Авиапромышленность



Скачать 49.57 Mb.
страница31/303
Дата06.06.2016
Размер49.57 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   303

Спустя две недели, 18 февраля, машину опробовали с винтом ВИШ-105ТЛ-2, при этом была достигнута высота 9000 метров, но из-за падения давления бензина до нуля полет пришлось прекратить.

На следующий день М.И. Иванов перегнал самолет в Летно-исследовательский институт для дальнейших испытаний и доводки, которая затянулась до 5 мая 1945 года.

Как следует из отчета ЛИИ, на самолете (ведущий инженер Е.Ф.Шварцбург) с опытным винтом ВИШ-105ТЛ-2 диаметром 3 метра с отшлифованными лопастями с 23 февраля по 3 мая летчик-испытатель С.Н. Анохин совершил 18 полетов. При этом, ввиду появившейся стружки в масляном фильтре и отказа турбомуфты, пришлось заменить двигатель.

На Як-ЗПД практический потолок достиг 13 000 метров. Но на номинальном режиме работы двигателя при полностью открытых заслонках водо- и маслорадиаторов высота полета не превышала 10 000 метров.

Пока шли рдботы по Як-ЗПД, мотор М-105ПВ на самолете №4419 заменили на ВК-105ПД. Помимо этого, смонтировали створки перепуска воздуха из нагнетателя в атмосферу, предложенные летчиком-ис- Як-ЗРД пытателем И.И. Шунейко, что исключило с дополнительным помпажные явления в компрессоре, и для двигателем РД-1 улучшения работы системы охлаждения воды в ней установили сепаратор и диффузор конструкции ЛИИ. Одновременно улучшили герметизацию приборной доски пилота и подвижной части фонаря, восстановили лакокрасочное покрытие планера.

Летные исследования облагороженной машины начались в июне 1945 года. Доработки благоприятно сказались на ее летных характеристиках. Так, в полете 26 июня была достигнута скорость 7Ю км/ч на высоте 11 000 метров, а 6 июля - практический потолок 13 300 метров. В те годы под практическим потолком понималась высота полета, на которой вертикальная скорость самолета составляла 1,5 м/с. По свидетельству летчика, на высотах 11 000-12 500 метров самолет допускал боевые развороты и виражи с необходимым углом крена.

В то же время в отчете ЛИИ отмечалось, что полеты на высоту, близкую к практическому потолку с кислородной маской КПА-Збис, требовали специальной высотной тренировки и соблюдения летчиком строгого режима.

Но Як-ЗПД так и не стал самым высотным отечественным истребителем, поскольку за год до него на самолете И-222 ОКБ А.И. Микояна летчик А.И. Жуков достиг высоты 14 500 метров. Тем не менее полеты на Як-ЗПД продолжались еще как минимум два года. В частности, к весне 1947 года в ЛИИ завершились исследования водо- и маслорадиаторов в высотных условиях (12047).


5 февраля 1945 вышел приказ НКАП N 42сс:

"В 1944 г. в результате совместной работы завода 22 и ОКБ ГК В.М.М., достигнуты положительные результаты повышения скорости серийного самолета Пе-2. Максимальная скорость доведена до 530 км/час.

Наряду с этим, отмечено невыполнение заводом 22 и ОКБ В.М.М. задания по выпуску к 15 октября 1944 5 самолетов Пе-2 с ВК-107А.

В целях дальнейшего повышения скорости серийного самолета Пе-2 и подготовки производства к переходу на выпуск самолетов с ВК-107А:

1. Директору завода 22 Окулову и ГК В.М.М.:

а) обеспечить в 1945 выпуск серийных самолетов Пе-2 с макс. скоростью, равной 550 км/час, для чего утвердить представленный заводом 22 и ОКБ В.М.М. перечень мероприятий (см. приложение).

б) построить 2 самолета Пе-2 с внесением в них утвержденных мною мероприятий, направленных к дельнейшему повышению макс. скорости самолета Пе-2, и передать их к 1 мая 1945 в ЛИИ на испытания.

в) всемерно ускорить выпуск 5 самолетов Пе-2 с ВК-107А, разрешив заводу 22 на одном самолете установить стрелковое вооружение по чертежам ГК В.М.М. Одновременно с этим вести дальнейшую подготовку производства для серийного выпуска самолетов Пе-2 с ВК-107А.

2. ГК В.М.М.:

а) предъявить на гос. испытания к 25 апреля 1945 один экз. самолета с ВК-108 с увеличенным бомбовым отсеком и стрелковым вооружением по типу серийного самолета Пе-2.

б) предъявить на гос. испытания к 31 марта 1945 самолет Пе-2 с ВК-107А, установив на нем стрелковое вооружение по типу серийного самолета Пе-2." (1889,12).

Перечень мероприятий по увеличению макс. скорости серийного самолета Пе-2 с 2хВК-105ПФ:

1. установить новые винты с целью увеличения макс. скорости самолета

2. Изменить положение оси вращения створок жалюзи водорадиаторов с целью улучшения аэродинамики самолета

3. Улучшить обтекание на индивидуальных выхлопных патрубках

4. Установить улучшенную жароупорную крышку капота

5. Ликвидировать ступеньку между коком и передним диском капота

6. Снять из воздушного потока кронштейны крепления обтекателя патрубков к балке капота

7. Улучшить стыки тоннелей водорадиатора в центроплане и крыле

8. Устранить отсос створок люков шасси в полете.

и т.п. до 23. Улучшить аэродинамику люковой стрелковой установки в боевом положении с открытыми створками." (Окулов, Мясищев) (1889,15).
5 февраля 1945 г. вышел приказ НКАП N 42, в соответствии с которым В.М.М. предписывалось разработать и предъявить на государственные испытания 31 марта самолет Пе-2 с двигателями ВК-107А и усиленным вооружением, состоявшем из трех пушек Б-20. Одна из них, неподвижная, предназначалась для стрельбы вперед, две других - для обстрела верхней и нижней задних полусфер. Самолет должен был развивать скорость 625 км/ч на высоте 5900 м и летать на расстояние 2300 км с 1000 кг бомб на внутренней подвеске. Эту машину, получившую впоследствии обозначение Пе-2М, переделали из второго опытного Пе-2И. Кроме более мощного вооружения, в задней части фюзеляжа разместили кабину стрелка-радиста с усиленной бронезащитой и фонарем с улучшенным обзором. Изменили стреловидность передней и задней кромок крыла с одновременным увеличением площади законцовок. Новое шасси с увеличенным ходом амортизации упрощало посадку (3337).
5 февраля 1945 года вышел приказ НКАП № 42, в соответствии с которым предписывалось разработать и предъявить на государственные испытания 31 марта самолет Пе-2 с двигателями ВК-107А и усиленным вооружением, состоявшим из трех пушек Б-20. Одна из них, неподвижная, предназначалась для стрельбы вперед, две других — для обстрела верхней и нижней задних полусфер. Самолет должен был развивать скорость 625 км/ч на высоте 5900 м и летать на расстояние 2300 км с 1000 кг бомб на внутренней подвеске. Эту машину, получившую впоследствии обозначение Пе-2М, переделали из второго опытного Пе-2И. Кроме более мощного вооружения, в задней части фюзеляжа разместили кабину стрелка-радиста с усиленной бронезащитой и фонарем с улучшенным обзором. Изменили стреловидность передней и задней кромок крыла с одновременным увеличением площади законцовок. Новое шасси с увеличенным ходом амортизации упрощало посадку.

Второй Пе-2И, переделанный в вариант Пе-2М, построили к 1 марта и через шесть дней приказом НКАП № 92 для проведения заводских летных испытаний назначили ведущим летчиком-испытателем Ф.Ф. Опад-чего. В состав испытательной бригады входили также ведущий инженер К. Попов, инженер летно-испыта-тельной станции А.И. Никонов, техник В.П. Белоусов и бортмеханик А. Артамошин.

В целом результаты испытаний Пе-2М были удовлетворительные. Правда, много неприятностей опять-таки доставляли двигатели. В частности, в полете 25 апреля на высоте 4500 м загорелся правый двигатель. Летчик-испытатель А. Пальчиков сумел посадить машину на аэродром и вместе с ведущим инженером Н.Лашкевичем ликвидировать пожар. В мае 1945 года проходил заводские испытания Пе-2М с двигателями ВК-108. В этом же месяце машина испытывалась в НИИ ВВС.

Много рекламаций было на стрелковые установки завода № 43, обладавшие низкой надежностью, что и стало главной причиной отказа от Пе-2М.

Пе-2И стал базовой машиной, на основе которой в ОКБ-22 разработали дальний истребитель сопровождения «ДИС» (№ 12), дневной бомбардировщик «ДБ» и высотный бомбардировщик «ВБ» (11446).
5 февраля 1945 г. в приказе НКАП № 42 ставилась задача “оснастить второй опытный ДБ-108 усиленным вариантом вооружения”, дополнительно включавшим люковую пушечную установку и пулемет УБТ на шкворне у третьего члена экипажа - стрелка-радиста (4476).
5 февраля 1945 г. в приказе НКАП № 42 от ставилась задача "оснастить второй опытный ДБ-108 усиленным вариантом вооружения", дополнительно включавшим люковую пушечную установку и пулемет УБТ на шкворне у третьего члена экипажа стрелка радиста. Постройка этой машины была завершена 25 мая 1945 г. При всем несовершенстве сделанных на скорую руку новых подвижных установок их внедрение диктовалось крайней необходимостью. Довести страдающую хроническими дефектами хвостовую ДЭУ по-прежнему не удавалось.

С первых дней летных испытаний прототипа ДБ-108 стало очевидно, что новые моторы являются еще более "сырыми" и капризными, чем ВК-107А. Доводка машины оказалась исключительно сложным и опасным делом. В одном из испытательных полетов 5 июня 1945 г. произошла катастрофа - при заходе на посадку на одном моторе (второй горел и был выключен) летчик Васильченко зацепился за деревенский дом и врезался в другой. Погиб ведущий инженер самолета Л.А. Дьяконов и трое жителей (в том числе двое детей), а сам Васильченко получил тяжелое ранение и чудом остался жив. Косвенной причиной катастрофы явилась халатность руководства летно-испытательной станции завода № 22, выпустившего опытный самолет в полет одновременно с плановым облетом серийных машин. Одна из этих "пешек" помешала тянувшему на посадку Васильченко, ему пришлось делать "змейку" и потерять драгоценные секунды и метры высоты.

Следует отметить, что цепочка аварий и катастроф в первые послевоенные месяцы серьезно сказалась на реноме ОКО-22. Так, 29 мая произошел взрыв ракетного двигателя РД-1ХЗ на опытном самолете Пе-2 зав. № 15/185, а 4 июля в результате обрыва шатуна мотора потерпел аварию третий серийный Пе-2И. В этом же месяце в соответствии с постановлением ГКО завод № 22 прекратил выпуск боевых вариантов "пешек" и полностью перешел на производство учебных УПе-2, совершенно необходимых для обучения экипажей в мирное время. В августе последовало решение о запуске в серию на заводе № 22 самолета Б-4 (будущего Ту-4). Конструкторский коллектив ОКО-22 передали в подчинение И.Ф. Незваля, который, в свою очередь, поступил в распоряжение нового главного конструктора А.Н. Туполева.

Однако основные кадры Мясищева, занимавшиеся проектированием новых самолетов, к этому времени трудились в Москве. Для выполнения опытных работ Владимиру Михайловичу еще в 1944 г. предоставили небольшой авиазавод № 482. После сворачивания работ по "суперпешкам" на заводе № 22 сюда же перебросили, предварительно разобрав, второй опытный бомбардировщик ДБ-108. Его конструкция послужила основой для создания двух новых вариантов "суперпешки": дальнего истребителя сопровождения ДИС с двумя моторами ВК-107А и высотного бомбардировщика с еще более мощными двигателями ВК-109 (в переписке он обозначался как ВБ-2ВК-109, ВДБ-2ВК-109 или ВБ-109).

Необходимость в истребителе сопровождения, способном обеспечивать пролет дальних бомбардировщиков через наиболее опасную прифронтовую зону, а если возможно - то и на всю глубину боевой задачи, не раз высказывалась специалистами НИИ ВВС. Так, на 1944 г. задавались следующие желаемые характеристики к "двухмоторному двухместному истребителю, крейсеру и истребителю ПВО": "Максимальная скорость полета у земли - 625 км/ч, на высоте - 700 км/ч, два мотора воздушного охлаждения, дальность полета 3000 км, вооружение - две пушки ВЯ и два пулемета УБК".

Советские ВВС в годы Великой Отечественной войны не располагали машинами такого назначения (если не считать относительно немногочисленных и далеких от совершенства Пе-3), что вынуждало применять авиацию дальнего действия исключительно в ночных условиях. Однако в 1944-1945 гг. темнота перестала быть эффективным средством защиты, поскольку совершенствование немцами наземных и авиационных радиолокаторов начало затруднять использование этой тактики (12042).


5 февраля 1945 сборочный цех 51 завода первый с/с 10Х с ПВРД Д-3 и автопилотом АП-4 В.М.Сорокина и потом из изготовленных 19 17 направили на летные испытания, а 2 - оставили в качестве эталонов. Устройствами подвески оборудовали три Пе-8 и два Ер-2, но в Средней Азии, где проходили испытания, Ер-2 с нагрузкой из-за жары подняться не смогли. Потом, правда, летал в Подмосковье (1800,3).
5 февраля 1945 г. из сборочного цеха завода выкатили первый серийный самолет-снаряд 10Х. Всего в первой серии было изготовлено 19 таких самолетов-снарядов. 17 из них было отправлено на летные испытания, две ракеты были оставлены в качестве эталона (11686).
5 февраля 1945 года П. Дементьев писал письмо N Н-35/555 командующему ВВС ВМФ маршалу авиации Жаворонкову.

У озера вблизи Констанца были найдены несколько десятков реактивных подвесных ускорителей для старта тяжелых гидросамолетов, а также бочки с катализатором и специальные алюминиевые бочки для перевозки перекиси водорода.

Прошу Ваших указаний командующему ВВС ЧМФ Ермаченкову организовать сбор этого имущества и отправку его в Москву в НИИ-1 НКАП для изучения и использования (2595,13).
5 февраля 1945 года вышел приказ НКАП:

Утвердить Шаройко Я.Е. директором завода № 471, освободив Голубкова П.Н. (8958).


5 февраля 1945 года группу авиационных инженеров во главе с начальником НИИ ГВФ генерал-лейтенантом И.Н. Петровым Государственный Комитет Обороны направил в расположение 1-го Украинского фронта для изучения техники, захваченной войсками на немецком полигоне по испытанию самолетов-снарядов и авиабомб. Вскоре в Москву поступило сообщение, что на этом полигоне обнаружили Фау-3.

7 марта И.Н. Петров сообщил по телефону в Москву, что им осмотрены немецкие склады в г. Китлицтребен, на которых найдено около 90 радиоуправляемых воздушных торпед и 20 комплектов радиоаппаратуры к ним. В районе города Лигниц группа обнаружила еще 36 управляемых авиабомб, из них две - в исправном состоянии. По указанию Г.М. Маленкова уже 8 марта в 17 часов 15 минут самолет С-47 доставил в столицу образец секретного оружия Третьего рейха. В Москве в качестве эксперта немецкую технику изучал один из создателей отечественного ракетного оружия Ю.А. Победоносцев. Доставленный образец, как стало известно впоследствии, был немецкой радиоуправляемой авиабомбой FX 1400 "Фриц-Х". К немецкому чудо-оружию бомбу отнесли из-за ее маркировки - 2989V3. Присутствие в маркировке буквы V (по-немецки фау) и послужило поводом для столь смелых предположений. Но и немецкая управляемая бомба массой в 1570 кг была не так заурядна, как может показаться на первый взгляд.

Две такие бомбы, сброшенные 9 сентября 1943 года с высоты 4 - 5 км штурманами бомбардировщиков Do 217К-2 III/KG100 майора Бернарда Йопе, отправили на дно новейший итальянский линкор "Рома", шедший под флагом адмирала Бергамини, и 1250 членов экипажа, в течение получаса отчаянно боровшихся за спасение обреченного корабля. Еще одна управляемая бомба, пробив две броневые палубы и обшивку противоположного борта однотипного линкора "Италия", взорвалась уже в воде и впустила несколько тысяч тонн средиземноморской воды в отсеки поврежденного корабля. Линкор сумел своим ходом добраться до рейда Ла-Валеты вместе с итальянской эскадрой, выполнившей условия перемирия, заключенного накануне между Италией и союзным командованием. Применение немецкой авиацией управляемых бомб против итальянского флота - самая удачная операция Люфтваффе на море во Второй мировой войне и одновременно одна из самых трагических страниц в истории итальянского флота. Всего с июля 1943 года по апрель 1944 года немецкая авиация использовала 108 авиабомб FX 1400, из которых 60 удалось применить по назначению. В цель, по немецким данным, попали 44 управляемые авиабомбы. В результате был уничтожен один линкор, а также повреждены два линкора и три крейсера. Союзники, для которых применение первых управляемых авиабомб оказалось полной неожиданностью, все же смогли быстро найти эффективное противодействие и свести ущерб от нового оружия до приемлемого уровня. В литературе встречаются упоминания об отдельных случаях применения авиабомб FX 1400 по переправам и наземным целям.

Обнаруженные в Германии управляемые авиабомбы впоследствии направили на завод № 12 Наркомата боеприпасов для изучения советскими специалистами. Одна из авиабомб FX 1400 детально изучалась в 1946 году В. Мельцером в лаборатории бомбардировочного вооружения Летно-исследовательского института. В 1950 - 1951 годах на Ахтубинском испытательном полигоне ВВС (НИП-4) провели летные и полигонные испытания серии трофейных авиабомб FX 1400. Некоторые технические решения немецких конструкторов были использованы нашими конструкторами при разработке опытных образцов отечественного управляемого оружия (11618).


Другие оборонные отрасли:
5 февраля 1945 г. были подготовлены ПРЕДЛОЖЕНИЯ УСА ГБТУ КА ПО ДАЛЬНЕЙШЕМУ УСИЛЕНИЮ ТАНКОВОГО И АРТСАМОХОДНОГО ВООРУЖЕНИЯ

Оценка танкового вооружения

В 1944 году немцы приняли на вооружение новый танк Тигр Б, который в настоящее время является основным типом тяжелых танков противника.

Танк Тигр Б при наличии мощного лобового бронирования имеет сильную 88-мм пушку КШК-43. Бронебойный снаряд этой пушки имеет начальную скорость свыше 1000 м/с при скорострельности (прицельной) около 6 выстрелов в минуту.

Вторым основным типом немецких танков является средний танк Пантера. Этот танк имеет на вооружении 75-мм пушку, бронебойный снаряд которой имеет начальную скорость также свыше 1000 м/с при скорострельности 7-8 выстрелов в минуту.

Бронебойные снаряды указанных выше танковых пушек противника способны пробивать броню наших танков с дистанций 1500-2000 м.

Состоящая на вооружении американских средних танков М4-А2 76-мм пушка М-1, имеющая начальную скорость бронебойного снаряда около 800 м/с, пробивает 80 мм броню с дистанции 2000 м.

Основным типом танка Красной Армии является танк Т-34.

Этот танк имеет на вооружении 85-мм пушку ЗИС-С-53, бронебойный снаряд которой пробивает бортовую броню танка Пантера со всех предельных дистанций и бортовую 80-мм [броню] танка Тигр Б с дистанций не свыше 1200 м.

Причем пушка ЗИС-С-53 не пробивает лобовой брони немецких танков Тигр Б и Пантера.

Состоящая на вооружении тяжелых танков ИС 122-мм пушка Д-25 по мощности бронебойного выстрела превосходит все известные иностранные образцы танковых пушек, уступая им лишь в прицельной скорострельности.

Пушка Д-25 в состоянии вести эффективную борьбу с немецкими танками со всех прицельных дистанций.

Из приведенного видно, что превосходство в вооружении имеет только танк ИС-122, тогда как вооружение средних танков Т-34 по своей мощности уступает вооружению средних немецких и американских танков.

При этом следует отметить, что 88-мм и 75-мм пушки противника могут поражать наши танки, в том числе и лобовые детали с дистанций 2000 м, тогда как 85-мм пушки танка Т-34 могут поражать лишь бортовую и кормовую броню танка Тигр Б с дистанций 1200 м и лобовую броню танка Тигр Б с дистанций 700 м.

Предлагаемые мероприятия

В целях усиления танкового вооружения, для обеспечения возможности надежного пробития брони современных танков противника необходимо провести:

1. Отработать и ввести на вооружение танков Т-44 100-мм пушку Д-1 ОТ. Срок отработки следует установить 15 февраля 1945 года.

2. Наладить на заводе №112 выпуск танков Т-44, вооруженных 100-мм пушками с тем, чтобы к 1 июня 1945 г. перейти целиком на выпуск Т-44.

3. Наладить на заводе №174 выпуск атрсамоходов СУ-100 с тем, чтобы, начиная с марта 1945 года, перейти целиком на выпуск СУ-100.

4. Поставить перед НКВ и ГАУ КА вопрос об обеспечении 100-мм пушками и прицелами ТШ-19 все выпускаемые танки и артсамоходы.

5. Для обеспечения повышения скорострельности ускорить отработку механизма подачи снарядов пушки Д-25 с тем, чтобы к 1 апреля с. г. устанавливать его на всех выпускаемых танках ИС и артсамоходах ИСУ-122С.

6. Поставить перед НКВ и ГАУ КА вопрос о повышении качества 85-мм бронебойных снарядов с тем, чтобы обеспечить пробитие бортовой брони тяжелых немецких танков с дистанции 2000 м.

7. Дать задание НКВ и ГАУ КА на разработку установки в тяжелые танки крупнокалиберного пулемета вместо спаренного с пушкой пулемета ДТ.

8. Дать задание НКВ и ГАУ КА на разработку установки в танках Т-34, взамен пулеметов ДТ, пулеметов ленточного питания ГВГ.

9. Поставить перед НКВ и ГАУ КА вопрос об ускорении отработки 85-мм пушки для установки ее на легкие артсамоходы вместо 76-мм пушки ЗИС-3.

Поставить перед НКСМ вопрос о переводе завода №40 на выпуск СУ-85, согласовав сроки развертывания выпуска СУ-85 со сроками выпуска 85-мм пушек.

10. Поставить перед НКСМ вопрос о развертывании, в соответствии с результатами испытаний, выпуска на заводе №40 не менее 50 штук ежемесячно зенитных артсамоходов СУ-37.

11. Поставить перед НКВ и НКТП вопрос об ускорении отработки и запуске в серийное производство 122-мм пушки Д-30 для установки в танки и артсамоходы, начиная с июля 1945 года.

Заместитель начальника 3 отдела УСА ГБТУ КА инженер-подполковник Ратников

ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 2732. Л. 4,5-7. Копия (11420).


5 февраля 1945 г. вышел приказ НКТП №66, в соответствии с которым в мае 1945 г. конструкторским бюро ЧКЗ (СКБ-2) и Опытного завода N9100 (ОКБ) была поручена разработка эскизных проектов различных вариантов тяжелых танков мощного бронирования (). Вариант тяжелого танка, создававшийся в СКБ-2 ЧКЗ под руководством Н.Л. Духова, имел индекс «ОБЪЕКТ 705»; в ОКБ Опытного завода №100 работы по машине, получившей наименование ИС-7 («ОБЪЕКТ 257»), осуществлялись под руководством Ж.Я. Котина и А.С. Ермолаева.

Разработка этих машин велась в соответствии с требованиями, аналогичными для танка ИС-4.

По взглядам руководства БТ и МВ Красной Армии, с целью реализации в конструкции тяжелого танка предельных параметров огневой мощи и броневой защиты его боевая масса могла быть ограничена 97—100 т. Предельный габарит танка по ширине определялся возможностью железнодорожных перевозок с двухсторонним движением.

Такие ограничения являлись предельно допустимыми и диктовались отсутствием на тот момент отработанных конструктивных решений для достижения требуемых характеристик без увеличения боевой массы танка.

В результате, согласно ТТХ, боевая масса танка «Объект 705» составляла 100 т. В состав экипажа входили пять человек. В башне танка предусматривалась установка 130-мм танковой пушки с начальной скоростью бронебойного снаряда 1000— 1100 м/с или 152-мм пушки с начальной скоростью бронебойного снаряда 900 м/с. С целью облегчения работы заряжающего предполагалось использовать устройство для механизации процесса заряжания. В качестве дополнительного и вспомогательного оружия предусматривалась установка трех пулеметов калибра 14,5 мм и четырех пулеметов калибра 7,62 мм. В боекомплект танка входили 40 выстрелов раздельного заряжания (при 130-мм пушке) или 35 выстрелов раздельного заряжания (при 152-мм пушке).

Лобовые и бортовые листы корпуса, а также лоб, борта и корма башни танка должны были обеспечивать защиту экипажа и внутреннего оборудования от бронебойного снаряда с начальной скоростью 1200 м/с при стрельбе в упор из полевой, танковой и противотанковой артиллерии калибра до 128 мм включительно, а также от действия кумулятивных мин и гранат калибра 150 мм.



Планетарная трансмиссия должна была гарантировать танку возможность движения по шоссе с максимальной скоростью не менее 55—60 км/ч. В ходовой части предусматривалось использование гусениц с РМШ (сайлентблоками) с гарантийным сроком службы не менее 3000 км и обеспечивавших машине среднее давление на грунт не более 88,3 кПа (0,9 кгс/см2) (12259).
5 февраля 1945 вышло Постановление ГКО № 7484 О неотложных мерах помощи углем заводам Наркомвооружения № 3, 71, 235, 92 и 232. РГАНИР, Фонд ГКО, д. 369, лл. 92-95 (11012).
5 февраля 1945 вышло Постановление ГКО № 7486 О мерах по усилению в феврале с.г. отгрузки угля железным дорогам, промышленности и электростанциям. (7307, 98-103,104-105).
Армия:
February 5, 1945: On the Eastern front, the Red Army approaches Elbing and Marienburg in East Prussia (3819).
5 февраля 1945 КА взяла Эльбинг и Мариенбург (3819).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   303


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница