько записей в дневнике народного комиссара. Первый раз Малышев сообщает Сталину о новом танке 27 декабря. Сталин заинтересовался новым танком и просил ускорить его испытания и производство («Пройдёт десяток лет, и этих встреч не восстановишь уже в памяти»//Источник. №5. 1997. С. 124.). Далее он не упускал Т-44 из виду. Проследить за развитием событий можно по дневнику Малышева. 15 января Сталин вновь подробно расспросил Малышева о характеристиках Т-44 и сказал: «Так это будет очень хороший танк. Вы держите меня в курсе дела». 3 февраля Сталин просил Малышева ускорить испытания танка и подготовить предложения по его производству. 13 февраля Сталин от просьб перешёл к обвинениям: «тов. Сталин сказал, что мы затягиваем дело с этим танком, и предложил ускорить испытания и начать производство танков Т-44. Исключительно тяжелые задачи. Не знаю даже, как их можно выполнить. Сейчас буду советоваться с директорами заводов» («Пройдёт десяток лет, и этих встреч не восстановишь уже в памяти»//Источник. №5. 1997. С. 125).

Но, когда танк был готов, Сталин и Малышев, видимо, так и не решились перестраивать для его производства основные танкостроительные предприятия (12290).


В январе - феврале 1944 г. три опытных образца (№ 1, 2 и 3) Т-44 (первой модификации) были изготовлены и один из них (№ 2) с 19 февраля по 5 марта того же года прошел испытания на НИБТ полигоне, в результате которых было выявлено много конструктивных недостатков машины. Па вооружение танк не принимался и в серийном производстве не состоял. Явился прототипом танка Т-44 (второй модификации) (10703).
В январе-феврале 1944 г. были выпущены три танка Т-44 первой модификации. Первые два имели массу 30,4 т и были вооружены 85-мм пушкой Д-5Т-85 и двумя 7,62-мм пулеметами ДТ. Броневая защита верхнего лобового листа корпуса достигала 75 мм, верхний бортовой лист, расположенный вертикально, имел толщину 45 мм и дополнительно был защищен накладным броневым листом толщиной 30 мм. Толщина лобовой брони башни составляла 90 мм. На танке установили дизель В-2ИС мощностью 500 л.с. (367,6 кВт) (11468).
С января по апрель 1944 г. до принятия на вооружение танка Т-34-85 с пушкой ЗИС-С-53, завод № 112 выпускал танки Т-34-85, оснащенные 85-мм пушкой Д-5Т-85. Всего было выпущено 255 таких машин, включая 5 командирских ганков, оснащенных радиостанциями РСБ-Ф. С февраля 1944 г. завод начал постепенный переход на выпуск танков Т-34-85, вооруженный пушками ЗИС-С-53. В 1944 г. заседал военным представителе 8695 танков Т-34-85, оснащенных радиостанцией 9Р (линейные танки), 129 - радиостанцией РСБ-Ф (командирские) и 255 танков без установки радиостанций. 30 линейных танков из общего числа выпущенных танков были оснащены автоматической системой ППО (10703).
В январе — феврале 1944 г. опытный образец установки СУ-85БМ-1 (СУ-85БМ-Н) успешно прошел заводские и полигонные испытания. Однако в связи с решением установить в серийную самоходную установку СУ-85 100-мм пушку Д-10С, превосходившую по огневой мощи пушку Д-5С-85БМ, работы по СУ-85БМ-1 были прекращены. Машина была создана на базе серийной самоходной установки СУ-85 и отличалась от нее вооружением. Экипаж машины состоял из четырех человек (10703).
С января по март 1944 года САУ СУ-85БМ, вооруженная пушкой Д-5С-85БМ проходила полигонные испытания и по их результатам на вооружение не была принята (3862).
В январе—апреле 1944 г. проект С-51 силами ЦАКБ совместно с КБ опытного завода № 100 был переведен на шасси танка ИС.

Поскольку выпуск 203-мм гаубиц Б-4 не возобновлялся, было принято решение о создании на шасси танка ИС самоходной версии дальнобойной 152-мм пушки БР-2. В мае-июне 1944 г. новая САУ, получившая индекс С-59 (сначала проект шел под индексом С-56), была изготовлена и передана для проведения полигонных испытаний. Конструктивно С-59 в целом повторяла С-51, но создавалась на шасси танка ИС-85 (здесь имеется разночтение данных ЦАКБ с данными полигона, так как в материалах по испытанию указано «улучшенное шасси тяжелого танка КВ»). Не вполне понятно, почему установка даже на этапе эскизного проекта не была дополнена откидным сошником, как то рекомендовалось по результатам предварительных испытаний С-51.

При проведении полигонных испытаний на АНИОП были выявлены недостатки, аналогичные тем, что были обнаружены при испытании С-51, причем отдача при стрельбе полным зарядом из 152-мм пушки оказалась еще большей. Но на вооружение САУ не рекомендовалась, и дальнейшие работы по данному типу САУ были прекращены (11417).
Армия:
За январь и февраль 1944 г. обе дивизии - «молодая» 311-я шад и 233-я шад 1-й ВА потеряли 34 самолета и 27 летчиков, что составляет одну потерю Ил-2 на 30,7 боевых вылетов и одного летчика на 39 вылетов. По опыту штурмовых частей и соединений 2-й воздушной армии на одну боевую потерю самолета Ил-2 в среднем приходилось: 33 боевых вылета - в 1943 г., 49 - в 1944 г., 75 - в 1945 г. При этом в ходе Львовско-Сандомирской наступательной операции налет на одну боевую потерю самолета Ил-2 составлял 62 боевых вылета (67 ч налета), а в Берлинской операции — 97 вылетов (101 ч налета). По опыту 15-й воздушной армии на каждые 100 самолетов Ил-2, получивших повреждения от огня зенитной артиллерии и истребительной авиации противника, приходилось всего: в 1943 г. - 1,34, в 1944 г. - 4,9, в 1945 г. — 3,25 боевых потерь Ил-2. Для сравнения, на каждую сотню поврежденных истребителей Як-9 приходилось 18 боевых потерь в 1943 г., 24 - в 1944 г. и 54 - в 1945 г., а истребителей Ла-5 — 23 в 1943 г. и 65 в 1944 г. (11921).
В январе-феврале 1944 г. командиры батарей истребительно-противотанковых самоходных полков, которые начали формироваться по штату № 010/483 (230 человек, 16 СУ-85 и 1 «командирский» Т-34) получили свою машину каждый и были переведены на новые штаты с пятью САУ в батарее, доведя таким образом численность САУ в полку до 20 (4 батареи по 5 СУ-85). Весной 1944 г. вновь была увеличена численность личного состава полка СУ-85 до 318 чел. при численности машин 21 шт. (11417).
Авиапромышленность:
В начале 1944 г. с внедрением в серийное производство Ил-2 с крылом увеличенной по передней кромке крыла стреловидностью появилась возможность улучшить и защиту воздушного стрелка. К 1 июня 1944 г. были разработаны удлиненный бронекорпус с перераспределенной толщиной брони, включающий кабину стрелка, и ремонтный комплект дополнительной брони стрелка. Ремкомплект предполагалось устанавливать на уже выпущенные Ил-2 «крыло со стрелкой» с обычным бронекорпусом силами техсостава строевых частей.

Верхняя передняя часть нового бронекорпуса выполнялась из дюралюминовых листов, поскольку, как показал боевой опыт, она практически не поражалась в воздушных боях. Вертикальная бронеплита под капотом и бронедиск за втулкой винта заменялись дюралевыми. Толщина нижних боковых стенок капота мотора увеличивалась до 6 и 8 мм, а толщина боковых стенок кабины пилота, наоборот, уменьшалась до 4 и 5 мм. Кабина стрелка целиком имела 5-мм броню. Передняя и средняя части бронекорпуса, как и ранее, выполнялись из броневых листов толщиной от 4 до 6 мм. В сравнении с серийным Ил-2 общий вес металлической брони увеличился на 55 кг.

Ремкомплект включал в себя девять бронеплит толщиной по 5 мм каждая, соединенных между собой уголками и болтами. Их сборка проводилась по заранее просверленным отверстиям. Два подготовленных техника монтировали кабину стрелка за два дня. Вес бронедеталей с креплением не превышал 41 кг.

При установке удлиненного бронекорпуса деревянная часть фюзеляжа укорачивалась на 1135 мм. Монтаж дополнительной брони изменений в конструкции самолета не требовал.

Вооружение в целом соответствовало серийным вариантам Ил-2 с обычным бронекорпусом, но бомбовая нагрузка ограничивалась 400 кг (11921).
С начала 1944 г., двигатель запустили в серию на заводе № 24. АМ-42 изготовлялся в больших количествах до 1948 г., затем его сняли с производства. В начале 1951 г. выпуск мотора восстановили в усовершенствованном варианте с ресурсом 400 ч., но снова прекратили в 1954 г. Всего на заводе № 24 было изготовлено 10 232 экз. С весны 1952 г. АМ-42 изготовлялся по лицензии в Чехословакии на заводе им. Димитрова как М-42. Количество моторов, выпущенных там, неизвестно.

АМ-42 экспортировался в Польшу, Венгрию, Румынию, Чехословакию, Китай, Северную Корею.

Характеристики:

• 12-цилиндровый рядный У-образный, четырехтактный, водяного охлаждения, редукторный, с односкоростным ПЦН;

• диаметр цилиндра/ход поршня 160/190 мм (в цилиндрах с прицепными шатунами 196,8 мм);

• объем 46,66 л;

• степень сжатия 5,5; 4

• мощность и вес в зависимости от модификации;

• запуск сжатым воздухом. Известны модификации:

• АМ-42, единственный вариант, находившийся в массовом производстве, 1750/2000 л.с., вес 980 кг (поздние серии 996 кг).

• АМ-42 с форкамерным зажиганием и степенью сжатия 7,0. Опытный образец испытывался на стенде в 1944 г.

• АМ-42Б (АМ-42ТК, АМ-42Б-ТК), вариант 1943 г. с переделанным ПЦН, новыми всасывающими патрубками и воздухо-воздушным интеркулером. Комплектовался турбонагнетателями ТК-ЗООБ. Мощность 1750/2000 л.с. Был изготовлен в марте 1943 г. Испытывался на опытном истребителе «5А» конструкции А.И. Микояна. АМ-42ФНВ с непосредственным впрыском топлива, 1650/2000 л.с., вес 1000 кг. Испытания опытного образца на стенде завершены 22 августа 1945 г.

- АМ-42ФБ-ТК с двумя турбонагнетателями ТК-1А. Двигатели АМ-42 устанавливались на серийных штурмовиках Ил-10 и Ил-ЮМ. Чехословацкие М-42 монтировались на самолетах В-33 (местный вариант Ил-10). АМ-42 устанавливались также на опытные машины Ил-8, Ил-16, И-225 (5А), Су-6. Применение их предусматривалось проектом Ту-8Б (11852).
С самого начала 1944 г., двигатель запустили в серию на заводе No 24. Эти моторы ставили на штурмовики Ил- 10. АМ-42 изготовлялся в больших количествах. С 1947 г. усилили картер, щеки коленчатого вала, шатуны, шестерни редуктора.э увеличило вес сухого двигателя на 10 кг (до 1030 кг). Попробовали вариант с непосредственным впрыском, но внедрение его на Ил-10 потребовало бы внесения значительных изменений в винтомоторную установку, и от серийного производства отказались.

В 1948 г. АМ-42 сняли с производства, но в начале 1951 г. выпуск мотора восстановили в усовершенствованном варианте с ресурсом 400 часов (за счет нового увеличения веса) для Ил- 10М, но снова прекратили в 1954 г. Масштаб производства в 50-е годы был не сравним, с тем, что имел место во время войны - делали чуть более 300 моторов в год. Всего на заводе № 24 было изготовлено 10 232 двигателей АМ-42.

С весны 1952 г. АМ-42 также делали по лицензии в Чехословакии на заводе им. Димитрова как М-42 для штурмовиков В-33 (это был местный вариант Ил-10). Количество моторов, выпущенных там, неизвестно. AJM-42 экспортировался в Польшу, Венгрию, Румынию, Чехословакию, Китай и Северную Корею.

Существовало несколько опытных вариантов АМ-42. Например, имелась модификация с форкамер- ным зажиганием и степенью сжатия 7,0. Опытный образец ее испытывался на стенде в 1944 г. АМ-42Б (он же АМ-42ТК или АМ-42Б-ТК) - это вариант 1943 г. с переделанным ПЦН, новыми всасывающими патрубками и воздухо-воздушным интеркулером. Он комплектовался двумя турбонагнетателями ТК-300Б.

Мощность была на уровне серийного типа, но номинальную мощность можно было удерживать до гораздо большей высоты. Такой двигатель изготовили в марте 1943 г., он испытывался на опытном истребителе "5А" конструкции А.И. Микояна. Был и еще один вариант с турбонаддувом - АМ-42ФБ-ТК с двумя турбонагнетателями ТК-1А.

АМ-42ФНВ отличался непосредственным впрыском топлива. Он получился тяжелее карбюраторного "собрата" - вес дошел до 1000 кг. Испытания опытного образца АМ-42ФНВ на стенде были завершены 22 августа 1945 г., но серийно этот вариант строить не стали (11934).


В начале 1944 проведенные исследования в ЛИИ НКАП и НИСО НКАП показали, что основными причинами, нарушающими нормальную работу связи, являются высокий уровень акустических шумов в кабинах самолета, а также помехи, создаваемые системой зажигания мотора, и взаимное влияние друг на друга цепей приемника РСИ-4 и радиополукомпаса РПК-10, которые работали от одной приемной антенны (11474,378).
В начале 1944 г. в ЛИИ ВВС ВМФ по указанию начальника ВВС ВМФ маршала авиации С.Ф.Жаворонкова были проведены полигонные испытания, которые показали, что наилучшими рикошетирующими и поражающими свойствами при действии по транспортам водоизмещением 5000-10000 т обладали авиабомбы ФАБ-250 с перьевым стабилизатором и бомбы большего калибра при снабжении их взрывателями АВ-87 в головном очке и АВ-1 в донном. Однако ФАБ-250 Ил-2 мог взять не более двух, что не позволяло обеспечивать приемлемые для боевого применения вероятности попадания в цель. В этой связи Илы вынужденно использовали ФАБ-100 - летчик с хорошей летной и стрелковой подготовкой при топмачтовом бомбометании в полигонных условиях серией из четырех "соток" вполне мог обеспечить вероятность попадания в цель хотя бы одной бомбой 0,6-0,7 (6767).

Опыт боевого применения Ил-2-топ-мачтовиков показал, что оптимальным, с точки зрения лучшей маневренности и управляемости, являлся состав группы топмачтовиков из 5-6 Ил-2, принадлежащей одной авиаэскадрилье. Группа же истребителей непосредственного прикрытия должна была быть в составе не менее 10 самолетов.

Отношение летчиков-штурмовиков флотов к новому методу поражения плавсредств противника наиболее точно выразил в своих воспоминаниях ветеран 47-го шап В.П.Остапенко: "Топмачтовое бомбометание - это игра со смертью, если узнаешь на отлично, - будет польза, а так - это сильно опасно, смерть".

И это действительно было так. Дело в том, что высота полета штурмовика при топмачтовом бомбометании в 20-30 м не давала возможности экипажам "Илов" выполнять эффективный противозенитный маневр, вследствие чего вероятность поражения огнем зенитной артиллерии, в сравнении с бомбометанием с горизонтального полета, была все же высокой, даже несмотря на то, что Ил-2 находился на боевом курсе в зоне действия корабельной ПВО всего 10-12 сек (при бомбометании с горизонтального полета боевой курс у экипажей с хорошей подготовкой занимал не менее 40-60 сек).

Кроме того, немцы при отражении атак Ил-2-топмачтовиков применяли специальные мины (аналоги, применявшихся в ВВС КА авиационных гранат АГ-1 и АГ-2), которые выбрасывались, серией по несколько штук, вверх прямо по курсу полета Ил-2 и спускались затем вниз на парашютиках, создавая пилотам штурмовиков серьезную "помеху" во время прицеливания и атаки цели. Отмечались случаи гибели штурмовиков в результате подрыва таких мин...

Справедливости ради необходимо все же отметить, что, как следует из анализа условий боев на морском театре военных действий, боевых возможностей штурмовика Ил-2 со всеми вариантами вооружения и характеристик поражаемости типовых морских целей, по которым в основном приходилось действовать Ил-2, последний не в полной мере отвечал требованиям войны на море.

Применение штурмовиками авиабомб типа ФАБ-100 как при бомбометании с планирования, так и при топмачтовом бомбометании не гарантировало потопление крупных судов и кораблей.

Мощность реактивных снарядов PC-82 и РОФС-132 была также недостаточной для эффективного поражения морских целей. Применение же РСов в бою осложнялось и большим их рассеиванием при стрельбе. Соответственно четырех PC, имеющихся в распоряжении летчика Ил-2, было мало для обеспечения надежного подавления цели.

Самое же точное оружие Ил-2 - пушечное вооружение, включая 37-мм авиапушки НС-37, было все же не настолько эффективным против кораблей и судов противника, как этого хотелось бы, главным образом из-за низкого фугасного действия снарядов калибра 20-37 мм.

Кроме этого, недостаточная дальность полета и отсутствие совершенных аэронавигационных средств самолетовождения существенно снижали боевую ценность Ил-2 как самолета морской авиации - глубина действия "Илов" ограничивалась прибрежными районами.

В результате Ил-2 на протяжении всей войны все же не могли в должной мере обеспечивать необходимые дальний перехват крупных морских судов и боевых кораблей противника и их устойчивое поражение...(6467).

Боевая статистика показывает, что во время ударов Ил-2 флотов по немецким ВМБ и конвоям на переходе морем в среднем около 30% Ил-2 из состава групп, участвующих в ударе, сбивалось, либо огнем зенитной артиллерии (примерно 70% из этого числа), либо истребителями Люфтваффе. Кроме этого, около 50-60% "Илов" из состава групп получали повреждения. Другими словами, в среднем 80-90% от состава групп "Ильюшиных", участвующих в бомбоштурмовых ударах по немецким военно-морским базам и конвоям, либо сбивались, либо получали повреждения.

В начале 1944 был подготовлен отчет по итогам работы ОКБ А.Н.Т. за 1943 отмечалось: “на основе опыта работы ту-2 в разведовательных полках ГК и по требованию ВВС ОКБ разработало специальные разведовательные варианты... Самолет-разведчик отличается от строящегося в серии большей дальностью (за счет добавочного подвесного бака) и установкой для специального фотоаппаратаю

В настоящее время один Ту-2 разведчик (с двумя АФА-3) прошел гос. испытая в НИИ спецслужбы ВВС и рекомендован к серийной постройке. Два ту-2, оборудованные специальной качающейся установкой под АФА-33, проходят войсковые испытания в 47 гапдр ГК...

В ОКБ разработаны установки для серийного ту-2 дополнительного пушечноговооружения (двух пушек Нудельмана-Суранова калибра 45 мм) и РЛС. В настоящее время на заводе оборудуются два ту-2С: первый с РЛС ПНБ-4 конструкции Спецотдела НКВД и двумя ВЯ 23 мм, второй - с РЛС Гнейс-5 конструкции НИИ-20 с 2х45 мм...” (4407,5).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   322


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница