90-летию Союза сср посвящается николаймакаров


Глава 4. Подготовка молодежи нерусской



страница4/12
Дата26.07.2016
Размер2.33 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Глава 4. Подготовка молодежи нерусской национальности к военной службе
Образование СССР превратило нашу страну в одно из крупнейших государств мира не только по величине территории, но и по количеству населения, что позволило привлечь к защите Отечества новые миллионы людей. Автор выяснил, что из 131,3 млн. человек, населяющих СССР к моменту его образования, воинская повинность распространялась только на 95,2 млн. человек, или 73,3 % населения Советского Союза. * Автор установил: до конца 1923 года в Красную армию и ВМФ на основе всеобщей воинской повинности призывались граждане следующих национальностей: русские, украинцы, белорусы, евреи, поляки, немцы, латыши, эстонцы, финны** вепсы,*** чуваши, башкиры и татары (крымские и закавказские татары, составлявшие примерно 1,8 млн. человек, на военную службу не призывались). Грузины, армяне и азербайджанцы призывались лишь в том количестве, которое требовалось для комплектования национальных частей ЗСФСР. Остальные 36,1 млн. человек (26,7 % населения) военной подготовки не имели и обязательной военной службе не несли.

Это был огромный резерв, соответствующая подготовка которого давала возможность значительно укрепить обороноспособность страны. ****

«Первая большая война, которую придется выдержать Советскому Союзу, - говорил Фрунзе М. В. на гарнизонном собрании в Тифлисе (Тбилиси) 15 апреля 1925 года,- …обяжет нас поставить под ружье все народы нашего Союза». *****

______________________________________________

* Такой вывод сделан автором на основе данных справки отдела демографии ЦСУ. РГВА, Ф.4, оп. 5, д. 52, л. 3; РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 11, д. 335, л.11-16.

** Так, например, в Ленинградской Краснознаменной пехотной школе, включившей в свой состав в сентябре 1926 года Интернациональную Краснознаменную военную школу, сформированную 27 декабря 1920 года, учились финны, карелы, эстонцы, латыши и корейцы. См: Санкт-Петербургское высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное училище имени С. М. Кирова. Исторический очерк, 1918-1998. Третье издание. Санкт-Петербург, 1998, с. 3, 37- 46, 180, 181.

*** Справка: вепсы являются потомками древнего племени «весь», продвинувшегося из Прибалтики на восток и занимавшего Межозерье - огромное пространство между тремя самыми большими озерами Северо-запада: Ладожским, Онежским и Белым. С приходом сюда в Х1 веке славян вепсы смешались с ними и обрусели, став союзниками Руси. В 1926 году численность вепсов составила 32,8 тыс. человек. В 1937 году вепсские территории утратили статус национальных, а при получении в 1938 году паспортов вепсов записывали русскими. См: Проблемы истории и культуры вепсской народности. Петрозаводск, 1989, с.4, 8, 10,17,18, 21, 22.

**** При расчете получаемого резерва автор исходил из того, что некоторые государства, участвовавшие в первой мировой войне, мобилизовали в армию до 20 % численности населения страны. См: Пермский М. Будущая война и оборона СССР. М-Л., 1929, с. 26, 27. Таким образом, дополнительный резерв наших Вооруженных сил мог составить около 7 млн. человек. Фактически за годы Великой Отечественной войны было призвано в Вооруженные силы 19,2 % всего населения СССР. См: Всероссийская книга памяти. 1941-1945. Обзорный том, с. 410.

***** Фрунзе М. В. Собр. Соч., т. 3, Госиздат, М-Л., 1927, с. 205.


Однако у некоторой части населения национальных окраин не было понимания необходимости собственного участия в военной защите Союза ССР. Да они и не были готовы к выполнению воинского долга. Сказывался ряд обстоятельств:

а) отсутствие ранее здесь воинской повинности;

б) религиозные предрассудки;

в) наличие межнациональных трений.

Все это вместе и порождало негативное их отношение к военной службе. Требовались умение правильно решить эту сложную задачу и огромные усилия для ее практического осуществления.


Нарком по военным и морским делам и председатель РВС СССР Троцкий (Бронштейн) Л. Д., занимавший эту должность до 1925 года, не считал необходимым привлекать к военной службе народности, которые не несли прежде воинской повинности, считая их «массой еще более тяжеловесной, чем крестьянство», а формирование национальных частей – «пустой забавой, игрой в удовлетворение национального самолюбия отдельных народов».* Троцкий Л. Д. все надежды возлагал на прямую военную помощь Советскому Союзу со стороны западноевропейского рабочего класса. «Если задохнется германская революция, то задохнется и наш Союз, - говорил Троцкий Л. Д. в октябре 1923 года на третьем всеармейском совещании политработников.- Без победы германской революции нам крышка». Такая позиция главы военного ведомства обрекала наш народ на фатальную пассивность. В докладе на первом Всесоюзном совещании Военно-научного общества СССР 22 мая 1925 года Фрунзе М. В. заметил, что из- за позиции Троцкого мы значительно отстали с изучением опыта Гражданской войны и поздно сделали вывод, что в военном отношении для защиты Отечества надо готовить весь народ, в том числе и те нации, которые не имели военной подготовки и к военной службе не привлекались.**
С назначением на пост наркома Военмора и председателя Реввоенсовета СССР Фрунзе М. В. национальное военное строительство значительно ускорилось. На практике оно проводилось в ходе военной реформы 1924-1928 годов и сыграло большую роль в расширении мобилизационных возможностей страны, укреплении дружбы народов СССР, их военного сотрудничества в рамках Союза Советских Социалистических Республик.
В исторической литературе довольно пространно говорится о том, что на основе декрета Совнаркома об организации Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), подписанного Лениным В. И. 15 января 1918 года, предусматривалось ее формирование из «всех граждан Российской республики» и на этой основе делается вывод, что с первого дня формирования новой армии в ней стали проходить обязательную военную службу граждане всех наций и народностей. На такой позиции стоял, например, доктор философских наук, профессор Самойленко В. Ф.***
Между тем привлечение ряда народов к обязательной военной службе было делом сложным и длительным. Автор монографии попытался это доказать на основе изучения и анализа большого количества источников и, прежде всего, архивных материалов, впервые вводимых в научный оборот.
________________________________________________

* См: Военно-исторический журнал 1972, № 7, с. 7, 8.

** См: Фрунзе М. В.Собр. соч., Т. 3, Госиздат, М-Л, 1927, с. 249, 250.

*** См: Самойленко В. Ф.Дружба народов – источник могущества Советских Вооруженных сил, с. 36, 37.


1). Налаживание военного учета и проведение допризывной

подготовки в национальных районах СССР
Для привлечения граждан всех национальностей СССР к защите Отечества необходимо было обеспечить их начальную военную подготовку и призыв на военную службу. А для этого требовалось, прежде всего, наладить военный учет населения. *

Начиная с 1924 года в национальных районах СССР заметно улучшается военный учет населения. Вводится приписка военнообязанных к призывным участкам. Для этого во всех районах была расширена сеть военкоматов.

В национальных районах России (Поволжье, Сибирь, Дальний Восток и Север), на Украине (в особенности в Правобережной ее части), в Белоруссии и Закавказье (на большей их территории) это было сделано во второй половине 1924 года; в Карелии, Бурятии и на Алтае – в 1925 году; на Северном Кавказе и в Дагестане – в 1925-1928 годах.

В Казахстане до 1925 года на военном учете стояли граждане только русской национальности. В феврале 1925 года на военный учет были взяты казахи, отнесенные к среднему и старшему командному составу. В апреле этого же года были приписаны к призывным участкам граждане рождения 1904 и 1905 годов независимо от национальности.

В Средней Азии процесс постановки на военный учет затянулся еще больше : до осени 1925 года здесь на военном учете стояли только допризывники. Причем их учет проводился через партийные, комсомольские и профсоюзные организации, бедняцкий союз «Кошчи» и добровольные оборонные общества.
И только осенью 1925 года были приписаны к призывным участкам граждане 1903, 1904 и 1905 годов.. Военный учет остальной молодежи в Средней Азии начался уже после введения на ее территории Закона «Об обязательной военной службе» от 18 сентября 1925 года в 1925 -1927 годах. ** К 1930 году военный учет населения был налажен по всей стране. Этому способствовал переход на районную систему военного учета и мобилизационной работы.***
После того как военный учет населения был налажен, улучшилось и военное обучение тех, кто готовился идти на военную службу.
В 1923 году декретом ЦИК СССР и СНК СССР было утверждено положение «О военной подготовке трудящихся СССР», согласно которому военному делу должны были обучаться все военнообязанные.

Но на практике такая работа в национальных районах налаживалась медленно. В Азербайджане, например, из 15.835 допризывников в 1923 году только 900 прошли полуторамесячную военную подготовку; в Армении из 6 тыс. допризывников было обучено лишь 300 человек.**** Введение 8 августа 1923 года декрета ЦИК СССР и СНК СССР «Об организации территориальных войсковых частей и проведении военной _____________________________________________

* До 1924 года в УССР, БССР, национальных районах Поволжья и Сибири (на Алтае, Сахалине, в Якутии и т. д.), а так же в ЗСФСР (особенно в Армении и Азербайджане) военный учет населения был неполным и неточным. На Северном Кавказе, в Дагестане, Казахстане и Средней Азии его не было вообще. См: Вопросы истории. 1982, № 12, с. 11.

** См: Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти, с. 229.

*** РГВА, Ф.4, оп. 1, д. 1422, л. 126.

**** РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 11, д. 181, л. 15.

подготовки трудящихся» * и принятие 18 сентября 1925 года первого общесоюзного Закона «Об обязательной военной службе» вместе с улучшением патриотического воспитания удалось значительно улучшить военную подготовку молодежи по всей стране. Улучшилась координация оборонной работы Советов и оборонных организаций.

С этой целью при местных Советах были созданы комиссии содействия. С 1924 года повсеместно началась активная работа по оборудованию военно-учебных пунктов.

24 сентября 1924 года ЦК РКП(б) принял постановление «О допризывной подготовке», в котором обратил внимание на ее важное значение в системе укрепления Вооруженных сил СССР. Это постановление определило систему мероприятий по улучшению подготовки допризывников, прежде всего в национальных районах. **

В организации военного обучения в национальных районах был целый ряд особенностей, вызванных конкретными условиями жизни и быта местного населения:

а). Там, где коренное население ранее в армии не служило или служила небольшая его часть, военная подготовка этого контингента проводилась на год позднее, чем на остальной территории СССР. (21 марта 1924 года призывной возраст юношей национальных районов был увеличен с 20 лет до 21 года).*** Такая мера вводилась потому, что у местного населения национальных районов СССР уровень образования и культуры был ниже, чем у русских.

б).Если в РСФСР, УССР и БССР подготовка допризывников проводилась военкоматами, то в Закавказье она возлагалась на национальные дивизии Грузии, Армении и Азербайджана. Для этого при кадровых полках этих дивизий решением РВС ОКА в августе 1923 года были сформированы кадрированные батальоны, а в штабах дивизий создан аппарат для руководства подготовкой допризывников.****

в). В Средней Азии допризывная подготовка проводилась отдельно для коренного населения и для русских, украинцев и белорусов. ***** Причем, обучение допризывников из числа коренного населения проводилось по инициативе военных органов национальных республик и носило опытный характер.

г). Особенностью допризывной подготовки в национальных районах СССР было и то, что она вводилась не сразу на всей территории конкретной национальной республики, а только по мере созревания условий для ее проведения. Так, с конца 1925 года постепенно начала вводиться обязательная допризывная подготовка молодежи коренного населения в Ташкентской, Самаркандской, Ферганской и Зеравшанской областях Узбекской ССР; в Полторацком, Мервском и Ленинском округах Туркменской ССР и в Киргизской автономной области.******

Ввиду низкого уровня грамотности допризывников национальных районов принимались меры к первоочередной ликвидации неграмотности среди тех, кто шел на военную службу. Дело в том, что увеличение из года в год численности призываемых из среды национальных меньшинств грозило снижением качественного состава армии и флота. Так, если в целом по СССР в 1924 году было 19,4 % неграмотных призывников, то Закавказье дало 51,8 % неграмотных, Поволжье – 25,7 %, Казахстан – 23,5 %, Средняя Азия – 21 %. При этом надо учесть, что в Казахстане и Средней Азии призыв проводился выборочно.

_________________________________________________

*СЗ СССР, 1923, № 93, ст. 915.

**См: КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Документы. 1917-1981. М. 1981, с.216, 217.

. *** См: СЗ СССР, 1924, № 45, ст. 423.

****. РГВА, Ф. 25873, оп. 1, д. 2221, л.3, 18-22, 23, 24; РЦХИДНИ, Ф. 17. оп. 11, д. 181, л. 19; Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти, с. 230.

***** РГВА, Ф. 4, оп. 2, д. 57, л. 35.

****** РГВА, Ф. 4. оп. 2, д. 57, л. 35, 36, 95-97; Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти, с. 230-231.

Принятые меры по налаживанию военного учета и военной подготовки молодежи, диффиринцированный подход к ее организации с учетом особенностей национальных районов и повышение грамотности призывников дали положительные результаты:

1).В национальных районах СССР значительно увеличилось количество военнообязанных. Если весной 1924 года на военном учете состояло 26,26 % допризывников нерусской национальности, то осенью того же года их стало 36,76 %, а в 1930 году – весь призывной контингент;

2). С каждым годом увеличивалось количество обученных военному делу;

3). Значительно выросла грамотность призывников: в 1924 году среди призванных в Вооруженные Силы было 19,4 % неграмотных; в 1925 году – 12,4 % , а в 1939 году – лишь единицы. Если в 1928 году среди горцев Северного Кавказа и Дагестана было 75,9 % неграмотных призывников, среди казахов – 70,8 %, а среди добровольцев Средней Азии – 61 %, то в 1939 году среди призывников этих районов встречались лишь единицы неграмотных. *
Так, несмотря на немалые трудности, была решена задача огромной политической и оборонной важности – за всеми гражданами СССР обеспечено равное право и равная обязанность по вооруженной защите своего Отечества.

Ст. 1 «Закона о всеобщей воинской обязанности», принятого в сентябре 1939 года Верховным Советом СССР, гласила: «Военная служба в Рабоче-крестьянской Красной Армии представляет почетную обязанность граждан СССР». Если по Закону «Об обязательной военной службе» 1925 года для отдельных местностей и отдельных национальностей мог быть установлен особый порядок ее прохождения или в качестве временной меры они вовсе освобождались от призыва в армию, то в ст. 20 Закона 1939 года говорилось: «От явки к призыву никто не освобождается, кроме лиц, получивших отсрочку для окончания образования».**



2). Организация и проведение призыва

в Вооруженные силы СССР
Известно, что Красная армия родилась в годы Гражданской войны. Ее комплектование проводилось путем мобилизаций.***

Первый плановый призыв в армию и на флот в мирное время был проведен в 1924 году. Однако абсолютное большинство коренных жителей национальных районов СССР к военной службе не было привлечено. Да и не было законов, принятых органами власти на местах, которые бы обязывали все население служить в Вооруженных силах. До сентября 1925 года не было и Закона Союза ССР об обязательной военной службе.

__________________________________________

*См: Кораблев Ю. И., Макаров Н. Ф. Образование СССР и укрепление обороны страны. Вопросы истории. М., 1982, № 12, с.13.

** Однако некоторые малые народы, такие как гиляки и ойроты острова Сахалина, алеуты Камчатки, чукчи Чукотки и народы крайнего Севера России и после принятия этого закона в армию не призывались. См: Санкт-Петербургские ведомости, 2009, 11 декабря.

*** Справка: в конце 1922 года в Красную Армию было призвано небольшое количество граждан 1901 года рождения с Украины, Белоруссии и части Северного Кавказа, а весной 1923 года – с Дальнего Востока и Закавказья. В других районах призыв не проводился, так как их сверстники были взяты в армию еще в годы Гражданской войны. Уже тогда в числе пополнения войск и флота увеличилось количество украинцев, белорусов, татар, башкир, удмуртов, чувашей и лиц других национальностей. РГВА, Ф. 9, оп. 13, д. 225, л.13.

Надо сказать, что партийные и советские органы национальных республик ставили этот вопрос перед ЦК РКП(б) и ЦИК СССР. Так, после Х11 съезда РКП(б) пленум Заккрайкома высказался за введение обязательной воинской повинности для всех граждан ЗСФСР. * Обсудив 27 августа 1923 года этот вопрос, РВС ОКА высказался за введение на территории Закавказья всеобщей воинской повинности и установление одинакового срока военной службы на всей территории Союза ССР.** Всеобщая воинская обязанность в ЗСФСР была введена в 1924 году. От призыва на военную службу освобождались только аджарцы и граждане Алакцихского и Ахалкалакского уездов***

В феврале 1925 года 1 Всетуркменский съезд Советов высказался за переход от добровольчества к обязательной военной службе. В апреле Туркменская и Узбекская республики возбудили перед ЦИК СССР вопрос о переходе к обязательной службе граждан, которые ранее воинской обязанности не несли. Командующий Туркестанским фронтом **** Авксентьевский К. А. докладывал председателю РВС СССР Ворошилову К. Е., что добровольческий принцип комплектования национальных частей, наряду с положительными результатами создает почву и для отрицательных явлений: националы видят в нем неравенство по сравнению с русскими. Поэтому, заключал он, в Средней Азии желательно ввести всеобщую воинскую повинность.***** В это же время за введение обязательной военной службы для коренных жителей высказались органы власти Казахстана, Якутии и Бурят – Монголии.

Правительство Союза ССР рассмотрело ходатайства национальных республик и сочло необходимым принять Закон об обязательной военной службе. Такой Закон был принят ЦИК и СНК СССР 18 сентября 1925 года. Он вступал в действие с 1 октября 1925 года. ****** Это был первый общесоюзный Закон, определивший права и обязанности граждан СССР по защите Союза ССР и несению военной службы******* Введение его в действие на территории национальных республик проводилось решениями высших органов власти этих республик. Действительную военную службу граждане СССР могли проходить в кадровых войсках, территориальных частях или вневойсковым порядком.

Осенний призыв 1925 года проводился уже на основании этого Закона. В армию призывались граждане коренных национальностей на всей территории Грузии (кроме абхазцев и мусульман Ахалцихского и Ахалкалакского уездов), Карельской, Якутской и Бурят-монгольской АССР. В 1926 году в армию были призваны удмурты. В Азербайджанской ССР призыв коренного населения на военную службу начал осуществляться в 1927 году, а казахов ( не только в Казахской АССР, но и живущих в других районах СССР), горцев Северного Кавказа и Дагестана, жителей Абхазии и Аджарии, а так же ойротов и других малых народов Алтая – в 1928 году. ******** Все призванные в основном направлялись в национальные части.

_____________________________________________

* РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 11, д. 181, л. 2, 69. 70.

** РГВА, Ф.25873, оп. 1, д. 211, л. 48, 49, 51, 54.

*** РГВА, Ф. 4., оп. 2, д. 58, л. 102; Ф. 25873, оп. 1, д. 156, л.47.

**** Справка: если на всей территории Советского Союза в это время уже были военные округа, то в Средней Азии в связи с борьбой с басмачами действовал фронт, переименованный в середине 1926 года в Среднеазиатский военный округ.

*****РГВА, Ф. 4, оп. 2, д. 84, л.84; Ф. 25873, оп. 1, д. 2116, л. 48. 49, 51, 54.

****** СЗ СССР, 1925, № 62, ст. 462.

******* Подробнее можно об этом прочитать в Военно-историческом журнале № 9 за 1975 год на страницах 121-125.

******** См: Макаров Н. Строительство многонациональных Вооруженных Сил СССР в 1920-12939 гг. Военно-исторический журнал, 1982, № 10, с.40; РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 905, л. 15; д. 1349, л. 8; оп. 2, д.211, л.4; д. 468, л. 27;Ф. 9, оп.3, д. 405, л.45, 47. 49; оп. 18, д. 505, л.88;
Особо здесь надо рассказать о том, как был проведен призыв в армию казахов. Условия для проведения призыва казахов созрели к 1928 году. Однако в РВС СССР считали, что казахская молодежь не пригодна к военной службе. Поэтому Главное управление РККА (оно ведало вопросами мобилизации и призыва) не планировало проведения призыва казахов до 1932 г.*

Считалось, что казахи к военной службе не пригодны. ** И только по ходатайству партийных и советских органов Казахской АССР 24 ноября 1926 года такое решение было пересмотрено: для комплектования национальных частей было решено приступить к призыву казахов в 1928 году. 18 января ЦИК Казахской АССР постановил: «Учитывая то, что проведена подготовка общественного мнения по вопросу отбывания воинской повинности коренного населения Казахской АССР, с осени 1928 года приступить к призывам в ряды Рабочее – Крестьянской Красной армии казахских трудящихся на точном основании Закона «Об обязательной военной службе».

Осенью 1928 года впервые был проведен призыв казахов в армию наравне с гражданами всех других наций СССР. Повестки о призыве получили 34.790 молодых казахов, что составляло 96 % всех призывников. Явка на призывные пункты составила 85,86 %. Медицинское освидетельствование прошло 33.658 человек. Абсолютно годными к военной службе призывные комиссии признали 53,63 % (для сравнения: среди русских призывников процент годности составлял тогда 58,42 %). А в 1939 году годными для службы в строевых частях РККА было признано уже 86,1 % казахской молодежи. **** На военную службу зачислили свыше 10 тыс. человек, проходить которую предстояло вневойсковым порядком путем сборов в течение пяти лет. 1У сессия ЦИК Казахстана отметила успешное проведение первого призыва казахской молодежи и подчеркнула, что «этим самым Казахстан входит в общую систему Вооруженных сил СССР на равных началах с трудящимися других братских республик».*****

С 1928 года основная масса граждан нерусской национальности была привлечена к обязательной военной службе. Призыв в армию и на флот стал проводиться во всех национальных районах СССР (кроме Средней Азии).

В 1928 году из 583,5 тыс. человек, призванных в Вооруженные силы СССР, русские составляли 63,8 %, украинцы – 18,96 %, белорусы – 5,4 %, евреи – 2,1 %, татары – 1,68 %, грузины – 1,3 %, армяне – 1,2 %, немцы – 0,79 %, поляки – 0,72 %, мордвины – 0,63 %, тюрки (азербайджанцы) – 0,46 %, чуваши- 0,4 %, зыряне ( коми) – 0,26 %, башкиры – 0,22 %, молдаване – 0,21 %, карелы – 0,18 %, черемисы – 0,17 %. вотяки (удмурты) – 0,16 %, осетины – 0,15 %, горцы Северного Кавказа – 0,15 %, казахи – 0,12%, латыши – 0, 1 %, эстонцы – 0,1 %, корейцы – 0,07 %, бурят-монголы (буряты) – 0,06 %, литовцы – 0,04 %, калмыки- 0,04 % и прочие -0,53 %. ******

В 1930 году в армию на общих основаниях были призваны все без исключения горцы Северного Кавказа и Дагестана, талыши и курды. *******

___________________

* РГВА, Ф.4. оп. 2, д. 211, л.3; Ф. 9, оп. 3, д. 372, л. 19; См: Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти, с.234.

** РГВА, Ф. 9, оп. 3, д. 375, л. 19.

*** РГВА, Ф. 4, оп. 2, д. 21, л.4.

****. За большие заслуги по подготовке коренного населения Казахстана к выполнению обязательной военной службы по ходатайству ЦИК Казахской АССР военком республики Шелыхманов И. П. был награжден орденом Красного Знамени.

***** РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 1002, л. 3. 11; д. 1349, л. 8; Ф. 9, оп. 3, д. 375, л.4, 22, 23, 29, 30; д. 411, л. 33; д. 1349, л. 8; Боевое Знамя. Ежедневная газета Среднеазиатского военного округа, 1988, 24 января.

****** РГВА, Ф. 9, оп. 3, д. 405, л. 80, 81; Военно-исторический журнал, 1982, № 10, с. 40.

******* РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 1422, л.172; Краснознаменный Закавказский. М., 1969, с. 131.


В республиках Средней Азии привлечение местного населения к военной службе развертывалась медленнее, что обуславливалось кочевым образом жизни части населения;, слабой постановкой военного учета, наличием басмачества и т. д. Здесь вплоть до 1931 года пополнение в армию шло в основном за счет организованной молодежи (коммунистов, комсомольцев, членов профсоюзов и бедняцкого союза «Кошчи») и добровольцев, что давало возможность комплектовать национальные части за счет более сознательной части населения. Однако в этом был и отрицательный момент: он тормозил развертывание национальных частей в более крупные единицы. Поэтому власти союзных республик региона стремились ускорить введение на своей территории обязательной военной службы в отношении граждан коренных национальностей.


В 1924 году была предпринята первая попытка призвать в армию местную молодежь в Узбекистане. При этом не была в достаточной степени учтена степень подготовленности населения к призыву, а его подготовка проводилась плохо. Призыв сорвался: некоторые призывники на призывные пункты не явились (или попросту скрылись), а из числа явившихся лишь 15 % оказались годными к военной службе.* После такой неудачи здесь стали более внимательно относиться к подготовке местной молодежи к прохождению военной службы: более активно стала проводиться массово-политическая работа среди населения; улучшилась работа военкоматов; ход ее не раз обсуждался в партийных, комсомольских и советских органах республик и на пленумах РВС Среднеазиатского военного округа.

В 1925 году из числа приписанных к призывным участкам 3.565 человек провели выборочный призыв 1.072 человек в Самаркандской, Ферганской, Ташкентской и Зеравшанской областях. В 1926 году призвали еще 300 человек из числа молодежи коренных национальностей Сурхандарьинской, Кашкадарьинской и Зеравшанской областей (всего из Средней Азии в 1926 году было призвано 1.500 человек).** А в 1930 году над призывниками взял шефство комсомол.


27 января 1931 года Исполнительная комиссия Среднеазиатского Бюро ВКП(б), обсудив вопрос об итогах набора в Красную армию из местных основных национальностей, признала проведение призыва в 1930 году вполне удовлетворительным и приняла решение разработать Закон «Об обязательной военной службе» для республик Средней Азии, а РВС САВО в месячный срок ввести его в действие.***
После этого съезды Советов среднеазиатских республик приняли постановления о введении на своих территориях всеобщей воинской обязанности для всего населения республик региона.****

В 1932 году призыв коренных национальностей проводился уже на всей территории Средней Азии (исключение составляло небольшое число районов).

______________________________________________________

* Доклад ПУРа в Орграспредотдел ЦК РКП (б) «О национальных формированиях» от 4 марта 1925 года» РЦХИДНИ, Ф. 17, оп. 68, д. 420, л. 6.

** РГВА, Ф. 25895, оп. 1, д. 111 л. 5, 6.

*** РЦХИДНИ, Ф.17, оп. 24, д. 32, л. 60, 61.

****: Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных республик. Сборник документов в семи томах. Т. У11, М. 1965, с. 715. Примечание: доктор исторических наук Вишневский А. Я. в книге «Школа дружбы народов (Красная армия – школа интернационализма и дружбы народов)», Душанбе, 1967, на с. 41 утверждает, что призыв граждан коренных национальностей Средней Азии на принципе обязательной военной службы стал проводиться с 1927 года. Но, как видим, это не соответствует действительности.

Постановлением РВС Среднеазиатского военного округа № 117 от 5 августа 1933 года прием в армию добровольцев прекращался (в 1925 году, например, в РККА было принято 6.900 добровольцев).*


Пополнение Вооруженных сил СССР гражданами нерусской национальности значительно увеличилось. Только из Казахстана и Средней Азии в 1935 году поступило 5.252 человек, в 1936 году – 3.662, в 1937 году – 7.121, в 1938 году – 17.699 человек и в 1939 году – 55.292 человека (при этом надо учесть, что в армию шел не весь призывной контингент. В 1939 году, например, из Средней Азии на военную службу шло только 40 % призывников). **
Граждане всех союзных и автономных республик, независимо от национальной принадлежности, стали теперь призываться на военную службу в соответствии с Законом «О всеобщей воинской обязанности», принятым в сентябре 1939 года Верховным Советом СССР. Это позволило значительно увеличить подготовленный в военном отношении резерв и уже в первые месяцы Великой Отечественной войны направить на фронт около 4 млн. человек.*** Всего же за годы войны в СССР было мобилизовано 29.574.900 человек.****
Так была решена труднейшая и в то же время очень важная политическая задача обеспечения фактического равенства всех народов СССР в области военного дела. В военном отношении эта мера увеличила наши мобилизационные возможности и способность выстоять в самой суровой и кровопролитной за всю историю человечества войне 1941 – 1945 годов и одержать победу над сильным и коварным врагом.

________________________________________________

* РГВА, Ф. 4, оп. 1, д. 602, л. 70; Ф. 25895, оп. 1,д. 64, л. 171-173; д. 67. л.79; д. 69, л. 12;

** См Военно-исторический журнал, 1982, № 10, с. 41; РГВА, Ф. 29895, оп. 1, д. 83, л. 228. *** Среди мобилизованных было 65, 4 % русских и 34, 6 % военнообязанных граждан других национальностей Союза ССР. См: Большая российская энциклопедия. Т. Россия, М. 2005. с. 381, 385.

**** См: Всероссийская книга памяти. 1941-1945. Обзорный том, с. 410.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница