Авиапромышленность



Скачать 41.58 Mb.
страница214/253
Дата07.03.2016
Размер41.58 Mb.
1   ...   210   211   212   213   214   215   216   217   ...   253
В ноябре 1936 г. было окончательно установлено, что лучший проект линкора "А" (пр. 23) разработан в КБ № 4. Поэтому дальнейшая разработка линкоров "Б" была поручена ЦКБС-1, а линкоров "А" Балтийскому заводу. Главным конструктором пр. 23 стал Б. Г. Чиликин. Задание на эскизный проект линкора "А" в свете договорных ограничений и изучения отечественного и итальянского опыта предусматривало ограничение стандартного водоизмещения величиной 41 500 т при вооружении корабля 406-мм орудиями главного калибра. Назначение корабля: "нанесение сокрушительного огневого удара в артиллерийском бою главным силам возможного противника; мощная поддержка любых операций с тем, чтобы наличие в составе наших сил таких кораблей давало флоту уверенность в спокойном выполнении операций" (3898).
В ноябре 1936 г. на основе рассмотрения в высших инстанциях эскизного проекта ЦКБС-1 для технического проекта линкора типа Б были изменены ТТЗ — установлено стандартное водоизмещение 30 900 т (вместо 26 000 т) и скорость 36 уз (вместо 35 уз). Пр. 25 линкора "Б" в части теоретического чертежа (с носовым бульбом) и общего расположения во многом опирался на ансальдовский проект линкора стандартным водоизмещением 27 900 т (девять 345-мм орудий), но отнюдь не повторял его, что делало честь руководителям разработки — В. Л. Бжезинскому, В. А. Никитину, А. И. Маслову и В. П. Римскому-Корсакову. Общая масса брони (10 870 т) составляла 35,2% стандартного водоизмещения, вооружения (5350 т) - 17,3% (3898).
Армия:
В ноябре 1936 первая партия из 31 Р-5 ССС с усиленным наступательным вооружением прибыла в Картахену. В Мурсии их собрали и облетали и они перелетели под Мадрид. Поучили имя Gruppo 31. В основном пилоты из эскадрильи "Ультиматум". Успешно штурмовали франкистов (1366,22).
В ноябре 1936 первая партия Р-5 в количестве 31 самолета прибыла в порт Картахену в ноябре. Это были штурмовики ССС выпуска 1935 г. с усиленным наступательным вооружением - в Испании они обычно назывались Р-5С. В короткий срок самолеты были собраны в Мурсии, облетаны экипажами, после чего вся группа перелетела на аэродромы под Мадридом. Вновь сформированное подразделение, получившее обозначение Grupo 31, соответствовало стандартной советской эскадрилье, состояло в основном из пилотов известной в Советском Союзе эскадрильи “Ультиматум”. Командовал Grupo 31 майор Константин Гусев. В период обороны Мадрида самолеты базировались на аэродромах Кинтанар, Санта-Крус и Вилье-Майор, откуда они в течение двух недель, не имея потерь, наносили штурмовые удары по наступающим отрядам националистов. В связи с ожидаемым наступлением на Мадрид с запада, в начале декабря был нанесен ряд ударов по вражеским аэродромам (5016).

В 1936 г., после начала гражданской войны в Испании, туда направили значительное количество бомбардировщиков СБ, истребителей И-15 и И-16, штурмовиков ССС и легких бомбардировщиков Р-Зет.

Все они отправлялись в том виде, в каком использовались в советской авиации. Зелено-голубые истребители, штурмовики и легкие бомбардировщики в Испании не перекрашивали, а вот серая окраска СБ была сочтена демаскирующей. Сразу же после сборки самолетов начались эксперименты с различными схемами камуфляжа, включающими даже желтый и синий цвета. В конечном счете, большинство бомбардировщиков украсили мелкими неправильными зелеными пятнами, наносившимися поверх серой базовой окраски (11987).
В ноябре 1936 г. в проекте секретного постановления впервые появляется фраза "отправить в X (так даже в секретных документах именовалась тогда Испания) 31 самолёт Р-Зет М-34Н с запчастями и оборудованием...". Цифра 31 соответствовала тогдашнему штату советской лёгкобомбардировочной эскадрильи. Машины предполагали использовать новые, из числа выпускавшихся заводом № 1 по заказу Наркомата обороны. Позже количество увеличили вдвое. Закрыть весь объём новыми "зетами" оказалось невозможно, и 107-й авиабригаде (учебной бригаде Военно-воздушной академии) в Серпухове предписали сдать и упаковать дюжину своих самолётов. Но в итоге 50 машин отгрузили со склада в Рогани и 12 - с завода.

Погрузка производилась в Одессе под надзором комкора Аппоги. По плану отправку предполагали начать с 20 апреля 1937 г., но, по-видимому, сроки подвергли коррекции: в середине марта первые машины уже были в Испании. Их собрали на аэродроме Ла Рабаса под Аликанте. "Зетами" укомплектовали 20-ю авиагруппу, состоявшую сначала из двух, а потом из трёх эскадрилий. Каждая из них получила по 12 P-Z, названых испанцами "Наташа". Остальные остались в резерве. Экипажи набрали из испанской морской авиации; они имели хорошую подготовку. Советских лётчиков в этой группе насчитывалось очень немного. Командовал группой русский - Котов, но командиры эскадрилий все были испанцами. В процессе переподготовки имели место три аварии, но во всех случаях самолёты удалось отремонтировать.

В бой 20-ю группу впервые бросили во время сражения в Гвадалахаре. В знаменитом разгроме итальянской моторизованной дивизии на Французском шоссе они не участвовали, но зато немало поработали под Бриуэгой. Первый боевой вылет состоялся 12 марта, когда ещё итальянцы наступали, а самая большая активность была после 18 марта, когда республиканцы перешли в контрнаступление. В условиях временно достигнутого республиканскими ВВС превосходства в воздухе "зеты" действовали довольно успешно. Летали днём, бомбили пооди- ночно, тщательно прицеливаясь. В условиях гор итальянские механизированные части оказались привязаны к дорогам, а длительные дожди создавали множество "пробок", ставших прекрасными мишенями для бомбардировщиков. Дезорганизованные части противника не могли развернуть достаточно эффективной системы ПВО, и весь первый месяц "зеты" потерь не имели (11995).
В ноябре 1936 г. вместе с И-15 в воздухе начали появляться истребители-монопланы И-16 (первый вылет 10 ноября, первый воздушный бой 13 ноября). Так же, как и И-15, этот самолет получил народное прозвище - “Моска”, которое согласно написанию могло пониматься как “Москва”, однако наиболее распостаненное толкование его на русский манер - “мошка, маленькая муха”. Советские летчики в своем кругу первое время пользовались другими прозвищами:

И-15 называли “раками”, И-16 - “щуками”. Количество воздушных схваток в течение ноября продолжало нарастать. Практически каждый день происходило три-четыре боя. Драться приходилось в основном с “Фиатами”. Тактика мощного авиационного кулака, созданного с помощью прибывших советских самолетов, принесла свои плоды - налеты франкистов стали реже (6593).


В ноябре 1936 г. в воздухе вместе с И-15 начали появляться истребители-мо-нопланы И-16. Так же, как и И-15, этот самолёт получил свое народное прозви-ще - «Моска» (Мозка), которое согласно написанию могло пониматься как «Москва», однако наиболее распространённое тос» в центральной зоне, естественно, тоже уменьшилось - по состоянию на 20 ноября в строю оставалось 15 машин; семь потеряли в боях, один находился в ремонте, два сели на территории про-тивника (12261).
В ноябре 1936 вместе с И-15 в воздухе начали появляться истребители-монопланы И -16. Так же, как и И-15, этот самолет получил свое народное прозвище - "Моска" (Moska), которое согласно написанию могло пониматься как "Москва", однако наиболее распространенное толкование его на русский манер - "мошка, маленькая муха". Советские летчики в своем кругу первое время пользовались другими прозвищами: И-15 называли "раками". И-16 - "щуками".

Количество воздушных схваток в течение ноября продолжало нарастать. Практически каждый день происходило три-четыре боя. Драться приходилось в основном с истребителями итальянской постройки - "Фиатами" CR.32. Тактика мощного авиационного кулака, созданного с помощью прибывших советских самолетов, принесла свои плоды - налеты франкистов стали реже. С 26 ноября почти полностью прекратились дневные бомбежки, противник перешел к ночным вылазкам. Одновременно, ухудшилась погода, и в боевых действиях наступил некоторый перерыв (12014).


В ноябре 1936 г. в 56-й бригаде на одном из двухместных истребителей при взлете произошло разрушение металлической лопасти винта после 40-часовой наработки. В том же месяце поперечную трещину лопасти винта с 30-часовой наработкой обнаружили на ДИ-би, находившемся в НИИ ВВС. В следующем году было отмечено еще несколько случаев разрушения металлических лопастей в средней части, причем не только на ДИ-6, но и на И-16.

Причины разрушения первых отечественных металлических винтов исследовал инженер-металлург НИИ ВВС Ле- мешков. Он установил, что непосредственными причинами поломок лопасти являлись микротрещины. Внутренние закалочные трещины возникали из-за макроструктурной неоднородности материала, а наружные образовывались в результате холодной правки лопасти. В дополнение к этому, имело место перенапряжение материала на форсированном режиме работы мотора. После ужесточения заводом № 28 технологической дисциплины таких случаев в дальнейшем не отмечалось.

На двухместный истребитель ДИ-6 руководство ВВС РККА возлагало большие надежды: первые три серийных самолета еще проходили испытания в НИИ ВВС, а семь таких же машин уже поступили в 54-ю эскадрилью двухместных истребителей 56-й авиабригады, стоявшую на аэродроме Пряжево в Киевском военном округе (КВО).

Командование ВВС РККА отнесло ДИ-6 к категории скоростных самолетов; летному составу полагалась при этом надбавка в 25% к окладам.

Первый опыт эксплуатации позволил выявить достоинства и недостатки нового самолета, во многом совпадавшие с перечисленными в отчетах НИИ ВВС. Летчики жаловались на плохой обзор на рулении - массивный нос закрывал обзор впереди. Приходилось выруливать на взлет с сопровождающим, который подавал команды пилоту. На разбеге истребитель проявлял тенденцию к развороту влево; при этом, если летчик запаздывал поправить уклонение в сторону нажатием на педаль, машину могло развернуть на 180°. Разбег был по тем временам продолжительным-на него уходило 17 с, машина при этом пробегала около 200 м.

В полете ДИ-би вел себя неплохо; на некоторых режимах он мог лететь даже с брошенным управлением. Но малая эффективность элеронов явно сказывалась на маневренности. Позднее в инструкции по пилотированию записали: "Вследствие недостаточной эффективности элеронов сам вираж, ввод и вывод несколько затруднены". Особенно это осложняло пилотирование на малых высотах и скоростях. Отвесное пикирование разрешалось с потерей высоты не более 1000 м, далее самолет опасно разгонялся. При посадке на скорости менее 105 км/ч начинал дергаться хвост, на 85-90 км/ч происходило сваливание на крыло, предварявшееся легким рывком хвостовой части.

Выполнение фигур высшего пилотажа на ДИ-6 было ограничено. После завершения войсковых испытаний в НИИ ВВС Алкснис из-за вибраций горизонтального оперения запретил парашютирование, глубокие и длительные скольжения и бочки. Виражи и спирали разрешалось выполнять плавно, с креном не более 60-70°, без резких переходов и подтягивания ручки на себя. Мертвые петли допускались только без зависания (11992).
В ноябре 1936 г. из пилотов отрядов войсковой авиации и лёгкобомбардировочных эскадрилий в Ленинградском военном округе сформировали 55-ю истребительную эскадрилью. Ранее никто из них на истребителях не летал. Начали с тренировки на И-5 и И-16. В феврале 1937 г. из Люберец привезли первые ИП-1. Обучением пилотов 55-й эскадрильи на них занимался один из испытателей самолёта П.Я. Федрови.

После непродолжительной эксплуатации к новой технике накопилось достаточное количество претензий, большинство из них относилось к качеству изготовления самолёта. На оборотах двигателя 1350 - 1400 об/мин отмечалась тряска, наблюдались деформации в узле крепления руля высоты. Были случаи открывания в воздухе боковых дверок кабины. Масло постоянно подтекало, от тряски сползал передний хомут крепления маслорадиа- тора. Выворачивались шурупы на стыке передней и задней частей фюзеляжа. Опять текли баки. Только в июне 1937 г. зафиксировали два таких случая. Лётчик Миронов утверждал, что во время полёта над полигоном он видел струю бензина, бившую слева из-под фюзеляжа. Когда из Харькова приехал инженер Александров, он с удивлением обнаружил на истребителях баки, забракованные ещё в Люберцах. После просмотра половину ёмкостей признали негодными.

При этом ненадёжные баки работали в весьма неподходящих условиях. Как писали из 55-й эскадрильи: "Пламя и отработанные газы мотора, выходя из глушителей, омывают капоты баков, на которых обгорает краска" (12005).
В ноябре 1936 г. у И-16 появилось сразу несколько новых наименований. Одно из них, согласно широко растиражированной легенде, придумали летчики бомбардировщиков Ju 52, до этого безнаказанно летавшие над Мадридом. Якобы, при появлении стремительно атакующих монопланов неизвестной конструкции, пилот в отчаянии закричал по радио: "они лезут на нас словно крысы из-под земли". Эта фраза определила самое распространенное на Западе прозвище, которым противник наделил И-16 - "рата" (крыса).

Требовала какого-то разумного европейского объяснения и ошеломляюще высокая скорость И - 16-х. Сомневаясь в русском происхождении И-16. некоторые западные эксперты присвоили ему наименование "Боинг" - они предполагали, что это самолет американской конструкции.

Советские пилоты поначалу называли И-16 - "щуками", а И-15 называли "раками". Эти доморощенные наименования не прижились. Более жизненным стало прозвище "Моска", которое согласно написанию "Moska* вполне можно было понимать как "Москва". Однако наиболее распространенным толкованием его на русский манер считается - "мошка, маленькая муха".

В 20-х числах ноября 1936 г. наступило относительное затишье, которое позволило подвести первые итоги. Дебют скоростного моноплана в испанском небе состоялся, однако эскадрилья потеряла 4 И-16. еще одна машина находилась в ремонте. Приходилось признать, что высокая скорость не обеспечивала автоматического превосходства над противником, для достижения успеха в бою требовалось грамотное пилотирование, осторожность и даже хитрость. Самоуверенность и поспешность только вредили общему делу.

Одновременно, само появление И-16 вместе с истребителями И-15 ощутимо подействовало на противоборствующие стороны. Среди республиканцев наблюдалось приподнятое настроение и уверенность в победе, а франкисты впервые осознали, что баланс сил изменился для них не в лучшую сторону. Оказалось, что по своим боевым возможностям немецкие Не 51 и итальянские C.R.32 заметно уступают советским И-16. время легких и безнаказанных действий для них закончилось. Очевидно поэтому истребительную группу "легиона Кондор” начал и переводить на Северный фронт - там обстановка оценивалась заметно менее напряженной (12015).
Другие оборонные отрасли:
В ноябре 1936 г. первым из созданных по мартовскому 1936 г. Постановлению на Научно-исследовательском артиллерийском полигоне (НИАП, подмосковный Красноармейск) было испытано опять же 37-мм (?) ПТР, разработанное ОКБ АУ. Оружие было отклонено из-за неудовлетворительной бронепробиваемости, большого веса и малой маневренности.

Целая серия испытаний прошла на НИАП в апреле 1937 г., но все образцы (таблица 1) были отклонены. ПТР Гришеля-Гулина под 12,7-мм патрон ШВАК (рис.2), называвшееся вначале «ЦКБСВ-50», имело удовлетворительную кучность, но не было пропущено НИАП из-за низкой бронепробиваемости, недоработанной автоматики (32% задержек), малой прочности деталей и устойчивости. Было отмечено также отравляющее воздействие пороховых газов на расчет ПТР из-за неудачного дульного тормоза Слухоцкого (на рис. 2 на образце 1936 г. его еще нет). Ружье Коровина (ЦКБСВ-57) под 20-мм патрон ШВАК разбиралось на две части и имело те же недостатки, что и предыдущее, а также малую живучесть и большой вес. Два варианта ружья Блюма-Владимирова под 20-мм патрон автоматической пушки обр. 1930 г. отличались только тем, что одно имело сошку, а другое устанавливалось на станок. Отмечалась простота и прочность автоматики, но слишком большой вес и недостаточная бронепробиваемость.

Еще несколько типов ПТР были проверены в августе 1938 г. уже на Научно-испытательном полигоне стрелкового вооружения (НИПСВО) в районе подмосковного Щурово. Автоматика 20-мм ПТР Владимирова работала по принципу длинного хода ствола с поворотным затвором. Полигон отметил конструктивную и производственную простоту оружия, на забраковал его из-за большого веса, неудовлетворительной бронепробиваемости, малой маневренности и отсутствия открытого прицела. Его же 14,5-мм ПТР (рис. 3) имело, по мнению НИПСВО, те же преимущества, а также удачную конструкцию магазина, в который, без отделения его от ружья, помещалась пластинчатая обойма с патронами (рис. 4). По израсходовании патронов обойма выбрасывалась из магазина. Начальная скорость также была удовлетворительной, но ружье забраковали из-за малой живучести ствола (150-200 выстрелов) и неудовлетворительной кучности. Еще одно ПТР Владимирова калибра 12,7 мм имело те же преимущества и недостатки.

ПТР конструкции КБ НИПСВО, разработанное по заданию Арткома АУ, работало на отводе газов, с перекосом затвора вверх, быстро разбиралось на две части. У него были удовлетворительные начальная скорость и бронепробиваемость (20 мм на 600 м). Но и это ПТР не выдержало полигонных испытаний из-за большого веса, малой живучести ствола, плохой кучности. Два варианта ПТР Блюма не прошли полный цикл испытаний на полигоне «из-за отсутствия прицела». Они были забракованы по причине низкой живучести стволов и опасной работы подвижных частей: в одном случае над спиной стрелка, в другом - перед его лицом.

Одновременно с самозарядными ружьями полигонным испытаниям было подвергнуто 12,7-мм магазинное ПТР НИПСВО (рис. 5). Это ружье являлось модификацией 12,7-мм германского «Маузера», производившегося в Туле и Ижевске небольшими сериями для определения баллистических характеристик наших 12,7-мм патронов. Его вес с катками достигал 20 кг. На дистанции 400 м 20-мм броня из него не про­бивалась, оставались лишь вмятины глубиной 12-15 мм, поэтому ружье испытаний не выдержало. Но были отмечены и положительные стороны этого ПТР: удовлетворительный вес, хорошая маневренность, простота конструкции, хорошая кучность боя. Такое ружье могло быть легко поставлено на производство, поскольку его прототип изготавливался в ЦКБ-14, а патроны уже выпускались серийно (12093).
Жизнь и внутренняя политика:
В ноябре 1936 года на базе расформированных Тюремного отдела АХУ и ОМЗ ГУЛАГ создан Тюремный отдел ГУГБ (8983).
За рубежом:
В ноябре 1936 в Испанию прибыл предсерийных Ju-87, а потом зимой 1937/38 - еще 3 и в октябре 1938 они были заменены пятью машинами серии В (2776).
В ноябре 1936 г. в Испанию стали прибывать итальянские и немецкие воинские контингенты. Это были не регулярные войска, а так называемые легионеры. Одновременно для оказания помощи мадридскому правительству из числа сочувствовавших ему добровольцев разных национальностей были сформированы интербригады, которые также приняли участие в гражданской войне (3871).
В ноябре 1936 г. Германия и Италия признали правительство Франко (3871).
В ноябре 1936 В Вене подписано секретное австро-германское соглашение о совместной борьбе против коммунизма (7444).
В ноябре 1936 г. в Палестину приезжает специальная правительственная комиссия лорда Пиля. Ознакомившись с положением, она делает вывод о бесперспективности сохранения мандата и предлагает разделить Палестину на несколько территорий с различным международным статусом (3871).
В ноябре 1936 года был заключен франко-ливанский договор, который, однако, предусматривал косвенный контроль за внешней политикой страны со стороны Франции, а кроме того, давал ей право на "защиту религиозных и национальных меньшинств", т.е. открывал широкие возможности для вмешательства во внутренние дела Ливана (3871).
Авиапромышленность:
В ноябре 1936 - мае 1937 прошли гос. испытания ЦКБ-30 в НИИ ВВС. Самолет испытывался на колесном и лыжном шасси. Ведущими по испытаниям были л А.М.Бряндинский, ш Черкасов и Н.И.Шакуров, и И.В.Марков и П.А.Лосюков. Облетывали П.М.Стефановский, М.А.Нюхтиков и А.К.Долгов (3846,7).
С ноября 1936 по март 1937 П.О.С. проводились экспериментальные работы и компоновки СЗ Иванов - заказ 351, так как вопрос о типе мотора был решен только в марте. Сначала хотели АМ-34Р (1102).

Причина ориентировки сначала на М-34 была простой - правительство учитывало, что только этот двигатель был по настоящему массовым (1153,32):



Тип

1933

1934

1935

1936

М-25

-

-

600

1716

М-34

790

1145

1409

2311

М-100

-

-

100

1071

М-85

-

-

4

129 (1153,32)

Двигатель М-85 был в большом дефиците и шел в основном на ДБ-3. Например, Р-9 С.А.Кочеригина он просто не достался (1153).
С ноября 1936 по январь 1937 проходили заводские испытания десантного планера ГN 8 Г.Ф.Грошева, построенного по заказу ВВС КА в качестве грузового для перевозки техсостава, грузов, имущества. Должен был буксироваться И-5 и И-15 со скоростью 220-250 км/час (94,39).
С ноября 1936 по март 1938 через подставные фирмы Норт Истерн и Экселло осуществлялась поставка 18 закупленных в США ДС-3. Первым был N 1588, зарегистрированный за Экселло. 11 штук поступили с мая по август 1938 (3772).
В ноябре-декабре 1936 года в Севастополе были проведены заводские испытания бомб с дополнительной скоростью, разработка которых началась в начале 1935 года (4187).
Другие оборонные отрасли:
В ноябре—декабре 1936 г. заводом им. Ворошилова было изготовлено 4 серийных танка Т-46-1, которые поступили на войсковые испытания. Танки эксплуатировались в войсках больше года и показали себя очень хорошо. Их проходимость на колесном ходу была выше, чем у БТ, подвижность как на гусеницах, так и на колесах была сравнима с ПТ-1. Танки были легче в управлении, потребляли бензин 2-го сорта. Но...После всесторонних испытаний серийных танков Т-46-1 начальник УММ с горечью констатировал, что «в результате доработки дешевого Т-26 к требованиям улучшения его подвижности, мы получили танк, догнавший по цене средний трехбашенный Т-28». С этим смириться, конечно, никто не мог. Выпуск танка Т-46-1 и все работы по нему в начале 1937 г. были прекращены (10733,311).
Другие оборонные отрасли:
В конце осени 1936 года поковка внутренней трубы для перестволения 368-мм пушки №1 в 305/180-мм пушку для стрельбы подкалиберными снарядами со звездчатыми поддонами находилась на отжиге. Ствол 368-мм пушки был подан с НИАПа на завод. Однако работы затягивались и был установлен новый срок сдачи ствола 1 февраля 1938 года. Расчеты были проведены для объема каморы 360 дм3 и заряда пороха НГВ весом 237 кг. Длина канала та же, что и штатной 356/52-мм пушки. Ствол скреплен в казенной части в 5 слоев. Затвор штатный от 356/52-мм пушки. Увеличение числа нарезов до четырех сделано для упрочнения ствола и лучшего центрирования активного снаряда. Согласно расчету установка ТМ-1-14 должна была выдерживать стрельбу 380/250-мм пушки (3861).
Авиапромышленность:
Поздней осенью 1936 пришел долгожданный ответ. К. Е. Ворошилов разрешил начать подготовку к прыжку с 12000 м, а по мере готовности выполнить тренировочный прыжок из стратосферы. Хотя и ожидали, что ответ будет именно таким, начали волноваться: «Сумеем ли оправдать доверие наркома?» Пришлось практически просмотреть всю подготовительную работу, найти недоделки. После всестороннего обсуждения плана подготовки внесли свои коррективы и наши врачи. Медики сочли нужным еще больше увеличить объем тренировок. Снова начались высотные полеты и «подъемы» в барокамере. День за днем мы приучали свои организмы к кислородному голоданию. Чтобы в соответствии с наукой определить высотный потолок, нас направили в Военно-медицинскую академию. На специальных приборах и приспособлениях я показал не очень хорошие результаты. «Середнячок»,— сказал мне на прощание профессор. Это несколько обескуражило меня, но потом решил, что наука наукой, а дело делом и усилил тренировки (11312).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   210   211   212   213   214   215   216   217   ...   253


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница