1. конец господства рыночной доли



страница7/10
Дата14.06.2016
Размер1.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

5. ИСТОРИЯ ТРЕХ МЕНЕДЖЕРОВ
ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ ИМЕЮТСЯ У ВСЕХ НАС:
Смогу ли я изменить модель бизнеса моей компании, если я не являюсь ее руководителем, владельцем или старшим менеджером ?

Могу ли я сформировать модель бизнеса, позволяющую вырабатывать потребительские решения, находясь в компании, ориентированной на производство продукции?

Могу ли я рассчитывать на соответствующее вознаграждение, если сделаю это успешно?
Преобразованием бизнеса занимаются не только гиганты промышленности, не только руководители крупных компаний и не только старшие менеджеры. Принципы и технологии преобразования модели бизнеса любой компании, целью которых является ее перевод в зону прибыли, доступны для каждого из нас.

Такие принципы и технологии в равной степени приложимы и к небольшим компаниям, частным структурам, подразделениям крупных корпораций, и к менеджерам среднего звена, которые управляют ими. Более того, творческие лица в бизнесе, о которых мы будем читать в будущем, уже сейчас оттачивают свое мастерство в осуществлении преобразований далеко не на высшем уровне. В трех примерах, которые обсуждаются в этой главе — «Madden Communications», «Cardboard Box Inc.» и система менеджмента программой «Clozaril Patient», — демонстрируется универсальная применимость рассматриваемых в этой книге менеджерских и инвесторских инструментов.


«MADDEN COMMUNICATIONS»
Когда чикагская компания «Madden Grafics», занимающаяся типографскими услугами, в 1975 году наняла Джима Донахью (Jim Donahugh) продавцом, он уже тогда начал задавать вопросы и в своих действиях ориентироваться на собственное мнение. «Что я могу сделать, чтобы предоставить действительно большую ценность нашим заказчикам? — все время спрашивал он. — Что можно сделать, чтобы не ограничиваться только продажей заказчику печатной продукции?»

Такое постоянно ориентированное на потребителя мышление было у Донахью преобладающим и позволило ему со временем стать президентом компании.

Руководство «Madden» считает, что поворотной точкой в процессе преобразований компании был 1988 год, когда они выиграли контракт на печать 100 000 наборов рекламных материалов, которые должны были расклеиваться в магазинах и других торговых точках. Этот заказ у нее разместила одна из крупнейших американских компаний по производству продуктов питания. Каждый набор рекламной продукции стоил 6 долларов, и заказчик отправил его во все американские бакалейные магазины, чтобы он там появился накануне Дня труда (отмечается в США и Канаде в первый понедельник сентября).

«В каждом наборе было несколько штампованных изображений, постеры, ценники, описания продукции и некоторые другие материалы, — говорит Донахью. — Такой заказ — мечта для любого печатника, прекрасная работа. В 1988 году заказ на 600 000 долларов приблизительно составлял 10 процентов от общих заказов, которые мы в то время получали за целый год. Словом, для нас тогда это был изрядный кус. Помимо нас, многие хотели бы получить этот заказ и заработать на нем кучу денег».

Выполнив работу, Донахью накануне Дня труда посетил один из бакалейных магазинов, чтобы посмотреть, как их продукция выглядит со стороны. К своему удивлению, он не смог ее обнаружить. Подумав, что этот магазин является исключением, он отправился в другой, однако и там не нашел материалов, которые они отпечатали. Как он выяснил чуть позже, ни один из местных магазинов эту продукцию не разместил и даже не имел ее в своем подсобном помещении. Донахью был удивлен: «Почему кто-то платит нам сотни тысяч долларов за вещи, которые не появляются там, где они должны быть?»

Почувствовав «запах» проблемы и связанные с ней возможности, Донахью начал исследовать другие компании по продажам и маркетинговые материалы, которые его клиент отправлял на места и которые там не использовались. Более того, он встретился со старшим вице-президентом по продажам компании-заказчика, который попросил его: «Попробуйте заняться этим вопросом и предложить нам решение, если, конечно, сможете».

«Он предоставил нам несколько контактов, и очень быстро мы поняли, что наш заказчик размещает у нас избыточно большие заказы, — говорит Донахью. — Фактически в тот момент времени у них было только 25 000 активных потребителей, занесенных в базу данных, однако обычно они заказывали для них 100 000 комплектов рекламных материалов. Другими словами, на каждый магазин приходилось по 4 комплекта. Это неслыханное расточительство».

Донахью продолжил свои исследования и занимался ими в течение нескольких месяцев. Один из его старших менеджеров, находясь в отпуске, обследовал все бакалейные магазины в Колорадо, а Донахью сделал то же самое во Флориде. В течение какого-то времени казалось, что у каждого сотрудника «Madden» есть какой-нибудь родственник, который работает в бакалейном бизнесе, так как отчеты поступали в компанию со всей страны.

«Мы все время сталкивались с ужасными историями о рулонах наших материалов, которые неделями и даже месяцами валялись на складах, — вспоминает Донахью. — Ни один из сотрудников наших клиентов не пытался выяснить их судьбу, и поэтому часто рекламные материалы лежали очень долго, собирая пыль, до тех пор, пока магазины в конце концов не выбрасывали их».

Результатом такого анализа стало появление программы «Madden Grafics» — выполнение печатных работ непосредственно по заказу магазина и отправка продукции, минуя посредников, в результате чего компания преобразовалась бы из типичной компании-типографии в уникального поставщика услуг, добавляющего ценность своим заказчикам.

Региональный менеджер заказчика из Миннеаполиса как-то показал Донахью свой склад, забитый тысячами устарелых рекламных материалов для магазинов. Шесть раз в год этот менеджер платил коммунальной службе за то, что она увозила огромный контейнер, в который работники склада выбрасывали этот материал.

— Почему вы делаете это? Почему вы храните этот материал? — спросил Донахью этого менеджера. — Ведь ваша компания его заказывала, платила производителю, то есть мне, развозила по территории всей страны, хранила, а теперь вы платите деньги за то, чтобы избавиться от этих материалов, не доставив их до магазинов. Правильно ли я вас понимаю?

— Абсолютно правильно, именно так мы и поступаем, — ответил менеджер.

— Но почему вы не прекратите этого делать? — поинтересовался изумленный Донахью.

— Потому что, — спокойно объяснил менеджер, — если я не закажу материалов в прежнем количестве, мой начальник в штабе корпорации вызовет меня и заявит: «В прошлом вы размещали 20 000 наборов. Почему в этот раз вы заказали только 10 000 наборов? Может быть, вы не справляетесь теперь с работой?»

Однако для Донахью, который привык полагаться на здравый смысл, такая организация работ была полным абсурдом: огромные расходы и никаких выгод.

Завершив свои изыскания и подготовив отчет, который он сделал полностью по своей инициативе, Донахью отправился к своему клиенту и заявил: «У меня есть некоторые соображения о том, как мы могли бы лучше помочь достижению ваших целей, связанных с кампаниями продвижения продукции». Теперь «Madden» по-прежнему получала контракты на печать рекламных материалов, но в первый раз она контролировала и всю цепочку ценности. Для начала она стала печатать и распространять всего столько комплектов, сколько было действительно необходимо. Это создало для заказчика дополнительную ценность и сэкономило ему деньги. Поэтому «Madden» стала получать все подобные заказы.

Донахью начал скрупулезно отыскивать возможности для расширения бизнеса, связанного с увеличением ценности за счет лучшего понимания того, каким образом действует его заказчик и каким образом этот заказчик использует продукцию «Madden», стараясь разобраться, в каких случаях эти действия оправданны, а в каких — нет.

Когда подход Донахью хорошо сработал в одном месте, он заявил: «Прекрасно. Теперь я понимаю, как работает эта формула. Однако каким образом мы можем получить преимущества от этого?» Он воспользовался отпечатанными рекламными материалами и менеджерской программой «Madden», отправился к ведущему производителю табачных изделий и наглядно показал ему, как можно осуществить преобразования в организации его заказов. После этого он проделал то же самое с руководством компании, изготавливающей подсоленные продукты питания, и с руководством большого универмага. Теперь 300 сотрудников «Madden» работали всего с десятком заказчиков, однако они выбирали их так, чтобы те занимали только первую или вторую позицию в выпускаемых ими категориях продукции.

Постоянно размышляя над подходом, в центре которого находились потребитель и прибыль, Донахью удалось повысить годовые доходы своей компании с 5 миллионов долларов в 1980 году до 10 миллионов в 1990 году и 120 миллионов в 1997 году!

Ключевым фактором, который позволил этой компании так нарастить свою стоимость в бизнесе, который изначально ориентирован на производство продукции, стал масштаб деятельности и рациональное использование мощностей. Успешный владелец приобретает самый большой печатный станок, который только мог найти, и заставляет его работать 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, так как вся стоимость, которую он получает, связана с выпуском печатной продукции. И пока станок работает и издержки на столь крупные капитальные инвестиции могут амортизироваться на сотнях миллионов копий, владелец станка будет оставаться в экономически здоровом положении. Если же это дорогое оборудование будет работать всего 50 или 60 процентов от общего времени, владельца будут ожидать большие неприятности. На местном рынке у «Madden» было бесчисленное множество конкурентов, однако только небольшому числу из них удавалось оставаться на прибыльном уровне за счет правильного использования имеющихся у них мощностей.

Компании, занятые печатью продукции, прежде всего надеялись зарабатывать деньги на продаже своей продукции за счет расширения географии деятельности, увеличения объемов работ и наращивания рыночной доли. Для Донахью этот подход также был типичным, однако он понял, что никаких шансов при этом войти в зону прибыли у него нет. Как относительно небольшой участник рынка, на котором действуют конкуренты с многомиллиардными оборотами, он никогда не мог бы на нем победить. Поэтому он решил перестать ориентироваться на продукцию, а уделить больше внимания своим заказчикам. Он разобрался, как и где он сможет повысить для них ценность за счет понимания того, как они работают, каким образом используют его продукцию, и учитывая некоторые дополнительные обстоятельства, с которыми они сталкиваются. В результате этого он на шаг или на два отошел от чистого производства продукции, однако сумел изменить характер пользования своей продукцией и экономическую ценность, предоставляемую потребителям.


Осуществив преобразования своей модели бизнеса, «Madden Grafics» стала «Madden Communications» — компанией, которая хорошо понимает, каким образом ее продукция соответствует реалиям рынка, и перестала оставаться одной из тех многочисленных типографских структур, старающихся только получить заказы на миллионы единиц печатной продукции. Ее модель бизнеса нового поколения лучше удовлетворяет потребностям заказчиков, позволяет полнее разбираться в их системных экономиках и процессах, в которых они участвуют, и больше соответствует общей цепочке ценности. Компания, которая настойчиво старается реализовать такую модель, в конце концов отыщет возможности для этого и изменит модель бизнеса, ориентированную на продукт, на модель, в основе которой лежит потребитель.

Донахью начал с создания нового типа отношений со своими заказчиками по направлениям осуществления продажи продукции, маркетинга и кампаний по продвижению продукции. Он создал модель бизнеса, позволяющую не только защищать бизнес своих заказчиков, но и предоставлять им дополнительную ценность. Для этого «Madden Grafics» пришлось в значительной степени преобразовать и собственную структуру. Она изменила применявшуюся в прежнем модель бизнеса типичной компании-печатника и стала компанией, делающей ставку на менеджмент коммуникациями, для чего интегрировала такие направления деятельности, как разработка рекламных материалов, их производство, сборка в пакеты и дистрибьюция. Не привлекаемая для разработки содержательной стороны (контента), «Madden» принимает все меры, чтобы печатаемые ею материалы воспринимались пользователями дружелюбно и соответствовали каналам, через которые ее заказчик их обычно распространяет.

Хотя основной деятельностью «Madden» все еще остаются печатные работы, ее сотрудники не считают, что это направление деятельности является ведущим. Основной их заботой стало то, как их продукция встраивается в деятельность заказчиков и партнеров их заказчиков, а не сводится к технологиям, печатным машинам и производственным структурам. Конечно, эти компоненты очень важны, однако не они являются конечными целями компании. Другими словами, все перечисленное — это только используемые инструменты, только помощники.

«Мы проводим очень много времени, общаясь с нашими заказчиками и обсуждая их бизнес. Мы стараемся понять, как мы можем повысить для них ценность, — говорит Донахью. — Если мы сможем это сделать, у нас будет много работы. Мы никогда не говорим: «Давайте купим новый станок, который работает на 15 процентов быстрее, и все заказчики прибегут к нам». Такой подход к типографской деятельности был бы наивным: «Поступите так, и заказчики к вам придут». Однако это неправда. Если вы поступите так, то результатом будет ваше банкротство».


Однако продажа предложений «Madden Communications», повышающих ценность, — задача не из легких, поскольку она затрагивает очень многих сотрудников в организации заказчика. Традиционные компании-печатники обычно общаются с одним сотрудником, работающим в отделе закупок заказчика. Здесь же специалисты «Madden» общаются со множеством сотрудников разных подразделений заказчика, стараясь отработать как горизонтальные, так и вертикальные взаимодействия. Это не всегда легко, особенно из-за того, что порой приходится преодолевать сопротивление тех людей, которые заинтересованы в сохранении существующего положения вещей, однако такая работа приводит к возрастанию ценности для заказчика. Специалисты «Madden» обсуждают возможности активизации взаимодействия, маркетинга, кампании продвижения продукции и финансовых аспектов, проводя много времени в каналах дистрибьюции, вплоть до конечных звеньев розничной торговли, через которые действуют их заказчики.

«Madden» старается преодолеть все трудности, накопленные в корпоративных системах, которые к тому же усиливаются от привычки многих размещать заказы традиционными способами. Каким образом большинство корпораций решают свои проблемы? Они разбивают задачу на мельчайшие составляющие. В отношении рекламной продукции, размещаемой в магазинах и других местах продаж, которую печатает «Madden», большинство заказчиков полагается на агентства, занимающиеся дизайном и работой с потребителями, а также на свои подразделения закупок, которые чаще всего размещают заказы отдельно, по компонентам, в зависимости от ситуации на рынке. Поэтому неудивительно, что такая система время от времени выходит из строя.

«Такой подход, — утверждает Донахью, — противоположен тому, как мы продаем свою продукцию. То, что мы продаем, является полностью интегрированным решением, которое объединяет все прежде разрозненные функции; это позволяет действовать более оперативно и устраняет ненужные расходы и виды деятельности. Мы снижаем издержки и обеспечиваем, чтобы нужный материал попадал нужным людям в нужное время, и при этом сокращаем общие издержки всей системы. Другими словами, мы продаем полное решение».

Большинство коммерческих операций, связанных с печатными работами, реализуются следующим образом: компания-печатник получает заказ от клиента, печатает оговоренное число копий и возвращает заказчику выполненную работу, который все остальное делает сам. При традиционной модели бизнеса в этой отрасли у печатников нет стимулов выходить за рамки указанного объема работ. В этих условиях заказчики выбирают печатника, исходя из чисто покупательского подхода. «Не влезайте слишком глубоко в мою организацию и не интересуйтесь ею». Вот их подход. Иногда он тот же, хотя выражается другими словами: «Не общайтесь в моей организации ни с кем, кроме меня».

«Однако мы отошли на несколько шагов от принятой модели, — рассказывает Донахью. — Мы общаемся не только с нашим заказчиком, но и с заказчиками нашего заказчика и определяем, что им необходимо. Мы спрашиваем у них: «Это именно то, что вы хотите?» Конечно, если вы этого хотите, мы рады предоставить вам это. Однако позвольте сказать, что вам, может быть, следует взглянуть на ситуацию с иной точки зрения».

В своем первом исследовании о взаимодействии с представителями заказчиков, отвечающими за продажи в крупной компании — производителе питания, «Madden» выявила, что они тратят от 1 до 3 часов в день на то, чтобы обеспечить доставку рекламных материалов по точкам продажи. В результате реализации программы «Madden» по доставке этих материалов непосредственно в магазины освободилось 7 часов в неделю на каждого сотрудника отдела продаж. Если учесть, что таких сотрудников у заказчика две тысячи человек, общая цифра экономии получается впечатляющая. Теперь эти люди могут тратить свое время более эффективно на работу непосредственно в магазинах, на обсуждение проблем, связанных с продажей продукции, и на взаимодействие с менеджерами отдела.

В ходе проводимого исследования того, как заказчики пользуются рекламными материалами, изготавливаемыми «Madden», компания выделила несколько важных показателей, характеризующих ее продукцию. Теперь объединение отдельных компонентов в рекламный набор занимает не более двух минут, для чего пришлось заново спроектировать все его отдельные составляющие. «Мы поняли, что время продавцов в магазинах — это очень ценный ресурс, — утверждает дДонахью. — Поэтому мы постарались таким образом подготовить наши материалы, чтобы продавцам требовалось всего две минуты на их подготовку к вывешиванию. В прошлом этот же процесс занимал от двух до десяти минут».

Этот подход появился в результате экспериментов, проводимых в собственной испытательной лаборатории «Madden», а также непосредственно в бакалейном магазине.



«Мы привели на эти испытания наших сотрудников, чтобы они посмотрели, как все происходит, где размещается рекламный материал и как его приходится подготавливать для размещения, особенно в условиях помещения, в котором много работников и мало свободного места. Мы должны иметь материал таким, чтобы его можно было бы правильно размещать и чтобы его видели посетители магазинов. В прежнее время многие рекламные материалы большого размера не собирались вместе, а только размещались по месту крепления».

Сколько «Madden» получает вознаграждения за то, что обеспечивает экономию своим заказчикам? Неоднократно демонстрируя ценность предлагаемой ею программы, «Madden Communications» теперь может включать механизм вознаграждения и рисков во все заключаемые ею контракты, предусматривающие снижение издержек. Ее заказчики также готовы подписывать более долгосрочные контракты (на 5 лет по сравнению с предыдущими 1 или 2 годами), что позволяет «Madden» строить бизнес на более фундаментальной основе.

Один из заказчиков, с которым «Madden» установила в 1989 году отношения, взяв на себя доставку отпечатанной продукции непосредственно до магазинов, в 1993 году отказался от этой практики и снова вернулся к заказам огромного числа печатной продукции, услугам дистрибьюторских центров и сотрудникам, которые развозили рекламные материалы сами по магазинам. Однако оказалось, что отказ от модели интегрированного решения явился дорогостоящей ошибкой, и в начале 1997 года этот заказчик снова обратился к «Madden» с предложением о сотрудничестве. Почему это произошло? За 4 года 2000 тюков, которые стоили приблизительно 2 миллиона долларов, оказались выброшенными. А это тот материал, за который заказчик заплатил из своего потока наличности. Тюки оставались на складах и не оказывались в нужное время в тех местах, для которых они предназначались. При традиционной системе кто-то на таком бизнесе нагревал руки, продавцы чувствовали себя также неплохо, потому что получали в зависимости от расходов на единицу выпускаемой продукции. Однако в конце концов подобная система искаженной экономической отчетности стала очевидна для всех.

В последние годы «Madden» расширила сферу своей деятельности и перенесла прежний опыт на упаковки, взаимодействуя теперь с представителями компаний, занимающихся продажей информации, размещаемой на упаковках. Кроме того, она производит инструменты для своих потребителей в виде интерактивных CD-ROM. Эти CD-ROM демонстрируют разнообразие типов подходов и размеров рекламных материалов, а также материалов, используемых для продвижения продукции, которые уже имеются в наличии, и поэтому представителям заказчиков нет необходимости самим их хранить. В настоящее время «Madden Communications» создала WWW-сайт, с помощью которого нажатием на одну кнопку заказчики могут осуществлять автоматический заказ.

«Представитель отдела закупок магазина может на своем портативном компьютере показать менеджеру магазина, как будет выглядеть заказываемый рекламный материал, — рассказывает Донахью. — Обычно это очень впечатляет».

Глубокое интегрирование в отрасли бизнеса заказчиков привело к тому, что «Madden» обладает очень большими и разнообразными знаниями. В ней накоплены огромные базы данных, однако информация из них остается собственностью заказчика. Сама же «Madden» владеет только программным обеспечением, которое она разработала для оперирования с современными базами данных. «Мы работаем с базой данных, которая позволяет нам гибко реагировать на потребности, связанные с дистрибьюцией информации, — объясняет Донахью. — Это своего рода Библия, которая позволяет нам решать наши задачи, так как все происходящее в бизнесе базируется на информации, поэтому ее надежность для нас очень важна, если мы хотим добиться наших целей: разместить нужных сотрудников в необходимых количествах в нужном месте и в нужное время. Мы понимаем, насколько это важно. Мы долгие годы занимались только производством, а теперь добавили к нему логистику, сборку и дистрибьюцию, — поясняет Донахью. — Теперь мы осваиваем информационные услуги, и поэтому вся наша организация снова перестраивается».


За годы правления Донахью компания отыскала способы опережающей конкуренции, не вступая в открытое противодействие с тысячами других компаний, предоставляющих типографские услуги.

«Мы относились к организации, устанавливающей отношения, — рассказывает Донахью. — Мы развивали традиционные отношения с закупочными компаниями, взаимодействуя также с отделами по подготовке персонала компаний по ряду направлений. Однако, если представитель компании, отвечающий за эти отношения, из компании уходил, мы оказывались в сложном положении. Действительно, ситуация становилась плохой, когда сотрудники менялись, часто приходили другие, которые отдавали заказы в другие компании своим друзьям».

Осознав это, Донахью заявил своим специалистам по продажам: «Правила игры изменились».

Он преобразовал работу специалистов по продажам, отменив комиссионные и посадив их на оклад. Новая организация выглядела более похожей на рекламные агентства, да и действовала в том же ключе как команда рекламщиков, которая обслуживает конкретного производителя продуктов питания или отдельный универмаг. Каждая группа включала руководителя среднего уровня (супервайзора), отвечающего за работу с заказчиком, несколько исполнителей и группу обслуживания, члены которой взаимодействовали со штабом заказчика и его сотрудниками на местах через бесплатный для заказчика телефон, начинающийся на 800. Оклады таким сотрудникам были установлены высокие, а кроме того, за хорошую работу они получали большие бонусы.

«Мы проводили много времени, обсуждая, каким образом нам следует обучать и тренировать наших сотрудников, чтобы они эффективно действовали при новой организации дела, — рассказывает Донахью. — Мы сошлись на том, что необходимо сделать три вещи. Во-первых, мы должны стать экспертами в тех видах бизнеса, которыми занимаются наши заказчики. Во-вторых, нам следует соответствующим образом формировать ожидания наших заказчиков. И в-третьих, мы должны хорошо с ними взаимодействовать».

«Нечего и говорить, что мы считаем само собой разумеющимся: мы должны продолжать продавать наши печатные материалы, — продолжал он. — Печатный бизнес никуда не денется, но мы изменили правила игры и структуру вознаграждения сотрудников. За счет этого мы изменили тип сотрудника, которого мы бы хотели иметь на нижнем уровне нашей структуры — в «поле». Нам больше не нужен опытный продавец печатной продукции, который продал ее в прошлом году на миллион долларов. Вместо этого мы вырастили наших собственных сотрудников. Мы отыскали умных молодых людей, которые знали базовые науки, а главное — умели думать, и мы соответствующим образом обучили их.

«Madden Communications» заранее предупредила своих клиентов, что ее персонал, занимающийся продажами, находится на окладе, а не получает комиссионные. Поэтому вместо отношений заказчик — сотрудник по продажам появились отношения между «Madden» как организацией и заказчиком в целом.

«Это все еще бизнес отношений, — говорит Донахью. — Однако отношения зависят от того, как мы как организация создаем ценность для потребителя, и поэтому они теперь не зависят от отдельных людей. Это огромная разница. Конечно, такой подход очень труден в практической реализации. В некоторых офисах над нами смеялись, так как их люди нам говорили: «Вы, ребята, печатники, что вы знаете о нашем бизнесе?» Один из заказчиков заявил: «Проблемы с вами заключаются в том, что мы пытаемся только купить печатные материалы, а вы стараетесь помочь нам заниматься нашим бизнесом».

Да и внутри «Madden» сопротивление переходу на оплату без комиссионных было достаточно заметным.

«У нас были люди, которые не понимали происходящего, — рассказывает Донахью. — Это действительно для некоторых большая проблема».

Некоторых сотрудников удалось переубедить, других нет, и они покинули компанию. Особенно замечательным аспектом, связанным с трансформацией компании, стало то, что «Madden» находилась далеко не в бедственном положении, когда Донахью изменил ее модель бизнеса. В 1986 году, когда он только приступил к этому процессу, компания находилась в наилучшем положении за все время своей деятельности.

Идея отказа от комиссионных появилась в то время, когда Донахью заключал свои первые крупные сделки, после того как братья Мэдден наняли его в 1976 году. Вместо того чтобы выписать ему чек с крупным размером комиссионных, которые они не могли тогда себе позволить, они погасили энтузиазм Донахью, ожидавшего щедрого вознаграждения, предложив ему стать совладельцем компании. «С моей стороны это предложение получило полную поддержку, — рассказывает Донахью. — Правда, если вы посмотрите в документах, кто по ним считается формально партнерами, это будут Джо и Джон. Но они прекрасные ребята. И мы хорошо взаимодействуем друг с другом».

«С Джо Мэдден было трудно работать, — вспоминает Донахью, — потому что он не хотел заниматься ничем, кроме типографских работ. Он не любил, когда специалист по продажам приходил к нему с напечатанными материалами. Он хотел, чтобы тот приходил к нему с решениями проблем заказчиков. Он хотел иметь сотрудников, которые думали о печатных работах иначе, чем обычные сотрудники».

Донахью успешно провел «Madden Communications» через сложный процесс изменения модели бизнеса. Там, где другие печатники старались обслужить как можно больше заказчиков, «Madden» работает со специально отобранной группой заказчиков, которые приносят очень большую прибыль. Там, где другие печатники основное внимание уделяют типографским работам и стараются создать ценность для своих заказчиков за счет того, что снижают на несколько центов цену на каждый оттиск, «Madden» предлагает интегрированные решения и получает вознаграждения за счет заключения соглашений, в которых предусмотрен совместный риск. Большинство печатников не имеет стратегических точек контроля, встроенных в их модель бизнеса. И поэтому они не отличаются от своих конкурентов. «Madden Communications», как показано на рис. 5.1, является одним из немногих представителей в типографской отрасли в США, который способен предлагать заказчикам указанные типы решений для их бизнеса.

В любой день и по любому продукту заказчики Донахью могут отыскать более низкую цену, чем ту, которую установила «Madden Communications», так как в настоящее время она продает не печатную продукцию как таковую.

«Когда кто-нибудь спрашивает меня: «Сколько это будет стоить?» — я отвечаю: «Понятия не имею. Спросите менеджеров по бренду, сколько они собираются истратить, и мы выясним цену, которая будет справедлива, и сможем подготовить решение наиболее эффективным способом и с минимальными общими издержками». Что мы выигрываем от этого? Во всех соглашениях, которые мы заключаем с заказчиками, указывается, что мы получаем за свою инициативу. Мы хотим быть в том же положении, что и они. Поэтому мы создали механизм, с помощью которого, если мы снижаем издержки и сокращаем отходы, мы получаем большие бонусные платежи, а наши заказчики экономят деньги и получают более высокий результат в своем бизнесе».

«Вот почему, — продолжает Донахью, — если мы не будем делать правильные вещи правильным способом, мы не сможем долго оставаться в бизнесе».
Илл. 5.1. Модель бизнеса: традиционные печатники по сравнению с «Madden»

«CARDBOARD BOX INC.»


Один из самых наглядных примеров, связанных с успешным переходом в зону прибыли, связан с Джимом Бертаном (имя преднамеренно изменено), менеджером по развитию бизнеса компании «Cardboard Box Inc.» (CBI), крупного производителя картона (название также изменено). У Джима было конкурентное преимущество, которого не имеют многие другие менеджеры. В прошлом он в течение 5 лет был руководителем отдела продаж и за это время хорошо узнал своих заказчиков. Джим мог описать ситуацию в бизнесе, используя основные идеи о подходах к модели бизнеса, которые ориентируются как на потребителя, так и на прибыль; кроме этого, он мог показать, за счет чего менеджер среднего уровня может стать катализатором перехода компании в зону прибыли. Компания, в которой работал Джим, конкурировала на рынке продукции общего назначения и относилась к тем структурам, которые ориентированы на продукцию. Она продавала картонные упаковки для основных производителей товаров, реализующихся в упакованном виде. Ассортимент ее продукции был очень велик, начиная от транспортных контейнеров до коробок для пиццы. В любом случае упаковка — это упаковка. Ценностное предложение, которое лежало в основе их модели бизнеса, было простым: умеренное качество, скромные характеристики по поставкам и конкурентоспособные цены. Обеспечение вознаграждения осуществлялось за счет очень маленькой маржи, да и ту удавалось получить только после яростных дискуссий с агентами по закупкам, которые готовы были спорить за каждый цент. При таком подходе менеджмент обычно фокусирует свое основное внимание на ценах сырья, операциях и общих издержках. Чтобы изменить ситуацию, представитель отдела продаж, кроме жалоб руководству о низких ценах конкурентов, мало что может сделать. А может быть, все-таки может?

Крупнейшим заказчиком Джима был производитель продуктов питания с общей рыночной стоимостью во много миллиардов долларов, который применял гофрированную упаковку для доставки продукции до магазинов. Объемы его заказов были высокие, и поэтому этот заказчик считался очень выгодным с точки зрения использования мощностей по производству картона. Объем был также очень важен и для Джима лично, так как его вознаграждение предусматривало выплату комиссионных от продаж. Джим очень волновался, что может потерять этого заказчика, и его беспокойство было вполне оправданным, так как основные конкуренты все время старались переманить этого заказчика к себе и получить его деньги.

Джим был дружелюбным и внимательным торговым представителем, проводившим много часов в офисе потребителя, стараясь разобраться, как у него происходит процесс работы на упаковочном конвейере. Задавая вопросы и внимательно наблюдая, он многому научился. Прежде всего он обратил внимание, что процесс упаковки не был упорядочен. Кроме того, он увидел, что использованные коробки для упаковки возвращаются из магазинов для повторного использования, однако многие из них повреждены, и поэтому сотрудникам приходится отделять испорченные коробки от хороших, что нарушало процесс упаковки. Он также обратил внимание, что зона упаковки и прилегающая территория были заполнены упаковочным материалом и использованными коробками. Чтобы измерить эффективность операции по упаковке, менеджеры применяли стандартную систему издержек и отслеживали общие затраты, в величину которых входили издержки на приобретение коробок. Чтобы учесть расширение зоны упаковочного процесса, менеджеры попросили руководство выделить дополнительные средства, чтобы расширить предприятие.

Джим попытался представить себя на месте заказчика и начал думать о том, где он мог бы получить дополнительную выгоду, если бы он был менеджером завода. «В качестве менеджера завода каковы были бы мои приоритеты? Что было бы для меня важным, помимо очевидных факторов — цены и скорости доставки? Что я (теперь уже как представитель) мог бы предложить с точки зрения повышения ценности менеджеру завода, что помогло бы мне сохранить этого очень важного для меня заказчика?»

Джим начал изучать литературу по крупным информационным системам, предоставляемым компаниям внешними структурами на длительный срок — от 5 до 10 лет и имеющим системного интегратора, выступающего в качестве специализированного поставщика услуг для заказчика. Он исследовал возможности применить такой же подход к сложившейся ситуации и предложил менеджеру завода, чтобы они подписали привлекательный для них контракт с CBI на 5 лет на поставку упаковочных материалов с фиксированными ценами и чтобы CBI предоставила им в лизинг склад для обеспечения поставок по принципу «точно в срок».

Заказчик понял, что если он воспользуется предложением Джима, то получит значительные выгоды. В результате такого контракта освободятся работники, отвечающие за сортировку поступающих ящиков, на заводе будет больше чистого места, на котором не будет упаковочного материала, и не потребуется вкладывать средства в расширение территории. Ценовые условия контракта полностью соответствовали стандартной системе издержек и освобождали менеджера завода от необходимости решать имеющуюся проблему.

В результате такого подхода в выигрыше остался не только заказчик. Компания Джима имела теперь потребителя, который будет оставаться им в течение определенного срока времени. Совершенствование конструкции коробки позволит сэкономить на издержках 15 процентов, а сам контракт, помимо прочего, станет пробным, и если он успешно реализуется, его можно будет применить и с другими партнерами.

Концепция идеи, в которой большое внимание уделялось заказчику, была очень интересной, однако она не переводила ни Джима, ни CBI в зону прибыли, по крайней мере не делала это быстро. Однако она позволяла Джиму обеспечивать партнерские отношения с его крупнейшим заказчиком, и он получил достаточно стабильную экономическую ситуацию, позволяющую ему заниматься изменением модели бизнеса (см. илл. 5.2). Джим начал думать, что он может сделать еще в условиях новой ситуации, в результате чего он решил, что необходимо заняться персоналом, который отвечает за разработку продукции. Он так пояснил им задачу: «У меня есть крупный заказчик, который повторно использует наши коробки для перевозки своей продукции. Поэтому у нас есть большой экономический стимул сделать так, чтобы эти коробки служили как можно дольше. Я знаю, что в этом случае у нас появятся большие дополнительные возможности. При старых представлениях руководители исходили из того, что чем сильнее коробки будут ломаться, тем чаще их будут заказывать и тем больше прибыли мы будем иметь. Однако мы решили поступить по-другому. Поэтому я задался вопросом, могут ли разработчики коробок сделать что-нибудь, чтобы их стоимость была меньше или чтобы они служили дольше».


Илл. 5.2. Модель бизнеса «Cardboard Box Inc.»: прежний вариант по сравнению с новым

Сотрудники отдела разработок проработали задание и доложили Джиму следующее: «Мы можем удвоить среднюю продолжительность существования коробки при повышении расходов на это в 1,2 раза». В результате этого схема поступлений денежных средств была определена, так как издержки при таком варианте снижались в значительной степени. Джим теперь понимал, каким образом новая модель бизнеса сможет перевести операции с контейнерами по перевозкам в зону прибыли.

Кроме того, он начинал также понимать, что достоин в будущем занять в компании значительно более высокое положение.
МЕНЕДЖЕРСКАЯ СИСТЕМА ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КЛОЗАРИЛА

Мышление, ориентированное на проектирование бизнеса, встречается часто не только на уровне руководителя компании. Любой сотрудник, который отвечает за работу отдела или за товарную серию в организации, может заниматься этим. Одним из менеджеров продукции, кто успешно осуществил перепроектирование модели бизнеса, была Кэрри Смит Кокс (Carrie Smith Сох). В 1988 году Кокс была только что назначена менеджером, отвечающим за продукцию в «Sandoz», крупной фармацевтической компании. Одним из продуктов, за который отвечала Кокс, был клозарил, средство для лечения шизофрении, разработанное для обслуживания 300 тысяч больных, страдающих от этой болезни, которые не реагировали на другие лекарства. Для большинства пациентов клозарил действовал отлично в тех случаях, когда никакие другие медицинские средства не помогали. Однако Клозарил не был чудесным лекарством, способным облегчить жизнь каждому больному. На каждую тысячу пациентов, которые получали клозарил, у десяти наблюдалось резкое снижение белых кровяных телец, что было очень опасно для их жизни. Если число этих телец начинало падать, а пациент продолжал принимать клозарил, через три недели наступала смерть. Причем не было способа, позволяющего сначала выявить, кто из пациентов подвержен этому смертельному побочному эффекту.

Типичный деятель бизнеса, ориентирующийся на производство продукции, скорее всего вернулся бы назад и провел заново работу над этим лекарством, затратив много сил и средств на дополнительные исследования и разработки, а возможно, вообще отказался бы от его употребления. Однако Кокс была не из таких. Она решила отыскать способ, с помощью которого можно было бы сделать лекарство безопасным для всех пациентов и прибыльным для ее компании. Она знала, что лекарство хорошо действует, так как оно прошло через очень жесткие клинические испытания, которые требуются по распоряжению Комиссии по продовольственным продуктам и лекарствам (FDA), но она также знала и об опасностях, которые были затем выявлены. Вместо того чтобы воспользоваться типичным подходом, Кокс предприняла другой, в котором основное внимание уделяется модели бизнеса, и подошла к проблеме совершенно с другой стороны. Ее основной заботой стала безопасность приблизительно одного процента больных, у которых употребление лекарства приводило к снижению числа белых кровяных телец. Кокс знала, что период времени, в течение которого число этих телец снижается до смертельно опасного уровня, составляет 3 недели. Она старалась отыскать способ, который помог бы определить начало снижения в крови пациента числа белых телец.

Кокс и ее команда разработали подход, в котором предусматривалось, что измерение числа этих телец осуществляется еженедельно. Сначала больной получал только недельную дозу клозарила. Пациент, который не проходил испытания на число телец, следующую неделю не должен был получать лекарство. С точки зрения обеспечения безопасности жизни пациента эта система была надежной: если число телец начинало снижаться, ему прекращали давать лекарство.

Для фармацевтической компании эта идея казалась блестящей. Однако компания занималась только производством лекарств, а новое предложение требовало множества дополнительных сотрудников, которые должны были навещать больных, распространять лекарство, брать анализы крови. Кроме того, нужна была лаборатория для проверки крови. Однако Кокс и здесь не растерялась. Она собрала команду деловых партнеров: компанию, которая занимается оказанием медицинских услуг на дому, чтобы ее сотрудники посещали пациентов и брали кровь на анализ; Национальную лабораторию, которая должна была проверять эту кровь и выдавать результаты в течение 24 часов; и компанию, собирающую базу данных, которая занималась бы отслеживанием состояния каждого пациента. Вместо того чтобы продавать больному лекарство, которое могло быть для него смертельно опасным, и рассчитывать на удачу, Кокс разработала творческую, очень надежную и безопасную систему доставки лекарств. Модель бизнеса, которую она создала, в значительной степени отличалась от стандартной, применяемой в отраслях, ориентирующихся на производство продукции (см. рис. 5.3).
Илл. 5.3. Модель бизнеса: стандартная отрасль по сравнению с той, которая применяется для лечения больных клозарилом

Однако Кокс было необходимо удостовериться, что система работает. Для апробирования предложенная программа сначала была испытана в трех небольших регионах. После того как была отработана система доставки лекарств и устранены все помехи, масштабы применения системы были расширены до 10 центров, в которых было удостоверено, что она работает гладко. В конце концов система была запущена в национальном масштабе. Хотя она была отработана в испытательных центрах, те сотрудники, которые участвовали в полномасштабном ее внедрении, переживали за конечный результат. Когда прошло первых два месяца, появился первый результат — отсутствие смертельных случаев. Еще шесть месяцев — отсутствие смертельных случаев. Когда прошел год, в течение которого не было ни одного смертельного исхода, вызванного принятием лекарства, доверие к новой системе стало расти очень быстро.

Результаты внедрения этой системы, как медицинские, так и финансовые, оказались впечатляющими. Спустя 5 лет после внедрения системы десятки тысяч пациентов были успешно пролечены. Эти люди снова стали функционально действующими, вернулись в школы, снова занялись работой и начали вести нормальную жизнь, которая была для них в прошлом невозможной. Аналитики не могли не заметить улучшений, когда они увидели, как эти люди неуклонно избавляются от плохой координации движений, бессвязности высказываний и умственных нарушений и начинают вести себя как обычные люди.

С финансовой точки зрения предложенная система также оказалась успешной. По мере того как десятки тысяч пациентов получали клозарил, продажи этого лекарства быстро росли. И все это произошло потому, что Кокс смогла выйти за пределы традиционного подхода к производству продукции и отыскать другие способы решения проблемы, связанной с этой продукцией.

Опираясь на мышление, ориентированное на потребителя, с учетом обеспечения безопасности пациента, Кокс и ее

команда разработали уникальную модель бизнеса, обеспечившую безопасность здоровья, восстановление функций пациентов до нормального уровня и обеспечение высокой прибыльности. Сфокусированность на разработке новой модели бизнеса вместо решения более узкой задачи — продажи продукта — позволила ее команде получить экстраординарный успех, плодами которого воспользовались пациенты, компания, сама Кокс и члены ее команды.

Все три истории, рассказанные в этой главе («Madden», «Cardboard Box Inc.» и клозарил), произошли в начале девяностых годов и находились в эпицентре масштабного смещения, наблюдаемого в бизнесе, когда прежний порядок менялся новым; когда мир бизнеса, ориентированный на производство продукции, начинал существовать в новом для себя ландшафте, где основными ориентирами становились потребитель и прибыль. Именно тогда начали появляться новые модели бизнеса, позволяющие компаниям обеспечивать устойчивый рост потребительской ценности.

Три приведенных примера являются очень поучительными, но не уникальными. Менеджеры в десятках отраслей бизнеса стараются изучить новые подходы и применить их на практике. У некоторых из них это происходит более трудно, путем проб и ошибок. Мы их отнесем к первой группе. Другие проектировщики бизнеса стараются учиться на примерах других, назовем ее группой два.

Эта книга больше подходит для представителей второй группы, однако мы надеемся, что она сможет помочь и проектировщикам из первой группы, которые отыскивают свой путь через собственные ошибки, перейти в другую категорию.


ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ

ИМЕЮТСЯ У ВСЕХ НАС




  • Список контрольных вопросов для пилотного варианта

  • Вывел ли я мою организацию за пределы подхода, ориентированного только на производство продукции?

  • Добился ли я ясного понимания экономической ситуации, в которой действуют мои потребители?

  • Удалось ли мне разработать предложение, которое повышает показатели, характеризующие эту ситуацию и мою прибыльность?

  • Выявил ли я все внутренние препятствия, которые стоят на пути создания новой модели бизнеса?

  • Удалось ли мне разработать эффективные контрмеры, позволяющие преодолеть эти препятствия?





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница