А. Р. Корсунский История Испании IX-XIII веков



страница3/46
Дата07.03.2016
Размер9.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

П

В период поздней империи в Испании продолжалась разработка рудников, существовали «фабрики» оружия, функционировало несколько десятков.монетных дворов, чеканивших монету. В анонимном географическом трактате IV в. Expositio totius mundi Испания характеризовалась следующим образом: «…эта область велика, обширна, богата… в торговле всевозможными товарами… Вывозя оливковое масло, рыбный соус, различную'одежду, солонину и вьючный скот, Испания снабжает этими товарами весь мир».

Зарождение новых форм общественной жизни на полуострове происходило медленно. В специальной литературе по-разному расценивается историческое значение сдвигов, происходивших в Римской империи в последние века ее существования. Если одни исследователи считают, что разложение рабовладельческой системы не сопровождалось возникновением хотя бы элементов феодализма, то другие видят в колонате, наделении рабов землей, патронате и росте частной власти магнатов зачатки феодальных отношений. Не останавливаясь на этой проблеме, требующей дальнейшего исследования, отметим, что указанные сдвиги в социальных отношениях,в Испании получили развитие в готский период ее истории.

2. ГОТСКАЯ ИСПАНИЯ

В 409 г. из Галлии в Испанию (через Пиренеи) прорвались вандалы, аланы и свевы. Не встречая серьезного отпора со стороны имперских войск, вандалы-ас-динги и свевы опустошали Галисию, вандалы-силинги — Бетику, аланы — Лузитанию и Картахену. В 414 г. на испанскую территорию вступили вестготы. Заключив в 418 г. мир с империей, вестготский король Валия от имени империи воевал против вандалов и свевов. Но центр Вестготского королевства находился в Аквитании. В 429 г.-вандалы и аланы, оставив Испанию, ушли в Северную Африку. Свевы расширили свои владения на полуострове, захватив ее западные области и Картахену. При короле Эйрихе (466-484) Вестготское королевство значительно расширило свои владения на полуострове. Однако области басков и кантабров сохранили, свою независимость. Бетика на юге оставалась самостоятельной областью (под властью испано-римских магнатов).

В 507 г. Вестготское королевство, потерпев поражение в войне с франками, утратило почти всю свою территорию в Галлии (за исключением Септимании). Центр королевства вестготов переместился в Испанию, произошло массовое переселение готов на полуостров. В 554 г., 'воспользовавшись внутренними усобицами в Вестготском королевстве, на полуостров высадились византийцы и заняли юго-восточные области страны. При короле 'Леовигильде (568-586) вестготы отняли у византийцев часть оккупированной ими территории, в том числе Кордову и Медину-Сидонию, завоевали Свевское королевство. К началу VII в. византийцы были вытеснены из Испании.

В 711 г. грабительский поход небольшого арабского отряда под командованием Тарика стал началом мусульманского завоевания полуострова. Одержав над вестготами победу при Гвадалете (провинция Кадис), арабы захватили Толедо, Кордову. На следующий год они. заняли Севилью и Мериду. В 714 г. мусульмане овладели долиной Эбро и, продвигаясь с востока на запад и с севера на юг, захватили Наварру, Северную Месе-ту (будущую Старую Кастилию), некоторые поселения в Астурии (Луго, Хихон). Встретив здесь. сильное- сопротивление, арабы основали военные колонии в Амайе и Асторге. В 713 г. арабский полководец Муса провозгласил халифа государем испанских земель, Астуры и готы, не желавшие подчиняться арабам, укрывались в горных районах Астурии.

Вопрос о характере социально-экономического и политического строя готской Испании имеет весьма важное значение для исследования.истории средневековой Испании и феодализма в Испании. Известно, что не только в Астуро-Леонском королевстве, но также в Арагоне и Каталонии в средние века были сильны готские традиции. Так, Вестготская правда Реккесвинта (обширный законодательный свод, охватывающий гражданское, уголовное и публичное право) в IX в. нашла применение в Леоне как официальное право (под именем Fuero Juzgo). Она была переведена на кастильский, галисийский и леонский языки и диалекты и применялась в эпоху Реконкисты как судебник для мосарабов в кастильских и андалузских городах.

Некоторые исследователи (прежде всего К. Санчес-Альборнос) 'отмечают появление в Испании при готах протофеодальных институтов — зачатков бенефициаль-ной системы и вассалитета 1. Главное значение для решения вопроса о характере Вестготского королевства имеют, однако, социально-экономические отношения в нем.

Процесс исторического развития Вестготского королевства в значительной мере определялся характером взаимодействия между общественными отношениями завоевателей и местного населения.

Готы расселились не на всей завоеванной ими территории. Районы их массового поселения занимали небольшую территорию северной и центральной части, но их поселения привели к существенным преобразованиям. Осуществлена была частичная экспроприация земли сер-вов и колонов у местных посессоров; многие римские виллы, деревни и города 'были разрушены во время военных действий. Административная система оказалась в значительной мере дезорганизованной, что облегчило бегство сервов, либертйнов и колонов от их господ и патронов. Нарушались хозяйственные связи. Все это свидетельствовало о том, что по системе ислано-римского латифунди-ального и городского землевладения был нанесен серьезный удар. Удельный вес позднеримских рабовладельческих отношений в экономике страны намного уменьшился (хотя оставался еще значительным); возрос слой мелких земельных собственников: возродилась сельская община там, где до поселения варваров она давно исчезла. В то же время поселения готов вперемежку с местными землевладельцами способствовали быстрому разложению родо-нлеменнош строи и росту социальной дифференциации у германцев.

Техника сельскохозяйственного производства упрс стилась^ увеличился удельный вес экстенсивного ско~ товодства. Но в то же время расширилась площадь культивируемых земель. Возросла численность непосредственных производителей, владевших средствами производства.

Среди местных поселений Испании ко времени варварского завоевания преобладала деревня римского типа. Не только пахотные поля, но и луга и леса находились в индивидуальной частной собственности. В то



1 С. Sanchez-Albornoz. Estudios visigodos. Roma, 1971.

же время вестготской деревне присущи такие черты германской общины, как совместное пользование неподе-ленными угодьями, система открытых полей, чересполосица и пр. Очевидно, в Испании того времени имело место переплетение позднеримских и германских аграрных порядков.

Рядом с готскими общинниками находились испано-римские крестьяне, прекаристы, колоны и сервы. Нередко они совместно использовали общинные угодья. Поэтому готы неизбежно вовлекались в сферу действия римских правовых норм, а местные крестьяне оказались связанными хозяйственными отношениями с готскими земледельцами. Тесный контакт с римским землевладением ускорял разложение общинных порядков у германцев.

В VI в. в готском обществе расширяется практика отчуждения земли, хотя сохраняются некоторые ограничения свободы завещания семейного имущества и ряд других пережитков родового строя в области семейных отношений.

В этих условиях осуществлялась феодализация, складывались классы ' зависимого феодального общества. Важным источником формирования зависимого крестьянства были местные свободные крестьяне. Положение мелких земельных собственников в какой-то мере улучшилось по сравнению с периодом римского господства. Налоговое бремя стало легче. Но вторжение варваров нанесло урон хозяйству испано-римских крестьян. Экономическая неустойчивость хозяйств мелких собственников, насилия со стороны магнатов оказывали разрушительное воздействие на слой свободных крестьян и в готской Испании.

Зависимое крестьянство росло и за счет разорившихся германских общинников. Уже в конце V в. у готов значительно усиливается имущественная дифференциация. Выделяется служилая знать, представители которой имеют большие земельные владения,, чем рядовые общинники. Разорившиеся общинники становятся поденщиками, держателями земель в чужих владениях. Государство ограничивает общинные традиции, огр›аждает интересы землевладельцев, выделявших свои наделы из общины.

Зачатки юридического неравенства среди свободных готов выражаются в появлении высшего слоя «почтен-

ныХ», или «больших», и «низших», или «малых», Людей. Лица, принадлежавшие к низшему разряду, — обедневшие крестьяне — не утратили еще основных прав свободных людей, но в ряде случаев были ограничены в своих правах по сравнению с представителями высшего разряда. За одни н те же правонарушения лица, принадлежавшие к различным слоям, несли неодинаковые наказания.

В VII в. разорение свободных крестьян испано-римского и германского происхождения идет ещ'е более интенсивно. Растет численность мелких прекарйстов. Крупная вотчина внедряется в свободную деревню, население которой наряду с тающим слоем мелких собственников теперь составляют в основном прекаристы, колоны, либер-тины и сервы.

Но свободные мелкие собственники и сельская община сохранились до конца существования Вестготского королевства. Разорявшиеся мелкие земледельцы превращались, как правило, в держателей земли во владениях светских магнатов, церкви и фиска. Готской Испании известны такие формы условного владения землей, как узуфрукт, эмфитевзис и получивший наиболее широкое распространение прекарий.

Наряду с ростом поземельной зависимости непосредственных производителей от вотчинников в готской Испании распространялся институт коммендации, который играл важную роль в установлении личной зависимости. Нередко под патроцинми магнатов вступали свободные люди, являвшиеся держателями наделов в их имениях; в таких случаях поземельная зависимость сочеталась с личной.

Весьма значительную роль в формировании класса зависимого крестьянства в готской Испании сыграли рабы, и вольноотпущенники. Часть сервов наделялась земельными участками, другая — использовалась в господской части имения. Источниками рабства были войны, работорговля, закабаление свободных в результате голода, задолженности и разорения, обращение в рабство как мера наказания по суду.

К VII в. обнаруживаются существенные изменения в положении сервов. Появляются признаки их хозяйственной самостоятельности. Признается право рабов заключать торговые сделки и продавать движимое имущество из своего пекулия,' в том числе рабочий скот,

даже без согласия своего господина. Происходят изменения и в юридическом статусе сервов. Законы предусматривают защиту их жизни и безопасности, причем как со стороны третьих лиц, так и их господ. Сервы могут выступать в ряде случаев в качестве свидетелей на суд'е и судиться со свободными людьми. Упрочива-. ются их семейные связи. Хотя юридическому статусу сервов готской Испании были присущи еще черты рабства, их положение на практике постепенно приближалось к положению крепостных.

- О процессе разложения античного и патриархального рабства свидетельствует широкое распространение практики отпуска рабов на свободу. Среди вольноотпущенников имелись различные категории. Основная масса либертинов оставалась в, наследственной зависимости от прежних своих господ и их потомства. Обычно либерти-ны являлись держателями земель во владениях крупных землевладельцев. Их право распоряжаться своим имуществом было ограничено. Патроны получали имущество либертинов, не оставивших наследников. Либертины светских патронов с конца VII в., а либертины церкви еще с V в. были лишены свободы передвижения. Статус их носил двойственный характер: они считались свободными людь-' ми и юридически отличались от сервов. С другой стороны, либертинов не смешивали со свободнорожденными. Они ограничивались в праве быть свидетелями, не могли вступать в брак со свободнорожденными. Вергельд вольноотпущенника был вдвое ниже вергельда свободного человека.

Таким образом, в VII — начале VIII в..сервы и либертины уже утрачивали основные черты своих античных предшественников. В известной мере источником формирования зависимого крестьянства в готской Испании были и колоны. В V-VI вв. статус испано-римских колонов определялся лозднеримским правом. В Вестготском королевстве не заметен, однако, рост. данного слоя. Здесь исчезло прикрепление колонов к государственному тяглу. Свободы передвижения, помимо сервов и большей части либертинов, были лишены лишь потомки позднеримских колонов. Земледельцы, становившиеся уже при готах держателями земельных участков,. не были прикреплены к земле. Законы, предназначенные для готов, не уделяли внимания колонату. Слой колонов, очевидно, играл в Испании в V-VII вв. менее

значительную роль в формировании зависимого крестьянства, чем у франков.

Можно констатировать, что формирование класса зависимого крестьянства в готской Испании происходило быстрее, чем в других странах Западной Европы.

К началу VIII в. основную массу непосредственных производителей в Испании составляли зависимые крестьяне. Своеобразие процесса классообразования здесь заключалось в том, что зависимое крестьянство формировалось не столько из германских общинников, сколько из местных земледельцев, прекарйстов, колонов, ли-бертинов и сервов. Однако, несмотря на свою малочисленность, германцы сыграли в этом процессе важную роль.

В V-VII вв. зарождается крупное феодальное землевладение. Его возникновение происходило здесь на основе латифундий, унаследованных от Римской империи, с одной стороны, и вотчины, выраставшей из разлагавшейся германской общины — с другой. Но в Испании крупная вилла позднеримского типа сыграла в этом процессе, по-видимому, большую роль, чем в ряде других бывших римских провинций.

Несмотря на частичную экспроприацию испано-рим-лян варварами, сенаторская знать и католическая церковь сохранили свои экономические позиции. Но в политической жизни местная знать утратила господствующее положение. Между испано-римской знатью, с одной стороны, готской служилой знатью и защищавшей интересы последней королевской властью — с другой, существовали противоречия, которые в первый период выражались в конфессиональной и правовой обособленности готов: до конца VI в. они оставались арианами, запрещены были смешанные браки между римлянами и варварами; готы первоначально не платили поземельного налога; основой войска было готское ополчение; до середины VII в. существовали обособленные системы права для.римлян и готов.

В то же время официальное право сразу же утвердило собственность местных посессоров на их земли, сервов и колонов. Испано-римская знать играла важную роль в местном управлении. Католическая церковь оставалась крупной политической силой.

В Вестготском королевстве рано начало складываться крупное землевладение и среди германцев. Его носителями были готская знать, дружинники, короли и

арианская церковь. При разделе земель с Местным населением ротская служилая знать оказывалась в более выгодном положении, чем рядовые общинники. Королевские дружинники, знать получали дарения от королей, увеличивали свои владения путем купли земель и захвата владений мелких собственников. Земельный фонд вестготской короны образовался в результате перехода доменов римского фиска в руки готских королей; он пополнялся путем конфискации имений мятежных светских и церковных магнатов. Разложение общины усилило рост крупного землевладения в VI-VII вв. Гот-ские землевладельцы становятся, подобно испано-римским магнатам, собственниками вилл и населенных пунктов. В их имениях земля делилась на две части — господскую и землю, раздаваемую мелким держателям. Домен обслуживался главным образом трудом сервов. Вилла приобрела новый характер. Основой производства в крупном имении стало крестьянское хозяйство. Особенностью, вестготской вотчины были значительные пережитки рабовладельческой системы (преобладание среди населения поместья сервов и либертинов). Если для Франкского государства наиболее типично образование феодальной вотчины путем поглощения крупным землевладением мелкой собственности и превращения крестьян в зависимых земледельцев, то для Вестготского королевства особенно характерно возникновение вотчины путем преобразования внутренней природы крупного, поместья, унаследованного от Рима. В Испании VI-VII вв. постепенно.происходил переход от римской латифундии к раннефеодальной вотчине.

Формирование феодальных отношений выражалось также в возникновении иерархической структуры земельной собственности, в зарождении бенефициальной системы. Правда, она полностью не сложилась. До конца существования Вестготского королевства продолжалась борьба между королями, старавшимися предоставлять земли в условное владение, и магнатами, рассматривавшими эти владения как свою собственность. Однако принцип условности пожалования утвердился в сфере отношений между магнатами и церковью, с одной стороны, дружинниками и другими лицами, находивши-' мися под их патронатом, — с другой.

Проявлением феодализма в Испании V-VII вв. было также усиление частной власти землевладельцев.,

Светские магнаты и их вилики, администрация доменов фиска и церкви приобрели полицейскую и дисциплинарную власть над свободными людьми в соответствующих округах, собирали государственные налоги, наравне с королевскими должностными лицами водили свободных людей в военные походы. Но иммунитеты не получили распространения, судебная власть не передавалась крупным землевладельцам.

Одной из особенностей процесса становления феодальных отношений в готской Испании было сравнительно длительное сохранение городов. В период поздней империи в Испании начался упадок городов. Вторжение варваров в Испанию ускорило этот процесс. Но в V-VI вв. ряд городов сохранял прежнее экономическое значение центров торговли и ремесла, хотя основная масса городского населения занималась сельским хозяйством. Сословие куриалов оставалось наследственной -корпорацией. Длительное существование городов в известной мере объясняется относительной устойчивостью свободного ремесла и товарно-денежных отношений в этой стране.

В V-VI вв. в Испании уцелела и внешняя и внутренняя торговля. Основные объекты торговли — рабы, хлеб, скот, предметы роскоши. В некоторых имениях производство еще было рассчитано на рынок, поскольку определенные слои городского населения нуждались в сельскохозяйственных продуктах. На местный рынок работали и городские ремесленники. В связи с этим сохранялись денежные отношения, позднеримская монетная система.

Но, несмотря на сохранение элементов товарно-денежных отношений, господствующую роль в экономике Испании V-VII вв. играли натурально-хозяйственные отношения. По. мере развития процесса феодализации городское устройство приходило в упадок. Численность куриалов сокращалась, городские посессоры оказывались в зависимости от светских и духовных магнатов.

В VII в. муниципальная система разложилась, городское управление оказалось в руках королевских должностных лиц. Сократилась торговля и товарно-денежные отношения, хотя внешние торговые связи- некоторых городов и в известных размерах внутренняя торговля сохранились.

Раннефеодальное государство в Испании, как и в ря-

де других стран, складывалось при взаимодействии позднеримских политических и юридических учреждений и военной демократии германских завоевателей. Вестготские короли возглавляли эти обе сосуществовавшие в течение известного времени системы управления.

В VI в. государственный аппарат усиливается, расширяются полномочия, королевских должностных лиц, умаляется значение ополчения и возрастает роль дружин короля и магнатов, обычное право вытесняется королевским. Одновременно ослабевает значение ряда учреждений, унаследованных от Римской империи, в частности органов муниципального управления. Вестготское королевство приобретает черты раннефеодального государства и становится органо^м господства формировавшегося класса феодальных крупных землевладельцев.

Важнейшие задачи этого государства заключались в обеспечении служилой знати и церкви новыми землями, отражении внешнего нападения, в подавлении сопротивления народных масс, сохранении условий, иеоб-' ходимых для поддержания торговых связей. Для выполнения этих задач необходима была известная централизация государственного устройства. Но к концу VII столетия власть в государстве все больше оказывалась в руках узкого слоя светских и духовных магнатов. Вестготское королевство, зависевшее теперь полностью от поддержки со стороны магнатов и лишенное широкой социальной опоры, оказалось бессильным перед лицом внешних противников.

Процесс формирования феодальных отношений в Испании протекал неравномерно, и к VIII в. оставался незавершенным. Если формирование классов зависимых крестьян и феодальных землевладельцев происходило относительно быстро, то иерархическая структура земельной собственности складывалась здесь медленнее. Значительны были остатки рабовладельческих элементов в хозяйстве и в социальной структуре. В то же время; не разложился еще до конца слой свободного германского и местного крестьянства

Социальные отношения готской Испании явились исходным моментом для феодального развития североиспанских государств в период Реконкисты, осложненного новыми историческими условиями. ~ 1 См,: Корсунский А. Р. Готская Испания.

3. МУСУЛЬМАНСКАЯ ИСПАНИЯ

Христианские королевства Пиренейского полуострова 'были теснейшим образом связаны в своих судьбах с арабской Испанией. На протяжении всего рассматриваемого периода между государствами севера Испании и Кордовским эмиратом (позднее халифатом), государствами тайфа (см. ниже), политическими образованиями альморавидов и альмохадов велись войны, а также осуществлялись торговые и культурные связи. Важное значение имели миграции: массовое переселение из арабских государств арабизированного христианского населения — мосарабов на север, в Леон и Кастилию, уход части мусульманского населения на юг по мере продвижения в глубь полуострова войск христианских государств. Еще 'более важно другое обстоятельство. Отвоевывая у арабов все новые территории, Леон и Кастилия тем самым включали в свой состав многочисленное христианское и мусульманское население арабской Испании. В социальную структуру христианских королевств внедрялись элементы структуры мусульманских государств. Поэтому необходимо, хотя бы кратко, охарактеризовать основные черты общественного развития той части полуострова, которая с VIII в. была под властью арабов.

В аграрном строе произошли сдвиги. Значительная часть земель — имения бывшего королевского фиска, запустевшие владения, а также земли тех готов, которые до конца сражались против завоевателей, — перешла к мусульманскому государству. Последнее стало крупнейшим землевладельцем в мусульманской Испании-Аль-Андалузе. Большая часть этой земли (чаще всего 4/б) передавалась воинам, а остальная 'земля (7б), именовавшаяся хумс, находилась в непосредственном владении государства. Большие владения получили представители арабской военной аристократии 1.

В исторической литературе высказывалось мнение относительно того, что в арабском халифате существовала верховная собственность государства на земли2. Отно-



1 См.: Levi-Provengal Е. L'Espagne musulmane au X-eme siecle. Paris, 1932, p. 22.

2 См.: История стран Азии и Африки в средние века. М., 1968, с. 120; ср. Надирадзе Л. И. Проблема государственной собственности на землю в халифате в VII-VIII вв.-В кн.: Арабские страны. История, экономика. М., 1970, с. 154-203.

сителыю мусульманской Испании нет данных, которые позволили бы применить к ней указанное положение. Значительная часть земли предоставлялась здесь участникам завоевания в качестве мулька или икта. Лица, получившие мульк, свободно распоряжались им как своей частной собственностью. В документах толедских моеарабов этот арабский термин поясняется латинским словом heredilas (наследственная собственность). Мульком, очевидно, могли обладать и крестьяне и знатные. Относительно содержания понятия «икта» высказываются различные суждения. Обычно утверждалось, что икта — это условное земельное владение. Сначала икта представляет собой право служилого человека взимать в свою пользу государственные налоги с землевладельцев, а позднее превращается в право владения землей — временное (пока продолжалась служба получателя) или пожизненное. Лицо, владевшее такой землей, обязано было выплачивать одну десятую часть всех доходов государству. И'кта отождествляется с западноевропейским леном или бенефицием К

Согласно другой точке зрения, в икта не было ничего феодального. Это не лен. Получивший земли на правах икта пользовался правами собственника (с некоторыми ограничениями), хотя должен был выплачивать казне десятину. До X в. большая часть икта — это небольшие по размерам владения. Предоставлялись они не только военным людям. Икта скорее напоминает эмфитевическое держание или владение византийского стратиота2.

Арабские магнаты обычно жили в городах, ведя хозяйство в своих имениях с помощью управляющих и мелких держателей. Берберы, составлявшие основную массу завоевателей, первоначально поселились на севере, на границе с христианскими государствами. Постепенно они расселились в горной части Месеты, в Новой Кастилии и Эстремадуре, где занимались, как и на прежней своей родине, скотоводством. Часть местных маг-



1 Ом.: Всемирная история, т. 3. М., 1957; с. 115; История стран зарубежной Азии в средние века. Л., 1970, с. 142; Мец А. Мусульманский Ренессанс. М., 1.966, с. 99-4100; Valdeavellano L. G. de. Historia de Espana, t. I, pars 1. Madrid, 1968, p. 389.

2 См.: Cahen Q. L'evolution social du monde musulmane jusqu'au XII siecle face a celle du monde chretien. Cahiers de civilisation medievale. 1958, N 4, p. 459.

матов 'Сохранила своп владения. Этому способствовал характер завоевания: зачастую арабы заключали соглашения с местным населением, признавая его право владеть землей при условии выплаты налогов. Однако общее изменение условий экономического, и политического развития привело к трансформации опстемы земельных отношений. Прежде чем охарактеризовать эту систему, следует остановиться на положении готов и испано-римлян в Аль-Андалузе.

Поселение арабов, сирийцев и берберов, как отмечалось выше, существенно не изменило этническую структуру Испании. Но крушение вестготской монархии и установление арабского господства оказали свое воздействие на социальные отношения. Готская светская знать и католическое духовенство утратили прежние политические и юридические привилегии. Прекратили существование те ограничения в праве распоряжаться землей, которыми прежде были связаны куриалы и колоны городской округи.

Общественное положение стало в значительной мере определяться профессиональными и этническими признаками. Многие испано-римляне и готы в Аль-Андалузе приняли ислам. Такие люди именовались musalima (новые мусульмане) или muwalad — мулади. К мулади относились как лица, перешедшие из христианства в мусульманство, так и дети от смешанных браков христиан и мусульман. Многие мулади были потомками сервов, получивших свободу благодаря принятию новой религии. Среди мулади были и магнаты, и вольноотпущенники,-и сервы. Но в основной 'массе это были крестьяне и ремесленники- По всей вероятности, мулади составляли большинство мусульманского населения Аль-Анда-луза.

Формально мулади пользовались теми же правами, что и мусульмане-арабы и берберы. Согласно корану, они не должны были платить подушную подать — джизью. Но фактически мулади на лестнице социальной иерархии стояли ниже арабов. В первый период после завоевания у арабов еще сохранялись остатки племенной организации; мулади, не входившие в эту организацию, не могли стать полноправными- членами нового общества. Им приходилось избирать себе патронов из числа арабов. Вследствие этого они вступали в извест-

ную зависимость от патронов К Известно, что с конца VII (в. переход в ислам не означал существенного облегчения налогового бремени для испанцев2. В войске они служили отдельно от арабов, в особых отрядах. Сегрегация осуществлялась и в богослужении: /мулади должны были строить себе отдельные мечети, а в общих мечетях стояли в последних рядах3.

Многие испанцы сохранили христианскую веру, хотя в результате тесного общения с мусульманами усвоили арабский язык и арабские обычаи, заключали смешанные браки с мусульманами, носили арабские имена. Их называли мосарабами (от арабского mustabrib, т. е. «тот,-кто желает стать арабом»). Арабские правители проявляли по отношению к ним терпимость, особенно в первый период существования эмирата. Христиан и евреев отличали от язычников, именуя их «людьми писания» — ahl-al kitab.

Немусульманское население в Аль-Андалузе было более значительным по удельному весу среди остального населения и более организованным, чем в других странах халифата Омейядов. Мосарабы жили в городах и деревнях, платили поземельный налог (харадж) и подушную подать (джизыо). Размеры хараджа варьировались в различных районах от 5 до 20% доходов. Джизья дифференцировалась в соответствии с имущественным цензом4. В ряде городов мосарабы имел? свои общины (в Толедо, Кордове, Севилье, Мериде) и пользовались самоуправлением. Они избирали своих должностных лиц, утверждаемых затем мусульманскими властями. Дела между мусульманами и христианами решались в арабских судах.

Мосарабы сохранили свою церковь. Они могли избирать епископов, однако с последующим утверждением последних государственными властями..Жили мосарабы в особых кварталах, отделенных стенами от мусуль-

1 См.: Levl-Provencal Е. L'Espagne musulmane au X-eme siecle, p. 19.

2 Ср.: Беляев E. А. Арабы, ислам и Арабский халифат в раннее средневековье. М., 1965, с. 192,

3 По уверению арабского андалусского поэта три вещи могли свести на нет молитву: прикосновение к собаке, к ослу и контакт с мулади.

4 См.: Simonet F. Historia de los Mozarabes de Espana, t. I. Madrid, 1897, p. 62, 90; /. de- las Cagigas. Los mozarabes, t. I. Madrid, 1947, p. 63-65.

Минской части города. Они занимали различные посты в гражданской администрации. Но военная служба оставалась занятием мусульман. Мосарабы "были ограничены в имущественных правах, не могли наследовать мусульманам, в том числе и своим родственникам и отпущенным на волю мусульманским рабам. Их подвергали дискриминации в повседневной жизни1.

Среди местного неарабского населения сохранялась социальная стратификация: знать, люди среднего достатка, рабы. Но знать обеднела и стала менее многочисленной. Количество сервов значительно сократилось. Зато возросла 'численность мелких земельных собственников.

Активную роль в экономической, политической и культурной жизни Аль-Андалуза играли евреи. Суровые притеснения со стороны готских королей побудили их к сотрудничеству с арабами. Евреи жили в городах своими общинами, пользовались правом самоуправления. Они играли заметную роль в торговле, в свободные профессиях, в администрации. При альморавидах и альмохадах положение евреев ухудшилось.

Аль-Андалуз представлял собой в X-XI вв. одну из наиболее развитых в экономическом отношении частей Европы. Восточные путешественники, посещавшие Испанию в этот период, считали ее наиболее процветающей страной мусульманского мира. Сельское хозяйство поднялось на более высокую ступень по сравнению с готским периодом. В земледелии применялась плодосменная система, — поочередно сеялись пшеница и ячмень (один клин оставался под паром), усовершенствовалось огородничество. Введены были такие культуры, как хлопок, рис, тутовое дерево, ряд новых плодовых деревьев (лимонное, апельсиновое, гранат), шафран.

Искусственное орошение известно было Испании и до арабов. Но они усовершенствовали *его, применив некоторые приспособления, заимствованные в Сирии (например, гидравлическое, колесо). Арабы улучшили борону, применяли плуг с тремя лемехами. В'качестве



1 Мосарабы не имели права носить оружие, не могли ездить на лошадях, а только на мулах, должны были отличаться от мусульман своей одеждой. См.: Simonet F. Historia de los Mozarabes de Espana, t. 1, p. 80, 94-95.

тягловой силы в мелких хозяйствах использовались ослы, в крупных хозяйствах — в основном быки.

Отмечая развитие сельского хозяйства -в Испании при мусульманах, не следует преувеличивать его стабильность и производительность. Страна перестала экспортировать хлеб, а в неурожайные годы приходилось ввозить зерно из Северной Африки.

Существенными были изменения в земельных отношениях. Переход к мелкому хозяйству, намечавшийся уже в позднеримский и готский период, теперь завершился. Рабы, широко применявшиеся в земледелии в готской Испании, перестают играть в нем существенную роль. В Аль-Андалузе было множество рабов, но использовались они главным образом в домашнем хозяйстве, ремесле. Исчез также колонат позднеримского типа. Крупные землевладельцы обычно не имели в своих имениях домена и раздавали землю мелким держателям. Так же использовались и земли государства.

Процесс расчленения крупных имений и оседания на них мелких земельных собственников, по утверждению испанского историка Кахигаса, принял особенно земли. Эти условия были различными для «сухой» Ис-хигас именует эти сдвиги «аграрной реформой» [.

Условия, на которых крестьяне получали свои держания, определялись соглашениями с собственниками земли. Эти условия были различными для «сухой» Испании и для «влажных» областей. В зависимости от качества земли съемщики отдавали ее собственнику — от 7б до У2 урожая (в соответствии со стоимостью орошения и от того, чьи использовались.орудия, быки, семена — издольщика или хозяина). В отдельных случаях крестьяне выполняли барщину в пользу-землевладельца и экстраординарные работы2. Земельный собственник оказывал держателю помощь семенами, рабочим скотом и орудиями. Держатель обязан был произвести все сельскохозяйственные работы и доставить долю, причитавшуюся собственнику земли, в его городской дом. Иногда землевладелец продавал крестьянину ту часть урожая, которую он должен был получить от него. В случае засу-



1 См.: /. de Cagigas. Los mozarabes, t. I, 129

2 См.: Levi-Provengal E. Histoire de l'Espagne musulmaue, t. I. Paris, 1953, p. 161.

2 За к. 526


хш или губительного изобилия дождей рента обычно снижалась !.

О характере земельных отношений и социальном статусе непосредственных производителей Аль-Андалу-за высказывались различные мнения. Одни называют крестьян крепостными2, другие считают их свободными людьми, издольщиками, заключавшими контракты с собственниками земли. Если же они и были привязаны наследственно к своей местности, то это было проявлением не частной зависимости, а фискальной. Они были налогоплательщиками3. Высказать определенное суждение по данному вопросу мешает скудость имеющихся источников. Речь идет о мелких земельных держателях, считавшихся свободными. Если они и были связаны личной зависимостью в какой-то форме, сведениями о том мы не располагаем. Можно считать установленным фактом, что они подвергались эксплуатации и со стороны государства.

В Аль-Андалузе имелось немалое количество мелких земельных собственников. Это видно из архива толед-ских мосарабов,,в документах которого фигурируют крестьяне, свободно распоряжающиеся своими земельными участками4.

Экономика Аль-Андалуза не носила столь резко выраженного аграрного характера, как экономика стран Западной Европы той же эпохи. Важную роль в хозяйственной жизни здесь играли ремесло и торговля. Выше отмечалось, что города в готской Испании деградировали не столь быстро, как в ряде других варварских королевств. Арабское же завоевание и сдвиги, происшедшие в экономических отношениях в стране (рост масс мелких земельных собственников и мелких земельных держателей, освободившихся от тяжелых форм личной зависимости), с одной стороны, включение Ис-



1 См.: Levl-Provengal Е. Histoire de 1'Espagne musulmane, t. Ill, p. 268-269; Imamuddin S. M. Some aspects of the socio-economic and cultural history of Muslims in Spain. Leiden, 1965, p. 72-73.

2-См.: Альтамира P. История Испании, т. I. M., 1951, с. 103.

3 См.-.Vicens Vives J. Manual de historia economica de Espana, t. I. Barcelona, 1959, p. 103; Cahen C. Involution social du monde musulrnane jusq'au XII siecle… Cahiers de civilisation medievale, 1958, N 4, p. 461; ср.: Valdeavellano L. G. de. Historia de Espana, t. I, pars 2, p. 160.

4 См.: Pastor de Togneri R. Les Mozarabes de Tolede. — «Anna-les», 1970, N 2, p. 364,

пании в сферу экономических связей мусульманского мира (с его относительно высоким уровнем развития торговли:и товарно-денежных отношений) -с другой, также способствовали сохранению городов, остававшихся в своей основе центрами торговли и ремесла. В Аль-Андалузе уцелели крупные города. Если в Западной Европе даже наиболее крупные торговые центры имели 8- 10 тыс. жителей'в ту эпоху, то Кордова в X в. насчитывала не менее 250 (по некоторым данным, даже от 500 до 1000), Толедо — 37, Альмерия — 27 тыс. жителей1.

Важное значение имели обработка металлов и текстильная промышленность, производство оружия и ювелирных изделий. В Аль-Андалузе добывались железо, медь, свинец, золото, серебро,- ртуть. Центрами производства оружия были Толедо и Кордова, бумаги — Ха-тива, керамических изделий — Малага и Калатаюд, стекла — Аббас бен Фирнас, меховых изделий — Сарагоса, ювелирных товаров и предметов роскоши — Кордова и Севилья, шелковых тканей — Альмерия и Кордова, льняного полотна — Сарагоса. Все эти товары частично становились предметами экспорта в страны Ближнего Востока и в северную Испанию. Последняя, по выражению X. Висенса Вивеса, представляла собой в течение пяти веков колонию для мусульманской промышленности 2. Из Аль-Андалуза вывозились также оливковое масло и другие продукты сельского хозяйства.

Существенная особенность мусульманской Испании — наличие активной внутренней торговли и экономических связей между городом и деревней. Объектом внутренней торговли были некоторые промышленные изделия, а также хлеб. Можно сказать, что испано-мусульманский город представлял собой экономический центр соответствующего сельскохозяйственного округа 3. Торговля в стране облегчалась сохранившейся от римских времен сетью дорог.



1 См.: Vicens Vives J. Manual de historia economia de Espana, t. I, p. 102.

2 См.: ibid., p. 111.

3 См.: Levi-Provencal E. Histoire de L'Espagne musulmane au X-eme siecle, p. 182; Vatdmvellano L, Си de, Historia de Esoafia, t, I, pars. 2, p. 160,

Для денежной системы мусульманской Испании характерен биметаллизм. Первоначально в обращении'были золотой динар (имитация византийского золотого солида) и дирхам (серебряная монета), а с начала X в. стала чеканиться собственная золотая монета, которая доминировала по сравнению с серебряной монетой.

Центром торговой деятельности в городе был рынок близ мечети, к которому примыкали улицы, населенные ремесленниками (обычно мастеровыми одной какой-либо специальности). Ремесленники и торговцы объединялись в корпорации, возглавляемые старейшинами. За деятельностью купцов и ремесленников надзирали государственные должностные лица. Контроль над ремесленниками и торговцами должен был обеспечить соблюдение ими определенных, освященных религией этнических норм. Практически эти нормы в хозяйственной деятельности выражались в обязанности не нарушать установленной системы мер и весов, обеспечивать нужное качество товаров, не обманывать покупателей. Какие-либо остатки римской муниципальной системы, уцелевшие частично в готский период, теперь не обнаруживаются. Нет также данных о борьбе городов за эмансипацию и создание самоуправления.

Отмечая изменения в социальных отношениях в Испании при арабах, мы не имеем оснований идеализировать положение масс производительного населения. Если для мусульманской Испании не типичны суровые формы личной зависимости крестьян, то налоги в сочетании с рентой, выплачиваемой земельным собственникам, делали положение непосредственных производителей весьма тяжелым. Общая сумма налогов, взимаемых в Аль-Андалузе с 300 тыс. динаров при Абдаррах-мане I (756-788), выросла до 5400 тыс. динаров при Абдаррахмане III. Особенно остро ощущали гнет со стороны мусульманского государства те слои простого люда, которые принадлежали к мулади и мосарабам. Проявлением антагонизма между мосарабами и мулади (т. е. основной массой непосредственных производителей), с одной стороны, господствующим в Аль-Андалузе социальным слоем и государством — с другой, были восстания, миграция (мосарабов) на север, установление контактов с христианскими королевствами.

Уже при аль-Хакеме II (961-976) мусульманское государство перестало проявлять прежнюю религиозную

терпимость ото отношению к мосарабам. В начале IX в. в свизи с налоговым гнетом произошли волнения в мосарабских общинах Толедо и Кордовы. В 829 г. мулади и мосарабы Толедо провозгласили свою независимость. Ведущую роль в восстании в Толедо играли городские ремесленники и наемные работники, возглавленные кузнецом Хашимом. К ним примкнули крестьяне и рабы1. Лишь в 837 г. Абдаррахману II удалось захватить город. В Мериде мосарабы вступили в сношения с Людовиком Благочестивым и также-подняли восстание. В 873 г. толедцы добились от арабских властей признания за ними права на самоуправление. Во второй половине IX-X в. расширяется участие мос-арабов в колонизации Леона.

В конце IX в. произошло восстание мулади в Кордове. В горных районах Андалузии в союзе с мулади выступали и берберы. Но в конце IX в. арабская знать в Севилье перебила мулади. В начале X в. Абдаррах-ман III укрепил власть арабов во всем Аль-Андалузе.

В конце XI — первой половине XII в. положение мосарабов ухудшилось как в результате непрерывных войн, так и в связи с проявлением религиозной нетерпимости альморавидов и альмохадов. Христиане Гранады обратились к королю Арагона Альфонсу I с призывом о помощи. После того как Он предпринял военную экспедицию на юг полуострова, арагонское войско пополнилось массами мосарабов.

Взаимодействие христианского и мусульманского населения происходило и на территории, отвоеванной христианскими королевствами у арабов. Здесь первоначально оставались довольно значительные массы мусульман, именовавшиеся мудехарами (от арабского mudachhan — «мусульманин, который живет среди христиан»). Мудехары в большинстве своем занимались производительным трудом, ремеслами. Памятниками их строительной деятельности служат, в частности, аль-казар в Севилье и Пуэрта дель соль в Толедо («муде-харский стиль»). Мудехары сохраняли свою религию и обычаи, жили, как правило, в особых кварталах. Их права были обеспечены пактами, которые заключались при завоевании соответствующих территорий или фик-

1 См.: Dozy R. Geschichte der Ma иге» in Uv amp;nien. Bd. II, Leipzig, 1879, S. 307-308.

сировались в фуэрос. Согласно фуэро Куэнки, например, они по своим правам мало отличались от христиан. Мудехары обязаны были платить десятину церкви.

Для мусульманской Испании характерно наличие централизованного государства, которое заимствовало ряд черт византийского и персидского политического устройства. Во главе государства стоял эмир (с 929 г. халиф). Ему принадлежала неограниченная абсолютная власть, передаваемая по наследству. Важнейшими отраслями управления (армией, финансами) ведали правительственные учреждения — диваны. Административные округа, на которые делилось государство, и города возглавляли должностные лица -вали. Суд осуществляли чиновники — кади. Доходы государства пополнялись главным образом за счет поземельного и подушного налогов с немусульман, десятины, которую выплачивали мусульмане, а также торговых пошлин и экстраординарных налогов. Халиф имел еще личные доходы от собственных имений. Военная система первоначально основывалась на ополчении, которое выставляли племена мусульман, участвовавших в завоевании полуострова. Но со второй половины VIII в. важную роль в войске стали играть наемники, набиравшиеся из чужеземцев и отпущенных на свободу рабов. Альманзор отменил деление войска по племенам.

Мусульманское государство в Испании не смогло сохранить свое единство. Халифат в начале XI в. распался на тайфы -мелкие самостоятельные эмираты (Кордовский, Севильский и др.). Но и в этих мелких политических образованиях сохранились основные принципы прежнего административного устройства.

О характере общественного строя Аль-Андалуза трудно высказать определенное суждение, так как слишком' скудны данные о социально-экономических отношениях в этой стране. Некоторые испанские историки, отмечая, что аграрный строй мусульманской Испании был продолжением вестготского, в то же время считают характерной чертой Аль-Андалуза «денежную экономику», т. е. развитые товарно-денежные отношения

1 См,: Valdeavellano L. G, de, Historia de Espana, t. I, pars 2, p. 1.59-160. Ср. Альтамира P, История Испании, т, I, с. 102-100,

3. Леви-Провансаль, характеризуя земельные отношения Аль-Андалуза, оставляет открытым вопрос о том, можно ли считать их феодальными. Он ссылается на отсутствие всех необходимых для решения этой проблемы данных. А. Баллестерос пишет о появлении феодальных сеньоров в Кррдовском эмирате в конце IX в., но он имеет в виду партикуляристские тенденции различных арабских магнатов.

В советской исторической литературе мусульманские средневековые государства обычно рассматриваются как феодальные (или раннефеодальные). Но эта оценка относится к халифату Омейядов или Аббасидов в целом. Исследований же, посвященных специально мусульманской Испании, до сих пор не появилось. Между тем глубокие отличия этого государства, образовавшегося на территории раннефеодального Вестготского королевства, от арабских государств Востока не вызывают сомнений. Нельзя также не видеть весьма существенных различий между Кордовским эмиратом, а позднее халифатом, с одной стороны, и западноевропейскими раннефеодальными (и в дальнейшем феодальными) обществами — с другой. Возможно, социальная система Аль-Андалуза носила феодальный характер, но это был весьма своеобразный феодализм. К особенностям этой системы следует отнести наличие значительных масс крестьян, свободных от личной зависимости (или во всяком случае от наиболее тяжелых ее форм), отсутствие вотчины, подобной западноевропейской «классической вотчине», относительно высокий уровень развития товарно-денежных отношений и преемственность в экономическом городском развитии (от испано-римского города к мусульманскому), значительную роль централизованной государственной формы эксплуатации непосредственных производителей.

4. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСКИХ ГОСУДАРСТВ НА ПИРЕНЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ В VIII в. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ- РЕКОНКИСТЫ

К 714 г. почти весь полуостров оказался в руках мусульман. Однако на севере страны образовались небольшие очаги сопротивления. В Астурии местные жители вместе с" готами, возглавляемые Пелайо, знатным готом, оказали арабам сопротивление в районе Пикос де Эуропа. Согласно испанским источникам, они нанес-

ли поражение арабскому отряду в долине Ковадонга. Резиденцией Пелайо, избранного, по преданию, королем, был Кангас де Онис (к востоку от Овьедо). Благоприятные условия сопротивления в горной местности, традиционное стремление астурийцев, басков и кан-табров к независимости, а также слабая заинтересованность арабов в этих бедных районах помогли уцелеть новым политическим образованиям.

При короле Альфонсе I (739-757) Астурия расширила свои владения. Альфонс I на западе присоединил Галисию, на востоке захватил Алаву и Риоха. Он завладел Леоном, Амайей и рядом других городов. Альфонс I сумел использовать в своих целях внутреннюю борьбу в эмирате — восстание берберов против арабов, а также голод, который побуждал мусульман отхлынуть к центру и югу полуострова.

Владения астурийского короля представляли собой узкую полосу близ моря, достигавшую на юге Бургоса, Леона, Паленсии. Арабы отступили за Эбро. Их северная граница проходила по линии Памплона, Туде-ла, Гвадалахара, Толедо, Талавера, Сория, Коимбра. Между этими двумя границами находилась ничейная земля, которая опустошалась и христианами и мусульманами. Альфонс I, как сообщает Альбельдская хроника, «превратил землю вплоть до Дуэро в пустыню»1. В конце VIII в. королевской резиденцией стала Правил. Альфонс II (791-842) совершал набеги на Португалию, находившуюся в руках арабов, поддержал мятеж в Толедо, усмирял восставших магнатов в своем королевстве. Он перевел свой двор в Овьедо, построил дворцы, укрепил город стенами. Ордоньо I (850-866) медленно, планомерно продвигался на юг. Он восстановил ряд разрушенных ранее городов, частично заселил Леон, Асторгу и Амайю. Но в IX в. побережье Галисии начинают опустошать норманны.

Альфонс III (866-910) расширяет свои владения до Дуэро, строит на ее берегах укрепленную линию: Са-мора, Симанка, Осма, Сан Эстебан де Гомес. Объектом



1 Утверждение хрониста о создании иекоей «стратегической пустыни» в долине Эбро не следует принимать буквально. Очевидно, здесь оставалось много крестьян и известное число горожан, См.: Menendez Pidal R. Repoblacion у Tradicion en la cuenca del Duero. Enciclopedia Linguistica Hispanica, t. I. Madrid, 1960, p. XXIX-XXXII.

борьбы между астуро-леонским королевством и эмиратом становится территория между Дуэро и Гвадианой. В Португалии король заселяет Коимбру, в Кастилии — Бургос. Выражением претензий Альфонса III на гегемонию в Испании явилось.принятие им императорского титула.

В начале X в. центр тяжести политической жизни королевства перемещается с гор на юг, в Леон, который становится столицей. В широких размерах осуществляется (во второй половине IX-X из.) колонизация долины Дуэро, областей Леона и Кастилии. Для этого используются сервы, переведенные сюда с севера, и мосарабы. Леон заселяют главным образом астурийцы, мосарабы, Старую Кастилию — кантабры, баски, частично мосарабы.

Стремлению королей Леона расширить владения и упрочить свою власть противодействовали центробежные силы — сецессионистские тенденции магнатов. Они постоянно выступали против центральной власти, нередко заключая соглашения с арабами. Так, Альфонсу III приходилось подавлять восстания галисийской знати. Ордоньо II (913-923), которому отказала в поддержке знать Кастилии, потерпел поражение в битве с Абдар-рахманом III под Вальдехуннере. Против короля Ра-миро II (930-950) восстал граф Кастилии Фернан Гон-салес. Кастильцы впустили арабов на свою территорию., дали им возможность укрепиться в Мединасели, ставшем их опорным пунктом в последующих войнах против христианских государств.

Объединительная политика астуро-леонских королей тормозилась порядком престолонаследия: как правило, после смерти монарха королевство делилось между его сыновьями, чему обычно сопутствовала междоусобная борьба. Так, после смерти Альфонса III королевство было разделено на три части: Гарсиа получил собственно Леон, Ордоньо — Галисию и Лузитаыию, Фруэла — Астурию. После смерти Ордоньо II происходила борьба между его сыновьями Санчо и Альфонсом IV. В середине X в. свергнутый знатью с престола король Санчо прибег к помощи халифа Абдаррахмана III для того, чтобы вернуть себе корону.

О силе партикуляристских тенденций в государстве свидетельствует отделение Кастилии (до VIII в. — Бар-дулия). Со второй половины IX в. страна, йокрытая

крепостями (castella), именуется в источниках Кастилией. Она управлялась графами, назначаемыми королем Леона.

Граф Феонан Гонсалес (930-970), ставший позднее героем кастильского эпоса, добился предоставления ему в управление всех областей Кастилии, находившихся в ведении других графов (Бургоса, Лантарона, Лары, Алавы, Серезо), и получил возможность именоваться «графом всей Кастилии». Он поднял восстание против короля Рамиро II и после длительной борьбы упрочил свое положение правителя Кастилии. Ему удалось передать свое графство сыну. В начале XI в. Кастилия вошла в состав Наваррского государства, а с 1035 г. она стала самостоятельным королевством.

Очаги сопротивления ар-абам возникли в VIII в. и в Наварре. Мусульманам пришлось разместить в Пам-плоне — единственном городе этой области — гарнизон. В конце VIII — начале IX в. Наварра вступает в соприкосновение с Каролингской монархией. Карл Великий, совершая поход на Сарагосу, занимает Памплону, а возвращаясь на родину, разрушает ее стены. Баски совершают нападение на его арьергард в Ронсевале (778 г.). Позднее, в начале IX в., баски признают верховную власть франкского императора, но и после этого ведут вооруженную борьбу против франков. В конце VIII-начале IX в. королем Памплоны был Иньиго Ариста. Его сын и преемник Гарсиа Иньигес сближается с Леоном и оказывается во враждебных отношениях с эмиром.

Основатель новой династии Санчо Гарсес I (905- 925) начинает экспансию на юг. Он занимает Нахеру, строит крепость Вигуэру. Ему приходится отражать натиск со стороны Абдаррахмана III, захватившего Памплону. В конечном счете король Наварры сохранил свои владения, но его преемники вынуждены были признать верховную власть эмира. Наваррский король завладел графством Арагон. Зенита своего политического могущества Наварра достигла при короле Санчо III Великом (1000-1035). Он включил в состав королевства области Собрарбе и Рибагорсу, графство Кастилию и оккупировал Леон. Его влияние распространялось на Гасконь и Барселону.

Начальная история Арагона не освещена источниками. К началу IX в. Арагон — маленькое политическое

образование ё северо-восточной части полуострова, в горных долинах Ронкаля и Хистайна, обязанное своим наименованием реке Арагон. Центром этого графегва была крепость Хака. На западе от Арагона находились владения Памплоны, на 'востоке — графство Урхель и Барселона, к югу — часть долины реки Эбро, остававшаяся в руках мусульман. Материальные и людские ресурсы графства в это время были слишком незначительны для того, чтобы оно самостоятельно осуществляло Реконкисту. Во время правления наваррского короля Гарсия Санчеса (925-970) Арагон окончательно вошел в состав королевства Наварры.

В Каталонии христианские области, независимые от эмирата, появились после походов Карла Великого и Людовика Благочестивого в Испанию. Франки завоевали крепости и города Хёрону, Аусону, Лериду, Барселону, Таррагону, Тортосу. Возникли графства Барселона, Ампуриас, Бесала, несколько позднее — графства Сер-даньское, Пальярское и Урхельское. Вместе с Септима-нией они составили маркизат Готию. Уже.в-827. г. начались восстания готских графов против франкского господства. Король Франции Карл Лысый разделил маркизат Готию и Испанскую марку, которая и составила Каталонию. В 873 г. граф Барселоны Вифред Мохнатый добился независимости. Он управлял также Урхелем и отвоевал у арабов области Рипполя, Монсер-рат'а, Аусоны. Позднее все каталанские графства, кроме Пальярса и Ампурданы, подчинились его власти. Он деятельно осуществлял колонизацию, строил и укреплял монастыри. Перед смертью Вифред разделил свои владения между тремя сыновьями. Его преемники участвовали во внутренних войнах Кордовского халифата. В конце X в. Каталония, как и другие христианские государства Испании, оказалась неспособной противостоять натиску со стороны арабов, которых возглавлял Альманзор.

С начала 80-х гг. X в. фактический правитель Кордовского халифата и полководец Альманзор (аль-Ман-сур) перешел в наступление против христианских испанских государств. За 20 лет он предпринял около пятидесяти военных экспедиций на север. Арабские войска нанесли поражения войскам Леона, Наварры и Барселоны. Они овладели Саморой, сожгли Барселону, захватили и опустошили Коимбру, Симанку и Леон. Леон

признал свою зависимость от халифата. В начале XI в. Альфонс V (999-1028) олубликозал территориальный свод права — фуэро Леона.

Альфонс V отразил нападение норманнов на Галисию. Но соотношение сил на севере Испании сложилось не в пользу Леона.

После смерти Санчо III Великого политическая роль Кастилии на полуострове усилилась. Сын Санчо III Фернандо I (1035-1065) захватил Леон. Он воевал против Наварры и отобрал отошедшие к ней ранее области Кастилии. Положение в мусульманской'Испании (распад халифата на тайфы) в это время было благоприятным для Реконкисты. Фернандо I захватил мусульманские владения в Арагоне (крепости к югу от Дуэро), занял в Португалии области до Мэидего, Ко-имбру и разрушил ряд крепостей в Толедском эмирате. Граница Кастилии передвинулась к Само-Сьерра (близ Гвадаррамы). Эмиры Бадахоса, Толедо, Сарагосы, Севильи стали его вассалами и данниками- Одновременно Фернандо I отражал нападение со стороны Наварры. Он посылал войска на помощь эмиру Сарагосы против короля Арагона Рамиро.

После смерти Фернандо I королевство вновь было поделено между его наследниками. Происходят усобицы, враждующие стороны используют в качестве союзников арабов. Альфонс VI (1065-1109) объединил под своей властью Кастилию и Леон. В 1085 г. он совершил поход против Толедо — «прелюдию к Первому крестовому походу»Захватив Толедо, кастильцы преградили мусульманам доступ к горным проходам Гвадаррамы и получили возможность беспрепятственно заселять бассейн Дуэро. Альфонс VI вел на юго-западе военные действия против эмира Бадахоса. Происходит колонизация Новой Кастилии, долины Тахо, вплоть до верхнего Хукара, кастильской Эстремадуры. В ней участвовали выходцы с севера, в основном кастильцы, а также французы. Но здесь оставалось и местное население- мосарабы и мудехары. Колонизация Новой Кастилии осуществлялась главным образом городскими советами — консехос (Авилы, Саламанки, Сеговии и др.).

Архив Маркса и Энгельса, т. VI, с. 93.

Эмиры тайф обращались за помощью к альмора-видам (самарским берберам, перешедшим в ислам и создавшим обширное политическое объединение в Северной Африке). Вождь альморавидов Юсуф, высадившись в Испании, объединился с эмирами Гранады, Малаги, Альмерии и Бадахоса и нанес в 1086 г. у Салаки, близ Бадахоса, ' поражение войскам Альфонса VI. В 1094 г. кастильский рыцарь Руй Диас (Сид), служивший то королю Кастилии, то эмиру Сарагосы, собственными силами отвоевал у альморавидов Валенсию. Через 10 лет мусульмане вернули себе город.

После смерти Альфонса VI в Кастилии разгорелась внутренняя борьба, восстали манн а ты в Галисии, началось восстание в Сантьяго де Компостела, вспыхнула война между Кастилией и Арагоном. Альморавиды продвинулись на север, захватили Мадрид. Сын Урраки Альфонс VII (1126-1157) подавил восстания внутри страны. Он занял Нахеру, область Риохи, Сарагосу. Используя раздоры среди мусульман, король овладел Корней (к западу от Толедо) и вступил в Кордову (1146). Дальнейшим успехам кастильцев помешало появление в Испании новой военной и политической силы. Альмо-хады — мавры из марокканского Атласа — восстали против альморавидов в Африке и одержали над ними победу. Затем, прибыв по призыву эмира Бадахоса в Испанию, они подчинили себе к середине XII в. эмиров южной Андалузии, Эстремадуры и Португалии.

Альфонсу VII удалось поставить в вассальную зависимость Арагон, Наварру, графства Барселону и Тулузу. Он принял императорский титул. Но в его правление от королевства отпала Португалия. Португальский граф Альфонс Энрикес вел самостоятельную завоевательную политику. Он не только сражался на юге своей страны против мавров, но и совершал набеги на Галисию, захватил г. Туй. Альфонс Энрикес был провозглашен королем. Он объявил себя вассалом римской курии, и папа Александр III признал за ним титул короля. Еще раньше на это вынужден был согласиться и Альфонс VII. Значительных территориальных приобретений Альфонс VII не осуществил, хотя при поддержке флота Генуи и Пизы он захватил в 1147 г. Альмерию- важный порт на Средиземном море. Можно сделать вывод, что приход альмохадов подорвал влияние короля Кастилии в Андалузии.

После смерти Альфонса VII королеЁство разделилось между его сыновьями: Санчо III получил Касти-лию, Фернандо II — Леон. Завязалась междоусобная борьба. В 1158 г. королем Кастилии стал Альфонс VIII* в период. малолетства которого происходила борьба знатных родов (Кастро и Лара). В эту борьбу вмешивался король Леона Фернандо II (1157-1188), стремившийся установить гегемонию Леона в Испании. Он принял титул короля испанцев (Hispanorum rex). Фернандо II деятельно занимался колонизацией леонской Эст-ремадуры. При нем леонцы захватили крепость Алькан-тару.

Альфонс VIII отвоевал в Кастилии крепости, захваченные знатью в первый период его правления. Затем, договорившись с королем Арагона о распределении зон экспансии, кастильский король перешел в наступление против арабов. Он присоединил к своим владениям Ку-энку (к северо-востоку от Толедо), совершал набеги на Кордову и Хаэн. Однако в 1191 г. против Кастилии объединились все христианские королевства полуострова, кроме Наварры. В 1195 г. Альфонс VIII потерпел в предгорьях Сьерры-Морены, у Аларкоса поражение от альмохадов. Войско мавров, опустошив долину Тахо, захватило Санта Крус, Трухильо, Паленсию и Талаве-ру. В то же время король Леона Альфонс IX (1188- 1230) вторгся на территорию Кастилии в Тьерра де Кампос. Враждебные действия против Кастилии предприняла и Наварра. Заключив перемирие с мусульманами и получив поддержку от короля Арагона, Альфонс VIII воюет против Леона. Он отобпяя у Наварры Гипускоа.

В начале XIII в. короли Кастилии и Леона деятельно занимались колонизацией. Одновременно они восстанавливали ' города в своих старых владениях. Альфонс IX восстановил города леонской Эстремадуры (Мериду, Алькантару), область, пограничную с Португалией. Король Кастилии Альфонс VIII укрепил Сан-Себастьян, заселил Сантандер и другие города Канта-брийского побережья, Галисию. В 1207 г. он добился соглашения с королями Леона и Наварры. Папа Иннокентий III объявил крестовый поход против мусульман в Испании. В 1212 г. произошла битва при Лас Навас де Толоса (в провинции Хаэн), в которой Альфонс VIII нанес поражение альмохадам. Король Леона использо-

вал отсутствие войск Альфонса VIII на севере для захвата ряда кастильских крепостей. У мусульман он отобрал Мериду и Бадахос.

В 1217 г. королем Кастилии стал Фернандо III (Святой), сын Альфонса IX, короля Леона, и внук Альфонса VIII, короля Кастилии. Чтобы упрочиться на престоле, он подавил сопротивление кастильских магнатов, которым помогал его отец, король Леона. Фернандо III, использовав усобицы среди мусульман для завоевания бассейна Гвадалквивира, захватил Мурсию,, Хаэн, Кордову (1236), Севилью (1248). В военных действиях против Севильи принимал участие на Гвадалквивире кастильский флот. Ряд южноандалузских городов^ приняли кастильские гарнизоны, обязуясь выплачивать подати. В 1230 г. после смерти Альфонса IX Фернандо III занял и леоиский престол, что означало окончательное объединение Леона и Кастилии.

Альфонс X (Мудрый, 1252-1284) вел военные действия против Наварры, от которой требовал вассального подчинения. Против него восставала знать в Кастилии и Бискайи. Ему пришлось подавлять вос:тапие и покоренного мусульманского населения, инспирированное эмиром Гранады. Альфонс X предпринял военную экспедицию в Африку против мусульман, занял Уэльву (северо-западнее Кадиса) и сам Кадис, Херес, Картахену. Он добивался своего избрания германским императором, что вызывало сопротивление кортесов. Альфонс X известен также своей законодательной деятельностью (издание Фауэро реаль, Сиете Нар'.идас).

В начале XI в. при короле Санчо III Великом Наварра становится самым сильным христианским государством на полуострове. Владения- Санчо III доходят на западе до границ Галисии и на востоке до графства Барселоны. Санчо принял титул короля Испании. Но после его смерти королевство разделилось между сыновьями. Гарсиа получил Наварру и баскские провинции, другие сыновья -, Кастилию, графство Арагон, Собрар'бе и Рибаторсу. В 1076 г. владения Нав-арры были разделены между королем Кастилии Альфон-. сом VI и арагонским королем Санчо Рамиресом. Независимость навдррцы вернули себе только в 1134 г. С мусульманами Наварра уже не имела общей границы и не могла расширять за их счет свои владения. В 1200 г. кастильский король окончательно завладел

Алавой и Гилускоа. В XIII в. Наварра оказывается в сфере влияния Франции, она мало участвует в политической жизни полуострова.

Раздел монархии Санчо III Великого между его сыновьями привел к тому, что Арагон приобрел самостоятельность. Он был выделен сыну Санчо, Рамиро, получившему титул короля. Арагон стал играть по отношению к Наварре такую же роль, какую Кастилия выполняла по отношению к Леону. Вскоре к новому королевству были присоединены графства Ри б а горе а и Ообр арбе. Король Санчо Рамирес отобрал у арабов несколько крепостей на юге. В 1076 г. он стал также королем Наварры, что значительно укрепило Арагонское королевство. В конце XI в. арагоицы захватили Уэску, являвшуюся оплотом арабов к северу от Эбро. Этот успех был развит Альфонсом I Воителем (1104-1134), завоевавшим мусульманскую территорию на правом берегу Эбро и,в 1118 г. захватившим Сарагосу, ставшую столицей королевства. На западной окраине своего королевства Альфонс I колонизовал территорию в районе Сори и, Берлянги, Альмасана и Бельдорадо. Он совершил набег на Валенсию, Мурсию, Андалузию.

В 1137 г. Арагон вступил в унию с Каталонией, получив благодаря этому доступ к Средиземному морю. Король Альфонс II Арагонский имел также владения в южной Франции. Он воевал против арабов, в союзе с кастильским королем Альфонсом VIII, но позднее выступал вместе с Наваррой, Леоном и Португалией против Кастилии. При короле Хайме I (1213-1276) Ара-гон отвоевал у мавров Балеарские острова, Валенсию и Мурсию. Последняя была, однако,, признана областью, подвластной Кастилии.

Рамон Беренгер I (1035-1076) сосредоточил в своих руках помимо Барселоны графства Аусонскос и Хе-роиу. Ведя войну против мавров, он продвинулся на западе до' Барбастро. Эмир Сарагосы и некоторые другие эмиры платили ему дань.

В начале XII в. территориальный рост Барселонского графства продолжался. Независимость сохранили только два графства прежней Испанской марки — Ур-хель и Пералады. Барселонское графство установило торговые и дипломатические отношения с итальянскими городами-государствами. В 1137 г. была заключена уния с Арагоном.

Приведенные выше данные позволяют отметить некоторые черты политической истории Испании, являющиеся общими для средневековых государств Европы, а также те, которые следует считать'особенностями христианских королевств полуострова. Будучи единым политическим образованием в римскую и готскую эпоху, Испания в эпоху раннего средневековья распалась на ряд мелких государств. Политическое дробление страны, выходящей из стадии варварского королевства, характерно и для иных стран Европы. Точно так же постоянная борьба за новые территории и подданных, ведущая не только к экспансии против иноверцев, но и к войнам с другими христианскими государствами, присуща не только Испании. Это же относится и к внутренним усобицам.

Реконкиста в несравненно большей степени воздействовала на характер социального развития страны, ' чем завоевания, в том числе и крестовые походы, на судьбы других средневековых государств. Но она была обусловлена социально-экономическими отношениями Леона и Кастилии. Важным стимулом Реконкисты было стремление феодальной знати приобрести новые земли и военную добычу. Правда, крестьянская колонизация играла здесь значительно большую роль, чем в каких-либо иных странах Западной Европы. Однако по своей природе Реконкиста — детище феодального государства.

Мы могли проследить постепенное усиление стремления к централизации и объединению. Эта тенденция исходила не из одного, как в большинстве других стран средневековой Европы, а из нескольких центров. Вплоть до XIII в. наряду с концентрацией территории и населения в леоно-кастильском и арагоно-каталон-ском регионах кое-где получили преобладание сецессио-нистские тенденции (Наварра, -Португалия). И понадобилось еще дв(а столетия для того, чтобы объединились Кастилия и Арагон.

Политическая история Леона и Кастилии, несмотря на ее своеобразие, не обнаруживает таких принципиальных отличий от политического развития других стран Западной Европы, которые несовместимы с феодальным общественным устройством.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница