Авиапромышленность



Скачать 43.78 Mb.
страница148/290
Дата02.03.2016
Размер43.78 Mb.
1   ...   144   145   146   147   148   149   150   151   ...   290

«В лагерях военнопленных МВД СССР выявлено до 1600 высококвалифицированных специалистов.

В том числе:

Докторов физико-математических и технических наук— 111 чел.

Инженеров общего машиностроения — 572 чел.

Инженеров строителей и архитекторов — 257 чел.

Инженеров-электриков — 216 чел.

Инженеров-химиков — 156 чел.

Инженеров по слабым токам — 29 чел.

Инженеров по самолетостроению — 39 чел.

Горных инженеров — 37 чел.

Инженеров-металлургов — 28 чел.

Инженеров по автостроительству — 16 чел.

Инженеров-путейцев — 13 чел.

Инженеров-текстильщиков — 9 чел.

Агрономов — 13 чел.

Прочих специалистов — 85 чел.

По отзывам Академии наук СССР, ряда научно-исследовательских институтов и хозяйственных министерств, среди выявленных специалистов имеются крупные ученые, а также видные производственные и технические руководители известных германских фирм. Так, например, Христиан Манфред — член быв(шей) Германской академии наук, крупный специалист по газовым турбинам и реактивным двигателям, быв(ший) технический директор моторостроительной фирмы «Аргус».

По имеющимся данным, американцы через своих доверенных лиц пытались его получить из советской оккупационной зоны Германии и вывезти в США.

Хеймендт Пауль — доктор технических наук, один из крупнейших специалистов в области низких температур, моторов внутреннего сгорания и ракетных агрегатов.

Буссе Эрнст — доктор физических наук, бывший руководитель Центрального института дециметровых и сантиметровых радиоламп.

Бранднер Фердинанд — бывш(ий) технический директор завода фирмы «Юнкере» в городе Дессау по производству турбинных самолетов, изобретатель и владелец многих патентов по 24-цилиндровому авиационному мотору.

Юнг Герхард — профессор физической химии, бывш-(ий) руководитель института при Центральной военно-химической лаборатории в Шпандау и ряд других.

МВД СССР организовало работу с выявленными специалистами, в результате которой получено значительное количество технических материалов, получивших положительные оценки заинтересованных организаций.

В связи с этим ряд министерств и научно-исследовательских институтов обратились в МВД СССР с просьбой передать им нужных специалистов из числа военнопленных и интернированных для использования на заводах, в конструкторских бюро, институтах и других объектах.

Запросы поступили из Министерства черной металлургии, авиационной промышленности, электропромышленности, целлюлозной и бумажной промышленности, химической промышленности, машиностроения и приборостроения, станкостроения, Совета радиолокации, Главного управления гидрометслужбы при Совете Министров СССР, а также от ряда научно-исследовательских институтов Министерства Вооруженных Сил СССР.

МВД считает целесообразным удовлетворить просьбу заинтересованных министерств. Проект Постановления Совета министров СССР прилагается».

Проект Постановления, на который есть ссылка в этом документе, содержал шесть пунктов.



В первом пункте Госплану при Совете Министров СССР вместе с МВД СССР поручалось распределить выявленных среди военнопленных и интернированных специалистов по отраслям промышленности. Во втором пункте МВД СССР поручалось освободить отобранных для работы в промышленности специалистов из лагерей, выдать им временные удостоверения на проживание в местности, куда они направлялись на работу, установив контроль за режимом проживания. На соответствующие промышленные министерства возлагался контроль за правильным использованием специалистов и за созданием им надлежащих жилищно-бытовых условий. Проект предусматривал оплату труда специалистов по существующим ставкам для советских специалистов с выдачей половины этой суммы в валюте государств, подданными которых были военнопленные и интернированные. За МВД СССР было оставлено право водворять обратно в лагерь тех специалистов, которые не проявят себя на работе в течение трех месяцев или по каким-либо причинам не могут быть в дальнейшем использованы на производстве (Военнопленные в СССР. 1939-1956. Документы и материалы. М., 2000, с. 963) (11765).
22 июня 1946 г. помощник министра внутренних дел Круглов подготовил отчет для Берия и Сталина о том, что в лагерях немецких военнопленных выявлено 114 докторов технических наук и свыше 1000 крупных специалистов по производству самолетов и авиадвигателей (12129).
Жизнь и внутренняя политика:
На 22 июня 1946 сотрудники МВД выявили в лагерях для военнопленных 1600 квалифицированных немецких специалистов (1795,111).
За рубежом:
June 22 1946 Israeli extremists blow up British Headquarters at the King David Hotel, in Jerusalem, killing 91, including guests (1769).
22 июня 1946 израильские экстремисты взорвали британскую штаб-квартиру в Иерусалиме (2223).
Авиапромышленность:
23 июня 1946 г. вышел приказ Министра № 479 подключении московского завода № 45 к изготовлению малой серии (9034). Однако, в середине 1945 г. на завод № 45 был переведен с завода № 24 в качестве главного инженера Анатолий Александрович Куинджи - легенда советского моторостроения, давний соратник и главный оппонент Александра Александровича. В это время у Архипа Михайловича Люлька уже работали на стендах двигатели С-18 и ТР-1, в изготовлении которых активно участвовал завод № 45. Куинджи был личностью в какой-то степени похожей на Микулина: большой, умный, с огромным авторитетом и так же, как Александр Александрович, вхожий в приемную первых лиц государства. А.М. Люлька и А.А. Куинджи убедили Сталина в перспективности двигателя ТР-1, а завод № 45 сделали ведущим по двигателям Люлька. Поэтому Микулин не мог, как он это обычно делал, апеллировать к "верхам". Тогда он сосредоточил свои основные усилия на увеличении производственных возможностей собственного завода. Заметим, что директор завода № 45 М.С. Комаров и А.А. Куинджи свои обязательства перед А.М. Люлька выполнили. Убедившись в том, что завод № 45 "переориентировался", Микулин начал на заводе № 300 строительство большой современной испытательной станции, лабораторного корпуса (9034).
23 июня 1946 в Дессау была завершена сборка первого форсированного ТРД Юмо-004Ф и в производстве было еще 5 (1795,75).
Авиапромышленность:
24 июня 1946 завод N 18 предъявил на гос. испытания опытный самолет УИЛ-10 N 1898021-1, который из-за ряда серьезных дефектов к испытаниям не был допущен и возвращен на завод N 240 для доводки (2077,221).
24 июня 1946 года директор и гл. конструктор завода N 155 МАП Микоян писал письмо Хруничеву М.В.

Довожу до Вашего сведения, что на самолете И-300 с двумя БМВ-003, проходящем заводские испытания в ЛИИ МАП снята максимальная скорость 920 км/час на высоте 5000 м (2622,143).


24 июня 1946 было направлено:

Секретно


Письмо начальника Штаба уполномоченного Министерства авиационной промышленности в Германии полковника Голдабенкова начальнику Oсобого главного управления Министерства авиационной промышленности т. Л.А. Гришину от 24.06.46 г. о недостающих агрегатах к самолету "Арадо-234" (8997).
24 июня 1946 г. Докладная записка Д.Ф. Устинова и других И.В. Сталину об ознакомлении с работами по реактивному вооружению в Германии

Совершенно секретно

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СОЮЗА ССР товарищу СТАЛИНУ И.В.

В соответствии с постановлением Совета Министров Союза ССР от 13.5.46 г. представители Специального комитета ознакомились с состоянием работ по восстановлению образцов и технической документации реактивного вооружения в Германии, в связи с чем докладываем:

1

Как нами установлено, систематические работы по реактивной технике в Германии были начаты в 1930 году на Куммерсдорфском артиллерийском полигоне (близ Берлина). В 1936 году немцы приступили к строительству крупнейшего научного, испытательного и производственного центра по реактивной технике в Пенемюнде, на острове Узедом. Причем основной задачей реактивного центра в Пенемюнде была разработка боевых ракет дальнего действия типа Фау-2, и несколько позже там же были начаты работы по зенитным ракетам с жидкостными двигателями.



В конце 1942 года в Пенемюнде были закончены и вошли в строй сборочные цеха серийного выпуска ракет Фау-2, рассчитанные на выпуск до 20 штук ракет в сутки.

В начале 1943 года англичане подвергли Пенемюнде двум весьма эффективным бомбардировкам с воздуха, разрушив сборочные цеха и ряд испытательных стендов. Это обстоятельство вынудило немцев перевести серийное производство и научно-исследовательские работы из Пенемюнде в Тюрингию, в район города Нордхаузена.

В Пенемюнде остались лишь испытательные стенды, лабораторные и производственные здания, в значительной своей части разрушенные бомбардировкой англичан.

Использовав труд большого числа военнопленных, немцы создали вблизи Нордхаузена мощный, хорошо оборудованный подземный завод, получивший условное наименование «Миттельверк», рассчитанный на сборку примерно до 20 ракет Фау-2 в сутки.

II

Представители Специального комитета по реактивной технике на месте ознакомились с предприятиями в Нордхаузене, Бляйхероде, Лехестене, а также и в Пенемюнде были просмотрены работы конструкторских бюро и института, организованных советскими специалистами, и опрошены немецкие специалисты, в результате чего установлено:



В Тюрингии находились:

а) Сборочный завод Фау-2 «Миттельверке»;

б) Стенды для заводских огневых испытаний серийных двигателей [для] Фау-2;

в) Эвакуированное из Пенемюнде имущество и специалисты.

До занятия этого района советскими войсками американцы, а затем англичане вывезли всех ведущих немецких специалистов, полную техническую документацию и исправные образцы ракет Фау-2. Специальное оборудование (стенды, пульты управления, контрольная аппаратура и т. п.) были в значительной части приведены в негодное состояние.

В силу этого в распоряжение советских специалистов попали лишь разрозненные агрегаты Фау-2 и незначительное количество технической и технологической документации.

Советские специалисты организовали розыск по территории Германии и оккупированных ею стран технической документации, образцов отдельных агрегатов и приборов. Так, например, часть чертежей ракеты Фау-2 была обнаружена в Праге, в Вене и других городах.

Путем ознакомления с отдельными агрегатами и приборами, из которых состоит Фау-2, а также из консультаций немецких специалистов мы пришли к заключению, что основным и решающим звеном в ракете Фау-2 является система управления ракеты в полете.

Вначале немцы практиковали следующий принцип управления ракетой: перед пуском ракеты, от старта Фау-2 в направлении цели под углом прицеливания давали в эфир мощный радиолуч. Установленные на Фау-2 шриборы действовали в полосе радиолуча и не позволяли ракете отклониться от заданного курса.

Вторая часть системы управления Фау-2 состояла из радиоаппаратуры, с помощью которой выключался двигатель ракеты, когда последняя достигала заранее вычисленной скорости, и тем самым определялась дальность полета ракеты.

Ввиду того, что эта система управления ракетой Фау-2 по радио была очень громоздкой, а самое главное, англичане, узнав, что Фау-2 управляется по радио, начали вводить в эфир радиопомехи, сбивавшие ракету с за-1 данного направления, немцы в дальнейшем перешли на «автономную», т. е. независимую от управления с земли аппаратуру, состоявшую из гироскопических приборов «Горизонта» и «Вертиканта», которые удерживали ракету по заранее высчитанному и поставленному на них курсу. Дальность полета ракеты регулировалась прибором, который выключал двигатель в тот момент, когда ракета достигала заранее вычисленной скорости, но уже выключение двигателя производилось автоматически прибором, установленным на борту ракеты.

Реактивный двигатель ракеты Фау-2 достаточно отработан. Двигатель имеет силу тяги, равную 25 тоннам (двигатель имеющихся у нас опытных жидкостных реактивных самолетов дает силу тяги не более 1200 килограмм). Дальность полета Фау-2 составляет 250-270 километров. Взрывчатого вещества в головной части ракеты помещается 800-1000 килограмм. Рассеивание при стрельбе ракетами по дальности и боковому отклонению было в пределах плюс-минус 10-20 километров.

Развитие ракет дальнего действия немцы намечали проводить как за счет форсирования реактивного двигателя, так и перехода к новым схемам ракеты. Так, например, согласно полученным от немцев сведениям, они разрабатывали планирующие ракеты дальнего действия. Документальных данных нами по этому вопросу не обнаружено.

III


Работы по зенитным ракетам немцами были фактически только начаты. Основная идея использования зенитных ракет заключалась в следующем: после пуска зенитной ракеты ее с помощью радиоуправления приводят в район цели. Далее должны вступить в действие механизм самонаведения ракеты или неконтактный взрыватель, основанный на радиолокационном методе. Над этими вопросами и работали немцы, но до конца войны не сумели их довести до удовлетворительных опытных образцов.

Задачи радиоуправления с земли и самонаведения также не были доведены до стадии опытных образцов.

Кроме работ по ракетам дальнего действия и зенитным ракетам с жидкостными двигателями, немцами велись работы по созданию средств ре-

активного вооружения с порохоёыми двигателями. Однако достаточно полноценной технической документации по этим видам ракет не имеется.

IV

По состоянию на 20 мая с. г. немецкими специалистами по заданиям советских инженеров выполнена следующая работа:



а) Собраны полностью 8 ракет Фау-2 с двигателями. На 4 ракеты имеется аппаратура управления, но не отрегулированная. Производится сборка, регулировка и проверка 20 комплектов аппаратуры управления.

б) На испытательном полигоне в Леестене ведутся работы по испытанию и увеличению тяги реактивного двигателя Фау-2. В нашем присутствии были запущены два двигателя по два раза, которые по приборам показали тягу 24-25 тонн, т. е. вполне удовлетворяющую требованиям для полета ракеты Фау-2.

в) Восстановлен и частично изготовлен заново комплект контрольной аппаратуры для предстоящих испытаний и пуска ракеты Фау-2, который смонтирован на железнодорожных платформах и в вагонах.

Рабочих чертежей на ракету не имеется. Имеются чертежи на отдельные детали. Документация по технологии полностью отсутствует, и восстановление ее чрезвычайно затруднительно, т. к. изготовление деталей и узлов для ракеты Фау-2 проводилось на многих предприятиях Германии и оккупированных ею стран.

По зенитным ракетам:

Найдены неполные образцы зенитных ракет типа «Шметтерлинг», «Вассерфаль», «Рейнтохтер» и «Тайфун». Из технической документации имеется только часть чертежей по «Вассерфалю». Комплексных приборов управления к зенитным ракетам не найдено. Установлено, что немцами были проведены только единичные опытные стрельбы зенитными ракетами и то без приборов радиоуправления. Каких-либо документов о результатах стрельб не обнаружено.

В целях лучшей организации дальнейших работ наших специалистов по реактивной технике в Германии представители Специального комитета на месте провели следующее:

Приняли меры по укреплению института по реактивной технике в Нордхаузене со специализацией его по вопросам ракет дальнего действия типа Фау-2.

Перед этим институтом поставлены задачи:

- а) Закончить сбор всех материалов и составить полную техническую и технологическую документацию по ракете Фау-2.

б) Подготовить 35 ракет Фау-2 и проверить их действие путем практической стрельбы.

в) Обучить советских специалистов и мастеров, главным образом, сборке и регулировке приборов управления.

г) Провести исследовательскую работу по увеличению тяги двигателя путем его форсирования.

д) Взять под охрану все изготовленные немцами отдельные агрегаты Фау-2

Вновь организовали в советской зоне Берлина на базе отдельных немецких конструкторских бюро второй Институт по зенитным ракетам. Перед этим институтом поставлены задачи по сбору материалов, главным образом, по зенитным ракетам, а также по наземным реактивным снарядам с восстановлением образцов и технической документации.

По каждому из этих институтов разработан и утвержден конкретный план работ с указанием сроков и исполнителей.

Дано задание, кроме имеющегося поезда-лаборатории для проведения шалевых запусков Фау-2, скомплектовать еще такой же поезд и отдельные вагоны-лаборатории с расчетом передачи их промышленным министерствам.

Утверждены: штаты институтов и структура аппарата члена Специального Комитета в Германии. Соответственно поставленным Советом Министров задачам проведена расстановка основных научных и инженерно-технических кадров как советских, так и немецких, а также принимаются меры к отправке из Союза в Германию советских инженеров и мастеров.

Выводы и предложения

Ознакомление с состоянием проводившихся немцами работ по реактивному вооружению позволяет сделать следующие выводы:

1. Имеющиеся образцы ракеты Фау-2 и техническая к ней документация после сбора недостающих материалов и чертежей даст возможность освоить ракеты Фау-2 у нас, в Советском Союзе. В целях проверки правильности восстановления образцов, и особенно приборов управления, считаем необходимым в августе месяце с. г. провести в Германии пробные пуски ракет Фау-2.

2. Освоение Фау-2 в Германии, а затем в Союзе нашими советскими инженерными и научными работниками даст возможность овладеть основами современной реактивной техники и вести дальнейшие работы по созданию более мощного реактивного вооружения.

3. Вопрос развития зенитных ракет у немцев находился в начальной стадии разработки, поэтому в Советском Союзе придется заново организовать исследовательскую и опытно-конструкторскую работу.

4. В связи с тем, что вопрос боевого применения реактивного вооружения окончательно предрешен, а между тем характер применения отдельных видов реактивного вооружения не ясен, считаем целесообразным, чтобы министерство вооруженных сил приступило к разработке тактико-технических требований на отдельные виды реактивного вооружения.

5. Решение задач по реактивному вооружению в Советском Союзе потребует организации новых мощных научно-исследовательских учреждений с опытными производственными базами и хорошего оснащения их необходимыми приборами и оборудованием, а также широкую подготовку квалифицированных кадров специалистов по реактивному вооружению.

По изложенным в записке вопросам просим Вашего решения.

Д. Устинов, И. Кабанов, Н. Яковлев, И. Серов, П. Горемыкин, Н. Носовский

АПРФ. Ф. 3. Оп. 47. Д. 182. Лл. 142-149. Подлинник. Подписи - автографы (11751).


Авиапромышленность:
25 июня 1946 Хруничев писал ГИ ВВС И.В.Маркову письмо N 3886:

" На Ваше письмо об устранении конструктивно-производственных дефектов на самолетах Ил-10 и моторах АМ-42:

1. Для улучшения лакокрасочных покрытий завод 18 с января 1946 ввел грунтовку агрегатов с горячей сушкой и кроме того улучшил технологический процесс окончательной окраски самолета.

По имеющимся рекламациям воинских частей заводу 18 дано указание направить бригады маляров для перекраски самолетов.

2. По установке пылефильтров, завод 18 на 1 марта с.г. изготовил и установил пылефильтры в в/ч на 100 самолетах, на 1 мая с.г. отправил в в/ч 150 комплектов и к 1 августа сдаст ст. военпреду остальные 250 комплектов.

3. Поломка кронштейнов крепления триммеров РН 4 случая на 20-25 часу полета является случайным дефектом.

Заводом 18 будет произведена спец. проверка узлов триммера.

4. Имевшие место случаи деформации обшивки крыла устраняются заводом 18 и 1 по бюллетеню N 77Э, утвержденным УТЭ ВВС в июне 1945. Детали изготовлены полностью на все самолеты.

5. Течь масла из цилиндров винта АВ-5Л-24Д 10 случаев на 20-40 часу работы объясняется несогласованностью установки паранитовой прокладки заводом 24 и заводом 35 в носок вала редуктора.

В тех случаях, когда эта прокладка устанавливается заводом 24, течь масла не обнаруживается.

6. Течь водорадиаторов - 21 случай на 3-20 часу полета - происходит вследствие некачественной пайки трубок на заводе 124. С мая 1946 приняты меры к устранению этого дефекта на заводе 124 и кроме того, заводом 18 по сообщению Вами номеров в/ч будут немедленно высланы новые улучшенные радиаторы через ст. военпреда завода 18.

7. По АМ-42 все дефекты, указанные в Вашем письме, устраняются конструктивными и технологическими мероприятиями, произведенными заводом 24 в течение мая-июня с.г." (2077,151).


25 июня 1946 года гл. конструктор завода N 240 С.В.И. писал письмо N 1/648с Хруничеву и гл. конструктору завода N 19 Швецову А.Д.

Для успешной эксплуатации транспортных самолетов Ил-12 необходимо, чтобы моторы АШ-82ФН имели бы следующие данные:

1) Второй скорости нагнетателя не делать, а иметь только одну первую скорость. Расчетная высота на первой скорости должна быть 2500 м (вместо имеющейся сейчас высоты 1650 м).

2) Регулировку моторов делать исходя из следующих отправных положений:

За 100 летных часов самолет совершит 33 полета (продолжительность каждого полета 3 часа).

В течение этих 100 часов моторы будут иметь следующие режимы:

взлет на форсаже 2 мин. х 33 полета = 66 мин.

полет на номинале 10 мин. х 33 полета = 330 мин.

Итого: 396 мин. = 6 ч. 36 мин.

Остальные 93 часа 24 мин. моторы должны работать на крейсерском режиме равным 0,6 от N ном. и удельный расход топлива на этом режиме должен быть не более 220 гр/л.с. час.

Прошу Ваших указаний гл. конструктору Швецову о выпуске для самолета Ил-12 моторов АШ82-ФН односкоростных высотностью 2500 м с вышеуказанной регулировкой и с расходами горючего 220 гр/л.с. час на мощности 0,6 от номинала (2622,244).
25 июня 1946 года А.С.Я утвердил "Акт о проведении заводских испытаний самолета Як-ЮМО с воздушно-реактивным двигателем РД-10”, из которого следует, что “самолет <... > npoxoдил заводские летные испытания с 9 апреля по 22 июня 1946 года.

За время испытаний проведено 19 полетов общей продолжительностью 6 часов 34 минуты.

Продолжительность работы двигателя на земле во время опробывания, рулежек и подлетов - 2 часа 21 минуту..."

В результате заводских испытаний были получены следующие данные при 8700 оборотах в минуту турбины двигателя: максимальная скорость на высоте 5000 метров - 800 км/ч, у земли - 770 км/ч. Ту же высоту самолет набирал за 4,1 минуты, мог подниматься на 13 700 метров. Разбег и пробег составили 520 и 480 метров соответственно, продолжительность полета - 45 минут. Следует учесть, что на высотах более 6000 метров двигатель не додавал обороты и практический потолок был получен с пересчетом на 8700 оборотов в минуту (12047).


С 25 июня по начало августа 1946 ТРД Юмо-004Ф был на испытаниях и наработал 82 минуты на режиме холодной обкатки, 140 минут на средних оборотах и 20 минут на больших оборотах (1795,75).
25 июня 1946 г. был собран первый двигатель ЮМО-012 - дальнейшее развитие и капитальную модификацию турбореактивного двигателя ЮМО-004 с сохранением общего принципа конструкции и схемы - и по 6 июля проходил испытания, имевшее целью проверку правильности монтажа, системы зажигания, системы маслопитания и обработку двигателя на легком топливе (бензине) с переходом на тяжелое топливо (газойль). Были также определены наиболее благоприятные режимы запуска двигателя. Кратковременно обороты двигателя доводились до 4700 оборотов в минуту. Двигатель с испытаний был снят из-за появившегося стука и искрения. При переборке двигателя были обнаружены дефекты, после устранения которых он был вновь поставлен на испытания. В июне - июле 1946 г. велись работы по монтажу второго двигателя ЮМО-012 и три двигателя находились в производстве (8987).
25 июня 1946 была подготовлена:

Сов. секретно

Сводка заместителя ОКБ-1 А. Свешникова от 25.06.46 г. о состоянии работ в ОКБ-1 с 7.06.46 г. по 17.06.46 г. Брошюра 1 (9003).
С 25 июня 1946 г. ОКБ-250 завода № 36 получило название ОКБ-36-1 при заводе № 36. С 1947 г. получило название Щербаковское предприятие п/я 106 - ОКБ-36 МАП, с 1957 г.- Рыбинское предприятие п/я 106 - ОКБ-36 МАП. В 08.1957 г.- в ведении ЗГУ МАП.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   144   145   146   147   148   149   150   151   ...   290


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница