Авиапромышленность



Скачать 71.38 Mb.
страница155/443
Дата02.03.2016
Размер71.38 Mb.
1   ...   151   152   153   154   155   156   157   158   ...   443
К маю 1943 г. трудозатраты на выпуск СУ-122 снизились на 10%, а коммерческая цена — на 15 тыс. руб. При этом гаратийный пробег возрос с 1000 до 1600 км. Весной 1943 г. за работы по созданию и освоению в серии СУ-122 Л.И. Гор-лицкий и Н.В. Курин были награждены орденом «Красная звезда» и удостоены Сталинской премии II степени. Все это, но главным образом то, что Уралмашзавод был освобожден от программы выпуска танков Т-34, позволили Уралмашзаводу уже в марте 1943 г. выйти на запланированный уровень серийного производства, а в мае уже доложить о готовности перевыполнения плана. С началом серийного производства средних СУ-122 начались и мероприятия по улучшению конструкции и качества изготовления. К этому процессу были привлечены также завод № 50 (бывший филиал Уралмашзавода) и двигательный завод № 76. Всеми работами по совершенствованию СУ-122 руководил зам главного конструктора Уралмашзавода Л.И. Гбрлицкий (11417).
В мае 1943 г. два опытных образца Т-70, вооруженных 45-мм пушкой ВТ-42, были готовы к испытаниям. Испытания, по всей видимости, состоялись в июне 1943 г. Собственно, никаких неожиданностей эти испытания не принесли. Танк вел себя аналогично серийному Т-70М, лишь сильно выступающий за габариты танка ствол орудия создавал некоторые неудобства во время маневрирования на сильнопересеченной местности...Но огневая мощь танка усилилось. 45-мм танковая пушка ВТ-42 имела ствол длиной 68,6 калибра и клиновой затвор горизонтального типа. При применении боекомплекта орудия М-42, начальная скорость бронебойного снаряда БР-243СП массой 1,43 кг составляла 960 м/с и позволяла бороться практически со всеми немецкими средними танками в борт на всех дистанциях эффективной стрельбы. Пушка ВТ-42 была рекомендована для принятия на вооружение, но поскольку уже было принято решение о снятии с производства танка Т-70, орудие возвратилось на завод для переработки с целью установки ее в танке Т-80, производство которого осваивалось на заводе № 40 (11135).
В мае 1943 г. Опытный образец СУ-74 (СУ-74А), изготовлен и отправлен на заводские испытания, которые не выдержал по причине неудовлетворительной работы двигателя, и с дальнейшей разработки был снят (10703).
В мае 1943 г. УЗТМ получил от ЦАКБ второй эскизный проект 85-мм артиллерийского орудия С-18 с баллистикой зенитной пушки. Однако орудие С-18 не было приспособлено для установки в САУ, а попытка его монтажа влекла за собой целый ряд серьезных конструктивных изменений как боевого отделения, так и всей машины. Несмотря на явные недостатки, связанные с монтажом пушки С-18, ЦАКБ настаивало на изготовлении опытного образца самоходной установки с данным орудием (10703).
В мае 1943 г. в целях устранения недостатков, присущих самоходной установ СУ-76, завод № 38 изготовил модернизированный обр установки СУ-76М (заводской индекс СУ-15), в котором была осущестелена новая компоновка моторно-трансмиссионного отделения, заимствованная у танка Т-70. Двигатели были установлены последовательно друг за другом, а коленчатые валы соединены между собой. Была установлена только одна коробка передач, заимствованная у автомобиля ЗИС-5. Для улучшения условий наблюдения и работы экипажа, установка была изготовлена без броневой крыши над боевым отделением. Испытания установки СУ-76М, проведенные 17 мая 1943 г., показали вполне надежную работу трансмиссии. Машина поступила в серийное производство сразу на трех заводах (№ 38, 40 и ГАЗ), которое продолжалось до ноября 1945 г. В 1944 г., когда производство нкового вооружения в СССР достигло своего максимума, вы-: самоходных установок СУ-76М количественно составлял существенную долю объема всего производства бронетанкового вооружения и техники. Во исполнении решения ГКО по установке на легкую самоходную установку одного (вместо двух) двигателя на Горьковском автозаводе были разработаны и в 1943 г. изготовлены опытные образцы установок СУ-74А и СУ-74Д. Самоходная установка СУ-74А была разработана на едином ированном шасси (имевшем наименование СУ-74) с передним ением моторно-трансмиссионного отделения с карбюраторным двигателем ЗИС-16Ф и отделения управления. В кормовой части корпуса машины в броневой рубке была установлена 76,2-мм пушка Ф-34. Кроме того, на основе использования унифицированного шасси СУ-74 в КБ автозавода были разработаны самоходная установка СУ-57Б (СУ-74Б) с 57-мм пушкой ЗИС-4, самоходная зенитная установка и артиллерийский тягач. Однако инзкая удельная мощность и отсутствие преимуществ, по сравнению с самоходной установкой СУ-76, определили нецелесообразность продолжения дальнейших работ над данной машиной (10703).
В мае 1943 года началось производство СУ-76М (СУ-12М; М - модернизированная). Именно эти машины участвовали в боях на Курской Дуге (3862).

Одновременно с производством СУ-76М ГАЗ начал доработку СУ-15, т.к. все основные агрегаты производились там же. Модернизированная САУ (заводской индекс СУ-15М) отличалась от предшественницы отсутствием части задней стенки и крыши боевого отделения, последовательной установкой двигателей ГАЗ-202 с общей системой охлаждения и трансмиссией (3862).


В мае 1943 г. И.В. Сталин поинтересовался у наркома танковой промышленности, что уже сделано по устранению дефектов СУ-76 и как восполнена их недостача. А узнав, что деятельность наркомата ограничилась наказаниями, обрушил на головы наркома и его замов свой гнев, изложенный в двух письмах и телеграмме, где «... подобное наказание талантливого конструктора и танкостроителя СССР, товарища Гинзбурга ...» называлось «...гнусным преступлением!», а «...фактическое бездействие руководства наркомата...», по его мнению, «...оставило Красную Армию совсем без самоходной артиллерии». С.А.Гинзбург был отозван с фронта приказом Ставки, но было поздно, так как отозвание, по воспоминаниям Л.И. Горлицкого, пришло лишь через день после его трагической гибели (11417).
С мая 1943 г. СУ-76 (С-1) начали поступать в войска. Первые самоходки имели довольно "спартанский" вид. Их боевая рубка была сварена из бронеплит толщиной 35 мм в лобовой части и 25 мм или 15 мм в бортах и корме. Крыша рубки первоначально выкраивалась из цельного листа и крепилась болтами. Это облегчало доступ в боевое отделение САУ для проведения ремонта, но после боев лета 1943 г. на многих САУ крыша была демонтирована для улучшения обитаемости. Поскольку в начале 1943 г. радиостанции были в дефиците, их устанавливали только на каждую третью машину, тем более что большинство САУ поступали в учебные подразделения. Но уже с середины мая радиостанциями типа 9-Р снабжали практически каждую СУ-76И (С-1) (9695).
С мая 1943 г. СУ-76 (С-1) начали поступать в войска. Первые самоходки имели довольно экзотический вид. Их боевая рубка была сварена из бронеплит толщиной 35 мм в лобовой части и 25 мм или 15 мм в бортах и корме. Крыша рубки первоначально выкраивалась из цельного листа и крепилась болтами. Это облегчало доступ в боевое отделение САУ для проведения ремонта, но после боев лета 1943 г. на многих САУ крыша была демонтирована для улучшения обитаемости (12687).
В мае 1943 года сформировали первый полк самоходных установок Су-152. Поступление новых САУ в войска было встречено с большой радостью, так как они являлись одними из не многих, кто мог бороться с немецким "зверинцем". Под Курском СУ-152 получили прозвище "Зверобой", так как за три недели боев полк, на вооружении которого состояли эти грозные боевые машины, уничтожил 12 "Тигров" и 7 "Фердинандов". Попадание бронебойного снаряда в башню "Тигра", срывало ее с корпуса танка. Сам полк самоходных установок (самоходно-артиллерийский полк РВГК), состоял сначала из 12, а затем - зимой 1943-44 гг. - из 21 СУ-152. (3862).
В мае 1943 г. в верхних боковых листах корпуса БА-64 в отделении управления были введены смотровые лючки для бокового обзора, закрывавшиеся броневыми крышками, которые также использовались и для стрельбы из личного оружия. Сварная, открытая сверху башня машины имела асимметричную форму усеченной восьмигранной пирамиды и устанавливалась в корпусе бронеавтомобиля на конусной поворотной колонке. Броневые листы башни толщиной 9 мм (впоследствии 10 мм) располагались под углом 30° от вертикали. На машинах выпуска апрель - май 1942 г. высота башни составляла 275 мм, а боевое отделение башни сверху прикрывалось откидными металлическими сетками на петлях, от непогоды - брезентовым тентом. Впоследствии высота башни была увеличена до 290 мм, а откидные сетки отменены. Прорезь в лобовом листе башни (амбразура) под установку пулемета была смещена вправо относительно продольной оси для удобства расположения командира машины (10703).
В мае 1943 года прикидывалась установка в кузове ГАЗ-67 37-мм пушки (9638).
В мае 1943 г. завод «Коммунист» (Завод № 45 НКТП, НКРП, Завод «Шефер и К0», Завод «Возрождение», Машиностроительный завод «Коммунист» СНХ, НКТМ, ОАО «Волгодизельаппарат» /г. Екатериненпггадт, г. Марксштадт/ /413090 г. Маркс Саратовской обл. 4-я линия, 2/) на базе Ремонтно-механического завода ( г. Энгельс) с филиалом передан в ведение НКТП и получил литерный № 45. 13.11.1943 г. филиал завода в г. Энгельс выделен в самостоятельный завод № 138, ему передано оборудование снарядного производства завода № 45. В 04.1944 г. пост. ГКО завод № 45 был передан в НКРП для оснащения флота дизелями, в 12.1944 г. выпущены первые судовые дизели. Одновременно продолжался выпуск продукции для фронта.

После войны продолжено производство дизелей, велись работы по их усовершенствованию.

В 1963 г. Саратовский СНХ принял решение о создании на заводе «Коммунист» специализированного производства дизельной топливной аппаратуры для мощных стационарных и судовых дизелей.

В 1964 г. завод принимал участие (вместе с ЦНИДИ) в проектировании новой аппаратуры для дизелей 6 ЧН 18/22 и 6 ЧН 19/30. Были разработаны блочные многосекционные унифицированные топливные насосы золотникового типа с собственным кулачковым валом. Позднее на их базе созданы топливные насосы для тепловозных, буровых и автомобильных дизелей типа 6 ЧН 2.1/21.

С 1975 г. завод «Коммунист» определен головным в отрасли по производству дизельной аппаратуры.

В 1993 г. завод преобразован в ОАО «Волгодизельаппарат».

В 1999 г. налажен выпуск навесных сельскохозяйственных агрегатов и культиваторов.

Численность персонала (1895 г.)- 99 чел., (1896 г.)- 125 чел., (1898 г.)- 156 чел.

Гендиректор (-2003-05 г.-)- В.В. Покровский.

Производство: тракторы: «Универсал» (1922)- 1, «Посредник» (1922)- 1, «Богатырь» (1922)- 1, «Карлик» (1922-28-)- 30; нефтяные двигатели (дизели): 12НР (1925-32-)- около 3300, «Пионер» (1933-40-), стационарные, для катеров 12 л.с. (1920-е), судовые (1930-е-40-), для зарядки аккумуляторов ПЛ (ВОВ)- 660, Д 16/20 (1946), 1Д, 2Д, 2ДСП Д 16,5/20 (1950-е-60-е); 120-мм минометы, снаряды, авиабомбы (ВОВ), детали для Т-34, для дизеля В- 2 (ВОВ); топливные насосы для дизелей 6 ЧН 18/22, 6 ЧН 19/30, 6 ЧН 21/21 (1960-е), распылители и форсунки к дизелям Ч 36/45 (1967-) (11982).


В мае 1943 г. прошли полигонные испытания на НИЗАП ГАУ (инженер-испытатель В. А. Калачев) системы «Яхонт» - «Радиолокатор-прожектор», которые показали, что система обнаруживал самолет на дальности до 20 км и в зависимости от состояния погоды освещал его лучом прожектора на предельно наблюдаемом расстоянии. После соответствующей тренировки обслуживающего персонала освещение самолета радиопрожектором происходило без светового поиска «с выстрела», т. е. сразу же после команды «Луч», следовавшей за докладами радиооператоров: «Есть пеленг», «Есть азимут», «Есть угол места». Это гарантировало почти 100%-ную надежность освещения самолетов и создавало для ЗА и ИА благоприятные условия в борьбе с воздушным противником. На этом основании инженеры полигона рекомендовали принять радиопрожектор «Яхонт» на вооружение и поставить его на серийное производство (11026).
Май, 1943 год. Из «Проектных соображений» И. С. Белякова - председателя комиссии Наркома минометных вооружений СНК СССР

«... город Сердобск расположен в 110 километрах от Пензы, к югу от нее. Связан с ней железнодорожной линией Пенза-Ртищево. Город расположен на склоне холма, у подножия которого протекает река Сердоба. Климатические условия соответсвуют средней полосе России. Лето и зима — достаточно сухие, количество осадков — умеренное, окрестности города — поле, лес, заливной луг.

Промышленности в городе, кроме небольшого кирпичного обозостроительного завода да кирпичного заводика, как таковой, нет. Нет и большого выделения промышленных газов, вызывающих корррозию металлов. Зато есть недалеко от города строительный материал: камень в окрестностях сел Куракино и Зеленовка, песок в реке Сердобе, а также гравий и лес.

С местным руководством согласована площадка в районе Нагорной площади. Она находится на высокой части города, удалена от реки, менее подвержена утренним и вечерним туманам, нежели нижняя часть города, что имеет немаловажное значение для часового производства.

На площадке расположены два больших двухэтажных здания: райвоенкомат и местное НКВД. Есть ещё несколько одноэтажных каменных и деревянных построек, принадлежащих этим организациям. Прилегающая к площади юго-восточная часть городского сада вместе с оградой церкви Казанской Божьей Матери может быть использована для строительства завода. Площадка находится в 2.5 километрах от железнодорожной станции... »

ИНСТИТУТ МИНОМЕТНОГО ВООРУЖЕНИЯ № 1

(г. Москва)

Разработан проект - соображение по огранизации государственного часового завода № 5 в городе Сердобске

май 1943 года

Проект подписан:

Гл. инжинер ИМВ Суров

Составитель проекта Адельфин (12226).


В мае 1943 года И.К. Кикоин проводил экспертизу состояния работ по созданию установок для разделения изотопов методом центрифугирования. В своей записке И.В. Курчатову он отметил неудовлетворительное состояние работ, в том числе, полное отсутствие экспериментов на какой-либо модели установки. Он отметил также серьезные конструкционные недостатки разрабатываемых аппаратов (10549).
В мае 1943 Лаборатория N 2, созданная в начале года, по постановлению ГКО получила свое здание в Покровском-Стрешнево (384,109).
В мае 1943 состоялась закладка головного малого базового тральщика «Т-351» проекта 253-Л («стотонник»).

Серийно-конвейерная постройка этих тральщиков производилась в труднейших условиях блокадного Ленинграда. Они строились по проекту, полученному о Большой земли (главный конструктор Н. Г. Лощинский), но доработанному в конструкторском бюро Балтийского завода. Обводы корпуса сделали вместо обтекаемых плоскостными, что существенно упростило технологию и сократило сроки постройки, но не повлияло на тактико-технические характеристики тральщиков.

Готовность каждого тральщика перед спуском достигала 80–85%. Доводка главных механизмов, линий валопровода и т. д. осуществлялась на плаву. Ходовые испытания производились на Неве, тральное оборудование испытывалось в Финском зал. в боевых условиях. До окончания войны ленинградцы построили 39 «стотонников».

Малые базовые тральщики сыграли существенную роль в борьбе с минной опасностью на морских театрах. Опыт их строительства и боевого использования позволил впоследствии создать новые, более эффективные тралящие корабли (11712).


Армия:
В мае 1943 г. с целью отработки тактики взаимодействия штурмовых авиачастей с наземными частями и соединениями при прорыве обороны противника и при уничтожении прорвавшихся групп противника были проведены летно-тактические учения с участием наземных войск и авиации. К учениям привлекались экипажи 226-й шад (по 4-9 Ил-2 от каждого авиаполка) и части 2-го гвардейского мехкорпуса.

Летчиками отрабатывались темы "Авиационная обработка переднего края обороны противника с переносом ударов по целям в глубине обороны с постановкой дымовых завес", "Сопровождение штурмовиками танков при вводе их в прорыв" и "Взаимодействие штурмовиков с наземными войсками в наступательном бою" (8687).


В мае 1943 НКАП организовал в первой запасной авиабригаде НТ конференцию по опыту боевого применения Ил-2 (173,228).

В мае 1943 Исходя из боевого опыта Государственным комитетом обороны было принято решение о создании истребительного варианта Ил-2, который был передан на государственные испытания уже в июле (5).


По май 1943 г. с января 1942 обследование 184 бронекорпусов одноместных Ил-2, попавших на разделочные базы, показало, что 71% попаданий, относящиеся к поражению от истребителей, приходятся на долю поперечной бронеплиты и только 29% - на продольную броню. Причем подавляющее число попаданий в бронекорпус соответствует атакам истребителей противника почти строго в хвост (до 20° от продольной оси самолета по горизонту и до 3-5° в вертикальной плоскости).

Опыт боевого применения Ил-2 на фронтах показал, что бронекорпус довольно надежно обеспечивает защиту жизненных органов самолета в особенности от пулевых пробоин и осколков снарядов, которые оставляли в броне лишь вмятины. Однако при прямом попадании малокалиберного снаряда или крупнокалиберной пули броня пробивается с последующим повреждением деталей мотора и поражением экипажа. Кроме того, имелись случаи пробития крупными осколками зенитных снарядов боковой брони кабины летчика.



Оказалось, что наиболее уязвимые от огня противника бронедетали имеют недостаточную толщину и наоборот, отдельные места бронекорпуса либо вовсе не имеют попаданий, либо попадания в них бывают весьма редко и при таких углах и дистанциях стрельбы, которые позволяют значительно уменьшить толщину брони (12020).
В мае 1943 1-й ГМТАП подвергся реорганизации. На аэродроме Приютино осталось лишь боевое ядро части в составе 3-й краснознаменной эскадрильи капитана Г.Д.Васильева (в марте сменил на этой должности майора Дроздова) на Ил-4 и часть 2-й эскадрильи, имевшей на вооружении СБ. 1 -я и вторая половина 2-й эскадрильи находились в Богослово, где осваивали новые «Бостоны». Процесс этот оказался длителен, поскольку значительная часть прибывших на пополнение полка летчиков только закончила училища, а сами самолеты нуждались в переоборудовании под отечественные стандарты. На боевое ядро тем временем легла значительная нагрузка. Бомбардировщики продолжали «тралить» минные поля, а в период непосредственного прорыва подводных лодок (22 - 30 мая) почти так же безуспешно бомбили с больших высот корабельные дозоры противника. В дополнение к этому, 12 мая командующий флотом приказал подновить минные поля у Таллинна и Котки. Организация постановок в целом повторяла мартовскую, за исключением того, что в связи с увеличением светлого времени суток самолетам не удавалось произвести более одного вылета за ночь. В результате 17-19 мая на подходах к Котке были сброшены 16 АМГ-1, а между 20-м и 26-м числами у Таллинна - 16 АМГ и две А-4. В четырех случаях самолеты избавлялись от мин у запасных целей, либо аварийно. Единственный известный успех был достигнут 27 мая, когда у острова Аэгна подорвался и затонул немецкий мобилизованный сторожевой катер ORe35. Впрочем, подрыв столь небольшого плавсредства на мине АМГ, ставившейся на углубление 1,8 м против больших судов, вызывает обоснованные сомнения. К счастью, все эти вылеты не привели к новым потерям. Кроме уже описывавшейся катастрофы 2 мая, полк лишился только одного Ил-4, разбившегося при приземлении 31-го числа (9965).
В мае 1943 1-й гмтап подвергся некоторой реорганизации. На аэродроме Приютино осталось лишь боевое ядро части в составе 3-й краснознаменной эскадрильи капитана Г.Д. Васильева (в марте сменил на этой должности майора Дроздова) на Ил-4 и часть 2-й эскадрильи, имевшей на вооружении СБ. 1-я и вторая половина 2-й эскадрильи находились в Богослово, где осваивали новые "Бостоны". Процесс этот оказался длителен, поскольку значительная часть прибывших на пополнение полка летчиков только закончила училища, а сами самолеты нуждались в переоборудовании под отечественные стандарты. На боевое ядро тем временем легла значительная нагрузка. Бомбардировщики продолжали "тралить" минные поля, а в период непосредственного прорыва подводных лодок (22- 30 мая) бомбили с больших высот корабельные дозоры противника - безуспешно. В дополнение к этому 12 мая командующий флотом приказал подновить минные поля у Таллина и Котки. Организация постановок в целом повторяла мартовскую, за исключением того, что в связи с увеличением светлого времени суток самолетам не удавалось произвести более одного вылета за ночь. В результате 17-19 мая на подходах к Котке были сброшены 16 АМГ-1, а между 20-м и 26-м числами у Таллина - 16 АМГ и 2 А-1-4. В четырех случаях самолеты избавлялись от мин в запасных районах либо аварийно. Единственный известный успех был достигнут 27 мая, когда у острова Аэгна подорвался на мине АМГ и затонул немецкий мобилизованный сторожевой корабль "ORe 35". Любопытно заметить, что сторожевик погиб не в результате случайного подрыва, а при попытке вытралить обнаруженную им мину АМГ. К счастью, все эти вылеты не привели к новым потерям. Кроме уже описывавшейся катастрофы 2 мая, полк лишился только одного Ил-4. разбившегося при приземлении 31-го числа.

Боевая деятельность торпедоносцев в мае осуществлялась по остаточному принципу, да и чего от нее следовало ожидать? Поскольку посылать одиночный самолет в насыщенный истребителями Финский залив в хороших метеоусловиях было равносильно самоубийству, торпедоносцы вылетали только при низкой облачности или в дождь. Практически во всех случаях эти же условия заставляли летчиков поворачивать в базу, не обнаружив противника. Так закончились вылеты 11, 13 и 14 мая. В дальнейшем полк переключился на минные постановки, и на две недели о вылетах на "свободную охоту" забыли. Когда в конце мая к ним решили вернуться, кого-то осенила идея: зачем летать в плохую погоду в "пустой" залив, когда можно искать противника на просторах Балтики? Как это ни парадоксально может звучать, но при действиях в глубоком тылу противника торпедоносцы подвергались куда меньшей опасности, чем вблизи линии фронта. Дело в том, что система ПВО на оккупированной территории СССР, включая прибалтийские республики, немцами не создавалась - на это у них просто не хватало сил. Если не считать зенитного вооружения самих судов, торпедоносцам угрожали только фронтовые истребители при перелете линии фронта или пролете над Финским заливом, а от них можно было легко уклониться, построив маршрут выше слоя облачности (12002).


В мае 1943 г. 73-му бап была поставлена задача: разрушить железнодорожный мост через реку Нарва. Уничтожение узкого моста с применением фугасных бомб калибра 100-250 кг считалось очень сложным делом. По расчетам штурманской службы, для выполнения задачи путем бомбометания с горизонтального полета с высоты 3000-4000 м требовалось 1500 боевых вылетов “пешек”. С пикирования мост поручили уничтожить шестерке снайперов. В течение недели экипажи тренировались на специально оборудованном полигоне. Первые три вылета группы из-за плохих метеоусловий и отказов техники не увенчались успехом. Лишь 21 мая шестерка “пешек”, ведомая старшим лейтенантом Голубевым, под прикрытием 3 Як-7 и 4 Ла-5 сумела разрушить мост, добившись четырех прямых попаданий бомбами ФАБ-250. При отходе наши самолеты были атакованы истребителями FW 190, в ходе воздушного боя потери составили 2 Пе-2 и 2 Як-7. Однако основная задача была выполнена - снабжение противника по железнодорожной ветке Таллин - Гатчина прекратилось почти на месяц (4476).
В мае 1943 г. в 746-й ап зачислили Пе-8 №42099, в августе - №42410 и №42610, 19 октября - №421010, 29 ноября - №42099. Все перечисленные самолеты были оснащены двигателями М-82, в отношении которых с начала года стали использовать обозначение М-82Ф (форсированный), а еще позднее двигатели получили наименование АШ-82ФН (Авиационный, Швецова, форсированный с непосредственным впрыском топлива в цилиндры). Взлетная мощность АШ-82ФН возросла до 1850 л.с. Всего до наступления лета 1943 г. в 45-ю дивизию поступило 8 самолетов с двигателями М-82. А в течение летних месяцев казанский завод поставил еще 7 таких самолетов. По состоянию на 1 июля 1943 г. в дивизии числились 18 Пе-8 (из них 7 неисправных) (12925).
С мая 1943 г. французам отдельной авиаэскадрильи Нормандия временно запретили перелетать линию фронта. Дело в том, что коллаборационистское правительство Виши заочно приговорило летчиков “Нормандии” к смертной казни, и не исключалось, что немцы в случае пленения француза могли выдать его “соотечественникам”. К счастью, такая участь не постигла лейтенанта И. Маэ, подбитого зенитной артиллерией при штурмовке неприятельского аэродрома около Спас-Деменска. Он находился в лагере около Кенигсберга вместе с советскими авиаторами, в т. ч. генералом А.А.Белишевым и Героем Советского Союза капитаном Г.В.Лепехиным, пережил все тяготы плена и после Победы вернулся на родину (3956).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   151   152   153   154   155   156   157   158   ...   443


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница