Авиапромышленность



Скачать 41.58 Mb.
страница149/253
Дата07.03.2016
Размер41.58 Mb.
1   ...   145   146   147   148   149   150   151   152   ...   253

Такое расчленение маневренных боевых порядков, когда противник сомкнутым строем атаковать не может, наиболее выгодно, потому что части находятся в наиболее выгодном положении по отношению к противнику.

Вместо расчлененных порядков мы видим опять — густые колонны вместо пеших, рассредоточенных порядков, мы видим толпы людей. Бери пулемет и расстреливай либо с воздуха, либо с земли — все равно промаха не будет.

Ворошилов. Где, в каком округе?

Буденный. Частично я это видел в Белорусском округе. В Киевском военном округе несколько лучше, но все-таки боевой групповой порядок потерян, также как расчленение, которого мы не добились ни в стрелковых частях, ни в артиллерии, ни в кавалерии, а нужно двигаться врозь, а бить противника в одну цель.

Затем я хотел остановиться на вопросе, который поднял в своем докладе Михаил Николаевич[1]. Я выписал из вашей таблички расчет часов на весь учебный год по отдельным дисциплинам. У вас написано таким образом: строй и лыжные занятия в пехоте — 135 часов в год; в танковых, инженерных войсках и артиллерии — 110 часов. Значит, лыжная и строевая подготовка кавалерии — 100 часов. Физо в пехоте — 185 часов, в танковых, инженерных войсках и артиллерии — 155 часов, в коннице — 165 часов.

Теперь по специальностям. Что в эту специальность входит? Тут, по-видимому, и огонь, и еще какие-то дисциплины боевой подготовки, но в общем итоге вы видите такую картину: для пехоты 530 часов, для инженерных и танковых войск и артиллерии 550 часов и для конницы 430 часов. Тут я несколько не понимаю, как это получается. Потом идет тактика и тут вы тоже даете для конницы 400 часов. Затем идут политзанятия, причем для всех вы даете по 175 часов в год, потом устав и прочее — по 50 часов.

К прочим, по-видимому, относится изучение техники?

Тухачевский. Нет, по специальности.

Буденный. Тогда об этом надо сказать, а то тут не совсем ясно. Потом резерв по 150 часов.

А вот что получается у меня, как готовится каждый красноарме-ец-кавалерист. В коннице два живых существа: человек и лошадь. В пехоте этого нет, у них 4 часа в сутки остаются свободных. Ведь нельзя всех под одну рубрику считать.

Я подсчитал в месяц, но это можно помножить на 10 и получится годовая цифра учебного времени. И вот у меня получаются такие цифры: конная подготовка в месяц 30 часов, это полтора часа в сутки, или 20 учебных дней в месяц.

Тухачевский. 21 день.

Буденный. Теперь строевая физическая подготовка — 20 часов, устав и техника — 10 часов, огневая подготовка — 20 часов, тактика — 20 часов, политзанятия — 20 часов, общеобразовательная подготовка — 20 часов в месяц. Итого в месяц только учебных часов получается 140, плюс уборка лошади 80 часов в эти 20 дней в месяц. Кроме этого, красноармеец получает 4 часа в сутки ежедневно по уборке лошади, чего пехотинец не имеет.

Теперь завтрак, обед и ужин — 60 часов. Чистка оружия и снаряжения, седел и т.д., чего у пехотинцев тоже нет, 10 часов. Итого у красноармейца получается 290 часов, или 14 часов 30 минут в сутки плюс еще 2 часа внешкольных, это будет уже 16 часов 30 минут в сутки.

Я спрашиваю — можно ли дальше этому красноармейцу жить при таком режиме времени? Вполне очевидно, что нельзя. Люди выходят на занятия и сейчас же засыпают потому, что не досыпают и устают.

Ворошилов. А где же он у вас работает? В самом деле, если у него что-либо порвалось и ему надо починить, у него на это времени нет. (В зале общий смех.)

Буденный. Я считаю, что расчет должен быть и для конницы, и для конной артиллерии совершенно одинаковый. Поэтому эти цифры нужно подработать совместно, исходя из того, чтобы дать красноармейцу 9 часов на работу с тем, чтобы 7 часов он мог бы поспать и пару часов имел бы в своем распоряжении — что хочет, то и делает, пускай читает, починяется и т.д. Бюджет красноармейского времени ужасный, особенно для конницы.

Климент Ефремович[2], я хотел бы теперь сказать несколько слов о танках, о том, как они ходят в горах. Разумеется, никто не будет отрицать того, что они могут ходить, весь вопрос только по каким горам и при каких условиях...[3] Если этот танк тянут еще 100 человек помимо самого мотора танка и потом проложат для этого танка за 2 месяца дорогу, хотя там и была тропа, — это одно условие. Если же взять тропы, как они имеют место на войне, то вряд ли танк пролезет. Конечно, этот опыт дает некоторые результаты, но по-разному: у Михаила Карловича Левандовского танк движется 3 км в час под углом 45°, аут. Великанова 1,5 км в час и понятно, что при такой скорости как — 1,5 км в час, можно кольями, не то что пушками, разбить этот танк. 1,5 км лезет в час (смех), стреляй, бей как хочешь, прекрасная цель для огня (смех). Над этим делом работать нужно, но все же нужно знать меру.

Точно также и т. Грязнов предлагает заменить конную тягу на механизированную, артиллерия в горно-лесистых условиях не проходит...

Грязнов. Я говорил вообще в горных...

Буденный. А поэтому ее предлагают прицепить к Т-26, он-де и потянет эту артиллерию. Да ведь Т-26 сам и без артиллерии не пройдет в этих условиях. (Смех.)

Я о чем хочу сказать. Мы сейчас моторесурсы, авиаресурсы, силу мотора, силу танка, силу машины начинаем лучше знать, чем силу пехоты, артиллерии, конницы и т.д. Это неплохо, это нужно и должно знать, но пехота же в загоне, артиллерия в загоне, конница в загоне. (Смех.) Это касается и вас, т. Грязнов, вы мало занимаетесь и пехотой, и конницей. У вас танки, авиация и моторесурсы заняли много времени. Нужно реально смотреть на нашу армейскую действительность, нужно разумно учить войска, занимаясь и танками, и авиацией, но не забывать про основное — про войска: пехоту, артиллерию, кавалерию.

Может быть, я резок, но факты эти имеют место. Ведь факт, что пехота вместо царицы полей стала родом войск, про который мы забываем.

Фельдман. Нет, нет, лицом к пехоте.

Буденный. К сожалению, у нас есть такие «проблеморешатели», которые, делая одно, забывают другое.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 53. Л. 93-101.

Фишман. Докладчики, Маршал Советского Союза т. Тухачевский и Маршал Советского Союза т. Егоров, совершенно правильно отметили, что в 1936 г. вопросы применения химических средств из области тактической перешли в область оперативную и что те учения, которые были проведены в 1936 г., со всей ясностью это показали и доказали.

В 1936 г. были проведены опытные учения на Центральном воен-но-химическом полигоне. Об этих учениях говорил т. Тухачевский. На этих учениях массированное применение химических средств, как это было указано приказом № 0103, было проверено различными способами.

Было проведено 7 учений:

1) действия химической авиации против мотомехвойск;

2) действия химической авиации против войск на марше;

3 и 4) действия химической авиации путем высотной поливки с высоты 2000 метров и выше против пехоты в обороне и против пехоты в наступлении;

5) массированное применение дыма химическими войсками для маскировки перегруппировок собственных войск;

6 и 7) создание больших районов заражения, площадью от 200 до 300 кв. м[4] против наступающей пехоты и преодоление этих районов заражения.

Я не имею времени подробно излагать выводы по каждому из этих учений. Все материалы по ним систематизированы, полностью отработаны и будут использованы для дальнейшей работы. Сейчас я дам общий вывод по этим учениям. Он заключается в том, что при современной технике машин, танков и самолетов как носителей больших масс боевых химических веществ войска на важнейших направлениях могут быть атакованы большими количествами химических средств, что такое массированное применение химических средств вызывает резкие изменения в течении боевых операций и чрезвычайно осложняет их проведение, что такое оперативное применение химсредств предъявляет новые, очень тяжелые требования к боевой работе войск, ставит новые условия для этой работы и для самого быта войск.

Мы выявили, что при этих условиях сама организация противохимической обороны войск принимает совершенно иной характер и требует от войск такой химической подготовки, такой выучки и такой техники, которых у нашей армии еще нет, это нужно прямо сказать и здесь я полностью согласен с т. Тухачевским.

На этих учениях большая помощь была нам оказана Приволжским военным округом, в первую очередь командованием этого округа, затем командиром 12-го корпуса т. Ефремовым, который лично присутствовал на этих учениях, а также командиром дивизии т. Голиковым. Хорошо, с большой напористостью и с большим желанием овладеть новым для них делом, работали все кадры дивизии т. Голикова. Эти опытные учения продолжены на маневрах Московского военного округа под руководством командарма 1-го ранга т. Белова. Конечно, на таких больших учениях, какими были маневры МВО, нельзя было проверить оперативное применение химсредств в столь разнообразных видах, в каких это было сделано на ЦВХП.

Основная тема по применению химических средств на войсковых маневрах была — использование больших районов заражения в условиях подвижной обороны и во взаимодействии с химической авиацией. На этих маневрах блестяще доказано, что при умелом руководстве крупными химическими соединениями они могут выполнить поставленную задачу по быстрому созданию зон заражения, ' площадью в несколько сот километров, могущую длительно задержать или даже вовсе приостановить наступление нескольких пехотных дивизий. На маневрах поставленная задача была выполнена; правда, результаты могли бы быть еще больше, если бы прикрывавший район заражения пехотный полк действовал бы так, как полагается, а не оставлял бы зараженные районы без огневого прикрытия.

На этих же маневрах была проверена возможность взаимодействия между крупными химическими соединениями и химической авиацией и была выявлена возможность постановки авиации новых химических задач.

81-я авиабригада создала 1-ю зону заражения на пути продвигающейся МПСД; в дальнейшем это заражение было продолжено химическими войсками. Если бы посреднический аппарат провел правильный розыгрыш, продвижение МПСД было бы задержано. К сожалению, этой умелости у посреднического аппарата, как это неоднократно отмечал сам народный комиссар, не было.

Опыт применения химических средств на Московских маневрах также полностью систематизирован, обработан и будет, конечно, использован в соответствующей форме по указаниям народного комиссара для проведения учений и дальнейшей учебы войск.

Должен сказать, что подобные выводы об оперативном применении химических средств сделаны, очевидно, также германской и итальянской армией и, вероятно, также японской армией. В ряде параграфов из германского устава «Вождение войск» 1933 г. (больше 30 параграфов) говорится о применении химических средств.

Приведу только 3 параграфа, наиболее интересные.

Ворошилов. (Обращаясь к командующим войсками.) Прошу быть внимательными, это относится непосредственно к командующим войсками; вам нужно изучить это дело — вы его недостаточно знаете.

Фишман. § 264. Трактует о районах заражения:

«Заражение местности, в особенности, если оно возможно на большую глубину, может оказать существенное содействие оборонительной завесе. При недостатке отравляющих веществ приносит пользу и заражение отдельных удаленных друг от друга участков местности, если последние будут удачно избраны. Могут оказать помощь оборонительной завесе и ложные укрепления».

Это теория оперативного использования районов заражения, т.е. заражения больших масштабов не сплошного, а отдельных участков, причем местность для заражения выбирается наиболее важная в тактическом отношении для противника: дороги, различные узости, опушки лесов, овраги, могущие служить прикрытиями, обратные скаты, места переправ и т.д.

Другой § 233:

«Применение боевых ОВ является выгодным не только при борьбе против неприятельской артиллерии и резервов, но также при устройстве и усилении заграждений на флангах вторжения. Наступающая пехота должна быть заранее осведомлена, когда и где будут применены ОВ и какова длительность их действия, чтобы соответственно согласовать свое продвижение».

Здесь, как мы видим, говорится о применении отравляющих веществ уже не только в обороне, но и в наступлении.

Между строк можно здесь сделать выводы также о том, что ими ведутся работы по приспособлению рецептур отравляющих веществ к оперативно-тактическим требованиям, поскольку в процитированном параграфе говорится об отравляющих веществах различной длительности действия. Очевидно, речь идет о различных рецептурах иприта, а, может быть, и каких-нибудь других стойких отравляющих веществах.

В § 555 сказано:

«При наступлении главные силы обычно продвигаются по сторонам населенного пункта, а гарнизон последнего нейтрализуется огнем и боевыми ОВ, или же ослепляется искусственным туманом. Берется населенный пункт слабыми силами с флангов или с тыла».

Должен отметить, что Устав этот несекретный. В то же самое время § 468, несмотря то, что в 30 параграфах Устава об отравляющих веществах говорится довольно откровенно, имеется еще следующее примечание: «Химические боевые средства применяются согласно положений раздела 18». Между тем в этом Уставе всего 13 разделов. Значит, где-то еще, очевидно, есть Устав, часть II, которой мы не располагаем, где говорится еще более конкретно по этому вопросу.

В руках у меня официальное наставление, изданное итальянским военным министерством. Автором этого издания является итальянское военно-химическое управление, называемое Военно-химиче-ским центром. Это наставление имеет такое заглавие: «Формы и средства наступательной химической войны». В этом наставлении приведены некоторые данные по применению авиахимических бомб, химических снарядов и нормы заражения местности авиацией. Я не имею возможности все это процитировать. Приведу только заключительную часть этого наставления.

«Заражение местности: Наставления различных армий широко трактуют об этих формах нападения и устанавливают использование этого способа в больших масштабах.

Заражения могут быть осуществлены различными способами: от самых простых до самых сложных. Начиная с ранцевых заражающих приборов, содержащих десятки литров ОВ, и кончая различными аппаратами, приборами, автохиммашинами и химтанками, которые могут быть предоставлены в наше распоряжение современной промышленностью по механизации. Специально натренированный персонал, снабженный соответствующими средствами противохимической обороны (ПХО), может на самой разнообразной местности осуществлять химические заграждения, которые в отличие от обычных проволочных заграждений невидимы, легко маскируются и весьма обманчивы; эта новая полевая фортификация создает перед противником недоступные участки с трудно определяемыми границами. Именно поэтому этот способ будет иметь большое моральное воздействие, вызывая дезориентацию и задержку в движении противника, с которыми будущая тактика должна будет чрезвычайно считаться. Все это придает химической войне, в частности и военным операциям вообще, характер отличный от того, который был в последнюю войну».

Нужно сказать, что эта формулировка, даваемая итальянским во-енно-химическим управлением, ставит довольно правильно вопрос о значимости оперативного использования химических заграждений.

Оценивая использование итальянской армией отравляющих веществ на Абиссинском театре войны[5], нужно сказать следующее: конечно, абиссинская армия, с точки зрения организации в ней противохимической обороны, армия самая отсталая, средств противохимической обороны там почти не было. С этой стороны химическая борьба в Абиссинии мало показательна для европейских условий, где все армии, конечно, будут снабжены средствами противохимической обороны.

В то же время условия для применения химического оружия в Абиссинии имели и свою неблагоприятную сторону. Война не велась большими массами войск. Абиссинская армия была в своем роде кочевой армией. Вела войну партизанскую. Поэтому все методы боевого применения отравляющих веществ типа империалистической войны 1914—1918 гг., примененные итальянцами, не дали успеха. Успех был достигнут только тогда, когда итальянская авиация применила высотную поливку (с высот в 1000—1200 м). Благодаря этому были заражены большие пространства и абиссинская армия, несмотря на ее подвижность, была поставлена в исключительно трудные условия жизни и боевой работы.

Могут спросить, в чем же отличие районов заражения от участков заражения, в чем принципиальное отличие оперативного применения отравляющих веществ от тактического применения отравляющих веществ. Разница существенная. Количество здесь дает совершенно иное качество.

Для того чтобы преодолеть участок заражения глубиной в 500— 600 м, достаточно сделать несколько перебежек, которые могут быть осуществлены в 15—20—30 минут; в такой период времени пары отравляющих веществ не успевают действовать на кожу.

При преодолении районов заражения глубиной в 12—15 километров картина меняется; оставаться на зараженной местности приходится много часов, особенно если эта зараженная местность прикрывается достаточно плотным огнем. Бойцы принуждены преодолевать в противогазах, с применением средств защиты кожи, изматываются, темпы продвижения колонны ослабляются и наступает момент, когда средства защиты кожи теряют свою защитную способность.

В частности, 49-я дивизия на Московских маневрах, несмотря на плохую работу 156-го сп, не преодолела бы созданного перед ней района заражения. Командарм 1-го ранга т. Белов, главный руководитель маневров, со мной в этом вопросе согласен.

Какие выводы по организации противохимической обороны должны мы сделать из всего того, что я сказал о возможном применении отравляющих веществ нашим противником. Подготовлена ли наша армия уже сейчас в полной мере в противохимическом отношении для защиты от подобных способов массированного химического нападения?

Я со всей ответственностью должен сказать, что в достаточной степени наша армия к противохимической обороне, в случае применения противником массированных средств, еще не подготовлена. Но благодаря проделанной большой работе по противохимической обороне, она уже подведена к тому, чтобы быстро этим делом овладеть, т.е. осуществить переход к организации длительной противохимической обороны в условиях необходимости защищать не только дыхательные пути, но и кожу.

Так, например, на наших опытных учениях на ЦВХП 183-й сп территориальный, в котором красноармейцы были только 1 месяц, в основном справился с поставленными перед ним задачами по противохимической обороне, хотя условия были довольно жесткие. Наши учения происходили в июне—июле на Волге в самую жару. Особенно трудно пришлось 183-му сп в обороне, когда авиация применяла против него высотную поливку. Полк должен был вести боевую работу в течение 24 часов, применяя все необходимые средства противохимической обороны. Полк выдержал только 17 часов, после чего по настоянию санитарной части, главным образом ввиду жаркой погоды, пришлось дать отбой. Но я должен сказать, что в течение этих 17 часов бойцы, за небольшим исключением, в своей массе добросовестно выполняли требуемые правила противохимической обороны. Ряд отдельных случаев снимания противогазов был зарегистрирован главным образом ночью, когда был затруднен контроль.

Впервые была применена полевая коллективная зашита. Каждая рота имела свои убежища, где можно было принимать пищу без противогазов.

Сон и весь быт полка был организован с учетом всех правил противохимической обороны. В течение ночи была осуществлена смена батальонов. Нужно сказать, что эта задача весьма нелегкая и смена была осуществлена с большими трудностями.

Конечно, если бы у полка не было предварительной индивидуальной подготовки по противохимической обороне, он не сумел бы так быстро подойти к организации более сложной противохимической обороны. Для нас всех было ясно, что этот же полк при дальнейшей тренировке в течение нескольких месяцев в полной мере мог бы овладеть всей организацией современной противохимической обороны, вызываемой сложными условиями современного боя. На Московских маневрах мы видели, что 49-я сд, благодаря недостаточно умелому руководству и недостаточной натренированности в вопросах организации противохимической обороны, не сумела использовать всех богатых средств противохимической обороны, которыми она была снабжена. Не считая противогазов, дивизия имела полностью положенные ей по табелям средства защиты кожи: чулки, накидки, средства преодоления местности. Кроме того, 49-й сд был придан химический батальон для целей дегазации и прикрытия ее движения дымом.

49-я сд добросовестно работала, но не сумела использовать данных ей средств противохимической обороны, организовать их смену, не сумела прикрыть себя дымом и правильно применить дегазацию местности. Приданный ей линейный танковый батальон не был использован, как это было необходимо для того, чтобы «прочесать» зараженный район и освободить его от прикрывающих зараженные участки огневых точек. Командир дивизии продержал неизвестно для чего свои танки, а продвинул вперед для преодоления зараженных участков пехоту, которая должна была преодолевать зараженную местность под огнем прикрывающего 156-го сп. Если бы это были действительные боевые действия, то в результате такого «преодоления» были бы все 8000 отравлены.

В то же самое время, если бы дивизия сумела использовать данную ей технику противохимической обороны, значительная часть ее могла бы (правда, с известной потерей времени) реально преодолеть район заражения. Тут дело в умении.

В области чисто противогазовой тренировки части РККА имеют большие достижения. Есть части и подразделения РККА, которые целые сутки непрерывно находились в противогазах, лишь с перерывами для приема пищи. Были отдельные рекорды непрерывного пребывания в противогазах по несколько суток. Мы имеем также разительные примеры совершения маршей в противогазах, как РККА, так и Осоавиахима. Все это показывает, что в нашем противогазе можно оставаться и работать длительное время.

Какая задача должна быть поставлена на 1937 г.? Приказ № 0103 и указания начальника Генерального штаба на 1936 г. требовали непрерывного нахождения в противогазе от 6 до 10 часов. Эту норму на 1937 г., исходя из сказанного об оперативном применении химических средств, целесообразно поднять для химических войск до 24 часов непрерывного пребывания в противогазе и для остальных родов войск от 12 до 16 часов. Это не должно казаться преувеличением. Ведь раньше говорили, лет 5—6 тому назад, когда ставился вопрос о том, чтобы быть непрерывно в противогазе 2— 3 часа, что это преувеличение. А в этом году непрерывное пребывание в противогазе доведено уже до 6—10 часов.

Я не буду перечислять всех задач на 1937 г.; в них должен войти целый ряд учений по организации противохимической обороны в условиях массированного применения химических средств, в результате химических действий авиации и химических соединений. Все эти задачи изложены в моем докладе, который подан народному комиссару.

Отдельно я хотел бы оттенить важнейшую задачу для нашей авиации на 1937 г. Необходимо овладеть методом высотной поливки с 2—3 тысяч метров и выше.

Заканчивая, хочу подчеркнуть, что у нас, несмотря на ряд достижений в химической подготовке, остается еще чрезвычайно много недочетов.

Есть ряд недочетов и в области самих технических средств противохимической обороны, как по защите бойца, так и по защите коня. Химическое управление должно в 1936-1937 г. ликвидировать эти недочеты, должно суметь добиться, на основе решений правительства, от промышленности необходимой высококачественной и совершенной продукции. В то же самое время войска обязаны овладеть полностью уже данной довольно разнообразной химической техникой и поднять армию на требуемый уровень как оперативного применения химических средств, так и умения от них защищаться.

На 1937 г. следует отойти от обычных методов оценки химической подготовки, даваемых только лишь по степени выполнения тех или иных нормативов. Поэтому я с достаточным скептицизмом отношусь ко всем четверкам по химической подготовке, которые поступают в итоговых отчетах почти из всех округов. Нужно потребовать в 1937 г., чтобы оценка химической подготовки давалась не только по выполнению войсками химических нормативов, но прежде всего по их умению организовать противохимическую оборону в условиях новых сложных форм боя, в условиях оперативного массированного применения противником средств химического нападения.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   145   146   147   148   149   150   151   152   ...   253


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница