Авиапромышленность



Скачать 49.57 Mb.
страница45/303
Дата06.06.2016
Размер49.57 Mb.
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   303

"Летные характеристики модифицированных Ту-2 соответствуют техническим условиям на их поставку ВВС.

Считать необходимым внедрить на всех Ту-2 конструктивные и производственные изменения, выполненные на испытанных 10-ти самолетах..." (12035).


В феврале 1945 на испытания вышел Ту-2Т (561,30) и совместные испытания шли до марта (4,187).
В феврале 1945 выяснилось, что фанерная обшивка НВ (Т) начала ветшать - кое-где трескалась и коробилась. По указанию НКАП испытания прекратили. Самолет хотели передать в МАИ для учебных целей, но наркомат не разрешил этого сделать по причине секретности машины и в марте 1945 г. НБ разобрали (10667).
В феврале 1945-го, проанализировав ситуацию, ОКБ А.С.Яковлева выпустило в инициативном порядке связной Як-13, имевший первоначально обозначение Як-12, которое впоследствии носил совершенно другой аппарат. Следуя уже сложившейся доброй традиции, ОКБ разработало машину многоцелевую: война явно шла к концу, и хороший лимузин мог потребоваться во многих случаях.

Як-13 представлял собой связной пассажирский моноплан, имеющий комфортабельную кабину с мягкими креслами и отделением для багажа. Он снабжен убирающимся шасси, ориентирующимся и стопорящимся хвостовым колесом, посадочным щитком, тормозами, воздушным самопуском двигателя.

Як-13, благодаря высокой скорости и надежному двигателю, можно было использовать и для воздушных сообщений на линиях, ще применение больших двухмоторных самолетов неэкономично, а порой и невозможно.

Як-13 проектировался в 1944-м под руководством ведущего инженера К.Синельщикова. Вначале предполагался двигатель М.Коссова М-12 мощностью 190 л.с., но пришлось установить обычный М-11ФМ в 145 л.с. с винтом ВИШ-327, так как М-12 был еще не готов (6411).


В феврале 1945-го Яковлев докладывал в Наркомат авиационной промышленности о готовности Як-13 к первому полету. В это время самолет все еще называли "Як-12" или "пассажирский низкоплан №12" (6411).
В феврале 1945 г. в ОКБ-155 в инициативном порядке с целью проверки устойчивости и управляемости аэродинамической схемы "Утка" в воздухе, изучения работы крыла большой стреловидности и отработки трехколесного шасси с передней опорой с проработки компоновки начались работы над экспериментальной машиной начали. В проектировании "Утки" активное участие принимали Н.И.Андрианов, Н.З.Матюк, К.В.Пеленберг, Я.И.Селецкий и А.А.Чумаченко. По расчетам МиГ-8 должен был иметь максимальную скорость 240 км/ч, что подтвердила продувка его модели з аэродинамической трубе Т-102 ЦАГИ. Однако вследствие невозможности получения в трубе Т-102 точных характеристик самолета в отношении его поведения на околокритических режимах, специалисты ЦАГИ рекомендовали первые полеты провордить с установленными концевыми фиксированными предкрылками, имеющими размах не менее размаха элеронов. В заключении о возможности первого вылета (в части аэродинамики), составленным инженером лаборатории №1 ЦАГИ В.Н.Матвеевым, было отмечено, что выход на критические режимы в процессе испытаний самолета следует избегать, так как в отношении штопорных свойств схема "Утка", по его мнению, была очень неблагополучной. Расчет проведенный по результатам частотных испытаний дал значение критической скорости равной 328 км/ч, после чего была разрешена эксплуатация самолета МиГ-8 до скорости 270 км/ч по прибору. Статические испытания самолета провели до эксплуатационной нагрузки, составляющей 67% от разрушающей (6000).
В феврале 1945 г. Боровков в составе комиссии авиаспециалистов, возглавляемой генералом П.И.Федоровым, был откомандирован в прифронтовую полосу для осмотра останков сбитых немецких реактивных самолетов. Под Киевом самолет комиссии потерпел катастрофу. Экипаж и все пассажиры, среди которых находился Алексей Андреевич Боровков, погибли (3453).
В феврале 1945 А.И.М. на завод 155 был представлен макет двухкамерного РД (2928,79).
В феврале 1945 все ОКБ по истребителям получили задания на разработку реактивных (4,365).
В феврале 1945 вышло постановление СНК, формировавшее работу над МиГ-9 и предусмотрело установку 2 РД-20 (538).
С февраля 1945 года завод № 483 был переведен из 2-го гл. управления в 17 гл. управление. В 1946 году завод освоил выпуск первой серии полуавтоматических радиорегистраторов для Гл. управления Гидрометеослужбы при СМ.

Директор – И. Погорелов

Адрес: Киев, ул. Владимиро-Лыбедская, д. 3

Производственный профиль – приборный радиолокационный завод (9855).


В феврале 1945 года началась подготовка к проведению предварительных летных испытаний самолетов-снарядов „10-Х” в Джизаке Узбекской ССР. Такие испытания в стране проводились впервые. Не было опыта их проведения ни у коллектива завода №51, ни у смежных организаций. Не было и специального полигона для проведения таких испытаний...

Почему руководство ВВС предложило проводить испытания в Джизаке, сейчас установить трудно. Здесь кругом были пески, барханы, дули сильные ветры.

26 февраля экспедиция с первыми шестью СС „10-Х” выехала в Джизак. В составе экспедиции были главный конструктор завода № 51 В. Н. Челомей, главный конструктор системы управления завода №118 В.Э.Сорокин, начальник экспедиции полковник А. А. Курбан, летчики-испытатели М. А. Котырев, П. И. Бурдонов, инженеры, механики, представители военно-воздушных сил...

20 марта 1945 года состоялся первый пуск СС „10-Х” с самолета-носителя ПЕ-8.



В период с 20 марта по 28 июля, при наличии трех самолетов-носителей ПЕ-8 и самолета ЕР-2, было проведено 70 пусков СС „10-Х”...» (12414).
Другие оборонные отрасли:
В феврале 1945 г. восемь опытных образцов установочной партии ИС-3 были изготовлены на ЧКЗ и в период с 23 марта по 11 апреля 1945 г. один опытный образец танка успешно прошел полигонные испытания, по результатам которых было принято решение о принятии танка на вооружение Красной Армии и организации на ЧКЗ его серийного производства (10703).
В феврале 1945 г. завод № 9 спроектировал и изготовил 100-мм нарезную пушку Д- 100Т, которая в марте того же года была установлена в опытный танк Т-34-100 вместо пушки ЛБ-1. Обе пушки испытания выдержали, причем лучшие результаты по удобству обслуживания и отработке отдельных узлов показала пушка ЛБ-1. Сравнительные испытания пушек продолжались на опытных средних танках Т-44-100, в результате чего предпочтение было отдано пушке Д-10Т, не имевшей дульного тормоза и наилучшим образом подходившей для вооружения перспективного в то время танка Т-54 910703).
В феврале 1945 года Т-34 с ЗИС-1 прошел полигонные испытания на Гороховецком артиолигоне ГАУ РВ Танк отличался от серийного танка Т-34, прежде всего, установк 85-мм пушки ЗИС-1 (конструкции завода № 92) в башне с увели ным диаметром опоры. Гладкая надставка ствола длиной 1620 мм пр назначалась для увеличения начальной скорости бронебойного снаряда. Для проведения испытания было изготовлено три ствола, им различную крутизну длины нарезов (30, 35 и 25 калибров) и число нарезов (32, 34 и 24 соответственно). Ствол длиной 5420 мм (641 имел вертикальный клиновой затвор, тормоз отката без ком накатник и подъемный механизм со сдающим звеном. Боекомп пушке состоял из 35 вметрелов с осколочно-фугасными, бронебой и бронебойно-подкалиберными снарядами, которые имели : скорость 689, 900 и 1000 м/с соответственно. Во время проведения испытаний вз-за одностороннего удара ведущим пояском снаряда о торец надставки бьли получены неудвлетворительные резуяьтаты по кучности стрельбы и дальнейшие работы по установке в танк Т-34 этой пушки были остановлены (10703).
С февраля 1945 г. начались работы по освоению в серии танка с безбалочным носом, что значительно усилило броневую защиту Т-34, но в серию машины указанного типа пошли только в конце марта 1945 г. (11135)
В феврале 1945 завод 235 предъявил ГАУ проект двух вариантов пушек В-10 и В-11 для ОСУ-76 - прототипа первой специализированной авиадесантной АСУ-76, но ГАУ их отклонил (1151,72).
В феврале 1945 г. мытищинский завод начал готовиться к серийному производству САУ, однако до окончания войны было изготовлено лишь несколько машин, получивших индекс ЗСУ-37, по временной технологии. Считается, что до конца 1945 г. в строй вступил самоходный зентный дивизион ЗСУ-37 в количестве или 12, или 16 машин (11417).
В феврале 1945 г. орудие ЛБ-2 было установлено в доработанный вариант САУ, получившей индекс СУ-85Б. Она внешне отличалась от СУ-76 конфигурацией повышенных бортов боевой рубки, имевших увеличенную на 2-7 мм толщину брони, форсированным до 158 л.с. двигательным агрегатом ГАЗ-203Ф (ГАЗ-15Б), который уже был доведен до уровня, но потяжелела до 12 460 кг и могла разогнаться лишь до 41 км/ч на шоссе. Будучи неоднократно испытанной на Гороховецком полигоне, СУ-85Б неизменно показывала хорошие результаты, но на вооружение принята не была, так как война шла к концу и перенастраивать производство на ГАЗ сочли нецелесообразным (11417).
В феврале 1945 на заводе им. А. А. Жданова в разной стадии готовности находилось 11 ТЩ типа МТ-2. На Петрозаводе велась постройка пяти ТЩ, на Усть-Ижорской верфи - трех, на Адмиралтейском заводе - восьми МБК (10671).
Армия:
В феврале 1945 г. планировалось переучить на Ил-10 уже пять полков (571, 809, 723-й шап и 118-й и 132-й гшап) и 120 отдельных экипажей. Прибывшие части по своей подготовке и боевому опыту даже несколько превосходили две первые. Однако, если январский план бригада выполнила на 91%, то февральский был провален полностью - 48%. Качество стрельб и бомбометания на полигоне оценили как неудовлетворительное. При этом число летных происшествий возросло почти в два раза -21 против 10 в январе. Несмотря на обилие недостатков у Ил-10, летных происшествий по вине техники было все же немного и в сравнении с уже освоенным и проверенным Ил-2 «десятка» по абсолютным показателям официальной статистики выглядела не так уж и плохо. Командование бригады объяснило срыв подготовки перебоями с горючим и плохой погодой. Однако думается, что причина состояла в неорганизованности учебно-боевой работы, неоднократно отмечавшейся в различных документах штаба ВВС ПриВО и отчетах самой бригады. Она объяснялась высокой текучестью кадров. Наиболее подготовленные офицеры, как правило, тяготились штабной работой, стремились на фронт и своего добивались (10681).
В феврале 1945 на Ил-10 удалось переучить только один полк - 571-й подполковника М.И. Безуха. Следующим достиг готовности 118-й гшап подполковника Верещинского. Он закончил программу переподготовки 2 марта. Но получение недостающих самолетов затянулось до середины марта. В результате оба полка убыли на фронт одно-временно, двумя группами: 19 марта вылетели 42 экипажа 118-го гшап и 41 -из 571-го шап, а 20 марта - четыре из 118-го гшап (один на Ил-10 и три - поездом) и один экипаж 571-го шап (летом). В следующем месяце на фронт направили сразу семь полков на новых штурмовиках (7, 59, 75-й и 132-й гшап и 723, 899-й и 995-й шап) - в общей сложности 192 летчика. В апреле началась подготовка полков для 7-го штурмового авиакорпуса (шак) резерва Верховного Главного Командования. С 5 по 24 апреля к переучиванию приступили 686, 947-й и 232-й шап из 289-й шад и 503, 806-й и 807-й шап из 206-й шад. Четыре из них завершили подготовку в мае, но на фронт их не отправили. Согласно документам полки этого корпуса проходили тренировку для участия в параде на Красной площади по случаю победы над Германией (10681).
В феврале 1945 г. планировалось переучить на Ил-10 уже пять маршевых авиаполков (571-й, 809-й, 118-й гвардейский, 723-й и 132-й гвардейский шап) и 120 отдельных экипажей. Однако если январский план по переучиванию на Ил-10 бригада выполнила на 91%, то февральский был провален полностью - 48%.

Качество стрельб и бомбометания на полигоне было оценено как неудовлетворительное. Процент выполнения заданий по боевому применению на полигоне составил: с оценкой отлично- 12%, хорошо-42%, посредственно - 46% и не выполнение заданий - 18,7%. При этом количество летных происшествий возросло почти в два раза - 21 летное происшествие против 10 в январе месяце. Из этого числа на долю Ил-10 пришлись 2 аварии и 6 поломок самолета, что с учетом общего налета составило 57 ч 50 мин летного времени (209 посадок) на одно происшествие. В то же время средний уровень лет-но-боевой подготовки вновь прибывших маршевых авиаполков оказался не ниже уровня лидерных полков, а даже несколько выше. Так, боевой налет на одного летчика в 571-м шап составил в среднем 53 вылета, в 809-м -77 вылетов, в 132-м и 118-м гвардейских - около 55 и 38 вылетов, соответственно. Командование бригады объяснило срыв подготовки отсутствием в течение 7 дней горючего и в течение 5 дней среднем по бригаде) летной погоды, а также опозданием 132-го гшап с прибытием для переучивания. Однако думается, что причина состояла в известной неорганизованности учебно-боевой работы в 1-й заб, неоднократно отмечавшейся в различных руководящих документах штаба ВВС ПриВО и отчетных документах самой бригады. Она объяснялась высокой текучестью кадров в звене управления полков и бригады: «...командиры и их штабы в зап обновлялись в течение года по од-ному-два раза», а «отдел боевой подготовки бригады в год обновлялся в полном составе три раза». Как правило, должности помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе, штурмана полка, начальника штаба полка занимали наиболее подготовленные офицеры, которые, как правило, тяготились штабной работой, стремились на фронт и своего добивались. Должность становилась вакантной и, пока кадровики подыскивали достойного кандидата, решение текущих вопросов по конкретному направлению учебно-боевой работы поручалось одному из офицеров звена управления в качестве дополнительной нагрузки к его прямым обязанностям или же «временно» назначался первый более или менее подходящий офицер из другого подразделения. Вполне естественно, что ни тот, ни другой, что называется, были «не в курсе дела». Назначенный же на должность боевой офицер с большим опытом войны, как никто другой понимающий, что нужно на войне, по указанным выше причинам в течение двух-трех месяцев пробивал себе отправку на фронт. Считалось, что на фронте он нужнее. И все возвращалось «на круги своя». В результате частой ротации кадров организация учебно-боевой работы в запасных полках всегда «хромала на обе ноги» (11132).


В феврале 1945 с целью лучшего освоения самолета Ил-10 силами 1-й заб была закончена опытная отработка боевого применения Ил-10, по результатам которой подготовлены методические указания и разосланы в части. Кроме этого, были про-ведены методические совещания штурманов полков и помощников командиров полков по воздушно-стрелковой службе по обобщению опыта бомбометания и воздушной стрельбы с Ил-10 и методике обучения летного состава боевому применению на «десятке».

Реально в феврале на самолете Ил-10 удалось переучить только один маршевый авиаполк - 571-й штурмовой авиаполк подполковника М. И. Безуха. Согласно Акту готовности полка к убытию на фронт от 28 февраля 1945 г. полк имел в своем составе 42 летчика, прошедших программу переучивания на Ил-10. Из этого числа 38 летчиков имели боевой опыт на самолете Ил-2. В ходе переучивания полк получил из 5-го зал на пополнение двух летчиков, переучившихся на самолете Ил-10. Налет на одного летчика полка на Ил-10 составил 3 ч 7 мин (17 посадок), в том числе 2 ч 44 мин (13 посадок) на боевое применение.

Следующим авиаполком, достигнувшим готовности на Ил-10, стал 118-й гвардейский шап п-п-ка Ве-рещинского. Согласно Акту готовности к убытию на фронт полк 2 марта полностью закончил программу переучивания на самолете Ил-10 в составе 44 экипажей. Полк получил из 12-го зал 9 летчиков пополнения, прошедших переучивание на Ил-10. Каждый летчик выполнил на самолете Ил-10 три полета по маршруту, по одному полету на бомбометание и стрельбу по наземной цели, 2-4 полета на групповую слетанность и два полета на применение РПК-10. Средний налет на Ил-10 составил 3 ч 35 мин.

Получение полками недостающей до полного штата матчасти затянулось до середины марта. В результате оба полка убыли на фронт одновременно двумя группами: 19 марта на Ил-10 вылетели 42 экипажа 118-го гшап и 41 экипаж 571-го шап, а 20 марта - четыре экипажа 118-го гшап (один летом на Ил-10 и три - поездом) и один экипаж 571-го шап летом на Ил-10 (11132).


В феврале 1945 над Германией и на западном направлении было сбито 533 немецких истребителя, а на восточном - 446. В марте соответственно - 567 и 431 (3573).
В феврале 1945 польские Ил-2 приняли участие в боях в Померании (Поморье) и атаковали цели в Chojnice, Szczecinek, Barwice, Zlocienice, Czaplinek Kamienice, а затем переместились в районы Pila и Poznan (241,37).
В феврале 1945 года в Советский Союз перелетели последние машины из Ирана - три P-47D - (3457,57).
Внешняя политика:
В феврале 1945 года заместитель резидента по линии научно-технической разведки Л. Квасников с полным правом сообщал в Центр, что агентурная сеть их резидентуры «является в основном довольно работоспособной, а по своей технической квалификации стоит на высоком уровне. Большая часть агентов работает с нами не из корыстных побуждений, а на основе дружеского отношения к нашей стране».

Поэтому, когда 24 июля 1945 года Г. Трумэн сообщил Сталину о создании в США нового оружия большой разрушительной силы и своем намерении применить его против Японии, Сталин не проявил никаких эмоций. Он уже имел необходимую информацию от советской внешней разведки.

Это, конечно, был большой успех отечественной разведки в США. Но несмотря на то, что Трумэн предупредил Сталина о предстоящих бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, резидентуре не удалось получить упреждающей информации на этот счет. О бомбардировках она узнала не от своей агентуры, а из пресс-конференции генерала Д. Маршалла 7 августа 1945 года.

Руководитель внешней разведки генерал П. Фитин писал в рапорте на имя В. Меркулова: «Практическое применение американцами атомной бомбы… открывает новую эпоху в науке и технике и несомненно повлечет за собой быстрое развитие всей проблемы „Энормоз“… Все это ставит „Энормоз“ на ведущее место в нашей разведывательной работе и требует немедленных мероприятий по усилению технической разведки».

Начиная с 1943 года, когда только разворачивалась широкомасштабная работа научно-технической разведки по «Энормозу» и до испытания в 1945 году первой американской атомной бомбы, советская внешняя разведка получила несколько тысяч листов секретной документальной информации.

Выдающийся советский ученый-атомщик И. В. Курчатов, которому направлялись добытые внешней разведкой материалы по «Энормозу», неоднократно давал им высокую оценку. Так, в заключении по материалам к препроводительной записке (№ 1/3/22500) от 25 декабря 1944 года он пишет: «Очень богатый и в разных отношениях поучительный материал. Он содержит теоретически важные указания…».

В марте 1945 года И. Курчатов, оценивая очередной материал по атомной бомбе, полученный разведкой, пишет: «Материал представляет большой интерес. В нем, наряду с разрабатываемыми нами методами и схемами, указаны возможности, которые до сих пор у нас не рассматривались».

В рукописной записке на имя министра госбезопасности В.Абакумова от 31 декабря 1946 года И. Курчатов отмечает «Материалы, с которыми меня сегодня ознакомил т. Василевский, по вопросам:

а) американские работы по сверх-бомбе;

б) некоторые особенности в работе атомных котлов в Хенфорде, — по-моему, правдоподобны и представляют большой интерес для наших отечественных работ».

Внешняя разведка не только привлекла внимание руководства страны к проблеме создания на Западе атомного оружия, но и таким образом инициировала проведение подобных работ в СССР. Благодаря информации внешней разведки, по признанию академиков А. Александрова, Ю. Харитона и других, И. Курчатов не сделал больших ошибок, ученым удалось избежать тупиковых направлений в разработке атомного оружия и создать атомную бомбу в СССР в более короткие сроки, (всего за три года), чем в США. Там на это потратили четыре года, израсходовав пять миллиардов долларов.

Как отметил академик Ю. Харитон в интервью газете «Известия» от 8 декабря 1992 года, первый советский атомный заряд был изготовлен по американскому образцу с помощью сведений, полученных от К. Фукса. По словам академика, когда вручались правительственные награды участникам советского атомного проекта, И. В. Сталин, удовлетворенный тем, что американской монополии в этой области не существует, заметил: «Если бы мы опоздали на один-полтора года, то, наверное, испробовали бы этот заряд на себе» (Таратута Ж. В., Зданович А. А. Таинственный шеф Мата Хари. Секретное досье КГБ № 21152. — М.: Детектив-Пресс, 2000. — 352 с.) (11765).


За рубежом:
В феврале 1945 немцы неудачно испытали несколько зенитных ракет (Вассерфаль, Рейнтохтер, Шметтерлинк, Тайфун) и для доработки требовалось не более 4 месяцев (1566,230).
В феврале 1945 был сделан V-1 повышенной до 370 км дальности. А.Гитлер заявил, что секретное оружие может в последний момент изменить обстановку (1608,23).
С февраля по май 1945 года самолеты В-29 сначала поступали в арсенал в Оклахоме, где на них устанавливалось электронное оборудование. С мая 1945 года завод в Мариетте поставлял уже полностью укомплектованные бомбардировщики.

Поскольку потребность в В-29В была очень высокой, первые машины поступили в строевые части без радиодальномера А1^/АРО-15, запросчика «свой-чужой», вычислителя упреждения для стрельбы из бортового оружия. Эти машины состояли на вооружении 16-й и 501-й бомбардировочных групп 315-го крыла, достигших боеготовности к 1 апреля 1945 года. Еще две группы - 502-я и 331-я - приступили к боевым вылетам 1 мая. Лишь после окончания войны все выпушенные В-29В полностью укомплектовали штатным оборудованием (12292).


В феврале 1945 японцы начали готовить бомбардировку Панамского канала бомбардировщиками, запускаемыми с п/л и планировали на 25 августа (3961, 111).
В феврале 1945 года, когда город Осака подвергся бомбардировке, склад и почти готовый прототип специального упрощенного штурмовика "Та-Го", предназначенного для подразделений камикадзе, который можно было бы как можно быстрее пустить в дело для решения тактической, по сути. задачи - обороны побережья от вражеских десантов в районе городов Осака и Кобе, сгорел. Самолет хотели сделать настолько простым, что его производство могла бы освоить любая столярная мастерская. Поэтому основным материалом была выбрана древесина. Металлическими были только моторама и стойки шасси. Фюзеляж набирался из деревянных реек на фанерных и металлических косынках и обшивался фанерой и полотном. В фюзеляже размещалась небольшая кабина с маленьким фонарем, переплеты которого были из дерева, а остекление выполнялось из плоских листов плексигласа. В качестве двигателя применялся звездообразный двигатель ВОЗДУШНОГО охлаждения Хитачи Ха-13 Ко. стартовой мощностью 510 л.с., капот которого предполагалось сделать из оцинкованной жести. Крыло также изготавливалось деревянным с обшивкой из фанеры и, частично, из полотна. Вооружение самолета состояло из одной 500 кг бомбы. (4800).
В феврале 1945 в западной части ТО линкор Нью-Йорк и эскортные суда открыли огонь по серебристому объекту, который потом был объявлен Венерой (3712).
Авиапромышленность:
В феврале-марте 1945 проводились совместные испытаний первого Ту-2Т - 62Т низкого торпедоносца под две торпеды (4,187).
С февраля по март 1945 серийно строили Як-9УТ с ВК-107А с НС-23 и 2хБ-20с (65,153).
С февраля по июнь 1945-го ведущими на этапе заводских летных испытаний Як-13 были инженер А.Дружинин, летчик М.Павлов и механик О.Яницкий.

За время испытаний проведено 32 полета общей продолжительностью 22 часа 45 мин. В результате были получены такие данные: максимальная скорость у земли - 235 км/ч, на высоте 2500 м -205 км/ч. Крейсерская скорость -170 км/ ч. Время набора высоты 1000 м - 5,7 мин., 2500 м -16,9 мин. Скороподъемность у земли - 3,5 м/сек. Техническая дальность на скорости 170 км/ч - 700 км. Практический потолок - 4250 м. Разбег и пробег - 200 м.

После заключительного полета Михаил Павлов записал: " Як-13, благодаря хорошему обзору, простому и легкому управлению и хорошей устойчивости, является прекрасным штабным самолетом. Для взлета и посадки вполне достаточна площадка, годная для самолета УТ-2. Большое удобство и безопасность представляет запуск мотора сжатым воздухом, осуществляемый из кабины.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   303


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница