Авиапромышленность



Скачать 55.42 Mb.
страница176/322
Дата26.02.2016
Размер55.42 Mb.
1   ...   172   173   174   175   176   177   178   179   ...   322
Летом 1944 года был выпущен третий опытный образец самоходной установки ЗСУ-37, на котором была вновь использована силовая установка СУ-76М. В октябре - ноябре 1944 г. этот опытный образец успешно прошел полигонные испытания и был рекомендован к принятию на вооружение РККА. В 1945 - 1948 гг. ЗСУ производилась на заводе № 40 в г. Мытищи Московской области. В 1945 г. было изготовлено 12 самоходных установок ЗСУ-37 (10703).
Летом 1944 г. в КБ завода № 100 под руководством Ж.Я. Котина была разработана самоходная установка ИСУ-122БМ (ИСУ-122-3) ("Объект 251"). Опытный образец самоходной установки, который имел заводское обозначение "Объект 251", был изготовлен осенью того же года и в ноябре 1944 г. был представлен на полигонные испытания, которые не выдержал из-за неудовлетворительной живучести ствола. Доработка ствола по замечаниям комиссии была завершена лишь в июне 1945 г., тогда же планировалось провести повторные предварительные испытания. На вооружение и в серийное производство установка ИСУ-122-3 не принималась (10703).
Летом 1944 г. ОКБ завода № 9 предложило для вооружения опытного танка ИС-6 ("Объект 252") 122-мм пушку Д-30, которая также имела досылатель и механизм продувки канала ствола после выстрела сжатым воздухом, но не требовала перекомпоновки боевого отделения танка. В связи с более высокой стоимостью пушки Д-30 по сравнению со стоимостью пушки Д-25Т она не была принята на вооружение. В целях дальнейшего усиления огневой мощи средних танков, в начале 1945 г. завод № 183 изготовил и испытал опытный образец среднего танка со 100-мм пушкой ЛБ-1, разработанной заводом № 92. В феврале 1945 г. завод № 9 спроектировал и изготовил 100-мм нарезную пушку Д- ЮТ, которая в марте того же года была установлена в опытный танк Т-34-100 вместо пушки ЛБ-1. Обе пушки испытания выдержали, причем лучшие результаты по удобству обслуживания и отработке отдельных узлов показала пушка ЛБ-1. Сравнительные испытания пушек продолжались на опытных средних танках Т-44-100, в результате чего предпочтение было отдано пушке Д-10Т, не имевшей дульного тормоза и наилучшим образом подходившей для вооружения перспективного в то время танка Т-54 910703).
Летом 1944 г. в конструкторском бюро Опытного завода № 100 в Челябинске под руководством А.С. Ермолаева был разработан Танк ИС-2 (ИС-122) обр. 1944 г., который являлся дальнейшим развитием танка ИС-2 обр. 1943 г. в отношении улучшения конструкции броневой защиты и повышения надежности работы узлов и агрегатов силовой установки, трансмиссии и ходовой части танка. Общее руководство осуществлял Ж.Я. Котин. Ведущим инженером машины был Н.Ф. Шашмурин. Танк был принят на вооружение и серийно выпускался на ЧКЗ в период с июня 1944 г. по май 1945 г. Всего заводом было выпущено 2525 машин данной модификации. Еще по 5 танков было собрано в марте и июне 1945 г. на восстанавливавшемся ЛКЗ. Танки широко применялись в третьем периоде Великой Отечественной войны. После Великой Отечественной войны танк был модернизирован и ему была присвоена марка ИС-2М. Машина отличалась от танка ИС-2 обр. 1943 г. более мощной броневой защитой корпуса, установкой дополнительного оружия - зенитного пулемета ДШК. Начиная с ноября 1944 г. часть танков, а с января 1945 г. каждый танк ИС-2 оснащался зенитной пулеметной установкой. Экипаж танка состоял из четырех человек (10703).
«Летом 1944 г. Ж. Котин узнал про то, что у немцев создается сверхтанк с броней 200-мм, вооружением 128-мм пушкой и элетротрансмиссией, и он решил сделать такой же, — говорил Л. Горлицкий, — ему не важно было, годится этот танк для промышленности или нет. Главное было понять, возможно ли сделать такой и как?». Трудно сказать, насколько прав в своих воспоминаниях главный конструктор советской самоходной артиллерии на УЗТМ (11153).
Летом 1944 г. по заданию УСА и ГАУ РККА заводом № 69 был спроектирован и изготовлен бинокулярный шарнирный прицел ТБШ, который был установлен в опытный тяжелый танк ИС-6. На вооружение прицел не принимался из-за сложности его производства и необходимости увеличения ширины лобовой части башни (10703).
До лета 1944 г. литые башни Т-34 (особенно Т-34-85) из стали 71Л обладали довольно высокой хрупкостью. Группа технологов завода № 183 и сотрудников НИИ-48 в составе А. Забайкина, В. Маратовского, И. Пачурина и М. Друяна провели исследования и, доведя в плавках уровень марганца и хрома до верхнего предела допуска, а углерода и кремния — до нижнего, значительно подняли вязкость башенной брони. Если в начале 1944-го лишь 15—20% литых башен Т-34 имели нормальные вязкость, хрупкость и внешний вид (утяжины глубиной более 6 мм, раковины, выкрашивание острых граней отливок), то к концу года от 90 до 95% башен уже полностью отвечали требованиям ОТК (11135).
Летом 1944 г. для танка Т-44 в КБ завода № 183 велась разработка планетарной трансмиссии, которая так и не была воплощена в металле (10703).
Летом и осенью 1944 года в опытном порядке были изготовлены САУ ЭСУ-100 с электротрансмиссией и СУ-122П со 122-мм пушкой Д-25Т (9637).
Созданная к лету 1944 г. и установленная на самоход СУ-85 85-мм пушка большой мощности С-34-1В продемонстрировала те же проблемы, что и Д-5-85БМ и ЗИС-1. Правда, в результате многочисленных проб изготовителям удалось достичь нач. скорости 1040 м/с и пробить с дистанции 1000 м бронеплиты толщиной 120 и 140 мм, но большой разгар канала ствола и нестабильное поведение снаряда на траектории (который также часто терял ведущие пояски и кувыркался), вывели и это орудие из разряда перспективных.

И хотя работы над орудием среднего калибра с высокой нач. скоростью продолжались до самого окончания войны (были созданы орудия Д-10-85, С-34-1ВУ, С-50-БМ, В-9 и др. с нач. скоростью снаряда 950-1050 м/с), обогнать «малой кровью» немецких артиллерийских конструкторов без изменения конструкции снаряда и выстрела не удалось ни одному артиллерийскому КБ (11135).


Летом 1944 г. прототипы послевоенного грузовика ЗИС-150 уже проходили испытания. Испытания же опытных образцов ЗИС-15, разработанных еще перед войной, показали, что для автомобиля, который должен сменить ЗИС-5 на конвейере, мощности двигателя 80 л. с. недостаточно. Поэтому прежде всего в 1943 г. ЗИС начал проектирование новых двигателя и пятиступенчатой коробки передач. Параллельно шла работа над его полноприводной модификацией ЗИС-150П, которая так и не вышла из стадии экспериментов (12098).
Летом 1944 г. с созданием нового катерного ЦКБ-19 проектирование бронекатеров перешло в его ведение. Работы по проектированию до конца войны завершены не были, и создание этих кораблей относится уже к послевоенной истории отечественного судостроения (3898).
Армия:
Летом 1944 в 23 ОШАП ЧФ постоянно воевало звено Ил-2Т - со стрелкой, ВЯ сняты и возил 45-36 АН калибра 450 мм, длинна 5450 мм, масса 940 км, высота - 30 м на 320 м. Крепилась на двух трубчатых Г-образных подкосах-упорах (как кронциркуль) - усами наружу, входивших в корпус торпеды пиропатронами. Угол около 10 град (1061,60).
Летом 1944 был подготовлен анализ боевых повреждений Ил-2 из состава 1-го, 2-го и 3-го шак, 211-й, 230-й и 335-й шад, а также 6-го гшап, полученных от огня истребителей и зенитной артиллерии противника в ходе боев в период с декабря 1942 г. по апрель 1944 г., показывает, что: 27% всех повреждений Ил-2 приходилось на консоли и центроплан (обшивка, нервюры, лонжероны), 25% - на хвостовое оперение и управление рулями, 20% - на фюзеляж (обшивка, стрингера, шпангоуты), 10% — на элементы конструкции шасси (пирамида, подкосы, цилиндры выпуска), 8% повреждений составляли пробоины лопастей и цилиндра перестановки шага винта, 4% - на мотор, капоты и маслобаки, 3% - на радиаторы, 3% — на кабины летчика и воздушного стрелка и задний бензобак.

Около 10% поврежденных самолетов Ил-2 отправлялись в ремонтные органы или списывались ввиду невозможности ремонта. Остальные 90% восстанавливались силами техсостава и полевых авиаремонтных мастерских.

При этом боевые повреждения составили 22,2% от общего количества самолето-вылетов, то есть примерно в каждом четвертом-пятом вылете Ил-2 получал повреждение.

Установлено, что пулевые, снарядные и осколочные повреждения маслорадиатора, мотора, водосистемы, пневматиков колес, системы выпуска и уборки шасси, бензобаков, тяг и тросов системы управления приводили к вынужденным посадкам на своей территории или аварии и поломке при посадке на свой аэродром после возвращения с боевого задания. Все остальные случаи повреждения Ил-2, как правило, приводили к благополучной посадке на свой аэродром.

Наиболее серьезные повреждения Ил-2 получал от атак истребителей: «Очередь огня, выпущенная истребителем, наносит большие поражения, так как снаряды поражают лонжероны стабилизатора, обшивку и шпангоуты фюзеляжа, лонжероны центроплана, воздушную систему, и в результате самолет требует длительного ремонта или списания, так как получается комплекс повреждений перечисленных частей самолета и его агрегатов». Кроме того, поражались задний верхний бензобак, расширительный бачок, лопасти винта, кабины пилота и воздушного стрелка, а также мотор «через бронекарманы».

От огня малокалиберной зенитной артиллерии попадания получали главным образом маслорадиатор, задний и нижний бензобаки, кабина воздушного стрелка, шасси, органы управления самолета, картер и блоки мотора.

Поражение штурмовиков Ил-2 огнем зенитных орудий средних калибров достигалось в основном осколками и редко вследствие прямого попадания снаряда.

Важно, что повреждения, наносимые самолету зенитным огнем, в отличие от огня истребителей, «характеризуются разрушением только одного какого-нибудь элемента конструкции самолета вдоль его вертикальной оси: фюзеляж, плоскости, центроплан, хвостовое оперение, маслорадиатор, шасси, картер мотора». Повреждения от зенитной артиллерии легко ремонтировались в полевых условиях, так как «в этом случае выходит из строя лишь одна, редко больше, из перечисленных частей самолета или его агрегатов».

Опыт боевого применения Ил-2 на фронтах показал, что «бронекорпус не защищает от прямого попадания снарядов зенитной артиллерии среднего калибра и ниже высоты 1000 м от снарядов малокалиберной зенитной артиллерии». Пули нормального калибра и «осколки снарядов зенитной артиллерии на любом удалении броню не пробивают», оставляя в ней лишь вмятины.

Вместе с тем при прямом попадании малокалиберного снаряда или крупнокалиберной бронебойной пули броня пробивалась с последующим повреждением деталей мотора и поражением экипажа. Кроме того, имелись случаи пробития крупными осколками зенитных снарядов боковой брони кабины летчика.

Оказалось, что уязвимые от огня противника бронедетали имеют недостаточную толщину и, наоборот, отдельные места бронекорпуса либо вовсе не имеют попаданий, либо попадания в них бывают весьма редко и при таких углах и дистанциях стрельбы, которые позволяют значительно уменьшить толщину брони (11921).
Летом 1944 г. был полностью прекращен серийный выпуск всех вариантов Ю-87, так что к осени в люфтваффе сохранилась только одна группа III./ЗС2, еще летавшая на Ю870 днем, а также две противотанковые эскадрильи на Ю870 (10.(Рг)/ЗС2 и Ю.(Рг)/5С77). Оставшиеся боеспособные Ю87 перешли в разряд «ночных» штурмовиков. Еще одна противотанковая группа (1\/.(Рг)/8(39) продолжала летать на бронированных «хеншелях». Все остальные штурмовые авиагруппы имели на вооружении уже Р\л/190Р (12733).
Летом 1944 г. 326-я бад начала осваивать Ту-2 До этого она являлась дивизией легких ночных бомбардировщиков и летала на У-2 (По-2). 1 июня ее командир получил приказ об отзыве дивизии в тыл для переучивания. Новую технику осваивали в Подмосковье. Дивизия переходила в основном на Пе-2, Ту-2 получил включенный в состав дивизии бывший 6-й дальнебомбардировочный полк, сдавший немногие уцелевшие в боях Ил-4. Ему на аэродроме Малино передали 32 машины. В одной из эскадрилий они были именные - на борту каждого самолета наносилась красная надпись "Москва", окантованная белой полосой. Ниже мелкими буквами было написано "от трудящихся Киевского района" - на их средства в подарок Красной Армии были приобретены бомбардировщики.

Переучивание не обошлось без происшествий. В июле на взлете вдруг переломился фюзеляж УТу-2 - учебного самолета с двойным управлением. Полеты отменили, приехал сам Туполев. Расследование показало, что от очень интенсивной эксплуатации разболтались соединения. Предписали проверить все самолеты полка, и переучивание возобновилось. 20 августа 1944 г. три девятки Ту-2 6-го бап, которые вел командир дивизии полковник Лебедев, возглавили воздушный парад над Москвой.

Дивизия завершила свою подготовку 21 октября. Ее отправили в распоряжение 3-й воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта. Штаб соединения разместился в Шяуляе. Оттуда же 6-й бап совершил первый боевой вылет на новых машинах 21 декабря 1944 г. Группу повел командир полка подполковник Г.П. Дорохов. Еще на взлете ее постигли неудачи. Один летчик ошибся и его самолет сорвался на крыло и упал. У другого бомбардировщика на небольшой высоте отказал двигатель. Еще два столкнулись в воздухе во время построения. Результат - потеряно четыре самолета, погибли четыре человека. Остальные выполнили задание и без потерь вернулись домой.

Последующие вылеты были более удачными. Так, 16 января 1945 г. две девятки Ту-2, ведомые майором Саловым, атаковали Куссен - один из основных опорных пунктов второй линии обороны немцев в Восточной Пруссии. Несмотря на отсутствие истребительного прикрытия, цель была успешно поражена.

А вот 25 января ошибка командира группы прикрытия стала причиной потери двух самолетов. 18 Ту-2, которые опять вел Салов, шли бомбить порт в Либаве (Лиепае). При входе в зону огня зенитной артиллерии сопровождение отошло от бомбардировщиков. И тут на них накинулись немецкие истребители FW 190. Они атаковали группу спереди-снизу. С первого же захода немцы подожгли две машины - капитана Первушина и старшего лейтенанта Трифонова. Первушин дотянул до линии фронта и над своей территорией дал приказ экипажу прыгать. Но спастись удалось ему одному; у стрелка и радиста захлестнулись стропы парашютов, а штурмана при покидании самолета ударило о килевую шайбу. Трифонов на горящей машине сбросил бомбы, а затем направил Ту-2 на скопление немцев. При этом ему в последний момент удалось выбраться из самолета, и он остался жив. Группа Салова частично расквиталась с немцами: по советским данным, стрелки сбили два вражеских истребителя.

6-й бап поддерживал войска, штурмующие Данциг (Гданьск). Так, 27 марта две девятки бомбардировщиков нанесли удар по военно-морской базе. Потерь группа не имела.



Поставки Ту-2 ВВС Красной Армии




1941

1942

1943

1944

1945

План

24

70

32

453

900

Фактически

0

79

13

378

709

(11988).
Летом 1944 г. воздушные бои над Белоруссией стали ожесточенными. Французским летчикам довелось участвовать в одной из крупнейших наступательных операций Красной Армии, получившей название “Багратион” (3956).
Летом 1944 года двенадцать С-47 перелетели с территории СССР в итальянский город Бари. Оттуда начала действовать авиагруппа под командованием генерал-майора. Ее самолеты обеспечивали связь с Народно-освободительной армией Югославии: туда везли боеприпасы, оружие, медикаменты, обратно - раненых. Из Советского Союза в Бари транспортники доставили четыре разобранных У-2 - их потом передали югославам (3457,135).
Летом 1944 года для советских ВВС к заявках но IV, последнему, протоколу о союзных поставках попросили 300 В-24 (3457,116).
Летом 1944 года B-25 "Митчеллы" участвовали в "воздушном мосте" в Словакию. Для бойцов Словацкого национального восстания доставлялись противотанковые ружья, пулеметы, автоматы, винтовки, взрывчатка и боеприпасы. Ли-2 и С-47 садились на аэродроме Три Дуба, а В-25 4-й гвардейской дивизии (бывшей 222-й) сбрасывали грузы с парашютами. Летали они из Калиновки под Винницей (3457,94).
Летом 1944 командование войск СС планировало нанести удар V-1 по Ленинграду, Москве, Куйбышеву, Челябинску, Магнитогорску (1227,21).
Летом 1944 года во время операции "Багратион" впервые были широко применены новые тяжелые самоходные установки. Для проведения прорыва Красная Армия сосредоточила огромное количество тяжелой бронетехники, в том числе не менее 14 гвардейских полков самоходной артиллерии. Главный удар был нанесен в направлении Минска. На этом участке фронта действовали три полка из 5-й Армии и два из 49-й армии. Полки самоходной артиллерии особенно отличились в боях за Полоцк и Витебск. Восемь полков получили почетные названия в честь освобожденных городов, три полка были награждены орденом Боевого Красного Знамени, а три - орденом Красной Звезды. ИСУ-122 и ИСУ-152 вскоре заслужили славу грозного противника немецких "Тигров". Эта репутация была подкреплена делом, например, из 12 "Тигров", потерянных 502-м PzAbt летом 1944 года в Белоруссии и Прибалтике, половина была на счету ИСУ-122 и ИСУ-152..

Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков. (3862).


Летом 1944 г. наибольшую потребность вызывали легкие и тяжелые САУ, так как производство СУ-85 велось ритмично. Понятно, что с самого начала выпуска танка ИС ЧКЗ обращал самое пристальное внимание на расширение выпуска шасси и бронекорпуеов ИСУ-152 и к началу 1944 г. преуспел в этом вопросе настолько, что, согласно расчетам наркома танковой промышленности, уже ко II кварталу 1944 г. вооружать их стало бы нечем. Поэтому, чтобы не снижать динамику формирования тяжелых самоходно-артиллерийских полков, наркомат танковой промышленности должен был начать в 1944 г. выпуск тяжелых ИСУ-152, вооруженных 122-мм корпусной пушкой А-19 в установке МЛ-20С. Интересно, что появление на фронте ИСУ-122 вызвало формирование смешанных танко-самоходных полков прорыва, так как единство боеприпаса и базы танка ИС-2 и САУ упрощало снабжение и как нельзя лучше отвечало подготовке полков к боевым действиям (11417).
Летом 1944 г. ЦАКБ представило свой вариант дуплекса большой мощности, работы над которым проходили под индексом С-26. В рамках проекта ЦАКБ изготовил 130-мм пушку С-26, с баллистикой 130-мм морской пушки Б-13 и 122-мм пушку большой мощности с начальной скоростью бронебойного снаряда 1000 м/с, получившую индекс С-26-1. Оба орудия имели сходную конструкцию, единые противооткатные механизмы, люльку и казенную часть с горизонтальным клиновым затвором. Между собой они отличались только трубой ствола калибра 122 мм или 130 мм, а также для компенсации увеличенной реакции отдачи 130-мм пушка дополнялась дульным тормозом. Чтобы не менять конструкцию казенной части и не потерять при этом уравновешивания, на дульной части 122-мм ствола С-26-1 был укреплен дополнительный груз в виде «шайбы».

Оба орудия начали изготавливать практически одновременно, и первой, в октябре 1944 г., на завод № 100 была подана 130-мм пушка С-26, установленная в боевую рубку ИСУ-152. Эта САУ получила индекс ИСУ-130 («Объект 250»). Чуть позднее туда же прибыла и 122-мм пушка большой мощности С-26-1, установка которой в рубке ИСУ-152 получила индекс ИСУ-122-3 («Объект 251»). Обе САУ конструктивно были близки и отличались, главным образом, только артиллерийской частью. По требованиям Главного артуправления они несли систему продувки канала ствола, которая (в отличие от предшественников ИСУ-122-1 и ИСУ-152-1) была чисто баллонной (продувка осуществлялась от воздушных баллонов системы запуска). Это упрощало конструкцию машины, но создавало проблемы с запуском двигателя после интенсивных стрельб. В ноябре—декабре 1944 г. самоходные установки прошли испытания на Горо-ховецком полигоне, которые показали большое количество недоработок у первой в плане надежности функционирования противооткатных приспособлений и сопутствующих механизмов, у второй — из-за низкой живучести ствола.

Доработка пушек по замечаниям комиссии, несмотря на «зеленую улицу», которая была открыта им, продлилась до июня 1945 г., но по окончании войны они так и не были приняты на вооружение (11417).
С лета 1944 г. началось массовое применение на полях сражений РБС-82 (8270).
Летом 1944 года в 6-м гвардейском иап авиации ВМФ, по предложению техника по фотооборудованию Комарова, вместо одной фотокамеры на Як-9Р установили два АФА-ИМ в грузовом отсеке, что позволило вдвое увеличить угол захвата местности при фотосъемке. Доработку разведчика выполнили в передвижных авиаремонтных мастерских (ПАРМ) и с успехом использовали машину на фронте (12046).
Летом 1944 г. был прекращен серийный выпуск всех вариантов Ju87, так что к осени в люфтваффе сохранилась только одна группа III./SG2, еще летавшая на Ju87D днем, а также две противотанковые эскадрильи на Ju87G -10.(Pz)/SG2 и 10.(Pz)/SG77. Оставшиеся боеспособные Ju87 перешли в разряд "ночных" штурмовиков. IV. (Pz)/ SG9 продолжала летать на бронированных "хеншелях". Все остальные штурмовые авиагруппы имели на вооружении Fwl90F.

Надо признать, ставка люфтваффе на ударные варианты "сто девяностого" не оправдалась. Все штурмовые варианты "фокке-вульфа" оказались все же неэффективными в бою.

Плохой обзор вперед-вниз и отсутствие нормального бомбардировочного прицела не позволяли точно бомбить, а возросший полетный вес и ухудшенная аэродинамика (даже без бомб) - на равных противостоять советским истребителям.

Расчеты показывают (использовались все имеющиеся в распоряжении авторов данные по испытаниям модификаций Fwl90F - НИИ ВВС КА, ЛИИ НКАП и английские), что максимальная скорость Fwl90F на малых и предельно малых высотах с бомбовой нагрузкой практически должна была быть около 403 км/ч (а не 480 км/ч, как утверждается в ряде зарубежных и отечественных публикациях). То есть примерно совпадала с максимальной скоростью полета одноместного Ил-2 АМ-38 без PC и с 400 кг бомб на внутренней подвеске и примерно на 50-70 км/ ч была меньше, чем у Ил-10 АМ-42 без PC и с наружной подвеской 2-х ФАБ-250.

Последнее, в сочетании с явно недостаточным бронированием (защиту, примерно равную защите советского Ил-2, немецкая гомогенная броня могла обеспечить лишь при суммарном весе бронедеталей на самолете в 1000-1200 кг), определяло и большие потери Fwl90F от наземного огня.

Летчик спереди-снизу в секторе примерно 20°, а также с боков не был защищен даже от пуль нормального калибра и лишь частично защищался бензобаками - снизу и с боков. Снизу и снизу-сзади летчик не имел защиты от пуль калибра 12,7 мм. Угловая защищенность летчика сзади также весьма незначительна: туловище - в пределах ± 15-20° в горизонтальной плоскости, голова и плечи защищены только по полету.

Утверждения авторов некоторых публикаций о том, что лобовое бронестекло фонаря кабины пилота Fwl90 в типовых условиях боев того времени выдерживало попадания пуль калибра 12,7 мм, на самом деле действительности не соответствует. Как показали полигонные испытания, немецкое бронестекло толщиной 60 мм выдерживало удар пули нормального калибра с дистанции 100 м только под углами к нормали не менее 40°, не говоря уже о крупнокалиберных пулях к пулемету УБ...

Слабой была защита маслорадиатора, кольцевого маслобака и вентилятора, автоматически регулирующего температуру головок цилиндров мотора и масла, при обстреле пулями нормального калибра спереди снизу, сверху и сбоку. Их поражение с высокой вероятностью приводило к выходу из строя мотора, то есть главное преимущество мотора воздушного охлаждения теряло смысл.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   172   173   174   175   176   177   178   179   ...   322


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница