Ал. А. Громыко. Введение I. Идейные и политические тенденции Е. В. Ананьева. В поисках «большой идеи»



страница12/14
Дата26.02.2016
Размер2.59 Mb.
ТипРеферат
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

ВИЗИТ ЕЛИЗАВЕТЫ II В ИРЛАНДИЮ

ПЕРЕЗАГРУЗКА АНГЛО-ИРЛАНДСКИХ ОТНОШЕНИЙ
В мае 2011 г. состоялось знаменательное для англо-ирланд-ских отношений событие – Ирландию посетила королева Елиза-вета II. Несмотря на связанную с визитом определённую эйфорию и в целом положительные оценки визита, в Ирландии его восприняли неоднозначно.

С точки зрения англо-ирландских отношений визит можно рассматривать в трёх аспектах: политическом, экономическом и психологическом.

Британский монарх впервые после обретения страной независимости в 1921 г. посетил Ирландию, и визит приурочили к столетию визита в Ирландию дедушки Елизаветы II – короля Георга V. С тех пор нога британских суверенов не ступала на землю независимого ирландского государства, хотя Северную Ирландию они посещали неоднократно. За время своего почти 60-летнего царствования Елизавета II посетила 129 стран, близ-ких и далёких, но сложные отношения с ближайшим соседом препятствовали королевским визитам.

Надо сказать, что до 1911 г. визиты британских монархов не были редкостью. Только в начале ХХ столетия там побывала королева Виктория (1901 г.), короли Эдуард VII (1903 г.) и Георг V (1911 г.). Как правило, эти визиты преследовали определённые политические цели. Так, Виктория в разгар англо-бур-ской войны стремилась вызвать у ирландцев подъём патриотических чувств, чтобы рекрутировать солдат на войну с бурами. Эдуард VII прибыл в страну во время прохождения в Палате об-щин важного для Ирландии земельного закона, тем самым подав сигнал о его одобрении, рассчитывая на укрепление лояльности ирландцев британской короне.

Поскольку создание ирландского государства происходило отнюдь не мирным путём, англо-ирландские отношения после 1921 г. отличались большой сложностью. После войны за независимость в начале 1930-х гг. разразилась война экономическая. Во время Второй мировой войны отношения обострились из-за нейтральной позиции Ирландии и её отказа участвовать в анти-гитлеровской коалиции. Наконец, последняя треть ХХ столетия была отмечена североирландским кризисом, усилившим напря-жение между Ирландской Республикой и Великобританией.

В результате сложного и длительного, растянувшегося на десятилетия трёхстороннего переговорного процесса между Ве-ликобританией, Северной Ирландией и Ирландской Республикой было подписано соглашение «Страстной пятницы» (1998 г.). За ним стояли многолетние усилия английских и ирландских политиков: М. Тэтчер, Дж. Мейджора и др. Особую роль сыграл Тони Блэр, поставивший задачу урегулировать североирландский конфликт и добившийся ощутимого результата.

Сразу после подписания соглашения заговорили о возможности визита королевы, но потребовалось более 10 лет для его реализации, как и для нормализации обстановки в Северной Ир-ландии на основе достигнутых договорённостей. Было много сомнений и барьеров не только политических, но и психологи-ческих. Они были связаны, в частности, с убийством ирландски-ми республиканцами в Ирландии в 1979 г. члена королевской семьи лорда Маунтбеттена, дяди супруга королевы – герцога Эдинбургского. Нужны были особые, беспрецедентные меры бе-зопасности, которые и были приняты в ходе визита, хотя в сентябре 2005 г. произошло разоружение ИРА, и обстановка с тех пор стала спокойнее.

В конкретную плоскость вопрос был переведён в 2010 г., ко-гда Д. Кэмерон договорился с ирландским премьером Б. Коэном приурочить визит к столетию посещения Ирландии Георгом V. Определённую роль в подготовке сыграл принц Уэльский, встре-тившись в ирландском посольстве в Лондоне с представителями ирландской элиты.

Как справедливо писала английская и ирландская пресса, ви-зит Елизаветы II носил исторический характер. Действительно, он символизировал окончательное признание на высшем уровне суверенности ирландского государства. Именно так его, в основ-ном, и восприняли в Ирландии. Такое отношение показало, что ирландцы ушли от свойственного им долгие годы понимания независимости как противопоставления всему английскому, из-бавились от связанных с Британией болезненных ощущений.

Можно даже сказать, что британская монархия стала пользоваться популярностью в Ирландии. Так, свадьбу принца Уэль-ского смотрели по телевизору 1,3 млн человек, т.е. почти треть населения страны, а визит королевы одобрили (согласно опросам) 80% жителей. Такое было невозможно представить ещё 10-15 лет назад. Подтверждением позитивных перемен в настроениях стала редакционная статья майского журнала «Хистори Айленд» (History Ireland). В ней приводился такой сарказм 1980-х гг.: «Если королева когда-либо посетит Ирландию, мы с изви-нениями отдадим ей страну»191. Тогда казалось, что сама возможность такого события – из разряда нереальных. Визит состоялся во второй половине мая, а в начале месяца в упомянутом журнале появилось несколько статей, посвящённых истории пребывания на ирландской земле королевских особ: Виктории (1901), Эдуарда VII (1903), Елизаветы Австрийской в 1879 и 1880 гг. В другой статье отметили тот факт, что коронация Ели-заветы II в 1953 г., которая впервые транслировалась по телеви-дению, повлияла на создание сети телевещания в Ирландии.

Интерес к подобным сюжетам свидетельствовал о значимости визита для ирландского общества. Сторонники приглашения королевы подчёркивали необходимость продемонстрировать традиции ирландского этикета и гостеприимства. Однако в понимании противников визита приглашение королевы означало низкопоклонство, противоречащее принципам демократии и су-веренитета. В упомянутой редакционной статье говорилось: «Мы приветствуем главу соседнего государства не подобострастно, но как суверенный народ, помнящий своё прошлое и, несмотря на текущие трудности, уверенный в будущем»192. Таким образом, ирландцы рассматривали приезд Елизаветы как признание равноправия двух государств. В речи на торжествен-ном ужине, устроенном в её честь в Дублинском замке, короле-ва заявила, что Ирландия и Великобритания нашли в себе силы преодолеть комплексы прошлого и стать не просто соседями, но настоящими друзьями и равноправными партнёрами.

По мнению большинства британских и ирландских политиков, визит стал символом примирения двух стран. Об этом сви-детельствовал не только сам факт визита, но и его программа, и произнесённое на ирландском языке начало речи, и даже зелё-ный цвет костюма, в котором Елизавета II сошла с трапа самолёта на ирландскую землю, за что некоторые СМИ окрестили её «изумрудной королевой». В своей речи она почтила память всех, кто погиб во время североирландского конфликта и борьбы за независимость. Судя по прессе, этот жест доброй воли вызвал горячее одобрение ирландцев. Даже лидер республиканской партии Шинн Фейн Дж. Адамс, скептически относившийся к визиту, признался, что был тронут искренностью Елизаветы II.

На следующий день на первой полосе газеты «Айриш Экза-минер» (Irish Examiner) речь британского монарха была напеча-тана под заголовком «Королева говорит!»193, который обыгрывал название оскаровского триумфатора 2011 г. фильма «Король говорит!» о Георге VI. Королева посетила памятные для каждо-го ирландца места: мемориал «Сад памяти» в Дублине, где похоронены погибшие в борьбе за независимость, и стадион Кроук-парк, где в 1920 г. британские военные и полиция открыли огонь по зрителям, собравшимся на футбольный матч, в резуль-тате чего погибли 14 человек.

Королевский визит поддержало большинство лидеров ирландских и североирландских политических партий. В частности, Первый министр Северной Ирландии, лидер Демократической юнионистской партии П. Робинсон отметил, что визит стал признаком позитивного развития и нормализации отношений между двумя соседними суверенными государствами. Особую позицию заняла Шинн Фейн, президент которой Дж. Адамс за-явил, что осталось много нерешённых вопросов и нормальных отношений между государствами не будет, пока ирландский ост-ров разделён границей. Он назвал визит преждевременным, бес-тактным и оскорбительным для многих ирландских граждан, особенно для тех, чьи родственники стали жертвами британских военных.

Дело в том, что визит совпал с 37-й годовщиной самого кро-вавого события в истории североирландского конфликта: 17 мая 1974 г. в городах Дублин и Монахан от взрыва бомб, заложенных в четыре автомобиля, погибли 34 человека и 300 получили ранения. Считается, что эти теракты были устроены протестант-скими боевиками, которые действовали при участии британских спецслужб; британские власти до сих пор не рассекречивают связанные с этим преступлением документы. Родственники по-гибших и пострадавших во взрывах, объединённые в организацию «Справедливость для забытых», требуют публикации тайных документов. Секретность результатов расследования терак-та служит камнем преткновения между Великобританией и Ир-ландией. В то же время Адамс выступил с призывом, во избежа-ние беспорядков уважать демократические права всех граждан независимо от их отношения к британской монархии и выражать свои эмоции мирно.

Но звучали и откровенные угрозы. Так, экстремистскую по-зицию заняли члены отколовшейся от ИРА организации «Истинная ИРА». Они обвинили королеву в военных преступлениях и заявили о готовящихся взрывах в центре Дублина и Лондона. Действительно, в ирландской столице и окрестностях обезвредили несколько взрывных устройств. Во время посещения Елизаветой II Сада памяти и её выступления в Дублинском замке прошли многочисленные акции протеста и демонстрации, участники которых забрасывали полицейских бутылками с зажига-тельной смесью. Несколько десятков человек было задержано полицией. Из офиса Шинн Фейн выпустили тысячу чёрных тра-урных воздушных шаров. Не удивительно, что визит сопровож-дался беспрецедентными мерами безопасности с привлечением 10 тыс. полицейских и солдат; на них были израсходованы сред-ства, сравнимые с годовым бюджетом правоохранительных ор-ганов.

Визит имел не только политическое, но и экономическое значение. Ирландия – важный рынок для Великобритании, чей экспорт в республику стоимостью 42 млрд ф.ст. превышает экс-порт в страны БРИК вместе взятые. Одновременно с королевой страну посетили премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон и глава Форин-офис У. Хейг для деловых переговоров с ирланд-ским бизнес-сообществом. Для Кэмерона это был первый визит в должности премьер-министра. В обеих странах произошла смена правительств. К власти пришли не только новые лидеры, но и новые политические силы, склонные выстраивать отноше-ния на новом уровне. Возглавив год назад правительство, Кэме-рон принёс официальные извинения за действия британских во-енных, расстрелявших 30 июня 1972 г. мирную демонстрацию в защиту гражданских прав в городе Дери («Кровавое воскресенье»). Тогда погибло 14 человек. Извинения Кэмерона были положительно восприняты в Ирландии, и стали первым шагом в построении нового формата отношений.

Последние годы принесли тяжёлые испытания для ирландской экономики, которая пережила одну из самых глубоких ре-цессий в еврозоне. Результатом этого стало падение правительства. Предоставление кредита размером в 85 млрд евро от ЕС и МВФ под 5,8% было воспринято в Ирландии как национальное унижение, и новое руководство страны поставило вопрос о пересмотре условий займа. На этом фоне в ходе посещения Дублина Кэмероном глава и рландского правительства Энда Кенни выразил благодарность Великобритании за предоставление кре-дита в размере 3,8 млрд ф.ст. для выхода из долгового кризиса. Стороны обсудили экономическое положение Ирландии, сотрудничество в сфере торговли, туризма и трудоустройства. Анг-лийская сторона приветствовала решение ирландских властей о свободном въезде в страну граждан с британской визой, что будет иметь особое значение в период проведения Олимпиады-2012. Кэмерон отметил, что Великобритания и Ирландия – близ-кие соседи и друзья. В развитии двусторонних отношений приоритет отдаётся укреплению торгового, инвестиционного и эко-номического сотрудничества. Также главы правительств выразили намерение активизировать взаимодействие в области региональной безопасности и в рамках Европейского союза.

В Дублинском университете У. Хейг также подчеркнул значение королевского визита для укрепления политических и эко-номических контактов между странами. В свою очередь, министр иностранных дел Ирландии И. Гилмор, иллюстрируя глу-бокие экономические двусторонние связи, отметил, что Соединённое Королевство занимает третье место по объёму инвестиций в Ирландии, тогда как Ирландия – третий европейский инвестор в Соединённом Королевстве. Торговля между странами составляет еженедельно 1 млрд евро и продолжает расти, несмотря на экономический кризис. Каждый житель Ирландии тратит в среднем 3600 ф.ст. на товары, произведённые в Брита-нии. Одним из конкретных результатов визита королевы стало создание Британо-ирландской торговой палаты. По мнению Гилмора, визит королевы благоприятно сказался и на имидже Ирландии; по подсчётам газеты «Сандэй Бизнес Пост» (Sunday Business Post), его следствием станет увеличение в 2011 г. торгового оборота между странами на 2 млрд евро.

Оценивая результаты визита, большинство комментаторов обеих стран сошлись во мнении, что вызывавший поначалу боль-ше скепсиса, чем симпатий, он стал сигналом к окончанию ста-рой вражды и построению отношений нового качества. У. Хейг назвал поездку чрезвычайно успешной, а ирландский премьер Энда Кенни – инвестицией в будущее. Известный ирландский историк Д. Ферритер отметил, что двусторонние отношения ещё никогда не поднимались на такой высокий уровень.


О.С. Кулькова
ПОЗИЦИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА Д. КЭМЕРОНА ПО ЛИВИИ
Взаимоотношения Великобритании с Ливией в свете гражданской войны и военной операции коалиции западных стран, в числе которых наибольшую активность проявили Франция и Британия, ставят множество вопросов, в том числе о том, как и почему при Дэвиде Кэмероне резко изменился внешнеполитический курс по отношению к режиму М. Каддафи.

Следует отметить, что на фоне волны протестных выступле-ний в арабских странах ситуация в Ливии выглядит особой. За-пад оказался плотно вовлечён в ливийские события. Великобри-тания, как и другие участники этих событий, преследовала свои интересы. Известно, что британская структура энергобезопасности во многом опирается на энергетические ресурсы Африки (нефть и газ). В этой связи правительству Т. Блэра представлялось перспективным развитие сотрудничества с Ливией.

«Новые лейбористы» сумели наладить вполне миролюбивые отношения с режимом Каддафи, который долгое время до этого считался и спонсором, и источником терроризма. Блэр встретился с ливийским лидером в г. Сирт 24 марта 2004 г. В резуль-тате была заключена «сделка в пустыне». Каддафи, который в 2003 г. пообещал отказаться от разработки оружия массового поражения и выплатить компенсации жертвам террористических актов, осуществлённых при поддержке ливийских спецслужб, во время встречи с Блэром потребовал вернуть на родину ливийского террориста А. аль-Меграхи. Он был осуждён за взрыв самолёта авиакомпании «Пан-Американ» над г. Локерби и отбывал заключение в шотландской тюрьме. В 2009 г. решением министра юстиции Шотландии «по соображениям состра-дания» аль-Меграхи, который болел раком, был освобождён и прибыл в Триполи, что особо резкое недовольство вызвало в США, ведь жертвами теракта стали в основном американские граждане.

Во многом благодаря этой уступке Британии и в обмен на международную реабилитацию ливийского режима компания Би-Пи получила крупный контракт в Ливии. Также, по результатам переговоров Блэра и Каддафи, Национальная нефтяная корпорация Ливии заключила в мае 2005 г. контракт с компанией «Шелл» на разработку газовых месторождений на ливийском побережье и строительство завода по производству сжиженного газа194. Официальная британская помощь Ливии за по-следние пять лет составила более 2 млн ф.ст.195

В ходе прощального визита британского премьера в Ливию 30 мая 2007 г. стороны заключили соглашение о сотрудничестве в области обороны и другие документы, а президент Национальной нефтяной компании Ш. Ганем подписал контракт с Би-Пи на сумму 900 млн долл. на разведку запасов углеводороды на территории Джамахирии и в её оффшорной зоне. По утверж-дению политического корреспондента А. Бултона, решение Блэ-ра включить Ливию в программу прощального турне по Африке было принято по просьбе руководства компании Би-Пи. Бул-тон писал, что новая концессия британского нефтяного гиганта – большой и осязаемый плод улучшившихся политических отношений. Месторождения нефти и газа, по площади равные Бельгии, должны были, как ожидалось, принести около 28 млрд долл. прибыли в течение последующих 40 лет. В обозримом бу-дущем возможность получения концессии рассматривалась и для компании Шелл196.

Год спустя после заключения сделки Великобритания импортировала ливийскую нефть на сумму порядка 1 млрд ф.ст., а экспорт британских товаров в эту страну возрос наполовину197. Был создан Ливийско-британский бизнес-совет, и в после-дую-щие годы целый ряд британских компаний активно работал на прибыльном ливийском направлении. Среди них – Би-Пи, Барк-лейс, ГлаксоСмит Кляйн, Бритиш Америкэн Тобакко, ЭлЭсИ – энтерпрайз (бизнес-структура Лондонской школы экономики)198 и др.

Правящая коалиция во главе с Кэмероном далеко не во всём разделяла взгляды Блэра и Брауна в отношении Ливии. В вину предыдущим правительствам вменяли неспособность или нежелание обращать внимание на усиление репрессивных тенденций во внутренней политике Каддафи, а также продажу ему британского оружия, которое могло использоваться для подавления выступлений оппозиции199. Однако надо сказать, что подобная практика использовалась и после прихода Кэмерона к власти, хотя военные поставки Лондона в Ливию давно вызывали критику международного сообщества, в том числе США и ООН. Британское оружие недавно использовалось для подавле-ния массовых протестных выступлений в ряде ближневосточных государств. Лишь в феврале 2011 г. поставки вооружений в Ливию стали сокращаться (был отозван ряд экспортных лицензий на поставки слезоточивого газа, деталей для стрелкового оружия).

Но в целом эта тенденция не получила развития. Тогда же, в феврале 2011 г., Кэмерон посетил Египет, Кувейт, Катар и Оман, прогулялся по площади Тахрир, повсеместно поддержая движение народных масс к демократии. На практике же пресле-довалась цель увеличить поставки британского оружия в регион. Не случайно британского премьера сопровождали представители восьми британских оружейных компаний, планировавших заключить новые многомиллиардные контракты с режима-ми стран Залива.

Что касается Ливии, то Кэмерон занимал в отношении неё всё более критические позиции. В частности, ещё в качестве ли-дера оппозиции он счёл неправильным освобождение аль-Мег-рахи. Стремление вернуть Ливию в семью цивилизованных го-сударств, с его точки зрения, было похвальным, однако, методы использовались не верные200. Особенно тесными отношениями с Каддафи отличался Блэр и до, и после ухода с поста премьер-министра. Так, он дважды звонил ливийскому лидеру в феврале 2011 г., выражая обеспокоенность происходящим в Джамахирии. Одновременно Блэр выступил с рядом заявлений в британских СМИ, защищая свою репутацию201.

Журналист С. Баскеттер отмечал, что все усилия правитель-ства Блэра по выводу режима Каддафи из международной «немилости» обусловлены заинтересованностью в ливийской нефти и реалиями англо-американского партнёрства на Ближнем Востоке. Решению этой задачи подчинены совместные действия бри-танского правительства, разведки и даже академических кругов, особенно Лондонской школы экономики (ЛШЭ)202. Она получила крупные пожертвования от ливийского лидера и его сына, Сейфа аль-Ислама, который защитил кандидатскую диссертацию в стенах этого престижного учебного учреждения. Дело до-шло до того, что директор ЛШЭ Г. Дэвис был вынужден подать в отставку из-за обвинений в тесных связях его организации с ливийским режимом.

После прихода к власти правительство Кэмерона – Клегга выступило с резким осуждением Каддафи, а затем и присоединилось к военной операции в Ливии. Коалиция всячески подчёркивала обязанность Триполи соблюдать права человека. Ди-пломатические отношения между двумя странами быстро портились, из Лондона был выслан ливийский посол203.

Некоторые высокопоставленные представители режима Кад-дафи, позже бежавшие от него, нашли убежище в Великобрита-нии и в ряде других европейских странах. Так, 30 марта 2011 г. через Тунис в Великобританию сбежал министр иностранных дел Ливии Муса Куса, считавшийся одним из ближайших соратников полковника. После прибытия в Лондон он заявил, что слагает с себя полномочия и просит не считать его больше членом ливийского руководства. До работы в МИД он 15 лет возглавлял ливийскую разведку. Ранее о переходе на сторону повстанцев объявили Мустафа Абдель Джалил (министр юстиции), Абдул Фатах Юнис аль-Абиди, возглавлявший МВД, посол Ли-вии при ООН и несколько генералов. В апреле 2011 г. на Мальте оказался министр энергетики Ливии Омар бен Фатхи Шатван. В июне министр нефти и глава Национальной нефтяной компа-нии Ливии Шукри Ганем публично отрёкся от режима Каддафи204. Тогда же Ливию покинул министр труда Амин Манфур.

Кэмерон встретился с представителем ливийского оппозиционного Переходного национального совета (ПНС) Мустафой Абдель Джалилем и предложил ему открыть в Лондоне своё первое зарубежное представительство205. Джалиль, в свою очередь, обратился к мировому сообществу с просьбой поставить повстанцам оружие.

Великобритания предоставила для военной операции на тер-ритории Ливии атомную подлодку, два фрегата, реактивные ист-ребители и самолёт-разведчик206. Министр иностранных дел У. Хейг отметил, что к концу апреля 2011 г. Лондон оказал Ливии помощь на сумму 13 млн ф.ст, включая продукты для 10 тыс. человек в осажденном правительственными войсками городе Мисрата207. По данным британского министерства международ-ного развития ливийцам были предоставлены деньги Междуна-родного комитета Красного Креста, обеспечены базовые потреб-ности около 100 тыс. жителей, оказана медицинская помощь 3000 раненых, высланы палатки и одеяла беженцам, нашедшим убежище в приграничных лагерях, обеспечено временное пристанище для оставшихся без крова 12 тыс. человек, переправле-ны домой более 12 тыс. рабочих-мигрантов, трудившихся в Ли-вии по контрактам, проведено разминирование в Мисрате, Бенгази и других местах208.

В конце мая 2011 г. в Ливию прибыла международная Стабилизационная группа из 11 экспертов, в том числе британских, которым предстояло оценить возможности политического урегулирования209. Британские военные были направлены в качестве военных советников повстанцев. Лондон также поставлял им оборудование военного назначения: ок. тысячи комплектов бронежилетов, сто спутниковых радиостанций и т.п. Представи-тели британского правительства отмечали, что следовало готовиться к затяжным событиям в Ливии. Ситуацию характеризовали как «довольно статичную» в восточной части Ливии, хотя и не патовую в целом, и считали, что дни режима Каддафи сочтены210.

Как отметил бывший посол Великобритании в Ливии сэр Р. Долтон в интервью радио «Свобода», существует несколько сценариев развития ливийских событий. Цель резолюции Совбеза ООН – защита гражданского населения и достижение перемирия. Первый сценарий предполагает, что после перемирия начнутся переговоры и будет достигнуто соглашение о создании общенационального правительства без полковника Каддафи. По другому сценарию, достичь договорённости не удастся, и Ливия окажется поделена на Западную и Восточную: в первой будет править Каддафи, во второй – оппозиция. Возникнет край-не нестабильная ситуация, чреватая гражданской войной, что может привести к интервенции международных сил. Ещё один, наилучший для Ливии и более вероятный сценарий, по мнению дипломата, состоит в том, что оппозиция при поддержке между-народной коалиции предпримет успешное контрнаступление в западном направлении, сопровождаемое антиправительственны-ми восстаниями в ряде городов западной Ливии211. Великобритания, поддерживая повстанцев, конечно, рассчитывала на то, что после смены режима получит и материальную выгоду и га-рантирует защиту своих экономических интересов в этой стране.

Таким образом, с приходом к власти в Великобритании пра-вительства Д. Кэмерона подход Британии к взаимоотношениям с Ливией существенно изменился. С началом протестных выступлений против режима Каддафи риторика Кэмерона и других представителей правительства ужесточилась. Если Блэр пытал-ся умиротворить Ливию, наладить двустороннее сотрудничест-во, то Кэмерон избрал путь участия в силовых действиях. Хотя Великобритания утверждала, что действовала строго в рамках резолюции № 1973 Совета безопасности ООН, на деле она её нарушала. Резолюция предусматривала введение бесполётной зоны над Ливией и применение «всех необходимых мер» для за-щиты мирных граждан. Ввод иностранных наземных войск ис-ключался212. Однако Великобритания, Франция, другие участни-ки военной кампании трактовали текст резолюции крайне воль-но. Начались массированные авиаудары по ливийской террито-рии, от которых гибли не только солдаты Каддафи, но и мирные жители.

Между тем, представители министерства обороны Великобритании настаивали на ещё большем расширении мандата ООН213. Фактически, Великобритания, Франция и США под прикрытием резолюции приняли решение о смещении ливийского лидера. Президент США дал понять, что уход Каддафи – одно из обязательных условий прекращения военной операции в Ливии. Его точку зрения поддержал и Кэмерон в ходе визита Барака Обамы в Европу.

Переброска в Ливию штурмовых вертолётов и возрастание интенсивности бомбовых ударов по Триполи указывали на то, что ситуация вышла далеко за рамки защиты мирного населения214. Велись разговоры о совместном визите Кэмерона и Сар-кози в Бенгази для политической поддержки повстанцев. Эксперты не исключали, что дело идёт к вводу войск отдельных стран НАТО на территорию Ливии якобы с целью обеспечить наземную безопасность лидеров Британии и Франции215.

4 июня Бенгази посетил министр иностранных дел Великобритании У. Хейг и министр по международному развитию Э. Митчелл. «Мы собрались здесь сегодня по одной причине – по-казать нашу поддержку ливийскому народу и Переходному на-циональному совету, законному представителю ливийского на-рода», – говорилось в сообщении британского МИД. Хейг не ис-ключил, что операция в Ливии могла продлиться до Рождества и впервые упомянул о возможности отправки туда наземных войск216. До этого в мае Кэмерон назвал Переходный национальный совет легитимным политическим партнёром в Ливии.

Но ситуация была далеко не однозначной. Так, в конце июня ливийская оппозиция сообщила о готовности вести перегово-ры с рядом представителей правительства М. Каддафи для выведения страны из кризиса. Позиция «большой восьмёрки» на саммите во французском Довиле 27-28 мая 2011 г., где обсужда-лась ливийская проблема, существенным образом разошлась с предложениями Африканского союза (АС), который накануне, 26 мая провёл свой экстренный саммит в Аддис-Абебе. О реше-ниях последнего в мировых СМИ сообщалось крайне скупо.

Страны Африки настаивали на прекращении огня всеми сто-ронами вооруженного конфликта в Ливии. Солидарность с решениями саммита АС выразил Китай, ряд других стран. Ливий-ские власти согласились принять мирные предложения217. Ливию дважды (в марте и в конце мая) посетил с посреднической миссией президент ЮАР Дж. Зума, действующий от имени Африканского союза. Цель его визита состояла в достижении полити-ческого урегулирования конфликта. Во время своего пребывания в Триполи в мае он ознакомил Каддафи с планом, предложенным АС, который тот принял, но повстанцы ответили отказом. План включал всеобъемлющее прекращение огня под наблюдением мирового сообщества, примирение сторон и перего-воры о новой конституции и проведение демократических выборов218. Ранее Зума пригласил и принял в ЮАР представителей повстанцев, выслушал их, но во время поездки в Ливию по-сетил только Триполи.

Заместитель министра иностранных дел Ливии Х. Кааим за-явил, что для Ливии решения «восьмёрки» не имеют значения и страна отвергнет любые решения по урегулированию ситуации, не исходящие от Африканского cоюза219. 16 июня Зума за-явил об осуждении АС натовских бомбардировок в Ливии. Он отметил, что целью НАТО является смена политического режи-ма, физическое устранение неугодных и военная оккупация стра-ны, а вовсе не защита мирного населения. События в Ливии, по его словам, высвечивают необходимость как можно скорее со-здать Африканскую архитектуру мира и безопасности и рефор-мировать Совет Безопасности ООН.

Что касается самого Каддафи, то он не раз выражал готовность достичь компромисса с западными державами. Сообщалось, что его посланцы провели переговоры с представителями Франции и США. Из отдельных источников поступали также сведения о том, что Запад может пересмотреть условия ухода Каддафи220. В интервью алжирской газете сын Каддафи Сейф на вопрос журналиста о том, знает ли он о планах раздела Ливии, имеющихся у западных столиц, в частности Лондона, отве-тил следующее: «Да, знаю. Существует британский план разде-лить Ливию, отдать запад, юг и часть востока Франции, а Вели-кобритании передать базу в Тобруке. Это не секрет, но мечтать и выть на Луну не вредно»221.

Нельзя не отметить, что страны Запада, в том числе Велико-британия, преследовали в Ливии собственные цели, среди кото-рых были и сугубо прагматичные. Безоговорочно поддерживая воинственную позицию Саркози, Кэмерон рассчитывал гарантировать экономические интересы Великобритании в стране по-сле смещения полковника. Нефтяные и газовые концерны Фран-ции, Великобритании и США ожидали от новых властей Ливии преференций по сравнению с компаниями других стран (России, Китая, Италии, Германии) и наиболее выгодные условия контрактов222.

Вместе с тем, Кэмерону приходится проявлять осторожность: британское общественное мнение не должно было усмо-треть в ливийской ситуации повторение иракского сценария. По данным опросов, британцы всё более скептично смотрели на со-бытия в Ливии. Так, по результатам одного из них, 41% опрошенных считали действия правительства в отношении Ливии неверными, а 36% одобряли. Военные действия коалиции в Ли-вии поддерживали 36%, осуждали 41%. Около 48% опрошенных считали, что военные действия коалиции в Ливии развива-ются негативно223.

По состоянию на 23 июня, участие Великобритании в военной операции в Ливии обошлось королевству минимум в 200 млн ф.ст.224 По другим данным, расходы Британии на операцию могли составить 1 млрд ф.ст. в случае продления войны до осени 2011 г.225 Министерство финансов успокаивало, что необходимые на ведение военной кампании средства поступали из правительственного резерва и эти траты не окажут негативного влияния на государственные расходы по другим статьям226.

Британское участие в ливийской гражданской войне – вме-шательство, выходящее за рамки изначального мандата ООН. Оно являет собой пример «гуманитарной интервенции» во внут-ренние дела государства, что стало практикой ряда стран Запада. В данном случае такой подход поставил под угрозу региональную безопасность на севере Африки.

В заключение напомню слова лорда Пальмерстона, премь-ер-министра Великобритании: «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но постоянны и вечны наши интере-сы, и защищать их – наш долг». «Новые лейбористы» и сменив-шее их коалиционное правительство занимали, на первый взгляд, противоположные позиции по Ливии. Однако и та, и другая внешнеполитическая линия выстраивалась с учётом защиты пре-жде всего британских экономических интересов и англо-амери-канских особых отношений.
К.А. Годованюк


Каталог: doclad
doclad -> Визуальная поддержка когнитивной деятельности оператора
doclad -> 004. 89, 81. 33 Когнитивная интероперабельность экспертной деятельности и ее приложение в геоинформатике
doclad -> Средства моделирования на основе темпоральных сетей петри для интеллектуальных систем поддержки принятия решений
doclad -> Публичный доклад дома детского творчества «Юность» за 2013-2014 учебный год 2014
doclad -> Ассоциация Адвокатов России за Права Человека доклад о пытках, других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания, насильственном и недобровольном исчезновении
doclad -> Мо нелазское сп
doclad -> Об итогах экономического и социального развития Красноармейского района за девять месяцев 2011 года, о ходе реализации Стратегии до 2020 года и задачах на среднесрочный и долгосрочный периоды
doclad -> Состояние нормативно-правового регулирования в сфере федерального государственного надзора в области геодезии и картографии
doclad -> С. Б. Адаксина Заместитель генерального директора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница