Авиапромышленность



Скачать 55.42 Mb.
страница36/322
Дата26.02.2016
Размер55.42 Mb.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   322

В районе ст. Хотынец остался немецкий тяжелый танк Т-V («Пантера»), разрушенный прямыми попаданиями трех ПТАБ. Бомбы, попавшие в наклонный броневой пояс корпуса танка под основанием башни, прожгли 45-мм браню и вызвали .пожар танка.

В районе деревни Драгунская (10 км севернее Томаровка) противник оставил на поле боя шесть танков Т-V, разрушенных бомбами ПТАБ-2.5-1.5. Все они сгорели; в четырёх из них произошёл взрыв боеприпасов.

Бомбометание ПТАБ повысило эффективность действий авиации по танкам противника.

Применение ПТАБ-2.5-1.5 во много раз увеличило вероятность прямого попадания в танк, так как большое количество бомб, сброшенных с одного самолёта, покрывает большую площадь, создавая на ней достаточную плотность разрывов. Полоса разлёта бомб нередко перекрывает 2-3 танка, удаленных один от другого на 60—75 м; поэтому в результате действий авиации по рассредоточенным боевым порядкам и колоннам танков противника последние обычно несут большие потери. Это подтверждается следующими примерами.

15 июля 1943 г четыре Ил-2 614 шап атаковали в районе Подмаслово (Брянский фронт) группу наступающих танков противника в составе 25 машин, среди которых было до 10 «Тигров». Атака производилась с горизонтального полета с высот 130-150 м; при этом экипажами было сброшено 1190 ПТАБ- 2.5-1.5. В результате было сожжено 7 танков, в том числе 4 тяжёлых.

16 июля 1943 г. 23 самолёта Ил-2 810 шап атаковали скопление танков и автомашин в районе Подмаслово, Федоровка, Филатово. На танки противника было сброшено 2700 ПТАБ. В результате атаки было уничтожено, по наблюдению экипажей, 17 танков и до 40 автомашин.

7 июля 1943 г. две восьмерки штурмовиков 291 шад атаковали колонну противника, движущуюся в составе около 400 танков по дороге от Томаровка на Черкасское. Каждая группа штурмовиков сделала по два захода на цель, сбросив противотанковые бомбы с высоты 300-200 м. В результате удара было сожжено до 20 танков; движение колонны было нарушено, так как противник свернул с дороги и поспешил рассредоточиться в окружающих лесах и лощинах.

Опыт применения ПТАБ-2.5-1.5 показал, что наилучшие результаты достигаются при сбрасывании их с высоты 400—300 м на выходе из планирования или с высот 120-150 м с горизонтального полёта.

Бомбометание с высот 500 м и выше давало большой разнос бомб, в результате чего плотность очагов поражение оказывалась недостаточной, так как бомбы падали на расстоянии 30-40 м одна от другой. В отдельных случаях применялись противотанковые бомбы по танкам, укрывавшимся в лесу, что также не давало должного эффекта, так как ПТАБ взрывались при ударе о вершины и сучья деревьев и не могли поразить танки.

Выводы.


1. Эффективность действий авиации по танкам с применением осколочных и фугасных бомб а также авиационных пушек слабая.

Танковые части и соединения, широко применяющие меры маскировки и рассредоточения, обычно несут незначительные потери.

2. Наиболее эффективным средством поражения танков являются специальные противотанковые бомбы ПТАБ-2.5-1.5 которые при прямом попадавши в танк (самоходную пушку) любого типа, как правило, выводят его из строя или полностью уничтожают в результате возникающего пожара и взрыва боеприпасов.

3. Применение ПТАБ сильно увеличило вероятность прямого попадания в малые бронированные цели, так как бомбы, сброшенные одним самолётом, покрывают большую площадь, создавая плотность разрывов, вполне достаточную для поражения малоразмерной цели.

4. Эффективность ПТАБ сильно уменьшается при действиях по танкам, укрытым в густом лесу, так как взрыв бомб происходит вверху и не поражает танки. В подобных случаях следует применять для борьбы с танками фугасные бомбы ФАБ-100, а в сухую погоду АЖ-2 с КС; с целью создания пожара в лесу и «выкуривания» противника из него.

Эффективность действий авиации по живой силе и техническим средствам борьбы в значительной мере зависит от применяемых авиацией средств поражения. При этом наиболее эффективным средством поражения живой силы и боевой техники являются главным образом осколочные авиабомбы различных типов. Исключением являются действия по <неразборчиво> и узлам сопротивления противника, состоящим из системы ДЗОТ или ДОТ полевого типа, для разрушения которых обычно требуется прямое попадание фугасных авиабомб калибра от 50 до 500 кг. Примеры из боевой деятельности войск наглядно доказывают, что эффективность действий авиации по живой силе и техническим средствам борьбы зависит не только от подготовленности летного состава и применяемых средств поражения, но и от положения, занимаемого наземными войсками в момент атаки самолетов противника. Как правило войска, широко применяющие меры пассивной зашиты от нападения с воздуха (рассредоточение, укрытие, маскировка) несут незначительные потери даже в условиях неподготовленной для укрытия войск местности Когда же войска укрыты в фортификационных сооружениях (щели, окопы, блиндажи и т. д.), потери от действия авиации ничтожно малы.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ФУГАСНЫХ И ОСКОЛОЧНЫХ АВИАБОМБ (ПО ОПЫТУ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ)

Владимир Бойченко

(Продолжение. Начало в «АКО» №5 2005 г.)

По бронетехнике

С началом Великой Отечественной, против танков советская авиация применяла в основном штатные фугасные и осколочные авиабомбы. Однако принятие на вооружение специализированных противотанковых авиабомб не исключало прежних алгоритмов работы авиации по целям этого типа. Комиссия ВВС обследовала в основном образцы бронетехники противника, выведенной из строя «фугасками».

Они констатировали в своём отчёте, что одна из ФАБ-50 взорвалась в 0,3 м позади немецкой САУ «Артштурм» в капонире, отрытом в торфянистом грунте. Толщина её кормовых броневых листов была 13-14 мм. Взрывом разрушило броню моторно трансмиссионнного отделения, сбросило верхние бронелисты боевой рубки, сорвало гусеницы и оторвало оба направляющих катка.

То, что немцы не гнушались использовать советскую бронетехнику, вроде перестало в кругах историков претендовать на сенсацию. Удивительно другое - как нашим авиаторам удавалось разглядеть с высоты кресты на башнях. Хотя, возможно, бомбили просто танки в районах, где наши сухопутные войска ещё не могли появиться. К примеру, одна из ФАБ-100 угодила в полуметре от трофейного Т-34, образовав воронку диаметром 4,0 м и глубиной 0,9 м, разорвав гусеницу и деформировав ближайший к месту взрыва опорный каток. В итоге наша бригада из трёх ремонтников восстановила машину за 3,5 ч и передала её танкистам проходившего мимо полка.

Зато второму трофейному Т34 повезло меньше ФАБ-250 попала ему под левую гусеницу, образовав в болотистом грунте воронку диаметром 8 м. Взрывом сорвало башню и отбросило её на 12 м, вырванный двигатель улетел на 18 м, отдельные крупные агрегаты разметало в радиусе до 30 м.

Ещё одна ФАБ-250 с взрывателем, установленным на замедление, попала в 1,5 м от 75мм САУ «Артштурм», образовав воронку диаметром 5,7 м и глубиной 1,2 м. Установка сгорела полностью, боеприпасы взорвались, верхний бронелист боевой рубки отбросило на 10 м, соединение бронелистов корпуса нарушилось, и машина восстановлению не подлежала.

По паре тяжёлых немецких «Тигров» авиаторы отбомбились фугасными ФАБ-250, ФАБ100, ФАБ-50 с взрывателями, установленными на замедление, и бронебойными БРАБ. При этом один танк был на ходу и буксировал вторую машину на гибкой сцепке. Одна из ФАБ250 взорвалась в 4,6 м от

кормы первой машины, образовав в суглинке воронку диаметром 6,8 м и глубиной 1,9 м. Взрывной волной и осколками пробило и помяло все внешние узлы конструкции, выполненные из неброневой стали. Иных существенных повреждений машина не получила. А одна из ФАБ-50 попала в 0,4 м от второго танка, образовав воронку диаметром 1,5 м и глубиной 0,4 м, наполовину перебив одно звено гусеницы. Ещё одна из ФАБ-250 взорвалась в 5,1 м от танка. Воронка от неё составила 7,3 м в диаметре и 1,7 м глубиной, но это также не причинило машине повреждений.

ФАБ-100 с взрывателем, установленным на замедление, угодила в 6,2 м от тяжёлой немецкой «Пантеры», образовав воронку диаметром 4,3 м и глубиной 1,0 м. Осколками пробило дульный тормоз её 75-мм пушки, но, тем не менее, экипаж покинул вполне исправную и заправленную машину. Ну что ж, говорят, на войне не обязательно убивать противника, бывает достаточно напугать его до смерти...

Единственная ФАБ-250 с взрывателем мгновенного действия попала в 1,8 м от 150-мм САУ «Насхорн» с корпусом из бронеплит толщиной 20-30 мм, образовав воронку диаметром 3,5 м и глубиной 0,6 м, пробив корпус боевой рубки и вызвав детонацию боезапаса. САУ, естественно, была уничтожена.

Таким образом, комиссия признала, что бомбардировка средней и тяжёлой бронетехники 50 и 100-кг фугасными авиабомбами практически бесполезна. Попадание ФАБ-250 в непосредственной близи от танка уничтожает машину, а радиус действия их по средним и тяжёлым машинам не превышает радиуса воронки. Вероятность попадания осколков ФАБ-50 и ФАБ-100 в боекомплект танков и САУ невелика, а применение «фугасок» по танкам нецелесообразно.

По автотранспорту

Для бомбометания по автотранспорту (в колоннах и местах его сосредоточения) в Великую Отечественную применяли в основном осколочные авиабомбы. Кроме того, по целям этого типа в штурмовой и истребительной авиации куда чаще и с неменьшим успехом использовали стрелково-пушечное и ракетное вооружение. Однако комиссия ВВС уделила внимание лишь результатам бомбардировки автомашин и небронированных транспортёров именно фугасными авиабомбами.

К примеру, ФАБ-50м9 взорвалась между гусеницами самоходной полевой кухни, образовав в чернозёме воронку диаметром 2,5 м и глубиной 0,3 м. Ходовую часть машины сильно деформировало, а сама она полностью сгорела. Солдаты противника остались голодными.

ФАБ-100 угодила в 14,8 м от грузовика с пиротехникой и ёмкостями с горючим, образовав в чернозёме воронку диаметром 4,0 м и глубиной 0,8 м. Осколками боеприпаса пробило баки с нефтепродуктами и вызвало детонацию пиротехники. Машина сгорела полностью.

Другая ФАБ-100 упала в 4,6 м от легковой автомашины на открытой местности, образовав в чернозёме воронку диаметром 4,2 м и глубиной 1,0 м. Авто полностью сгорело.

ФАБ-50М (но, скорее всего, это была АО-50-100 с взрывателем мгновенного действия), угодив в угол сарая, взорвалась на высоте 3,5 м в 5 м от полугусеничного БТР и в 7 м от легковой автомашины. Осколки боеприпаса встретились с горизонтальными бронеплитами толщиной 6 мм под углом 50° к нормали, без труда пробив её во многих местах и выведя двигатель машины из строя. БТР прикрыл собой легковушку, и у неё лишь посекло осколками ветровое стекло и кузов. Таким образом, осколками ФАБ-50 было признано возможным пробивать бронезащиту легкобронированной техники. А действие ФАБ-100 по автомобилям посчитали чрезвычайно эффективным и на расстоянии до 15 м. О нормальной статистике здесь речи и не шло. Зачастую выводы об эффективности боеприпасов делали по 1-2 выборкам, что во все времена считалось не совсем корректным.

По железнодорожным путям и транспорту

Бомбометание по железнодорожным станциям, узлам и перегонам советские авиаторы выполняли в Великую Отечественную войну для дезорганизации перевозок противника. И то, что цели этого типа оказались живучими, а восстанавливали их зачастую очень быстро, подтверждает, что в России из-за недостаточно развитой дорожной сети немцы также уделяли большое внимание железнодорожным перевозкам.

Цели эти довольно крупные, в сравнении с зоной действия фугасной авиабомбы, состоят из простейших дискретных элементов и не требуют для ремонта высокой квалификации персонала.

Кстати, сегодня в России железным дорогам военные уделяют внимания не меньше, а скорость восстановления путей нашими желдорвойсками превышает «мыслимую скорость их выведения из строя».

Иное дело живучесть отдельных объектов на станциях... Ведь каждый состав не сделать бронепоездом. ФАБ250 с взрывателем, установленным на замедление, взорвалась между колеями путей, образовала воронку диаметром 7,5 м и глубиной 2,0 м, перебив у одной колеи семь шпал, погнув рельс и сбросив с них два вагона. У другой колеи шпалы вздыблены и разбросаны, один рельс разорван в месте стыка, второй деформирован. В семи метрах осколками пробило стенки вагона с боеприпасами, и ...пошло поехало.

Другая ФАБ-250 взорвалась в 0,7 м от передних бегунков паровоза, осколками пробило его тендер и бункер, многие агрегаты, в результате чего котёл взорвался. Рядом ФАБ-100 угодила в 1,7 м от состава, обломав конец шпалы и погнув рельс. Но её силы хватило, чтобы опрокинуть пустой двухосный пульман. У вагона проломлен пол, сорвана металлическая дверь, но рама и колёса повреждений не получили. ФАБ-100 с взрывателем, установленным на замедление, попала в 4 м от товарного вагона и посекла его осколками. Шпалы, рельсы, ходовая часть вагона повреждений не получили.

Таким образом, желдорпути возможно разрушать «фугасками» всех калибров, но эффект от боеприпасов со взрывателями, установленными на замедление, получается только при их попадании не далее, чем в радиусе воронки. При этом поражение различной степени тяжести получают также 1-2 находящихся рядом вагона. Паровозы с разведёнными парами были признаны взрывоопасным транспортным средством и легкоуязвимыми целями.

По шоссе и дорогам

Разрушать автодороги путём бомбометания в Великую Отечественную не приходило в голову никому. Армейскую автотехнику и так отличала от гражданских аналогов повышенная проходимость, так что объехать

воронку им было затруднительно только в распутицу. Таким образом, большие воронки от «фугасок» скорее играли роль нынешних «лежачих полицейских», снижая скорость передвижения. Но и разогнаться по военным дорогам было невозможно разбитые гусеницами танков и колёсами тяжёлых орудий, неухоженные шоссе быстро превращались в «грунтовые натоптыши».

Немцы к автомобильным коммуникациям относились более трепетно (их боевая техника, особенно в начале войны, не была рассчитана на русское бездорожье), и советские военнопленные под руководством их сапёров регулярно восстанавливали движение, засыпая воронки на дорогах. В основном, воронки на дорогах результат бомбардировки осколочными боеприпасами колонн автотехники или живой силы на марше. Однако в Красной Армии сапёры редко восстанавливали тыловые дороги, и потому считалось, что в некоторых случаях применение ФАБ способно существенно затруднить и дезорганизовать перевозки.

К примеру, когда ФАБ-100 попала практически в центр просёлочной дороги шириной 6,7 м, она образовала в чернозёме воронку диаметром 4,7 м и глубиной 1,0 м, что вынудило организовать объезд.

Другая 100-килограммовка в городе угодила в мостовую с полотном из забетонированного камня толщиной 30 см, уложенное на супесчаный грунт, образовав воронку диаметром 4,8 м и глубиной 0,7 м. Трещины в покрытии от неё разбежались в радиусе 9,5 м. ФАБ-250 в таком же дорожном покрытии шириной 7 м образовала воронку диаметром 6,9 м и глубиной 1,05 м, полностью прервав движение. Зато взрыв ФАБ-500 создал воронку диаметром 9 м. и глубиной 2 м. Объезд в этом случае организовать не удалось мешали дома, стоящие по сторонам шоссе.

Таким образом, большего эффекта при бомбёжке «фугасками» шоссе и дорог можно было добиться, «укладывая» их строго по разделительной полосе. В этом случае, даже если диаметр воронки меньше ширины проезжей части, объезд приходилось устраивать по обочине, через кюветы. Ещё большего эффекта можно было добиться на участках шоссе, проходящих через естественные теснины или по высоким насыпям.

По гатям и деревянным мостам

В великую Отечественную боевые действия проходили по многим участкам, покрытым топями и болотами. Например, в Белоруссии движение было возможно в основном по гатям, мостам, эстакадам и прочим искусственным транспортным сооружениям. Их разрушение или вывод из строя серьёзно нарушал и дезорганизовывал передислокацию живой силы и особенно техники. Гати, как правило, состояли из поперечного бревенчатого настила, уложенного на продольные лежни или фашины. Деревянные мостки на шоссейных и грунтовых дорогах - либо на свайных опорах, либо на опорах из брёвен на лежнях.

ФАБ-50 взорвалась в 2 м от деревянного двухпролётного моста длиной 6,8 м и шириной 4,6 м, связывающего просёлочную дорогу. Средняя опора моста из трёх брёвен на лежнях, береговыми устоями также служили лежни. Толщина балок 40 см, настила 21 см, крепление скобами. После взрыва в песчаном грунте образовалась воронка диаметром 3,0 м и глубиной 1,5 м, крайнюю балку сдвинуло на 1,2 м, а настил поднялся на 0,3 м, но движение по мосту не прекратилось.

ФАБ-100 угодила в 4,5 м от гати с бревенчатым настилом на лежнях из разобранных сельских построек, образовав воронку в болотистом грунте диаметром 7 м. Но транспортная коммуникация не пострадала. В 0,5 м от той же гати упали и три ФАБ-50, образовав воронки диаметром 5,5 м и нарушив проезд на протяжении 15 м. Правда, затем коммуникацию быстро восстановили из обломков тех же брёвен. Одной из ФАБ-50 удалось попасть точно в гать. Взрывом разрушило пять брёвен и порвало гусеницу двигавшейся по переправе 75-мм САУ. Движение прекратилось, и немцам оказалось проще построить для объезда дополнительную гать, чем сбросить САУ в топь.

Очевидно, в ходе ее постройки авиаторы начали бомбить скопление боевой техники у переправы. Во всяком случае, множество воронок от авиабомб обнаружено по обе стороны от гати на участках дороги протяжённостью 300-350 м. В итоге немцы бросили три 37-мм зенитные автоматические пушки в транспортном положении (с передками), одну 5-см полевую противотанковую пушку, четыре 15-см гаубицы с передками, два зарядных ящика и повозку.

У деревни Карааки в Крыму немцы построили из фашин (диаметром 0,4 м и длиной 6-8 м) гать длиной 710 м и шириной 5,5 м через пролив Сиваш (про

езжая часть шириной 3 м), которая возвышалась над водой на высоту 0,4-0,5 м. Боковые фашины ограждались анкерными кольями, а проезжая часть была выполнена из уложенных поперёк металлических брусьев штатного имущества понтонного парка. По этой переправе авиаторы применяли 50-, 100-, 250-и 500-кг «фугаски» (комиссия ВВС насчитала 60 бомбовых воронок). Прямое попадание было одно 100-кг авиабомбой, последствия от взрыва которой сапёры ликвидировали за 30-40 мин.

Таким образом, для разрушения гатей и небольших деревянных мостов требовалось прямое попадание ФАБ-50 или ФАБ-100, либо ими же, но не далее радиуса воронки. Прямое попадание авиабомбами даже не очень крупного калибра вызывало перерыв в движении по переправе на 30-40 мин., так как при наличии ремкомплекта её исправление не вызывало затруднений. Признано целесообразным бомбить не сами переправы «фугасками», а скопление живой силы, транспорта и боевой техники возле них осколочными и противотанковыми авиабомбами.

Такую искусственную «долговременную пробку» в городе нынешние московские водители объехали бы даже по забору...

По жилым домам и «постройкам гражданского типа»

Всемерно стремясь задержать наступление советских войск, противник широко использовал населённые пункты сельского и городского типа в качестве опорных пунктов обороны. Особенно ярко это проявилось в Германии, где наличие большого количества каменных и кирпичных построек, плотность застройки и густота расположения населённых пунктов благоприятствовали организации в них обороны. Поэтому действие авиации и артиллерии по ним имела большое значение для поддержки наступления пехоты.

При попадании 50-кг «фугаски» с взрывателем мгновенного действия в крышу кирпичного сарая с черепичной крышей и стенами толщиной 25 см, как правило, взрывом разрушало крышу на площади 4 м2 и обваливало стену сверху на высоту 0,5 м. А при попадании ФАБ-50 с взрывателем мгновенного действия в 4-этажный кирпичный дом с черепичной крышей, перебивало до трёх балок стропил сечением 15x15 см и крышу разрушало на площади 15 м2. Ударной волной потолок верхнего этажа обваливало на площади 12 м2, хотя стены и пол в комнате повреждений не получали.

При ведении боевых действий бомбардировке подвергались городские кварталы из типовых для того времени двухэтажных кирпичных жилых домов. У немцев это были двухэтажные коттеджи, крытые черепицей. Причём, стены первого этажа толщиной в два кирпича, второго в один. При попадании в подобные сооружения сразу двух ФАБ-50 с взрывателями, установленными на мгновенное действие, к примеру, край крыши над торцевой стеной разрушало на площади 18 м2. Стена до потолка первого этажа повреждений не получала. Вторая авиабомба, попадая в центр крыши, разрушала её на площади до 25 м2. Потолок и стены комнаты под ней, как правило, повреждений не получали.

При попадании 100-кг «фугаски» с взрывателем мгновенного действия в деревянный одноэтажный дом под оцинкованной металлической крышей, взрывом уничтожало всю крышу и образовывало пролом в потолочном перекрытии, а весь дом (на каменном фундаменте) перекашивало. Бомбардировка такими же боеприпасами 3-этажных жилых домов под металлической крышей приводила к подрыву авиабомбы в чердачном помещении, крышу срывало на площади 110-120 м2, перебивало до четырёх балок потолочного перекрытия сечением 20x25 см, в перекрытии образовывалась пробоина диаметром от 2,4 до 5,0 м и разрушался простенок толщиной в 0,5 кирпича. Аналогичное попадание ФАБ-100 в черепичную крышу 4-этажного кирпичного дома приводило к разрушению крыши на площади 60 м2 и проламывало потолок на площади 8 м2, хотя стены и пол комнат верхнего этажа повреждений не получали.

Благодаря взрывателю мгновенного действия, другая ФАБ-100 сработала на крыше 4-этажного жилого дома. В результате чердачная крыша разрушилась на площади 120 м2, а потолочное перекрытие на площади 90 м2. Следующая ФАБ-100, попав в 2-этажный кирпичный дом с толщиной стен в 1,5 кирпича, снесла черепичную крышу на площади 50 м2 и пробила потолочное перекрытие на площади 10 м2. Стены здания не пострадали. Аналогичный подрыв 100-кг «фугаски» на черепичной крыше 3-этажного дома с толщиной стен в 2,5 кирпича «снимал» черепицу на площади 150 м2, проламывал потолочное перекрытие в двух местах общей площадью 25 м2 и незначительно разрушал фасад сооружения. Нижние этажи при этом не страдали.

Не менее любопытны были последствия попадания фугасных авиабомб рядом с временными и капитальными сооружениями. К примеру, угодив в метре от угла здания, авиабомба образовывала воронку диаметром 4 м и глубиной 0,8 м, край которой находился под фундаментом. Из него взрывом были выбиты камни и разрушен угол дома. Другая ФАБ-100, угодив в 1,5 м от одноэтажного кирпичного дома, образовала воронку диаметром 4,3 м. Однако стена сооружения толщиной 1,5 кирпича обвалилась наружу, а внутренние стены и потолок в доме остались нетронутыми. Следующая ФАБ-100 упала в 2,2 м от одноэтажного жилого дома с толщиной стен в 1,5 кирпича, разрушила угол сооружения, не повредив внутренние стены и потолок.

При попадании ФАБ-100 в 3,5 м от стены одноэтажного кирпичного дома размерами 18x8x 2 м с толщиной стен 2,5 кирпича и чердаком в 1,5 кирпича, образовывалась воронка диаметром 2,5 м и глубиной 1,2 м. В результате взрывной волной продавило стену чердака, посекло её осколками и разрушило верхний угол черепичной крыши. Что удивительно, рамы в доме остались целыми. В аналогичной ситуации, когда ФАБ-100 попала в 2,5 м от деревянного одноэтажного дома на кирпичном фундаменте, разрушив угол фундамента толщиной в 1,5 кирпича, дом сгорел полностью.

Попадание 100-кг «фугасок» в 4,5 м от одноэтажного кирпичного дома с толщиной стен в два кирпича образовывало воронку диаметром 5,6 м и глубиной 1,5 м и, как правило, лишь выбивало стёкла (рамы оставались целыми), секло осколками стены и «взъерошивало» черепицу на крыше. И хотя действие ударной волны на расстоянии угасает по экспоненциальному закону, на менее прочные сооружения она эффективно воздействует и на большем удалении от точки подрыва. К примеру, аналогичное попадание ФАБ-100 в 6 м от стены (толщиной в кирпич) каменного сарая образовало воронку диаметром 4,6 м и глубиной 1,2 м. Секция сооружения 4,8x2,4 м полностью разрушалась, а заднюю его стену продавливало.

Как правило, сотых долей секунды в замедлениях различных типов взрывателей мгновенного действия (к примеру, АМ-А и АПУВ) было достаточно для проникания боеприпаса сквозь крышу, чердачное и потолочное перекрытия здания. При этом подрыв авиабомбы наносил куда более существенный ущерб сооружениям. Так, ФАБ-100, попав в 2-этажный дом с толщиной стен в 1,5 кирпича, взорвалась внутри сооружения и обрушила переднюю и заднюю его стены на протяжении 9 м по ширине.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   322


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница