Авиапромышленность



Скачать 71.38 Mb.
страница309/443
Дата02.03.2016
Размер71.38 Mb.
1   ...   305   306   307   308   309   310   311   312   ...   443

Отдельной статьей выделяли неполадки с моторами. Двигатели М-82ФН поставлялись двумя предприятиями - заводом № 19 и заводом № 29. Первые отличались сравнительно неплохим качеством, хотя и из них часть отсеивалась при контроле в Москве. Зато моторы завода № 29 браковали очень часто.

Кроме того, М-82ФН делали с двумя вариантами редуктора - с передаточными отношениями 9/16 и 11/16. Испытания показали, что первый из них выгоднее для Ту-2. Но заводы гнали в основном "11/16", предназначенный для истребителей, а моторов с "9/16" не хватало. В результате на заводе № 23 стояли готовые Ту-2, для которых не имелось двигателей.

До 20% брака было связано с погрешностями поспешно выпускавшихся чертежей. Разумеется, это не вызывало восторга у военной приемки. Машины раз за разом возвращались на доработку. Хотя к Новому году изготовили 25 Ту-2 (включая четыре фактически лишь доработанных бомбардировщика), только в декабре первые три самолета приняли для отправки в воинские части. Все машины выпуска 1943 г. собирались из задела омского завода.

Самолеты московского завода имели другую систему обозначений, похожую на применявшуюся заводом № 22. Номера самолета в серии и самой серии писались через дробь, например 12/5 - 12-й самолет 5-й серии.



Серийное производство Ту-2 в годы войны




1942

1943

1944

1945

Завод № 166 (Омск)

68

12 1)

-

-

Завод № 23 (Москва)

-

25 3)

378 4)

742 2)

1) - включая доработанные заводом № 156; 2) - сдано 736; 3) - из задела завода № 166; сдано 3; 4) - сдано 360 (11988).
В конце августа 1943 в ЛИИ поступил ракетный перехватчик 302П в виде планера и его изучали при полетах за Ту-25 и Б-25. С.Н.Анохин оценивал хорошо. Продували в ЦАГИ (4,289).
В конце августа 1943 после освобождения Харькова начали восстанавливать ХАЗ и стали ремонтировать Як-1, Як-7, Як-9 и Ла-5, а с ноября собирать Як-7 и Як-9 (553,216).
Другие оборонные отрасли:
В конце августа 1943 на завод 112 Красное Сормово прибыл нарком В.А.Малышев и маршал бронетанковых войск Я.Н.Федоренко и сказали, что победа в Курской битве досталась слишком дорого и на Т-34 надо ставить новую пушку (2118).
В конце августа 1943 на танковый завод №112 прибыли нарком танкостроения В. А. Малышев, начальник ГБТУ маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко и ответственные сотрудники наркомата вооружений. На совещании с руководителями завода Малышев сказал, победа в Курской битве досталась нам дорогой ценой. Неприятельские танки вели огонь по нашим с расстояния 1500 м., наши же 76-мм танковые пушки могли поразить "Тигров", "Пантер" на дистанции 500-600 м. "Образно выражаясь, - сказал нарком, - противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 более мощную пушку." Примерно в это же время аналогичная задача в отношении тяжелых танков КВ была поставлена перед конструкторами ЧКЗ (3905).
В конце августа 1943 г., то есть в самый разгар подготовки производства танков ИС на ЧКЗ, его директор И.М. Зальцман и главный инженер завода С.Н. Махонин представили в ГКО проект нового тяжелого танка, созданного на базе танка КВ-1С, с предложением начать его производство. Проектом предусматривалось увеличение до 90 мм толщины броневых листов корпуса и до 100 мм толщины стенок башни. Но так как в проекте предусматривалось полное использование агрегатов, трансмиссии и ходовой части серийного танка КБ-1С, без серьезных их улучшений, а сам проект на рассмотрение в НКТП был представлен в эскизном и недоработанном виде, то уже на первом этапе он был отклонен. В приказе от 26 августа 1943 г. нарком танковой промышленности В.А. Малышев обязал директора Кировского завода И.М. Зальцмана, главного инженера завода С.Н. Махонина, главного конструктора Н.Л. Духова и главного технолога С.А. Хаита немедленно сосредоточить все силы конструкторов и технологов Кировского завода на подготовке производства танка ИС.(10703).
В конце августа 1943 г. появились первые факты боевого применения полка СУ-85 в составе 2-го Украинского фронта, где они впервые вступили в бои с немцами в ходе борьбы за плацдармы на Днепре (11417).
В последние дни августа 1943 г. состоялось заседание Государственного комитета обороны (ГКО), которое инициировало процесс подведения некоторых итогов Курской битвы. Фактически этот процесс состоял из двух больших частей — анализа немецких новинок и рассмотрения положения вещей в Красной Армии, включая действия наших танковых и противотанковых частей и соединений.

Одним из главных моментов при оценке материальной части немецких танковых войск на заседании ГКО прозвучал доклад маршала Н. Воронова, кратко описавшего все немецкие новинки, с которыми довелось встретиться в июльских боях советским артиллеристам и танковым войскам.

Наибольшее внимание в этом докладе, как и весной, уделялось тяжелому танку «Тигр». Но немало эмоций досталось также на долю танка «Пантера», модернизированных «троек» и «четверок», тяжелого штурмового орудия «Фердинанд» и нескольких других образцов самоходной артиллерии.

Проведенное немцами в 1942-1943 гг. перевооружение Воронов оценил очень высоко, признав при этом, что существующая советская противотанковая артиллерия в основной массе своей не способна бороться с новыми тяжелыми танками и штурмовыми орудиями на дальности действительного огня (600—1200 м).

Получивший слово нарком вооружений Д. Устинов доложил, что для противодействия «Тигру» уже выпускается 57-мм противотанковая пушка и ее танковый вариант, а также начаты работы по освоению полевых, танковых и самоходных 85-мм орудий.

Оценивая на том же заседании немецкие танковые и противотанковые орудия, командующий бронетанковыми войсками Красной Армии генерал-полковник Н. Федоренко отметил, что «появление на поле боя 88-мм противотанковой и штурмовой пушек обр. 1943 г. делает броневую защиту всех имеющихся в Советской армии и перспективных танков и самоходных орудий проницаемой». К сожалению, полный текст заседания автор обнаружил, а имеющиеся ссылки на его стенограмму не отражают вывода, сделанного руководством ГКО.

По окончании заседания ГКО НКТП открыл ряд тем по изучению передовых образцов немецкой бронетанковой техники. Причем ОГК НКТП под руководством нового начальника И. Бера (назначенного вместо погибшего С. Гинзбурга) совместно с НИБТполигоном ГБТУ вели изучение МТО и ходовых частей немецких танков и САУ, НИИ-48 совместно с техотделом НКБ исследовали броневую защиту и методы борьбы с нею, а техуправление НКВ совместно с НИИ-13 и ЦАКБ самым внимательным образом исследовали артиллерийское вооружение новых немецких танков и САУ (11135).

Памятуя, что немецкая броня всегда отличалась высоким качеством, сотрудники НИИ-48 внимательно исследовали состав брони новых немецких танков и методы ее усиления у танков, прошедших модернизацию.

Как уже говорилось, наибольшее внимание было уделено .тяжелому танку «Тигр». В отчете по его обстрелу указывалось: «...в настоящее время изучению подвергнуты 5 танков типа Т-УШ «Тигр», обнаруженные на полях боев в районе Орловско-Курской дуги... Всего в броне указанных танков обнаружено 8 пробоин, среди которых 3 калибра 122-мм, 3 калибра 85-мм, одна калибра 76-мм и одна сделана снарядом неустановленного калибра... При этом в лобовой части и бортах корпуса и башень танков обнаружено 39 неопасных поражений калибра 45 и 76-мм глубиною до 55 мм». Что позволило исследователям сделать такой вывод: «Броневая защита танка Т-УШ «Тигр» отличается высокой прочностью и практически неуязвима для орудий противотанковой артиллерии калибра 45-мм и 76-мм». Обстрел танка «Тигр» на полигоне продемонстрировал следующее: «Для борьбы с тяжелым танком Т-У1 «Тигр» пригодно 85-мм противотанковое орудие обр. 1941 г. или аналогичное. Огонь вести по лоб. проекции с дистанции до 800м, или в борт с диет. 1300-1500м бронебойным остроголовым снарядом. 76-мм дивизионное и противотанковое орудие обр. 1942г., или танковую пушку обр. 1940 г. возможно применять только против бортов танка «Тигр» на дальности 50-100м бронебойным снарядом БР-350БСП, или 76-мм бронебойным катушечным боеприпасам на дальности до 400м.

Применение 57-мм противотанковой или танковой пушки обр 1943 г. возможно против бортов танка « Тигр» бронебойным снарядом на всех дальностях стрельбы; против лобовой брони катушечным боеприпасам с расстояния, по-видимому, до 600м.

45-мм противотанковую пушку обр. 1942 г. и обр 1937 г. применять только для стрельбы по бортам танка «Тигр» под-калиберным катушечным боеприпасам с диет, не свыше 300м...

Бронебойные ружья неэффективны, помогут применяться для обстрела ствола орудия, ведения прицельного огня по приборам прицеливания, командирской башенке и пулеметным амбразурам танка с малой дистанции..»



Бронирование танка «Пантера» оказалось слабее: «Представителями НИИ-48 было изучено 9 танков «Пантера», найденных южнее Курска. Все танки имеют снарядные поражения, распределенные следующим образом:




Верх. лоб.

Ниж.

лоб. Подкрылки

Борт

Корма

Ип

Толщина, мм

82-84

64

40

40

40













85-мм бронеб.










Попаданий

2

2

1

-

-

5

Пробоин

-

2

1

-

-

3










76-мм бронеб.










Попаданий

4

3

4

3

1

15

Пробоин

-

1

4

2

-

7










57-мм бронеб.










Попаданий

-

-

3

1

-

4

Пробоин

-

-

3

1

-

4










45-мм бронеб.










Попаданий

6

2

6

4

2

20

Пробоин

-

-

3

1

1

5

Обстрел корпуса танка «Пантера» показал, что 82-мм верхний лоб. лист не пробивается ни одним типом отеч. бронеб. снаряда, вплоть до калибра 122-мм. 45-мм и 76-мм противотанковая и танковая пушки способны поразить указанный тип танка бронебойным снарядом в борт проекцию с дистанции 300— 600м...»

Традиционно большой интерес вызвал у наших специалистов модернизированный «старый знакомый» — танк Т-4, в отношении которого говорилось так: «Средний танк Т-4 подвергся модернизации бронирования за счет утолщения лба подбашенной коробки до 80-85 мм в ряде случаев наложением дополнительного броневого листа толщиною 25-30 мм. Однако встречены также танки, несущие монолитный лист лоб. брони толщиной 82мм, что позволяет сделать предположение, что в производство герм, промышленности принята новая модификация указанного танка...»

Т-3 заинтересовал специалистов Кубинки главным образом конструкцией броневой защиты лобовой части подбашенной коробки и башни. Поскольку листы дополнительной брони подбашенной коробки и башни были установлены со значительным зазором, конструктор НКБ А. Погодин высказал предположение, что они станут серьезной преградой для отечественного бронебойного каморного снаряда, так как «...передний лист брони высокой твердости толщиной около 20 мм установлен со значительным зазором относительно основной брони толщиной 52 мм... Таким образом, передний лист будет выполнять роль «взводящей брони», от удара о которую будет частично разрушаться головная часть бронебойного снаряда и взводиться донный взрыватель так, что срабатывание ВВ может осуществиться еще до пробития основной брони подбашенной коробки... Таким образом, при суммарной толщине лобовой брони подбашенной коробки танка Т-3 в 70-75мм эта двухслойная преграда может быть непроницаема для большинства бронебойных камерных боеприпасов, снабженных взрывателем МД-2». Это подтвердилось позднее во время испытаний на Свердловском полигоне, когда из трех выстрелов 85-мм пушки обр. 1939 г. (52-К) и двух 122-мм пушки обр. 1922 г. (А-19) лобовой брони не пробил ни один, так как разрыв ВВ снарядов случался до пробития брони подбашенной коробки, либо при прохождении экрана и повторном ударе в броню корпуса снаряд разрушался.

В итоговой части исследований НИИ-48 говорилось:

«...необходимо признать, что в производстве немецких танков и САУ основным типом брони по наст, время остается хромо-никелевая катаная броня средней и низкой твердости... содержащая 0,75-0,85%марганца, 1,8-2,3%хрома, 0,17-0,2% никеля и до 0,1-0,2% молибдена. В отличие от первого и второго периодов войны, применение цементованных броневых листов в изготовлении средних и тяжелых танков и САУ в настоящее время сходит на нет... Видимо, немецкая промышленность начала испытывать трудности технологического характера при производстве броневых корпусов толстобронных танков. Чтобы скомпенсировать снижение стойкости бронированных листов своих танков, немецкие фашистские конструкторы'вынуждены пойти на увеличение на 20—30 мм толщины лобовой брони и введение ее закалки по методу Крупа, но в отличие-от отечеств, брони глубина поверхностно закаленного слоя невелика и составляет в среднем 0,5-1,0мм для брони средней толщины и 1-1,5 мм для большой. Таким образом, толщина лобовой брони танков Т-4 и Атрштурм-75 составляет в настоящее время 82-85мм и фактически неуязвима для наиболее массовых в КА бронебойных снарядов калибра 45-мм и 76-мм...»

Двигатели и трансмиссия новых немецких танков также изучались специальной комиссией ОГК НКТП. Но ничего революционного в моторах новых немецких танков обнаружено не было. Это по прежнему были все те же компактные бензиновые моторы «Майбах» без всяких следов внедрения в танки дизеля. Но если в начале войны этот факт вызывал если не недоумение, то удивление, то уже в 1942 г. этому было найдено вполне здравое объяснение:

«Применение немцами на новом танке карбюраторного двигателя, а не дизеля может быть объяснено:

а) спецификой топливного баланса Германии, в котором основную роль играют синтетические бензины, бензолы и спиртовые смеси, непригодные для сжигания в дизелях;

б) преимуществом карбюраторного двигателя над дизельным по таким важным для танка показателям, как минимально возможные для данной мощности габариты, надежность запуска в зимнее время и простота изготовления;

в) весьма значительным в боевых условиях процентом пожаров танков с дизелями и отсутствием у них в этом отношении значительных преимуществ перед карбюраторными двигателями, особенно при грамотной конструкции последних и наличии надежных автоматических огнетушителей;

г) коротким сроком работы танковых двигателей из-за крайне низкой живучести танков в боевых условиях, из-за чего стоимость бензина, сэкономленного в случае применения на танке дизеля, не успевает оправдать необходимого для изготовления дизеля повышенного расхода легированных сталей и высококвалифицированного труда, не менее дефицитных в военное время, чем жидкое топливо».

В самом деле, при прочих равных условиях немецкие танковые моторы оказывались легче, чем дизели В-2 и В-2К, а с учетом систем питания и охлаждения преимущество и подавно оказывалось за немцами. Расположение бензобаков за пределами обитаемой зоны за герметичной выгородкой позволяло экипажам даже при возникновении пожаров нормально покидать танк, не пострадав от огня.

Изучая новые двигатели, стоявшие в «Тиграх», «Пантерах» и «Фердинандах», представители ОГК НКТП отмечали: «Немецкие конструкторы по прежнему делают ставку на карбюраторные танковые двигатели прежних типов... Так как их конструкция не претерпела изменений, то значительно больший интерес в настоящее время вызывают трансмиссии немецких танков и САУ...»

А вот с этим вопросом поле деятельности было обширным. Под Курском собрались танки со всеми мыслимыми и немыслимыми трансмиссиями и широчайшей номенклатурой коробок перемены передач (КПП).

Однако особо пристальный интерес представителей ОГК НКТП вызвала электротрансмиссия штурмового орудия «Фердинанд» и безвальная КПП танка «Тигр», позволявшие легко управлять этими тяжелыми машинами. И.о. начальника ОГК НКТП И. Бер писал:

«...наибольший интерес для отечественного танкостроения представляют КПП и механизмы поворота танка Т-6Н «Тигр» и штурмового орудия Т-6Р «Фердинанд»... Управление этими тяжелыми машинами весьма легкое и удобно по мнению водителей-испытателей... В наст, время ОГК НКТП проводит, исследоват. работу по изучению особенностей трансмиссий нем. танков с целью возможного внедрения наиболее удачных решений в отечественном танкостроении...» (11135).

Наиболее обстоятельным среди прочих был отчет техуправления НКВ: «Артиллерийское вооружение новых немецких фашистских танков и самоходов». Актуальность этого отчета была столь велика, что его автор, инженер-полковник П. Соломонов, написал на основании его материалов пять статей в различные печатные издания, а также сценарий учебного фильма для отечественных танковых школ.

Так, в отчете в частности говорилось, что немецкая танковая дивизия 1943 г. по огневым средствам стала вдвое более мощной, так как если количество танков в ней уменьшилось в 2-3 раза, то количество огневых средств отданных дивизии, возросло в то же время в среднем вдвое. В состав танковых и моторизованных дивизий организационно была включена штурмовая и самоходная артиллерия. Новая организация основного танкового соединения вермахта стала больше пригодной для выполнения не только маневренных действий, но также прорыва укрепленных полос обороны (11135).

К лету 1943 г. почти повсеместно в танковых дивизиях основу танкового парка составляли средние и тяжелые танки, вооруженные преимущественно новыми пушками калибра 75-мм и 88-мм, тогда как легкие, вооруженные 20-мм и 37-мм пушками, составляли теперь абсолютное меньшинство.

«Реализованная немцами система артиллерийского вооружения бронетанковых частей лета-осени 1943 г. (по времени появления на полях битв) не является случайной и представляет собой третью систему артвооружения танков и самоходов фашистской Германии за три года войны, в течение которых немцы конструктивно отрабатывали три идеи тактико-технических требований к артиллерийским танковым орудиям.

Первая идея тактико-технических требований предусматривала получение скорострельной малокалиберной пушки с мощным бронебойным выстрелом, что и было осуществлено в 37-мм и 50-мм танковых пушках. Эти пушки имели малый вес и незначительные габариты, что повышало их огневую маневренность, скорострельность и разрешало резко увеличить число патронов возимого в танке боезапаса.

Мощность бронебойного выстрела достигалась широким применением подкалиберного снаряда с тяжелым карбидо-вольфрамовым сердечником. Так как снаряд обладает пониженным весом, относительно нормального бронебойного снаряда, ему может быть сообщена высокая начальная скорость без нарушения прочности орудия...

Однако вследствие «катушечной» формы снаряда, при его полете развивается большое сопротивление воздуха, что приводит к быстрой потере им начальной скорости и большому рассеиванию снарядов на средней и дальней дистанции. Стрельба подкалиберными снарядами такого типа на дистанции свыше 600м мало эффективна.

Вторая идея тактико-технических требований являлась дальнейшим развитием первой. Ствол орудий делался цилиндро-коническим, что несколько повышает полезную работу пороховых газов. Снаряд орудий с коническим каналом подобен подка-либерному, но обладает относительно большим весом и немного более удобообтекаемой формой, что обеспечивает лучшую кучность стрельбы и мощность бронебойного действия на больших дистанциях... Но в танковом вооружении орудия с цилиндро-ко-ническим каналом ствола распространения не получили.

Наконец, третья идея тактико-технических требований к танковым орудиям заключалась в получении больших начальных скоростей снарядов среднего калибра за счет значительного удлинения канала ствола и увеличения абсолютного и относительного веса порохового заряда.

Танковые орудия средних калибров имеют, конечно, больший вес и габариты, чем орудия первых двух типов, но зато они разрешают применение подкалиберных снарядов удобообтекаемой формы, а осколочно-фугасные их снаряды по мощности фугасного и осколочного действия обладают рядом неоспоримых выгод...




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   305   306   307   308   309   310   311   312   ...   443


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница