Авиапромышленность



Скачать 43.78 Mb.
страница100/290
Дата02.03.2016
Размер43.78 Mb.
1   ...   96   97   98   99   100   101   102   103   ...   290

Гусеничный движитель применительно к одному борту состоял из литого стального двухскатного направляющего колеса с червячным механизмом натяжения гусеницы, пяти двухскатных опорных катков (размер катка 810x185 мм) с литыми дисками и наружной амортизацией, ведущего колеса со съемными венцами цевочного зацепления с гусеницей и мелкозвенчатой гусеницы с OMI1I. Венцы ведущих колес имели 13 зубьев. Гусеница собиралась из 92 (46 плоских и 46 с гребнями) траков, соединенных между собой шарнирно с помощью 92 пальцев. Траки шириной 500 мм и шагом 137 мм отливались из стали Гадфильда. Для повышения проходимости по грунтам с низкой не сущей способностью применялись шпоры, входившие в ЗИП танка Для установки шпор в середине безгребневых траков имелось отвер стие под крепежный болт.

Система подрессоривания танка — индивидуальная, моноторси онная. Все узлы подвески имели ограничители (упоры) хода баланси ров. Балансиры каждого борта, за исключением пятого балансира, устанавливались по ходу танка, а пятый балансир — против хода. При движении танка максимальный угол закрутки незаневоленных торсионных валов составлял 44°.

Электрооборудование танка было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение электрической бортовой сети составляло 26 В. источников элект

рической энергии использовались четыре соединенные последовательно-параллельно аккумуляторные батареи 6СТЭ-128 (общая емкость 256 А-ч) и генератор Г- 73 мощностью 1,5 кВт с реле- регулятором РРТ-24 (также мог быть использован генератор ГТ-17).

Для внешней связи на танке устанавливалась радиостанция 10РК- 26М, для внутренней связи между членами экипажа служило танковое переговорное устройство ТПУ-4-Бис-Ф-26.

Вследствие значительного усиления броневой защиты башни, перевода гусениц на цевочное зацепление с ведущими колесами и других нововведений боевая масса танка возросла с 36 (заданных в ТТТ) до 39,15 т (12065).
4 мая 1946 года вышел Указ Президиума Верховного Совета Союза СССР, в соответствии с которым бывший министр Государственной Безопасности СССР В.Н. Меркулов сдал, а вновь назначенный Министр Государственной Безопасности СССР В.С. Абакумов, с участием комиссии в составе: Л.П. Берия (председатель), А.А. Кузнецова, Н.Н. Селивановского и Ф.Ф. Кузнецова принял 5 июля 1946 года дела Министра Государственной Безопасности СССР.

Комиссия заслушала устные доклады начальников Управлений и отделов МГБ СССР. При этом начальник Отдела «Б» – Лапшин еще раз в своем выступлении сообщил об отставании в оснащении МГБ СССР оперативной техникой.

Он говорил, что Министерство Государственной Безопасности СССР не обеспечено новой аппаратурой для оперативных нужд на основе новейших достижений науки техники и в этой области не имеет специальных лабораторий и не ведет научно-исследовательских разработок.

Имевшиеся в ведении НКГБ СССР специальные лаборатории как-то: Радиолаборатория в поселке Кучино под Москвой, занимавшаяся разработкой и изготовлением радиопеленгаторных, радиоприемных и звукозаписывающих устройств со штатом 210 человек; Радиолаборатория в г. Москве (Спиридоньевка,13), занимавшаяся разработкой и изготовлением агентурных приемо-передаточных станций и аппаратуры для служб литер «Н» и «М», со штатом 110 человек; Радиолаборатория в г. Ленинграде, занимавшаяся той же тематикой, что и указанные выше лаборатории, со штатом 36 человек, – в мае 1943 года, при выделении НКГБ из НКВД были переданы в НКВД СССР, где использовались для войсковых нужд, не обеспечивая оперативных требований органов государственной безопасности.

Эти лаборатории в течение 15 лет выполняли работы оперативных отделов МГБ, а потому выделение их из МГБ СССР и загрузка другой работой, является неправильным и может привести к отставанию в технике заграничных разведок.

В выступлении Лапшина отмечалось, что в шифровально-дешифровальной службе МГБ СССР большим тормозом является отставание ее, от уровня техники, применяемой ныне на линии шифрсвязи иностранными государствами.

МГБ СССР не имеет нужной аппаратуры для обеспечения полного перехвата быстродействующих линий передачи, а также машинки для перехода от ручного шифрования на машинное на линиях связи внутри страны.

Нет достаточного количества новейшей радиоразведывательной аппаратуры для перехвата от шифровочной переписки от засекреченных линий связи Англии и США, лаборатории и экспериментальные мастерские шифровального Управления МГБ недостаточно оборудованы станками, приборами и измерительной аппаратурой.

Вместе с тем, в целях улучшения работы службы наружного наблюдения за этот же период времени были введены в действие и используются по работе 342 секретных фотоаппарата, сконструированных в портфелях дамских сумках, книгах, портсигарах и т.д.

Введены в действие 700 приборов связи и сигнализации. Оборудовано радиотелефонами 9 автомашин и организован радиоцентр, обеспечивающий двухстороннюю радио-телефонную связь между постами наружного наблюдения.

Организован чекистский кабинет наружного наблюдения, в котором собрано свыше 300 экспонатов разнообразных средств техники разведки. Организованы механические мастерские и расширена фотолаборатория.

6 июля 1946 года заместитель начальника 4 спецотдела МВД СССР полковник Железов подал рапорт на имя министра государственной безопасности В.С. Абакумова, где выразил согласие на предложение работать в органах безопасности. При этом он просил указания об оформлении своего перевода из МВД СССР в МГБ СССР.

Одновременно он сообщил министру внутренних дел В.С. Круглову о передаче лабораторий из Министерства Внутренних Дел в Министерство Государственной Безопасности. Он как заместитель начальника 4-го Специального Отдела МВД СССР, осуществляющий руководство этими лабораториями, по предварительному согласию переводится вместе с лабораториями в Министерство Государственной безопасности. Во исполнение этой договоренности и в связи с предстоящей передачей лабораторий, Железов просил об откомандировании его в распоряжение Министра Государственной Безопасности.

Постановлениями Политбюро ЦК ВКП (б) и Совета Министров Союза ССР от 20 августа 1946 года утверждается «Акт о приеме и сдаче дел Министерства Государственной Безопасности СССР» и акт МВД и МГБ от 21 июня 1946 года о разделении помещений, служебных зданий. Этими актами окончательно утверждается и передача лабораторий с личным составом, оборудованием и помещениями в МГБ.

В МГБ СССР на базе 4 спецотдела НКВД и НКГБ организуется Отдел оперативной техники, решается ряд вопросов кадрового, научного, материального и хозяйственного обеспечения МГБ.

Приказом МГБ СССР № 2700 от 13 декабря 1946 года инженер-полковник Минц Александр Львович, бывший начальника лаборатории ООТ, был зачислен в действующий резерв МГБ в связи с переходом на другую работу.

В этот же день 13 декабря 1946 года приказом МГБ СССР № 2701 было объявлено отдельным приложением штатная расстановка личного состава Отдела оперативной техники Министерства государственной безопасности Союза ССР.

Отдел возглавил полковник Железов Ф.Ф.. Он состоял из рабочего аппарата технического совета, секретариата, 6 лабораторий, эксперементальных мастерских, планово-финансового отделения, административно-хозяйственного отделения, завода серийного производства. Всего в Отделе числилось 359 чел.

Отдел оперативной техники постепенно развивался. В соответствии с постановлением Совета Министров Союза СССР от 21 января 1948 года приказ МГБ СССР от 19 февраля 1948 года объявил "Об организации специальной лаборатории по разработке и изготовлению засекречивающей аппаратуры для Правительственной ВЧ связи".

Специальную лабораторию предлагалось разместить на объекте в подмосковном поселке Марфино.

Отделу Правительственной ВЧ связи предлагалось передать в Отдел оперативной техники МГБ СССР существующую лабораторию со всем оборудованием, измерительной аппаратурой, хозяйственным инвентарем и личным составом.

Начальник Тюремного отдела МГБ СССР полковник Боярский должен был принять от МВД СССР под охрану весь контингент осужденных, намечаемых к использованию на работе в спецлаборатории Отдела оперативной техники МГБ СССР.

Начальником спецлаборатории Отдела оперативной техники МГБ СССР был назначен по совместительству главный инженер Отдела оперативной техники инженер-полковник Васильев Антон Михайлович, с освобождением его от должности начальника лаборатории № 4.

В этот период развернулось строительство производственной базы ЦРЛ на площадке «А». Было построено здание ЭП. В бывшем жилом доме стали размещаться лабораторные подразделения, начали строить новое административное здание, которое было введено в строй в 1953 году.

В 1948 году начато строительство новой производственной базы на площадке «Б».

В послевоенный период происходило дальнейшее повышение роли служб наружного наблюдения и использования оперативной техники. Сфера ее применения органами государственной безопасности расширялась. Она оснащалась различными приспособлениями для секретного подслушивания, фотографирования, сигнализации, киносъемок и т. д.

На вооружение разведчиков поступили портативные радиостанции, радиосигнализаторы и другие технические средства. Успешно осваивались новые приемы работы, совершенствовалась методика ведения слежки, повысилось качество конспирации при ведении наблюдения за объектами. Поступили новые средства контроля за ведением телефонных переговоров. В оперативной работе стали чаще проводиться более сложные литерные мероприятия (микрофонный контроль, комбинированное секретное фотографирование и другие).

Усилилось значение радиоконтрразведывательной службы. Была восстановлена сеть радиостанций этой службы на освобожденной от немецких оккупантов территории, построены новые станции. Радиоконтрразведывательные подразделения получали новейшую звукозаписывающую, пеленгаторную и приемную аппаратуру, создаваемую главным образом на отечественных заводах.

Интересной особенностью послевоенного периода является то, что в это время Центральная радиолаборатория стала заниматься разработкой телевизионной техники.

В 1945 году в стране не было собственной системы телевидения, и ЦРЛ поручается приступить к освоению этой техники для решения оперативных, военных и гражданских задач.

Перед лабораториями "А" и "Б" ставятся сложные задачи освоения новой области и подготовки кадров для последующих работ. Для создания и выпуска телевизионных трубок (иконоскопов и скиатронов) в составе ЦРЛ организуется вакуумная лаборатория.

Ведущим инженером по разработке телевизионной радиолинии назначается выше упоминавшийся - Л.С. Термен. Вместе с небольшим коллективом техников и механиков в марте-декабре 1945 года он создает первую очередь аппаратуры ведомственного телецентра (который впоследствии располагался в высотном здании на Котельнической набережной) и телевизионный приемник, рассчитанный одновременно и на прием передач Московского телецентра на Шаболовке. Примененные схемы обеспечивали устойчивую работу приемника, хорошую четкость, контрастность изображения и естественное звучание при минимальном количестве ручек управления.

Аппаратура центрального телевизионного передатчика служила драйвером мощного 10-киловаттного передатчика изображения и
3-киловаттного передатчика звука.

Оборудование обеспечило радиус действия в Москве не менее 10 км и позволило осуществить пробную эксплуатацию ряда новых телевизионных устройств.

Опытные телевизионные передачи проводились при дневном освещении на открытом воздухе и при искусственном освещении. Дальнейшие работы 1946-1947 годов позволили довести эти аппараты до эксплуатации.

Одной из самых успешных и наиболее известных секретных операций с использованием специальных технических средств, в послевоенный период, была проведенная операция по прослушиванию кабинета американского посла в здании посольства США в Москве.

Советские контрразведчики предпринимали неоднократные попытки проникнуть в здание американского посольства с начала установления дипломатических отношений между СССР и США в 1933 году, но все попытки оказывались тщетными. И.В. Сталин настаивал на необходимости решения этой задачи. Л.П. Берия привлек для этого лучших специалистов, находившихся в его распоряжении, в том числе сотрудников ЦРЛ. Из нескольких вариантов, разработанных сотрудниками ЦРЛ в содружестве с другими учеными, был выбран самый оригинальный в техническом исполнении и сложный с точки зрения обнаружения.

Зная о пристрастии американского посла А.Гарримана к элегантным вещицам из дерева, было принято решение подарить ему герб США, изготовленный из ценных пород дерева, в который было вмонтировано разработанное в ЦРЛ специальное устройство. Впоследствии американцы назвали это устройство «Great Seal», что дословно обозначает «государственная печать». В российской и иностранной печати было множество публикаций об этой операции, где сама операция и устройство, сыгравшее главную роль при ее проведении, упоминаются под разными кодовыми названиями («Златоуст», «Решка», «Лось», «The Thing»).

Суть конечно не в названии, а в гениальной простоте и хитроумности самого устройства, благодаря чему оно в течение 8 лет позволяло советскому руководству быть в курсе важнейших политических решений, принимаемых их заокеанскими коллегами.

Вручение подарка было приурочено к завершению Ялтинской конференции лидеров антигитлеровской коалиции 1945 года, когда делегации союзников были приглашены в пионерский лагерь «Артек» на заранее запланированную церемонию. А. Гарриман был растроган великолепным подарком, и несколько растерянно спросил: «Куда же я его дену?» Когда ему посоветовали повесить герб у себя в кабинете, над рабочим столом, он с энтузиазмом поддержал эту идею.

Несмотря на то, что американские специалисты неоднократно проверяли сувенир на наличие каких-либо недозволенных вложений, ничего подозрительного им обнаружить не удавалось. Причина была в том, что устройство было тщательно закамуфлировано и не содержало активных, излучающих электромагнитные волны элементов, не требовало никаких источников питания.

Американцы узнали о существовании устройства лишь в 1953 году благодаря информации, полученной от крота-предателя. Но даже и после того как им удалось обнаружить подслушивающее устройство с помощью английских специалистов, они долго не могли понять принцип его работы, а при попытке воспроизвести его своими силами получали намного худшие результаты.

По сведениям иностранной печати оригинал герба в настоящее время находится в музее ЦРУ в качестве одного из экспонатов (11711).
Жизнь и внутренняя политика:
4 мая 1946 указом Президиума ВС ГУ контрразведки Смерш передали в МГБ и стало 3ГУ (3398,169).
За рубежом:
5 мая 1946 на референдуме французы высказались против новой конституции (3907,263).
Авиапромышленность:
6 мая 1946 г. в приказе МАП № 266с отмечалось: «Вместо проведения мероприятий по улучшению технологии и организации производства, использования преимуществ нормального рабочего дня и нового режима работы, а также улучшения материально-бытовых условий для обеспечения роста производительности труда, – большинство хозяйственных руководителей прекратили разработку и внедрение организационно-технических мероприятий, пошли по линии резкого ослабления норм для искусственного сохранения уровня средней зарплаты рабочих, допустили увеличение потерь рабочего времени, рост текучести и ухудшение трудовой дисциплины.

В результате, несмотря на выполнение планового задания за весь 1945 год по выработке на одного рабочего, во втором полугодии план по выработке выполнен только на 90,8 % и по сравнению с первым полугодием в целом по промышленности выработка снизилась на 46 %, в том числе по 1-му Главному управлению на 63 % и по 10-му Главному управлению на 55 %.

Часовая выработка, которая составляла по промышленности в 1944 году 15 рублей и в первом полугодии 1945 года 15,5 рубля, снизилась во втором полугодии до 10,7 рубля. Наиболее резкое снижение часовой выработки имеет место на ряде заводов 3-го Главного управления (№ 24, 26) и по заводам 1-го Главного управления, где она составляла в первом полугодии 13,4 рубля, во втором полугодии – 6,9 рубля, в том числе в IV квартале – 5,7 рубля.

При неудовлетворительной работе по выполнению производственной программы многие руководители вместо усиления внимания к вопросам экономики, ссылаясь на плановое снижение объема производства и в расчете на государственную помощь, допускали бесхозяйственное ведение дела в подведомственных предприятиях, сохраняя, а в ряде случаев даже увеличивая размеры накладных расходов, не ведя должной борьбы с перерасходом материалов, непроизводительными расходами и увеличением потерь от брака.

По многим заводам имеет место крупный перерасход дефицитных материалов. Например, по заводу № 1 – израсходовано на единицу изделия бронзы, меди и латуни 59,5 кг при норме в 16,1 кг, на заводе № 84 авиаполотна – вместо 124,5 мт по норме израсходовано 260,5 мт, на заводе № 18 – плексиглас – вместо 18 кг израсходовано 22 кг и т.д. При этом в ряде случаев нормы резко завышены, например: по авиаполотну на заводе № 1 фактический расход составил 33,9 мт при норме в 155,3 мт, по заводу № 126 фактический расход 8,4 мт при норме 47,5 мт и т.д. 56 % всех потерь от брака в 1945 году по промышленности в целом получено заводами 3-го Главного управления. По заводам 1-го Главного управления потери от брака против 1944 года увеличились в полтора раза, а по отдельным заводам в два – два с половиной раза. При этом на большинстве заводов резко снизились удержания с виновников брака, например: по заводу № 22 – до 6 % вместо 12,6 % в 1944 году.

В результате задание по себестоимости сравнимой продукции промышленностью не выполнено – вместо снижения в 7,6 % фактически получено 5,4 %. По себестоимости же товарной продукции имеет место громадный перерасход, составляющий во втором полугодии по 1-му Главному управлению 69 млн рублей, по 3-му Главному управлению 128 млн рублей, по 10-му Главному управлению – 83 млн рублей, по 2-му Главному управлению – 20 млн рублей, по 4-му Главному управлению – 21 млн рублей.

План накоплений за 1945 год выполнен только на 45 %, причем основная масса убытков была получена в четвертом квартале, в то время как к концу третьего квартала авиационная промышленность имела 216 млн рублей сверхплановой прибыли. На большинстве заводов было допущено создание крупных сверхнормативных остатков товарно-материальных ценностей, резкий рост незавершенного производства против плана и, как следствие, значительное замедление оборачиваемости нормируемых средств, что вместе с сверхплановыми убытками привело промышленность к тяжелому финансовому положению – значительному недостатку собственных оборотных средств и созданию на большинстве заводов крупной просроченной задолженности госбанку, поставщикам и по заработной плате».

Из вышеизложенного делался вывод: «Неудовлетворительные результаты работы за первый квартал 1946 г. являются следствием продолжающихся недопустимо медленных темпов перестройки производства на работу в мирных условиях, недостаточного внимания к вопросам улучшения технологии, экономики организации производства. Эти результаты показывают, что в работе промышленности не создан еще должный перелом и что многие руководители не сделали всех необходимых выводов из указаний правительства от 26 февраля 1946 года, не перестроив соответствующим образом своей работы.

Особенно недопустимым следует считать отставание в работе по качеству продукции. Устранение предъявленных дефектов осуществляется с большим опозданием и некоторыми заводами (№ № 153, 18, 23, 26, 19, 29 и др.) не закончено до настоящего времени. Большинство руководителей заводов не прониклось до настоящего времени сознанием исключительного значения вопросов качества продукции в работе промышленности, ответственностью, которую они несут за своевременное и полное устранение имеющихся дефектов» (12207).
Авиапромышленность:
7 мая 1946 г. по приказу № 280с завод № 219 передан из 2ГУ в 9ГУ. В соответствии с пост. СМ СССР № 713- 342 от 26.06.1957 г. передан в ведение СНХ РСФСР. Имел наименование «п/я 845».

В 1959 г. осуществлялось литье корпусов снарядов К-5М из магниевого сплава для завода № 455.

Численность персонала (2002 г.)- 2100 чел., (1.04.2003 г.)- 1785 чел.

Директор (5.04-13.11.1937 г.)- Ю.И. Вержинский, (13.11.1937-21.06.1938 г.)- А.А. Калинин (снят в связи с неудовлетворительной работой), (21.06.1938-41 г.-)- В. Г. Першин, (-05.1942-02.1945 г.-)- И.А. Жихарев, (1997 г.)- Н.П. Евстафьев. Гендиректор (-1998-2004 г.-)- В.М. Шитов, (02.2005 г.)- Р.А. Антонян.

Зам. директора (21.06.1938 г.-)- А.А. Калинин. Помощник директора по найму и увольнению (10.1941 г.)- Рыгин.

Директор: коммерческий (2002 г.)- Р.А. Ханукаев; по маркетингу (2002 г.)- С.В. Шитов.

Гл. инженер (12.1937 г.)- С.С. Фельдман, (01-07.1942 г.)- П.В. Флеров.

Начальники управлений: УКС (06.1938 г.)- Афанасьев.



Производство: авиационные колеса КТ-98/2, КТ-106/2, КТ-83 (1960-е); комплектующие для ОК «Буран»; 2004 г.: колеса для Ан-124, Ан-225, Ил-76, Ил-86, Ту-154 и др., тормоза и агрегаты управления ими, гидравлическая аппаратура (клапаны, дозаторы, переключатели, ускорители), аварийно-спасательное, взлетно- посадочное оборудование; фасонные отливки из титановых, магниевых и алюминиевых сплавов.69

ОКБ завода № 219 НКАП, ОКБ-219 МАП

/ г. Реутов; г. Балашиха Московской обл./

ОКБ при заводе № 219 с опытным цехом было образовано по приказу № 542с от 18.07.1942 г. для опытных работ по авиаколесам. Колеса для Ил-2.

Для скорейшего восстановления опытной базы и полноценной опытной работы по приказу № 92с от 12.02.1943 г. в ОКБ переведена большая группа ИТР и рабочих, ранее работавших здесь, и оборудование с заводов № 120 и №286 НКАП.

По приказу № 586с от 23.09.1943 г. в состав'ОКБ влито лыжное ОКБ-164 НКАП (ст. Кунцево) для концентрации работ по взлетно-посадочным устройствам самолетов. Гл. конструктором объединенного ОКБ остался П.В. Флеров. Организована опытная база по авиалыжам. Далее по приказу № 735с от 8.12.1943 г. для усиления ОКБ сюда переведены специалисты с заводов № 84, № 286, № 120, № 34, № 145 и № 472. При заводе создан серийный КО и налажено опытное производство.

По приказу № 435с от 12.11.1945 г. часть специалистов (300 чел.) завода № 120 НКАП переданы ОКБ завода № 219 для его укрепления.

В 01.1945 г. ОКБ-219 - в 7ГУ. На базе ОКБ-219 МАП с 1.03.1946 г. в соответствии с приказами МАП№ 113с от 15.03.1946 г. и № 251с от 26.04.1946 г. для обеспечения работ по колесам скоростных самолетов создан самостоятельный опытный Завод № 279 МАП ( г. Реутов).

Начальник/ гл. конструктор (1942-46 г.)- П.В. Флеров.

Зам. гл. конструктора (09.1943 г.-)- Н.И. Жохов (11982).


По состоянию на 5 мая 1946:

Сов. секретно



СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА ОТБ-1 05.05.46 г. исх. N 03

Таблица 34.



Список личного состава ОТБ-1 Министерства Авиационной Промышленности

Год рождения

Место раб. в СССР и должность

Партийность

Домашний адрес

Когда прибыл в Германию

Присвоенное звание

Выполн. работа в Германии

Олехнович Николай Михайлович

1901

Нач-к отд. ЦИАМ, стар. науч. Сотр.

член ВКП(б)

Москва 116, ул. Авиамоторная, д.4 кор.5,кв.67

20.05 1945 г.

Инж.- подполковник

Уполномоч. МАП и нач. ОТБ-1

Свешников Алексей Евдокимович

1906

Нач-к отд. ОКБ завода N 26

член ВКП(б)

г.Черниковск Баш.АСР, Восточ












Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   96   97   98   99   100   101   102   103   ...   290


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница