90-летию Союза сср посвящается николаймакаров


Глава 5. Строительство многонациональных



страница5/12
Дата26.07.2016
Размер2.33 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Глава 5. Строительство многонациональных

Вооруженных сил СССР
На переднем крае обороны любого государства стоят вооруженные силы. Они оберегают мирный труд своего народа в мирное время и с оружием в руках стремятся разгромить противника во время войны. Поэтому в многонациональном Союзе ССР с самого начала возникновения единого государства были приняты меры к их превращению в интернациональные Вооруженные силы страны. «Постановка этого вопроса, - говорил Фрунзе М. В., - практика его осуществления в рядах Красной Армии…целиком зависят от…характера нашей государственности и им определяются. Наше государство многонационально…»*
1). Возрастание роли национального фактора в

военном строительстве после образования СССР

Образование СССР повысило значение национального фактора в дальнейшем укреплении Вооруженных сил. Оно создало благоприятные условия для превращения их в подлинно интернациональную армию.

В основу национального военного строительства легли решения Х11 съезда РКП(б) (апрель 1923 года) и 1У совещания ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей, после чего началась кропотливая работа по практическому выполнению этих решений.


И надо сказать, что не все шло гладко. В октябре 1923 года на специальном совещании представителей военных округов было отмечено, что значительная часть командиров и политработников не в полной мере осознает значение национального вопроса в строительстве Красной армии. Было подчеркнуто, что национальный вопрос в военном строительстве, наряду с вопросом о союзе рабочего класса и крестьянства, является одним из основных факторов, определяющих успех всей работы по дальнейшему укреплению Вооруженных сил СССР и что «от успешного решения национального вопроса в строительстве РККА в значительной мере зависит боеспособность армии и оборона страны».** Этого можно было добиться как путем увеличения приема молодежи нерусской национальности в общие войсковые части Красной армии, так и путем развертывания национальных частей и соединений.

В 1924 году РВС СССР и штаб РККА разработали план мероприятий, предусматривающий решение следующих неотложных задач:

1). Совместно с руководящими органами национальных республик и Мобилизационным управлением штаба РККА развернуть подготовку к военной службе молодежи всех национальностей и народностей, входящих в Советский Союз;

2). Определить меры по подготовке национальных военных кадров;

3). Наметить количество и сроки формирования национальных воинских частей;

4) Усилить воспитательную работу в Вооруженных силах СССР в духе интернационализма и дружбы народов.***

Этот план, утвержденный в ноябре 1924 года на пленуме Реввоенсовета СССР, лег в основу практической работы по национальному строительству в Красной армии на многие годы.

_______________________________________

*Фрунзе М. В. Собр. Соч. Т. 2, Госиздат, М-Л, 1926, с. 189.



** РЦХИДНИ, Ф.85, оп. 21, д. 45, л. 1.

*** РГВА, Ф. 9, оп. 13, д. 225, л. 2, 3, 4.


2). Подготовка многонациональных военных

кадров Вооруженных Сил СССР
Развертывание многонациональных Вооруженных сил как интернациональной армии потребовало подготовки командно-политических кадров из числа граждан всех национальностей Союза.
Уже в 1924 году был увеличен контингент нерусских курсантов в военно-учебных заведениях (количество курсантов нерусской национальности составило 33,9 % вместо 23,7 % в 1923 году). В 1925 году численность нерусских курсантов уже составила 36,2 %. (сюда не входят 240 человек курсантов нерусской национальности, обучающихся в двух военно-морских учебных заведениях).

Однако низкий уровень общей культуры и слабое знание русского языка мешали курсантам из числа национальных меньшинств успешно осваивать программу обучения. Поэтому осенью 1924 года параллельно с военными школами РККА на основании приказа наркома по военным и морским делам от 9 июня 1924 года «О национализации военно-учебных заведений» на базе различных курсов были открыты следующие национальные военно-учебные заведения для подготовки командного состава на родном языке: Украинская пехотная школа червонных старшин им. ВУЦИК; Украинская кавалерийская школа им. Буденного; Киевская артиллерийская школа; Белорусская объединенная школа им. Фрунзе; Школа красных коммунаров (г. Москва); Интернациональная военная школа (г. Ленинград);* Татаро-башкирская школа им ТатЦИК (г. Казань); Военная школа им. КирЦИКа (г .Оренбург); Ташкентская объединенная командная школа им. Ленина; Объединенная среднеазиатская военная школа; Кавалерийская школа горских национальностей Северного Кавказа им. Ленина; Крымская кавалерийская школа им. КрымЦИК и три закавказских национальных венных школы (Грузинская, Армянская и Азербайджанская). Существовало еще и пять национальных военно-политических школ: грузинская, армянская, азербайджанская, закавказская (эта школа существовала с 1923 года как национальное отделение Военно-политической школы Отдельной Кавказской армии) и татарская, а также две украинские роты в военно-политической школе Киевского военного округа, национальные отделения при Ташкентской объединенной командной школе и Военно-политической школе Северокавказского военного округа. **


В 1925 году количество курсантов национальных военных школ выросло до 9.460 человек, среди которых лица нерусской национальности составляли 76,6 %.*** Комплектование этих школ шло за счет коммунистов, комсомольцев и членов профсоюзов, а так же рядовых и младших командиров нерусской национальности из войск. В Средней Азии в военные школы также принимали лучших милиционеров. Немало было и добровольцев. Так, например, осенью 1924 года на вступительные экзамены на 1.445 вакантных мест прибыло 2.554 абитуриента. ****

________________________________________________

* Школа с 17 декабря 1920 года готовила красных командиров из числа финнов, карелов, эстонцев, латышей и корейцев.

**. См: проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти, с. 237; РГВА, Ф. 4, оп.1, д. 54, л. 39; д. 910, л. 93об, 94; оп. 2, д. 10, л. 27, 42; РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 68, д. 420, л. 13; Отчет Народного комиссариата по военным и морским делам за 1923/ 1924 год, с. 86.; Атаев А. М. Национальные формирования в Дагестане и зачем нужна обязательная военная служба, с. 18; Военно-исторический журнал, 1982, № 10, с. 41, 42; Макаров Н. Многонациональные кадры Вооруженных Сил. На страже Родины. Ежедневная газета Ленинградского военного округа. 1989, 5 марта.

*** РГВА, Ф. 4, оп. 2, д. 112, л. 26.

**** РГВА, Ф. 4, оп. 3, д. 2927, л. 113.

Чтобы обеспечить необходимое число претендентов для поступления в национальные военные школы из числа юношей нерусской национальности, было открыто несколько подготовительных школ: грузинская, закавказская, ташкентская и киргизская (казахская). Например, в 1925 году в подготовительную киргизскую школу были приняты только казахи.*

В 1925 году из национальных военных школ был сделан первый выпуск. Качество подготовки выпускников оценивалось удовлетворительно.


Однако национальные военные школы испытывали большие трудности:
1). Не хватало подготовленного командного и преподавательского состава для проведения занятий на родном языке. В 1925 году, например, среди преподавателей этих школ было 83,8 % русских, 3,9 % украинцев, 2,1 % грузин, 1,4 % армян, 1,2 % белорусов, 1,1% поляков и 6,5 % других национальностей. **

2).Не было воинских уставов, наставлений и учебных пособий на родном языке. Первые уставы на национальных языках появились лишь в 1926 году***

3). Курсанты имели очень низкий образовательный уровень. В 1924 / 1925 учебном году 94 % курсантов имели начальное образование.**** Поэтому качество подготовки курсантов был невысоким, особенно по техническим дисциплинам;

4). Велик был отсев по неуспеваемости. Осенью 1924 года из-за низкого уровня подготовки курсантов Грузинской военно-политической школы выпуск из нее был вообще отменен (произвели политруками только несколько удовлетворительно подготовленных выпускников) *****

В таких школах трудно было готовить командиров - артиллеристов. По этой причине артиллерийские отделения были оставлены лишь в Белорусской объединенной школе им. Фрунзе, в Школе красных коммунаров в Москве и в Интернациональной военной школе в Ленинграде. Имевшиеся артиллерийские отделения в трех закавказских национальных военных школах были закрыты ( в них были оставлены только пехотные отделения), а подготовка командиров артиллерии для национальных частей ЗСФСР передана в общесоюзные военные школы. По причине низкого качества подготовки комсостава была закрыта в 1926 году и Киргизская (Казахская) национальная военная школа в Оренбурге, а подготовка комсостава из числа казахов передана в Татаро-башкирскую школу.******
Надо сказать, что не все граждане нерусской национальности учились в национальных военных школах. Многие нерусские юноши поступали и в общие армейские военно-учебные заведения, а в Военно-морском флоте национальных школ вообще не было.
Для целого ряда малых народов было определено, в каких военных школах они будут учиться: с 1926 года якуты зачислялись в военные школы Сибирского военного округа; буряты – в Ленинградскую кавалерийскую школу; чуваши – в Казанскую военную школу; мордвины – в Ульяновскую и Саратовскую пехотные школы; немцы – в Саратовскую пехотную школу; удмурты – в военные школы Ленинграда и Казани и молдаване – в Одесскую пехотную школу.

______________________________________________

*См: Красная звезда, 1925, 30 апреля

** РГВА, Ф. 4, оп. 3, д. 2927, л. 112;

***См: Антошин А. М. Военная реформа 1924-1928 гг.М. 1951, с. 82;

**** См: Берхин И. Б. Военная реформа в СССР, с. 133.

***** РГВА, Ф. 4. оп. 2, д. 58, л.27.

****** См: На страже Родины, 1989, 5 марта.

Младший комсостав готовили полковые школы и флотские учебные команды, которые имелись во всех частях Красной армии и при Военно-морских базах. *

К началу 30-х годов численность старшего и среднего командно-политического состава нерусской национальности в Вооруженных силах составила более 30 %, а число младших командиров достигло 40 %. Поэтому постановлением Реввоенсовета СССР от 14 ноября 1931 года национальные военные школы были закрыты. С этого времени подготовка командно-политического и административного состава нерусской национальности стала проводиться в общих училищах, академиях и на курсах РККА и ВМФ.



В 1936 году количество начальствующего состава нерусской национальности полностью соответствовало национальному составу РККА и ВМФ в целом, а вместе с русскими командирами и политработниками мы имели неплохой интернациональный состав руководящих кадров армии и флота.

Однако в 1937-1938 годах офицерскому корпусу Вооруженных сил СССР был нанесен огромный урон: было репрессировано около 40 тысяч человек командно-политического и административного состава, что фактически обезглавило Вооруженные силы. С мая 1937 года по сентябрь 1938 года подверглось репрессиям около половины командиров полков, почти все командиры дивизий и бригад, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов, большинство политработников корпусов, дивизий и бригад, около трети комиссаров полков.** Вместо зрелых командиров на руководящие должности в армии и на флоте были поставлены юноши, не способные успешно справляться со своими обязанностями. В начале Великой Отечественной войны на должности командиров взводов и рот в стрелковых войсках мы вынуждены были выдвигать сержантов и рядовых, проявивших способность командовать подразделениями в бою. К концу войны командовали полками 126 офицеров, начавших войну сержантами и рядовыми. ***

Изучая в 1980 году в РГВА документы Туркестанского военного округа, я наткнулся на материалы окружной партийной конференции 1939 года. С докладом на конференции выступал начальник политуправления капитан Петров (должности начальника политуправления округа соответствует звание дивизионного комиссара или генерал-лейтенанта). При знакомстве с новыми материалами советско-финляндской войны зимы 1939-1940 годов мне удалось прочитать статью, в которой сообщалось, что одна стрелковая дивизия была переброшена в Карелию с Украины и введена в бой западнее Кандалакши. Командовал дивизией капитан, который направил колонну дивизии к финляндской границе по лесной просеке без разведки. Как только дивизия, перейдя границу, втянулась в лес, растянувшись на десятки километров, финские автоматчики по всей длине колонны открыли огонь. Вся дивизия была уничтожена.**** После окончания военного училища в 1950 году я сам столкнулся с командиром 179 гвардейского стрелкового полка в г. Тирасполе ( Молдавия) полковником Дубовиком, который был назначен на эту должность в 1942 году в звании старшего лейтенанта. Не на высоком уровне был этот командир. А еще хуже командира полка был его заместитель по политической части подполковник Омельянов, выдвинутый замполитом с сержантской должности помощника ротного политрука. Он больше был администратором, чем воспитателем.

______________________________________________

* См: На страже Родины, 1989, 5 марта;

** См: Поцелуев В. А. История России ХХ столетия (основные проблемы). М., 1997, с. 281-282; Олег Сувениров. 1937. Трагедия Красной армии. «Эксмо», «Яуза». М., 2009.

***Страницы истории. Лениздат, 1989, с. 184, 185, 187.

**** В статье «Зимняя» война в доме поэта» говорится о таком факте: финны нашли не дошедшие до советских солдат письма на месте гибели окруженной дивизии. См: Санкт-Петербургские ведомости, 2011, 9 марта.

Террор против руководящих кадров армии и флота отрицательно повлиял на принятие командирами решений (теперь они вынуждены были оглядываться: а не будет ли на них злого доноса), вынуждал с опаской руководить войсками. Упал авторитет начальствующего состава, понизилась в Вооруженных силах дисциплина. К началу Великой Отечественной войны только 7 % командиров имели высшее военное образование, а 37 % не прошли обучения даже в средних военно-учебных заведениях. Самым больным местом в действующей армии в начале войны была нехватка зрелых военачальников. Даже в таком фундаментальном труде как «История второй мировой войны, 1939-1945» сказано, что «накануне войны основную часть офицерского корпуса составляли молодые командиры, политработники, инженеры и техники».* Это было одной из причин неуспеха начального периода войны. Встает вопрос: почему после принятия в декабре 1936 года довольно-таки демократической Конституции СССР было совершено такое тяжкое преступление? Или это произошло потому, что в борьбе с троцкизмом главный удар был нанесен против военных кадров, где Лев Троцкий имел немало своих сторонников; или НКВД под руководством Ежова убедил Сталина в заговоре, в который втянуты армия и флот? До сих пор историки на этот вопрос дают противоречивые ответы. Так, доктор исторических наук Олег Сувениров в своей книге «1937. Трагедия Красной армии», «Эксмо» и «Яуза», М., 2009 доказывает, что репрессии в отношении командно-политического и административного состава армии и флота проводились по политическим мотивам и были необоснованными, а Константин Романенко в книге «Если бы не сталинские репрессии!», «Яуза-Пресс», М., 2011 утверждает, что в Вооруженных силах СССР был заговор с целью свержения Советской власти, в который под руководством маршала Тухачевского М. Н. было втянуто немало руководящего состава армии и флота.

Руководящий корпус военачальников фактически пришлось нам воссоздавать уже в ходе начавшейся войны. В тяжелых и упорных боях с сильным противником мужали и зрели новые командные и политические кадры из представителей всех наций и народностей Советского Союза.



В бронетанковых и механизированных войсках в 1943 году кроме рисских было 14.136. украинцев, 2.490 белорусов, 830 татар, 270 грузин, 269 мордвинов, 250 чувашей, 136 казахов, 109 башкир, 106 азербайджанцев, 103 осетина, 75 узбеков и сотни лиц других национальностей.

В Военно- воздушных силах наряду с русскими, составлявшими основную массу летчиков, авиационных инженеров и техников, в 1943 году было более 28 тыс. украинцев, 5.305 белорусов, 1079 армян, 1.041 татар, 800 грузин, 405 чувашей, 383 мордвин, 251 осетин и много представителей других национальностей.

В артиллерии к концу Великой Отечественной войны только среди высшего командного и начальствующего состава наряду с русскими было около 6 тыс. украинцев, 1.246 белорусов, 240 армян, 173 татарина, 129 грузин, 99 мордвинов и еще много офицеров и генералов более 40 национальностей.

В стрелковых войсках картина выглядела еще более впечатляющей в пользу командиров из числа нерусских национальностей. **

В ходе войны выдвинулись такие военные руководители как Жуков Г. К., Василевский А. М., Рокоссовский К. К., Конев И. С.,Ватутин Н.Ф., Тимошенко С. К., Черняховский И. Д., Еременко А. И.,Малиновский Р. Я., Баграмян И. Х., Ротмистров П. А., Исаков И, С., Горшков С. Г.,Трибуц В. Ф, Говоров Л. А., Гречко А. А., Галаджев С. Ф., Крейзер Я.Г., Чуйков В. И., Гаген Н. А., Доватор Л. М., Руденко С. И., Манагаров И. М., Рыбалко П. С., Лелюшенко Д. Д., Колпакчи В. Я., Гетман А. Л., Москаленко К. С., Плиев И. А., Леселидзе К. Н. и др.

__________________________________________

* См: История второй мировой войны. 1939-1945. Воениздат, 1982, Т. 12, с. 242.

** См: Захаров И. З.Дружба, закаленная в боях. Мысль. М, 1970, с. 78; На страже Родины. 1989, 5 марта.

3).Национальные формирования Красной армии
С образованием СССР для строительства многонациональной Красной армии большое значение приобрело развертывание национальных формирований,* так как через национальные формирования можно было привлечь всех граждан СССР независимо от национальности к военной службе. Это была составная часть военной реформы 1924-1928 годов.

Руководствуясь решениями Х11 съезда РКП(б) по национальному вопросу, третий съезд Советов СССР 20 мая 1925 года поручил ЦИК СССР и СНК СССР обеспечить выполнение программы формирования национальных частей как «отвечающей интересам всех народов СССР в защите…Отечества». **



Создание национальных формирований проводилось с учетом степени подготовленности различных народов к военной службе, наличия командных кадров и особенностей быта туземного населения. Эти факторы оказали влияние на сроки формирования национальных частей, методы и формы их комплектования и порядок прохождения военной службы. При этом надо подчеркнуть, что национальные части по национальному составу были неоднородны, а, как правило, интернациональны. На основе архивных данных автор монографии попытался убедительно показать, что все они были многонациональными.

Граждане тех национальностей, представители которых раньше призывались на военную службу в обязательном порядке, призывались в армию на общих основаниях и служили полные сроки, установленные законом. В Закавказье еще в 1923 году из бригад национальных республик были развернуты армянская, азербайджанская и грузинская дивизии.*** В конце 1924 года на базе 2-го и 3-го полков 1-ой грузинской дивизии была сформирована 2-я грузинская территориальная дивизия. Ее формирование было закончено в 1925 году, а в 1929 году в состав дивизии был включен абхазский кавалерийский эскадрон.****

На Украине из существующих номерных (так назывались общие для всех наций СССР дивизии РККА) переводятся в национальные четыре правобережные территориальные стрелковые дивизии (95, 96, 99 и 100-я).***** В основном из украинцев состояли 3-я Бессарабская кавалерийская дивизия, 1-я Червонная казачья дивизия и 24-я стрелковая дивизия Украинского военного округа. Кроме того, в каждом полку 1-ой кавалерийской дивизии была сформирована сотня из украинцев. ******

В Белоруссии национальной стала 2-я территориальная стрелковая дивизия. Если в сентябре 1923 года в ней служило только 140 человек белорусов, то в январе 1929 года их стало 2848 человек.*******


_________________________________________________

* Примечание. В годы первой мировой войны в Российской армии были небольшие формирования мусульман Северного Кавказа, калмыков, башкир, бурят и якутов. В Гражданскую войну возникло немало национальных формирований, которые влились в Красную армию. Все они строились на добровольных началах и имели различную организационную структуру и численность. Среднеазиатские национальные части и подразделения в 1921 году были в основном переданы Бухарской народной республике. Все остальные национальные части как добровольческие в период сокращения РККА после войны были расформированы. РГВА, Ф. 4, оп.1, д. 54, л. 278; Ф. 9, оп. 3, д. 375, л. 13.

** СЗ СССР, 1925, № 35, ст. 249.

*** РГВА, Ф. 9, оп. 18, д. 354, л. 44.

**** РГВА, Ф.4, оп. 1, д. 1422, л. 16; Ф. 25873, оп. 1, д. 2116, л. 158.

***** РГВА, Ф. 9. оп. 13, д. 439, л. 24.

****** РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 68, д. 73, л. 70, 71.

******* РГВА, Ф. 9, оп. 123, д. 649, л. 53; оп. 17, д. 175, л. 118.

В Приволжском военном округе в составе казанской территориальной стрелковой дивизии были сформированы татарский полк и башкирский кавалерийский эскадрон.*

В Северокавказском военном округе существовал отдельный дагестанский кавалерийский эскадрон в количестве 135 человек и крымская татарская стрелковая рота.**

Эти национальные части РККА комплектовались так же, как и «номерные». Разница между ними была лишь в том, что основная часть личного состава в них состояла из коренных национальностей.

Там же, где обязательная военная служба раньше не вводилась, процесс создания национальных формирований происходил постепенно: сначала были созданы небольшие подразделения и части, затем по мере созревания соответствующих условий формировались более крупные части и соединения. Так, в конце 1924 года из национальных армий Бухары и Хорезма и добровольцев Средней Азии были сформированы: стрелковый батальон; три кавалерийских эскадрона; кавалерийский дивизион; стрелковая рота и вьючно-конная батарея.

В Северокавказском военном округе из горских национальностей был сформирован еще один кавалерийский эскадрдрон и шесть кавалерийских взводов, которые вместе с дагестанским кавалерийским эскадроном, выведенным из состава 13-ой стрелковой дивизии, в 1927 году вошли в кавалерийский полк (в марте 1930 года переименован в отдельный сводный кавалерийский полк горских национальностей Северного Кавказа и Дагестана имени Серго Орджоникидзе).

В это же время были сформированы отдельный егерский батальон в Карельской АССР; отдельный кавалерийский дивизион в Казахской АССР (в сентябре 1930 года властные органы Казахской АССР поставили перед РВС СССР вопрос о развертывании его в полк); отдельный кавалерийский эскадрон в Бурят-монгольской АССР (позднее был развернут в кавалерийскую бригаду.)*** и отдельная стрелковая рота с кавалерийским взводом в Якутской АССР ( в последующем в Якутии был развернут стрелковый батальон).****

После проведения в Средней Азии размежевания в 1926-1930 годах были сформированы два узбекских кавалерийских полка; два туркменских кавалерийских полка; отдельный киргизский кавалерийский эскадрон, затем переформированный в кавалерийский дивизион***** и таджикский кавалерийский эскадрон (переформированный в 1927 году в отдельный горный стрелковый батальон).****** Все эти части комплектовались добровольцами *******

______________________________________________

* РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 271, л. 10, 11, 13; Ф. 9, оп. 13, д. 439, л. 25; РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 68, д. 420, л. 5; Краснознаменный Приволжский, 1980, с. 140. Примечание: в книге «Советские Вооруженные Силы. История строительства», М. Воениздат, 1978, с. 154 приведены несколько иные сведения, а именно: в Татарской АССР и Башкирской АССР в 1925-1926 годах формировалось по одной стрелковой дивизии с кавалерийским полком в каждой.

** См: Проблемы государственного строительства в первые голы Советской власти, с. 235.

*** См: Военно-исторический журнал, 1980, № 10, с. 42.

**** РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 31, л. 7, 8; д. 54, л. 76; д. 61, л. 216; д. 335, л. 36; д. 525, л. 1, 2; д. 1349, л. 8-11; оп. 2, д. 176, л. 26, 27; Ф. 9, оп. 13, д. 439, л. 25; Ф. 54, оп. 1, д. 31, л. 8; Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти, с. 235, 236; Военно-исторический журнал, 1975, № 11, с. 120; 1982, № 10, с. 42.

*****РГВА, Ф.4, оп. 1, д. 1424, л. 79, 89; Ф.25895, оп. 1, д. 64, л. 1.

****** РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 525, л.8.

******* РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 335, л. 34; д. 525, л. 1, 4; д. 1080, л. 38; д. 1424,л. 79;оп. 2, д. 57, л. 4, 5;. Ф. 25895, оп. 1, д. 68, л. 78. Примечание: в книге «Советские Вооруженные силы. История строительства», М. Воениздат, 1978. с. 154 приводятся другие данные о национальных формированиях Средней Азии.

По мере улучшения подготовки молодежи коренных национальностей к несению военной службы национальные войска Средней Азии в 1931-1934 годах развертываются в более крупные части и соединения: отдельный узбекский стрелковый батальон был развернут в горный стрелковый полк; отдельный таджикский горный стрелковый батальон – в кавалерийский полк; формируется отдельная туркменская кавалерийская бригада (в составе трех полков и конно-артиллерийского дивизиона); киргизская территориальная кавалерийская бригада (в составе двух полков); смешанная узбекская бригада (в составе двух кавалерийских полков, горно-стрелкового полка и конно-артиллерийского дивизиона); отдельная таджикская бригада (в составе двух конно-стрелковых полков, кавалерийского дивизиона и въючно-горной батареи)* В 1935 году были развернуты туркменская, узбекская и таджикская горно-кавалерийские дивизии. Все они были территориальными.**




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница