Авиапромышленность



Скачать 71.38 Mb.
страница200/443
Дата02.03.2016
Размер71.38 Mb.
1   ...   196   197   198   199   200   201   202   203   ...   443
Другие оборонные отрасли:
23 июня 1943 года на полигоне Старатель около Нижнего Тагила закончились государственные испытания стрельбой СУ-122М, разработанной на Уралмаше, которые проходили с 18 июня. Было произведено 329 выстрелов. Ходовые испытания проходили на трассах Свердловск - Нижний Тагил и Свердловск - Челябинск, на которых было пройдено 858 км. Государственная комиссия под председательством генерал-майора танковых войск Огурцова признала необходимым внести в конструкцию некоторые изменения для ее дальнейшего улучшения, но в общей оценке вынесла заключение, что "самоход может быть принят на вооружение самоходных артиллерийских частей Красной Армии". Все замечания комиссии были реализованы на новом опытном образце САУ СУ-122-III, вооруженном 122-мм гаубицей Д-6 завода № 9 (9636).
23 июня 1943 вышло Постановление ГКО № 3635 О капитальном строительстве по железнодорожному транспорту в 1943 году. (7117, 93-103,104-110).
23 июня 1943 вышло Постановление ГКО № 3636 О мобилизации 12 тыс. человек в Казахстане для работы на заводах НКЦМ.РГАНИР, Фонд ГКО, д. 128, лл. 111, 112 (11012).
23 июня 1943 вышло Постановление ГКО № 3637 О формировании специальных рот и об обеспечении их специальными оптическими приборами, [о назначении акад. С.И. Вавилова уполномоченным ГКО по развитию и координации научной работы в области инфракрасной техники.] (7117, 113-115,116-145).
23 июня 1943 Адмиралтейцы закончили сдаточные испытания второго МБК (акт сдачи подписан 18 сентября 1943 г.) (10671).
Армия:
23 июня 1943 года вышло постановление ГКО по вопросам планирования производства квашеной капусты, соления огурцов и помидоров. Необходимое для победы количество капусты равнялось 405 тыс. тонн, соленых огурцов - 61 тыс. тонн. В два раза меньше решили солить помидоров - 27 тыс. тонн. "Дело большой государственной важности" курировалось руководителями 57 республик, краев и областей, которые отвечали головой и партбилетом за срыв плана соления овощей. Между двумя большими кусками (норма - полбуханки на бойца в день) хлеба укладывалась колбаса, сало, квашенная капуста, соленые огурцы, помидоры и лук (7859).
23 июня 1943 вышло Постановление ГКО № 3634 О плане квашения капусты, соления огурцов и помидоров и поставках сухофруктов для Красной Армии из урожая 1943 г.РГАНИР, Фонд ГКО, д. 128, лл. 75-83, 84-92 (11012).
Внешняя политика:
23 июня 1943 года

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ

1. Я с тревогой узнал через господина Молотова о том, что Вы предполагаете признать Французский Национальный Комитет Освобождения, недавно созданный в Алжире. Невероятно, чтобы Британское Правительство и тем более Правительство Соединенных Штатов признали этот Комитет в скором времени, и они это сделают лишь после того, как получат достаточные доказательства что его характер и деятельность будут удовлетворительными: в отношении интересов дела союзников,

2. Со времени своего прибытия в Алжир генерал де Голль вел борьбу за обладание эффективным контролем над французской армией. Командование не может быть уверено в том, что он будет делать, или в его дружественных чувствах по отношению к нам, если он добьется власти. Президент Рузвельт и я совершенно согласны с тем, что де Голль может подвергнуть опасности базы и коммуникации армий, которые должны участвовать в “Эскимосе”39. Мы не можем этим рисковать, так как это касалось бы жизней наших солдат и помешало бы ведению войны.

3. Первоначально в Комитете было семь членов, но число их теперь увеличено до четырнадцати, и мы не можем быть уверены в его образе действий. Поэтому генерал Эйзенхауэр от имени как Правительства Соединенных Штатов, так и Британского Правительства довел до сведения Комитета, что генерал Жиро должен остаться главнокомандующим французской армией и осуществлять эффективную власть над ее характером и организацией. Несомненно, это вызовет дискуссию в Палате общин так же, как и в Соединенных Штатах, и Президенту и мне придется привести причины, а их много, которыми объясняется принятый нами образ действий. Если бы Советское Правительство уже признало Комитет, то простое изложение этих причин и дача разъяснений выявили бы разногласия во мнениях между Советским Правительством и западными союзниками, что было бы достойно крайнего сожаления.

4. Мы очень хотим найти французский орган власти, вокруг которого сплотятся все французы, и мы по-прежнему надеемся, что этот орган власти может возникнуть в результате переговоров, происходящих в настоящее время в Алжире. Нам кажется, что еще слишком рано выносить сейчас решение по этому поводу (7430).


Авиапромышленность:
24 июня 1943 С.В.И. писал Кузнецову в НКАП письмо N 1/700с:

"По сообщению ГК Кузьмина винты для Ил-6 с М-30Б у него готовы, но отправить их на завод 39 он никак не может.

Ввиду крайней необходимости в винтах, прошу Вашего распоряжения в скорейшей их отправке самолетом на завод 39 в Иркутск (1775,87).
24 июня 1943 Зам. НКАП А.Кузнецов писал письмо N Н-34/2512 Нач. УЗСМ ГУЗ ВВС КА по запросу о фотоаппаратах и сообщил, что завод 22 приступил к отработке на Пе-2 установок под АФА-33, АФА-3С, НАФА-19 и АФА-ИМ. Срок их внедрения на серийных бомбардировщиках не был установлен. Установка АФА-ИМ на истребителях и штурмовиках по решению межведомственного совещания у ГИ ВВС Репина 7 октября 1942 будет установлен ГОКО (1784,116).
Другие оборонные отрасли:
24 июня 1943, за три дня до отставки Зальцмана, начальник группы танков СНК Е. Круглов написал в своей справке «О ходе выполнения постановления ГКО от 5 мая 1943 г. № 3289сс»:

«Это объясняется тем, что в Наркомтанкопроме не существует ответственности за порученные задания Государственного комитета обороны. Считаю необходимым предупредить Наркомтанкопром (т. Зальцмана) о недопустимости такого безответственного отношения к заданиям ГОКО и потребовать от т. Зальцмана немедленно лично заняться выправлением создавшегося положения по изготовлению опытных образцов танков ИС и КВ-1С в кратчайшие сроки.»

Решение об отстранении И. М. Зальцмана принималось на фоне подобных докладов. В результате у Сталина могла появиться идея, что главная трудность состоит как раз в том, что нарком Зальцман не горит желанием выполнять планы перевооружения, предложенные бывшим наркомом В. А. Малышевым. Поэтому логичным было поручить реализацию «плана Малышева» самому Малышеву, что и было в конце концов сделано (12290).
24 июня 1943 вышло Постановление ГКО № 3638 Об организации питания для рабочих, занятых на ремонте самолетов, моторов и танков.РГАНИР, Фонд ГКО, д. 128, лл. 146 (11012).
24 июня 1943 вышло Распоряжение ГКО № 3639 Об организации ремонтного завода Узбекэнерго. (7117, 147,148).
24 июня 1943 вышло Постановление ГКО № 3640 О строительстве новых гидроэлектростанций и о дальнейшем использовании водной энергии Узбекской ССР.РГАНИР, Фонд ГКО, д. 128, лл. 149-151 (11012).
24 июня 1943 вышло Распоряжение ГКО № 3641. О переписи металла и кабельных изделий на ГАЗ.РГАНИР, Фонд ГКО, д. 128, лл. 152 (11012).
24 июня 1943 ГКО постановил разрешить Наркомату среднего машиностроения вести строительно-монтажные работы на ГАЗе без проектов и смет по единым расценкам, израсходовать на оказание помощи пострадавшим во время воздушных налетов работникам ГАЗа и их семьям 2 млн рублей. Одновременно с этим комитет обязал Госплан СССР предусмотреть в III квартале для восстановления ГАЗа 100 млн рублей. Наркомат обороны должен был до 1 июля мобилизовать и отправить на восстановление завода 2500 военнообязанных, негодных к строевой службе. Вместе с тем ГКО возложил ответственность за восстановление Горьковского автозавода на Вознесенского, Первухина, Микояна, Косыгина, СНК, всех наркомов и начальников ГУ при СНК СССР! Необходимые для восстановления цехов и пуска производства, фондируемые и планируемые материалы, изделия, металлы, оборудование должны были выделяться преимущественно перед всеми без исключения потребителями с внеочередной поставкой. Кроме того, госкомитет обязал смежников поставить ГАЗу в июле комплектно все детали и изделия по установленной кооперации на 2000 автомашин и 500 танков Т-70.

Восстановление цехов автозавода первоначально планировалось завершить к 15 июля – 15 августа. Однако эти сроки оказались заведомо невыполнимыми. Одно дело – написать постановление, другое – его выполнить и обеспечить всеми необходимыми ресурсами.

Возродить из пепла Горьковский автозавод поручили особой строительно-монтажной части (ОСМЧ) – тресту «Стройгаз» № 2. В помощь ему в Горький были срочно направлены работники объединений «Стальконструкция», «Центрэлектромонтаж» и др., фактически ставшие субподрядчиками треста. Активные работы по восстановлению автозавода начались сразу после начала операции «Цитадель». 5 июля немецкие группы армий «Центр» и «Юг» наконец нанесли давно ожидаемые удары по сходящимся направлениям по Курскому выступу. На земле завязались ожесточенные бои с применением тысяч танков и орудий. С воздуха в работу включились все наличные силы авиации. В этих условиях стало ясно, что немцы в ближайшее время не смогут возобновить налеты на тыловые объекты.

Однако восстановительные работы поначалу не заладились. Уже 8 июля директор ГАЗа И. К. Лоскутов в письме начальнику УНКВД В. С. Рясному отмечал «срыв первоочередных поставок необходимого для восстановления металла, срыв плана ремонта электромоторов». Наблюдалась тенденция под предлогом выполнения государственной программы и др. объективным причинам уклониться от внеплановых поставок автозаводу. В частности, этим нагло занимались Кулебакский металлургический завод и «Красное Сормово». Лоскутов писал: «Налицо желание некоторых заводов затянуть организацию и выполнение заказов для автозавода, дождаться окончания месяца, квартала и считать свои обязательства по поставкам утратившими силу (Выкса), сослаться на отсутствие у себя постановления (Наркомчермет) и т.п.».

Таким образом, выполнение плана поставок составило лишь 23%. Особые трудности представлял ремонт электрооборудования. Руководству завода пришлось организовать новые цеха, укомплектовать их малоквалифицированной рабочей силой и приступить к выпуску сложной электроаппаратуры и электроремонту. Из-за отсутствия специалистов, нехватки шарикоподшипников и роликоподшипников работы шли очень медленно и некачественно. В итоге план по ремонту электрооборудования был исполнен лишь на 27%.

Несмотря на то что с момента первых разрушений прошел почти месяц, руководство «Стройгаза» не развернуло подготовительные и восстановительные работы в темпах, обеспечивающих выполнение решений Государственного и Городского комитетов обороны. Согласно постановлениям, трест должен был развернуть работы сразу на 24 объектах, однако руководство ОСМЧ считало первоочередными объектами лишь пять (механосборочный и литейный корпуса, колесный и прессово-кузовной цеха и главный магазин смежных деталей), а подготовительные работы, которые шли совершенно неудовлетворительно, в основном вело лишь в механосборочном и литейном корпусах и колесном цехе. Часть работ начали 30 июня – 1 июля (по цехам №№ 5, 8, прессово-кузовному и ТЭЦ). В общей сложности на 1 июля в распоряжении треста и его субподрядчиков имелись 9756 рабочих.

В литейном корпусе нужно было установить 47 ферм, но фактически к началу июля успели смонтировать только пять (участок № 1). Из 15 400 кв. м кровли было сделано 4640. Особые трудности представляла расчистка завалов на площади 13 000 кв. м в механосборочном корпусе. К началу июля ее удалось выполнить менее чем на треть. Разрушенную кровлю корпуса площадью 62 500 кв. м только начали ремонтировать, сделав 2700 кв. м. Были установлены всего 24 из 528 прогонов, демонтированы 272 металлоконструкции из 600.

Организация работ находилась на низком уровне: отмечались самовольные уходы и простои. Так, 27 июня в колесном цехе на участке плотничных работ из 14 рабочих фактически работали четверо. Работы в цехе еще только начинались, хотя он лежал в руинах уже три недели. Рабочий день формально составлял 12 часов, но строительство было слабо обеспечено сварочными аппаратами, инструментом для газорезки, не хватало лебедок, рукавиц и костюмов. Для огромной массы людей, привлеченных для восстановления, не хватало самого элементарного: столов, табуреток, кипятильников, бачков для воды и кружек. Часть людей на участке № 1 работала вообще разутыми.

Директор ГАЗа Лоскутов постоянно констатировал срыв поставок и графиков работ. В отчаянии он буквально завалил письмами начальника УКВД Рясного. В очередном послании Лоскутов писал: «Водный транспорт: не только внеочередная, но и вообще доставка грузов, следующих в адрес автозавода, не обеспечена. Большинство грузов разгружается на участке горьковского порта, а не автозавода. В настоящее время имеется 1000т необходимого металла. Мало того что эти грузы преступно задерживаются, завод вынужден платить большие суммы за их хранение в порту.

Завод № 92 не выполняет обязательства по восстановлению к 15.07 производственных корпусов кузницы №3и паровой. Облегпром ничего не выдал из спецодежды: ботинки, лапти и т.д. Завод Ленина игнорирует прокладку кабеля на автозавод. Директор стеклозавода Артемьев из запланированных ему на июнь 80 тыс. кв. мина июль 120 тыс. кв. м стекла на 7.7 выдал 28 тыс. кв. м».

Плохо обстояло дело и с топливом. 6 июля из Астрахани отплыла баржа «Анадырь» с мазутом для заводов №№ 92,112,176 и автозавода. Однако до потребителей груз так и не дошел. Без ведома Главнефтеснаба судно было остановлено в Камском устье, 6000 т «забрал» себе речфлот, остальное направили в Молотовскую (Пермскую) область. В результате все указанные заводы остались без топлива.

У руководства треста «Стройгаз» № 2 было свое видение, как надо вести восстановительные работы. Представители обкома фактически предлагали возрождать завод по-стахановски, методом штурмовщины сразу на всех участках. Однако на это не было ни необходимых людских ресурсов, ни техники и стройматериалов. Поэтому по окончании безотлагательных аварийных работ, обеспечивших нормальную работу отдельных цехов завода с оставшимся неповрежденным оборудованием, строители приступили к восстановительным работам на первоочередных объектах.

В контуре каждого корпуса первой очереди была установлена очередность производства строительно-монтажных работ по отдельным цехам. Так, механосборочный корпус № 1 с находящимися в нем четырьмя основными цехами был разбит на четыре очереди: 1-я – моторный цех № 2, 2-я – термический цех, 3-я – главный конвейер, 4-я – цех шасси. Это дало возможность концентрировать людские и материальные ресурсы на узком участке работ и обеспечить введение в эксплуатацию отдельных цехов и агрегатов последовательно, по частям, не дожидаясь окончания работ по всем корпусам в целом.

Учитывая необходимость быстрейшего восстановления завода и отсутствие возможности вести строительно-монтажные работы развернутым фронтом по всем подлежащим восстановлению объектам, в первую очередь производились работы только по восстановлению производственных площадей. Ремонтные работы на участках цехов, имеющих вспомогательные, бытовые и служебные функции, проводились во вторую очередь.

Основная задача строителей в первый период восстановления заключалась в обеспечении защиты цехов от атмосферных осадков и устройству промразводок, связанных с работой технологического оборудования. При этом использовалась следующая очередность:

1) общестроительные работы, в т.ч. восстановление и монтаж основных несущих конструкций перекрытий с устройством кровли;

2) электромонтажные работы, в т.ч. восстановление цеховых подстанций и подводок к ним электроэнергии;

3) промвентиляция: монтаж воздуховодов к печам, вытяжки;

4) сантехмонтаж и промразводки (нефтепровод, паропровод, ливневая канализация, отопление, фекальная канализация).

Минимальный рабочий день составлял 11 часов, во многих случаях строители работали по 14—15 часов, а зачастую оставались ночевать прямо на стройке с тем, чтобы с рассветом приняться за выполнение срочного задания.

Однако сроки работ не устраивали начальство. 13 июля на бюро обкома ВКП(б) обсуждался вопрос о выполнении постановления ГКО от 19 июня по восстановлению цехов ГАЗа. Участники совещания констатировали, что «работы идут неудовлетворительно». К 9 июля из 24 объектов 1-й очереди строительные работы были организованы только на пяти. График выполнялся с большим отставанием, имели место массовые простои и невыполнение норм. Обкомовские работники отмечали: «Партийное и хозяйственное руководство ОСМЧ „Стройгаз № 2“ не приняло мер к развороту строительных работ, не умеет координировать управление и руководство с субподрядными организациями, допустило путаницу в распределении объектов… По решению ГОКО кровля кузнечного корпуса должна быть восстановлена к 15 июля, но на 10 июля ведутся лишь подготовительные работы (демонтаж: поврежденных металлоконструкций). По колесному цеху срок окончания работ установлен 25 июля, на 10.07проведены работы по восстановлению несущих ж/б элементов здания. Объем металлоконструкций составляет 597тонн, восстановлено на 8.07– 5тонн».

По решению горкомитета обороны и местных организаций за период 20 июня – 7 июля в ОСМЧ «Стройгаз» № 2 для восстановительных работ на ГАЗе прибыли в общей сложности 8159 рабочих. Наркоматом среднего машиностроения на площадку были направлены аварийно-восстановительные отряды, а работающие здесь конторы спецтрестов были резко усилены. В целях проверки хода работ и оказания необходимой помощи в июле автозавод посетил народный комиссар по строительству С. 3. Гинзбург.

Однако оформление и размещение рабочей силы велось неудовлетворительно. Группа, прибывшая 25 июня из Арзамасского района, к работе не приступила до начала июля, другая группа, из Павловского района, прибыв 22 июня, приступила к работе лишь 1 июля.

При этом бараки для проживания рабочих построены не были. Большое количество людей было размещено в недостроенных бараках Ново-Западного поселка, где спали прямо на кучах строительного мусора или на досках. Общежития и бараки находились в антисанитарном состоянии. Не хватало еды, постельных принадлежностей, спящих рабочих атаковали вши и клопы. В столовых не хватало ложек и тарелок. Рабочие, приехавшие на ГАЗ из разных уголков страны, были поражены созданными здесь «условиями». В итоге туркмены, работавшие на строительном участке № 2, написали в Верховный Совет Туркменской ССР письмо о плохом культурно-бытовом и медицинском обслуживании: «…питание было организовано одноразовое, т.е. горячий обед один раз в сутки, общежитие не подготовлено к жилью, грязь, темно и т.п.». Письмо вскоре возымело действие, и туркмены были помещены в благоустроенное общежитие (двухэтажный деревянный дом), обеспечены постельными принадлежностями, одеждой и др. инвентарем. Предметом особой гордости автозаводцев за своих коллег из Азии являлось наличие в общежитиях портретов вождей, лозунгов и плакатов.

Оптимистические графики работ были безнадежно сорваны, и 26 июля приказом по Наркомату среднего машиностроения ранее установленные сроки восстановления цехов (15 июля – 15 августа) были отодвинуты на более поздние.

Наиболее авральные работы на Горьковском автозаводе пришлись на конец июля – сентябрь 1943 г. Осуществлению строительных работ была подчинена работа центрального бетонного завода, арматурного цеха, цеха сборных железобетонных плит, лесопильного завода, деревообрабатывающего цеха, цеха алебастро-опилочных плит и др. предприятий треста. Трест «Стройгаз» № 2 производил работы, руководствуясь принципом одновременного ведения строительных, монтажных и специальных работ, что давало возможность ускорить сдачу объектов в эксплуатацию.

Разбор разрушенных зданий производился экскаваторами, передвижными кранами, инструментом, бензорезами, тракторами и вручную. На расчищенных площадях немедленно начинались восстановительные работы. Нередко они были связаны с большими трудностями и сложными техническими решениями. Например, в колесном цехе монтаж металлоконструкций выполнялся при помощи огромной мачты и нескольких качающихся мачт. 24-метровый пролет был восстановлен с помощью специально смонтированного двухпролетного кабель-крана со средней качающейся мачтой, изготовленного силами объединения «Стальконструкция» прямо на месте за 12 дней и смонтированного в течение 10 дней. Фермы собирали вне цеха, с двух торцов, перевозили кабель-краном к месту установки и опускали на железобетонные колонны. Срок монтажа составил всего 25 рабочих дней.

При восстановлении механосборочного корпуса из-за нехватки металла пришлось многие фермы и прогоны выправлять с помощью гидравлических и механических прессов. Просевшие фермы поднимали до прежнего положения соединительными стойками, домкратами, а при большой высоте – специальными металлическими башнями и закрепляли. Деформированные части вырезали и вместо них вставляли новые элементы. Исправление колонн, деформировавшихся в нижней части, производилось путем замены поврежденной части новым отрезком колонны. Во время замены примыкающая часть стены поддерживалась стойками и подкосами, а с колонн снималась нагрузка.

Большие трудности представлял ремонт литейного цеха № 1. На шихтовом дворе разрывом бомбы две соседних колонны были втянуты в воронку, все конструктивные элементы получили осадку до 0,5 м по вертикали, а колонна искривилась до 0,4 м. Невозможность правки колонны на месте и подъема всей конструкции в целом заставила применить следующий способ: подкрановые балки были подняты на консолях, а влияние кривизны колонн было устранено путем устройства мощной решетки между соседними колоннами и превращением всей системы в стержневую, с угловыми вирнарами в местах перегиба колонн.

При восстановлении склада песка в этом же цехе на мостовом кране были выложены шпальные клетки, на которых установлены песочные домкраты. Металлические фермы пролетом 24 м поднимались при помощи 30-метровой мачты, установленной в торце склада, и путем оттяжки тросов устанавливались на песочные домкраты. Устойчивость ферм на домкратах обеспечивалась установкой жестких боковых связей из уголков, по три с каждой стороны фермы. В таком положении мостовой кран с установленной на нем фермой передвигался при помощи ручных лебедок на место установки фермы. Опускание фермы на опоры производилось песочными домкратами, что обеспечивало точную и плавную посадку фермы. После опускания фермы мостовой кран передвигался теми же лебедками в торец здания к подъемной мачте, и цикл работ повторялся. Подготовительные работы провели за шесть дней, а все фермы установили за пять дней. Полный монтаж связей прогонов и рифленого настила был выполнен за четыре дня.

В силу исключительно большого разнообразия повреждений железобетонных конструкций различного рода невозможно было найти общий метод по их восстановлению. В каждом случае приходилось принимать индивидуальное решение, в зависимости от степени и характера повреждений. Перед восстановлением поврежденные участки железобетонных элементов расчищались, а бетон, потерявший прочность в результате пожара или откола, удалялся до глубины, где его прочность не вызывала сомнений.

Из-за нехватки железа и железобетона для кровли применялся металлический настил из гофрированного железа, в некоторых цехах использовались железобетонные кровельные плиты.

Сантехнические работы велись управлением № 4 ОСМЧ-102, а электромонтажные – участком № 3 особого проектно-монтажного управления № 5 «Центрэлектромонтаж». Они шли по двум основным направлениям:

1) восстановление основных питающих кабелей и линейных фидеров от ТЭЦ к цеховым подстанциям и восстановление силовых магистральных линий внутри цехов;

2) пуск в ход всех непострадавших станков во вновь созданных технических группировках.

Наряду с работами на линии в цехах была организована мастерская, в которой производилось изготовление шинных сборок, силовых и осветительных щитков, предохранителей, высоковольтных сборок, пультов, а также реставрация демонтируемых в цехах силовых пультов, ящиков с предохранителями и др.

Работы по восстановлению систем вентиляции производились монтажным управлением № 2 ОСМЧ-48. Монтажный участок был разделен на прорабства, выполнявшие отдельные объекты, подлежащие восстановлению. За восстановительный период были смонтированы и сданы в эксплуатацию 124 вентиляционные системы на сумму 608 тыс. рублей.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   196   197   198   199   200   201   202   203   ...   443


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница