Зоя, правда и ложь




страница7/7
Дата13.08.2016
Размер1.27 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

ПЛАНЕТА ЗОЯ

Сл. Юрия Оболенцева Муз. Олега Коротцева
Молились небу тысячи веков -

Незыблемо и свято было это.

Лишь имена мифических богов

Давало Человечество планетам.

Но, распрямившись, жители Земли

Взорвали вольной мыслью твердь устое

И новую планету нарекли

По имени обычной смертной - Зоя...

Горячим пеплом в памяти рассказ

О том, как в стужу, по снегу, босая

Шла девушка несломленной на казнь,

От поруганья Родину спасая.

...Мы будем жить, работать день за днем,

И людям покорится скорость света...

И вот однажды вздрогнет космодром -

Рванётся в небо новая ракета.

Уйдет в безмолвье, в звездные дожди -

Дороги в Неизвестное пробиты...

Землян к себе, планета ЗОЯ, жди -

Прочертим трассу до твоей орбиты!


Малая планета Зоя, как и большинство её космических сестёр, движется на значительном удалении от Солнца: 333 миллиона километров - таково её среднее расстояние от дневного светила. Вследствие вытянутости орбиты это расстояние изменяется от 300 до 365 миллионов километров. Обращение по орбите планета совершает за 3 года 4 месяца. Значит, в течение 10 лет она трижды обходит вокруг Солнца и возвращается в прежнее положение относительно Солнца и Земли.

В среднем через каждые 17 месяцев планета Зоя сближается с Землей (очередное сближение произойдет 25 декабря 2003 года; планета будет находиться в зодиакальном созвездии Близнецов). Но да­же в периоды наиболее благоприятных «встреч» она никогда не бывает расположена к нам ближе, чем Солнце (напомним: среднее рас­стояние Земли от центрального светила - 150 миллионов километров). Прильнув глазом к окуляру телескопа, наведенного на участок звёздного неба, где движется астероид, вы заметили бы слабо светящуюся «звезду», которая не отмечена на звёздной карте (планеты постоянно перемещаются!). Это и есть малая планета Зоя.

Большинство астероидов даже в мощные телескопы видны светящимися точками - без малейших признаков планетных дисков.

Поэтому их размеры определяют по принципу: чем ярче кажется астероид - тем он крупнее. Понятно, что, вычисляя величину планеты неправильной формы таким приближенным способом, астроном довольствуется лишь тем, что узнает её средний диаметр. У планеты № 1793 он равен примерно одиннадцати километрам, что не так уж мало.

Если сравнить Зою с такой знаменитостью из мира малых планет, как Икар, то последний рядом с ней выглядел бы совсем карликом: по объему и по массе Зоя крупнее Икара в тысячу раз! И всё же сила тяжести на планете № 1793 в две тысячи раз меньше, чем на Земле. Космонавт даже в тяжёлом скафандре был бы там легче воробья...

Присвоение имени легендарной партизанки-разведчицы малой планете положило начало созданию Космического мемориала героев Великой Отечественной войны, равного которому еще не было в мировой ис­тории. Сейчас в мемориале насчитывается 132 планеты-«памятника», названных в честь участников войны и городов-героев.

«Звездный» мемориал героев войны - это наша память. Память о тех, кого уже нет. И наш долг сохранить благодарную память о храбрых защитниках Родины в названиях «звезд» и передать её следующим поколениям. Наверное, все-таки очень важно, под какими звездами вырастут наши дети и внуки.

Стихи о Зое
ЗОЯ

(отрывок из поэмы)

* * *

Как морозно!



Как светла дорога,

утренняя, как твоя судьба!

Поскорей бы!

Нет, еще немного!

Нет, еще не скоро...

От порога...

по тропинке...

до того столба...

Надо ведь еще дойти дотуда,

этот длинный путь еще прожить...

Может ведь еще случиться чудо.

Где-то я читала...

Может быть!..

Жить...


Потом не жить...

Что это значит?

Видеть день...

Потом не видеть дня...

Это как?

Зачем старуха плачет?

Кто ее обидел?

Жаль меня?

Почему ей жаль меня?

Не будет
ни земли,

ни боли...

Слово «жить»...

Будет свет,

и снег,


и эти люди.

Будет все, как есть.

Не может быть!

Если мимо виселицы прямо

все идти к востоку - там Москва.

Если очень громко крикнуть: «Мама!»

Люди смотрят.

Есть еще слова...

- Граждане,

не стойте,

не смотрите!

(Я живая, - голос мой звучит.)

Убивайте их, травите, жгите!

Я умру, но правда победит!

Родина! -

Слова звучат, как будто

это вовсе не в последний раз.

- Всех не перевешать,

много нас!

Миллионы нас!.. -

Еще минута –

и удар наотмашь между глаз.

Лучше бы скорей,
пускай уж сразу,

чтобы больше не коснулся враг.

И уже без всякого приказа

делает она последний шаг.

Смело подымаешься сама ты.

Шаг на ящик,

к смерти

и вперед.

Вкруг тебя немецкие солдаты,

русская деревня,

твой народ.

Вот оно!


Морозно, снежно, мглисто...

Розовые дымы... Блеск дорог...

Родина!

Тупой сапог фашиста



выбивает ящик из-под ног.
* * *

(Жги меня, страдание чужое,

стань родною мукою моей.

Мне хотелось написать о Зое

так, чтоб задохнуться вместе с ней.

не хотелось написать про Зою,

чтобы Зоя начала дышать,

чтобы стала каменной и злою

русская прославленная мать.

Чтоб она не просто погрустила,

уронив слезинку на ладонь.

Ненависть - не слово,

это - сила,

бьющий безошибочно огонь.

Чтобы эта девочка чужая

стала дочкой тысяч матерей.

Помните о Зое, провожая

в путь к победе собственных детей.

Мне хотелось написать про Зою,

чтобы той, которая прочтет,

показалось: тропкой снеговою

в тыл врага сама она идет.

Под шинелью спрятаны гранаты.

Ей дано заданье.

Всё всерьез.

Может быть, немецкие солдаты

ей готовят пытку и допрос?

Чтоб она у совести спросила,

сможет ли,

и поняла:

«Смогу!»

Зоя о пощаде не просила.

Ненависть - не слово, это - сила,

гордость и презрение к врагу.

Ты, который встал на поле чести,

русский воин,

где бы ты ни был,

пожалей о ней, как о невесте,

как о той, которую любил.

Но не только смутною слезою

пусть затмится твой солдатский взгляд.

Мне хотелось написать про Зою

так, чтоб ты не знал пути назад.

Потому что вся её отвага,

устремленный в будущее взгляд, -

шаг к победе,

может быть, полшага,

но вперед,

вперед, а не назад.

Шаг к победе -

это очень много.

Оглянись, подумай в свой черёд

и ответь обдуманно и строго,

сделал ли ты этот шаг вперёд?

Близкие,

товарищи,

соседи,

все, кого проверила война,



если б каждый сделал шаг к победе,

как бы к нам приблизилась она!

Нет пути назад!

Вставай грозою.

Что бы ты ни делал, ты - в бою.

Мне хотелось написать про Зою,

будто бы про родину свою.

Вся в цветах, обрызганных росою,

в ярких бликах утренних лучей...

Мне хотелось написать про Зою так,

чтоб задохнуться вместе с ней.

Но когда в петле ты задыхалась,

я веревку с горла сорвала.

Может, я затем жива осталась,

чтобы ты в стихах не умерла.)
* * *

Навсегда сохрани фотографию Зои.

Я, наверно, вовеки её позабыть не смогу.

Это девичье тело,

не мертвое

и не живое,

Это Зоя из мрамора

тихо лежит на снегу.

еспощадной петлёй перерезана тонкая шея.

Незнакомая власть в запрокинутом лике твоем.

Так любимого ждут,

сокровенной красой хорошея,

изнутри озаряясь таинственным женским огнём.

Только ты не дождалась его, снеговая невеста.

Он - в солдатской шинели,

на запад лежит его путь,

может быть, недалеко от этого страшного места,

где ложились снежинки на строгую девичью грудь.

Вечной силы и слабости неповторимо единство.

Ты совсем холодна, а меня прожигает тоска.

Не ворвалось в тебя, не вскипело в тебе материнство,

тёплый ротик ребёнка не тронул сухого соска.

Ты лежишь на снегу.

О, как много за нас отдала ты,

чтобы гордо откинуться чистым, прекрасным лицом!

За доспехи героя,

за тяжелые ржавые латы,

за святое блаженство быть храбрым бойцом.

Стань же нашей любимицей,

символом правды и силы,

чтоб была наша верность,

как гибель твоя, высока.

Мимо твоей занесенной снегами могилы –

на запад, на запад! -

идут,

присягая,



войска.

ЭПИЛОГ


Когда страна узнала о войне,

в тот первый день,

в сумятице и бреде,

я помню, я подумала о дне,

когда страна узнает о победе.

Каким он будет, день великий тот?

Конечно, солнце!

Непременно лето!

И наш любимый город зацветёт

цветами электрического света.

И столько самолётов над Москвой,

и город так волнующе чудесен,

и мы пойдем раздвинутой Тверской

среди цветов, и музыки, и песен.

Смеясь и торжествуя, мы пойдём,

сплетая руки в тесные объятья.

Все вместе мы!

Вернулись в каждый дом

мужья и сыновья, отцы и братья.

Война окончена!

Фашизма в мире нет!

Давайте петь и ликовать, как дети!

И первый год прошёл,

как день,

как десять лет,

как несколько мгновений,

как столетье.

Год отступлений, крови и утрат.

Потерь не счесть,

страданий не измерить.

Припомни все и оглянись назад –

и разум твой откажется поверить.

Как многих нет,

и не сыскать могил,

и памятников славы не поставить.

Но мы живем, и нам хватило сил.

Всех сил своих мы не могли представить.

Выходит, мы сильней самих себя,

сильнее камня и сильнее стали.

Всей кровью ненавидя и любя,

мы вынесли,

дожили,


достояли.

Мы достоим!

Он прожит, этот год.

Мы выросли, из нас иные седы.

Но это всё пустое!

Он придет,

он будет,

он наступит,

День Победы!

Пока мы можем мыслить, говорить

и подыматься по команде: «К бою!»,

пока мы дышим и желаем жить,

мы видим этот день перед собою.

Она взойдет, усталая заря,

согретая дыханием горячим,

живою кровью над землей горя

всех тех, о ком мы помним и не плачем.

Не можем плакать.

Слишком едок дым,

и солнце светит слишком редким светом...

Он будет, этот день,

но не таким,

каким он представлялся первым летом.

Пускай наступит в мире тишина.

Без пышных фраз,

без грома,

без парада

судьба земли сегодня решена.

Не надо песен.

Ничего не надо.

Снять сапоги и ноги отогреть,

поесть, умыться и поспать по чести...

Но мы не сможем дома усидеть,

и все-таки мы соберёмся вместе,

и все-таки, конечно, мы споём

ту тихую,

ту русскую,

ту нашу.


И встанем и в молчанье разопьём

во славу павших дружескую чашу.

За этот день отдали жизнь они.

И мы срываем затемненье с окон.

Пусть загорятся чистые огни

во славу павших в воздухе высоком.

Смеясь и плача, мы пойдем гулять,

не выбирая улиц,

как попало,

и незнакомых будем обнимать

затем, что мы знакомых встретим мало.

Мой милый друг, мой сверстник, мой сосед!

Нам этот день - за многое награда.

Война окончена. Фашизма в мире нет.

Во славу павших радоваться надо.

Пусть будет солнце,

пусть цветет сирень,

пусть за полночь затянутся беседы...

Но вот настанет следующий день,

тот первый, будний день за праздником

Победы.

Стук молотов, моторов и сердец...

И к творчеству вернувшийся художник

вздохнет глубоко и возьмет резец.

Резец не дрогнет в пальцах осторожных.

Он убивал врагов,

он был бойцом,

держал винтовку сильными руками.

Что хочет он сказать своим резцом?

Зачем он выбрал самый трудный камень?

Он бросил дом, работу и покой,

он бился вместе с тысячами тысяч

затем, чтоб возмужавшею рукой

лицо победы из гранита высечь.

В какие дали заглядишься ты,

ещё неведомый,

уже великий?

Но мы узнаем Зоины черты

в откинутом,

чудесном,

вечном лике.
Май-сентябрь 1942 Маргарита Алигер.
ВОЙСКО ПРАВЫХ

Пусть мои слова звучат набатом.

Вот лежит, раскинувшись в пыли,

Тот, который щелкал аппаратом

В час, когда на смерть ее вели.

Он хотел запечатлеть на пленке

Только казнь и больше ничего.

Только смерть отчаянной девчонки

Да свое тупое торжество.

Но навеки лента сохранила

Яркие, бессмертные черты.

Девичья сияющая сила,

Путь героя озаряешь ты.

Под прямым горящим взглядом Зои,

Перед гордым шествием ее

Копошится тусклое и злое

Гитлеровское офицерье.

И среди ничтожества и сброда,

Легким шагом устремясь вперед,

Девушка - любимица народа –

К смерти и в бессмертие идет.

Уместилось в фокус аппарата

Все, что Зоя завещала нам.

И неумолимая расплата

Мчится за убийцей по пятам.

От полуразрушенных предместий,

От сожженных вытоптанных сел,

От народной непреклонной мести

Уходил палач и не ушел.

Мы одним порывом гнева жили,

Мстил за Зою каждый наш боец.

Сколько мы похожих уложили

И его настигли наконец.

Он уже не встанет из канавы.

Ну, а нас несет вперед земля.

И горят над нами светом славы

Порохом овеянные главы

Старого Смоленского Кремля.

Мы проходим, вестники свободы.

Нас ничто не держит. Пробил час!

И Днепра взволнованные воды,

Плача и смеясь, встречают нас.

Мы идем карающей грозою,

Нас послал разгневанный народ.

Войско правых, мстители за Зою,

За свободу Родины, вперед!



1943 г. Маргарита Алигер.
У ПАМЯТНИКА ЗОЕ

Холодный мрамор и венки –

Мир вечного покоя.

Но, будто смерти вопреки,

С надгробья смотрит Зоя.

Сюда живые к ней идут,

Чтоб вспомнить подвиг Зои:

Седой подходит воин,

И вот стоит девчонка тут.

Со лба откинув завиток,

Она на камень гладкий

Кладет исписанный листок –

Он вырван из тетрадки.

Кладет слова присяги.

На клетчатой бумаге

Слова наивны и просты:

«Я тоже буду смелая!

Я тоже, Зоечка, как ты,

Для Родины все сделаю!»

Агния Барто.
ТАНЯ

На лице твоем смертный покой...

Мы запомним тебя не такой, -

Мы запомним тебя смуглолицей,

Смелой девушкой с сердцем бойца.

Ты недавно была ученицей,

Поджидала подруг у крыльца...

Было лето...

Последний экзамен,

Волновались с подругой вдвоем.

А теперь старики-партизаны

Говорят о геройстве твоем.

Избивали фашисты и мучили,

Выводили босой на мороз,

Были руки веревками скручены,

Пять часов продолжался допрос.

На лице твоем шрамы и ссадины,

Но молчанье - ответом врагу.

Деревянный помост с перекладиной,

Ты босая стоишь на снегу.

Нет, не плачут седые колхозники,

Утирая руками глаза,

Это просто с мороза на воздухе

Стариков прошибает слеза.

Юный голос звучит над пожарищем,

Над молчаньем морозного дня:

"Умирать мне не страшно, товарищи,

Мой народ отомстит за меня!"

На лице твоем смертный покой...

Мы запомним тебя не такой.

Ты осталась в народе живая,

И Отчизна гордится тобой.

Ты - как слава ее боевая,

Ты - как песня, зовущая в бой!



Агния Барто.
ЗОЯ

На дубовой скамье, что была ей

конвейером пыток,

Не стонала она, и глаза не смотрели

с мольбой.

Кто ее укрепил?

Кто ей дал этой силы избыток,

Эту власть над собой?

Почему потемнел изувер,

истязающий Зою,

Заглянув ей в глаза?

Почему стало страшно ему?

Почему, не дрожа, Зоя шла по морозу

босою?


Не дрожа! Почему?

Как сумела она не издать

ни единого стона

В разъяренных когтях узколобого

штурмовика?

В смертный час почему,

перед нею склоняя знамена,

Расступились века?

Потому что века перед правдой

должны расступиться.

Зоя - это борьба, это русская доблесть

и честь!


В страшных муках ее есть и наших

страданий крупица,

Наше мужество есть!
1954 г. Борис Ковынев.
Я — ТАНЯ

К 60-летию Зои Космодемьянской

Нежный рот и высокие брови —

Восемнадцать девчоночьих лет.

В партизанских лесах Подмосковья

Никогда не исчезнет твой след.

Олененок с большими глазами,

Смуглых щек полудетский овал...

Посылал командир на заданье —

Оказалось, в Бессмертье послал.

Ты попалась гестаповцам в лапы,

В беспощадные клещи беды,

И палач раскаленную лампу

Подносил тебе вместо воды.

И тебя сапогами топтали:

— Где другие бандиты, ответь!

Как зовут? Ты откуда?

— Я — Таня...

— Где другие?

— Готовят вам смерть...

И по снегу ногами босыми,

Крепко сжав окровавленный рот,

Как на трон, партизанка России

На скрипящий взошла эшафот.

Огляделась:

— Что плачете, люди?

За меня и за вас отомстят!

...Ветер осени слезы мне студит.

Неужели тебе шестьдесят?

Нет, осталась ты юною, слышишь?

Над тобою не властны года.

В небе Вечности всходишь все выше

Комсомольская наша звезда!



1983 г. Юлия Друнина.
ГОЛОС ЗОИ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ
Только раз я погибла.

И тысячи раз — воскресала…

И не мой ли протест

Над тревогою дня повисал?

Не моя ли душа,

Пролетая под сводами зала,

Вырывалась с трибун?

И взрывался овацией зал!

Я еще не успела

Оставить наследника миру,

Но наследство мое

У родного Отечества есть:

Неподкупная верность

Земле этой розовокрылой,

Комсомольское сердце,

Святая солдатская честь.

Разве в памяти дней

Не найти ни урока, ни смысла?

Разве мало тех жертв,

Чтобы мир от войны не погиб?

Навсегда умереть?

Не остаться ни в песнях, ни в мыслях?

Сгинуть в огненной бездне,

Взметнув термоядерный гриб?

Голос мой и призыв

Рвется к людям из подвигов прошлых,

Оседает росой

На цветущие травы и мхи.

И Раймондою Дьен

Откликаясь на рельсах дорожных,

Он к Ассате Шакур

Сквозь застенок ворвется в стихи.

Это я говорю

От себя и от всех безымянных,

Оплативших собой

Золотое сияние дня.

От беспамятства вечного,

От катастроф окаянных

Защитите меня!

И посмертно спасите меня!



Людмила Щипахина.
ОНА В НАРОДЕ НЕ УМРЕТ

Как будто лишь сейчас взошла

На пьедестал — не эшафот.

И небо синева зажгла,

И свежий ветер волос рвет.

Оплечь тяжелый карабин

Висит сторожко на ремне.

И руки тонкие рябин

Склонились трепетно к земле.

Лица упрямый поворот,

Замкнут в молчанье гордом рот.

Погибшая за свой народ,

Она в народе не умрет.

Она жива!

Родимый край,

Там высока твоя звезда:

Ее село Осинов Гай

На картах мира — навсегда!



Иван Кучин.
ТВОЕ ИМЯ БУДЕТ ЖИТЬ ВСЕГДА

Восемнадцать и долгие сорок —

Устремленные в вечность года.

Прах войны превращается в порох,

Что сухим остается всегда.

И цветут краснофлагие зори —

В дни торжеств и в дни горестных тризн.

В этом ласковом имени — Зоя

Слышно слово бессмертное — Жизнь.

Эта девочка, хрупкая школьница,

Не согнувшая худеньких плеч,

Все, что в песнях страны колоколится,

Своей жизнью решила сберечь...

Люди шли — не на казнь, а на подвиг,

В горле комкали сдавленный плач.

Вот в руках, волосатых и потных,

Сжал тугую удавку палач.

Вот сейчас захлестнёт её шею,

Жилку трепетную оборвет.

— Что притихли? Смотрите смелее!

Я умру, но умру за народ!..

И народ расправлял свои спины,

Веря в праведный клич до конца.

Ты не знала тогда, героиня,

Сколько силы влила ты в сердца!

...У деревни Чернушки Матросов

На кинжальной струи острие

За весенние, светлые росы

Бросил юное сердце своё.

И в сраженьях, гремящих грозою,

Брат твой Саша, в дыму и огне,

Мчался в танке. И надпись: «За Зою!»

Пламенела на гордой броне.

И в Маутхаузене встал, леденея,

На тебя чем-то очень похож,

Генерал, пред которым злодеи

Не сумели унять свою дрожь...

Корабли просоленные — Зоя!

Парки, скверы зеленые — Зоя!

Школы, улицы светлые — Зоя!

И победы несметные — Зоя!

Твоя жизнь не прошла и не кончена,

Ей в грядущих былинах сиять.

Твоё имя Москва и Тамбовщина,

Вся Земля — будут век повторять.

Сорок лет светят красные зори —

В дни торжеств и в дни горестных тризн.

...Восемнадцатилетняя Зоя —

Бесконечная, вечная Жизнь.

29.11.1981 г. Иван Кучин.

Лауреат областной комсомольской премии имени Зои Космодемьянской.
БАЛЛАДА

Памяти Зои Космодемьянской

и Веры Волошиной

Их в разных местах схватили.

Несхожие имена...

Две матери их растили —

Россия у них одна.

Плеснули в девичьи лица

Морозная синь и ширь.

А рядом Москва дымится,

А там — вся в лесах — Сибирь.

За Зоей снега месили

Подкованные сапоги.

На иве, на грустной иве

Повесили Веру враги.

Где сыщешь ты человека,

Чтоб шапку пред Зоей не снял?

Про Веру же четверть века

Никто ничего не знал.

Молчала седая ива,

Растаял кровавый снег.

Две звездочки горделивых

Пусть светятся рядом вовек!

Владимир Фёдоров.

ЗОЕ

День рожденья подступил опять...

Сверстница, сестренка фронтовая!

В камне его выпало встречать,

Трепет в честных людях пробуждая.

В чистом сердце пробуждаешь ты

Мысли об Отчизне, о России,

Как за честь ее сражались мы,

Как невзгоды все переносили.

Как шагнула молодость в огонь:

В час, когда гремели грозно пушки,—

Парни со студенческой скамьи,

Школьницы, девчонки-хохотушки.

Отложив мечтанья о любви,

Слов прощальных не сказав и маме,

По полям заснеженным ползли

В тыл врага морозными ночами.

...Злые ветры дуют над страной,

Нечестивцев злобных кружит стая,

Мажут Память злобной клеветой,

Наш народ бесстыдно унижая.

Но не меркнет облик светлый твой,

Факелом духовности пылая...

В день рожденья сердцем мы с тобой,

Зоинька, сестренка дорогая!
А. Кузнецов

ЗОЯ

Что такое подвиг?

Прощанье или встреча?

Что такое подвиг?

Секунда или вечность?

Шла она неслышно

От школьного порога,

Уходила девочка

в бессмертную дорогу.

Зимы пройдут, вёсны пройдут —

Дорога не кончится эта.

Лунного,


зимнего,

красного цвета —

Дорога не кончится эта...

А слова в тетрадках

В линеечку косую

По спине, по сердцу

Плетью полосуют.

Красно бились банты

У школьного порога.

Алая, как лента, —

В бессмертие дорога...

Закричать бы надо

Те слова, что знаются.

Знак — вопрос петлёю

Под метелью ладится.

Точки, запятые —

У школьного порога.

Крики, восклицания —

В бессмертие дорога.

Кто придумал петли

Высоко над бедами,

У снегов России

Над детьми да дедами?..

Улыбнись с портрета

У школьного порога,

Станет белоснежною

В бессмертие дорога.

Зимы пройдут, вёсны пройдут —

Дорога не кончится эта.

Лунного,


зимнего,

красного цвета —

Дорога не кончится эта...

Шла она неслышно

От школьного порога.

Уходила девочка

В бессмертную дорогу...

Майя Румянцева.
ЭТО ИМЯ ОЗНАЧАЕТ «ЖИЗНЬ»

Узел размышлений, развяжись!..

Я Америк вовсе не открою,

Коль напомню вам, что имя Зоя

В переводе означает — «Жизнь».

...Защищать идя родную власть

В страшную годину испытаний,

Ты в отряде партизанском Таней

Не случайно, видно, назвалась.

Петь,


смеяться,

плакать


и любить,
Как и Жанне д'Арк

тебе хотелось...

А враги убить решили Смелость,

Но её,


как Жизнь,

нельзя убить!

Взяв на плечи хрупкие свои

Трудные недевичьи заботы,

Ненависть к врагу

до эшафота

Гордо ты несла через бои.

Вот уже разверзлась смерти пасть...

А ведь у тебя вся жизнь вначале...

Только разве перед палачами

На колени ты могла упасть?!

Детям жить под мирной бирюзою,

Брать галактик дальних рубежи...

Ты всесильна и бессмертна, Зоя,



Как всесильна и бессмертна Жизнь.

Владимир Матвеев.
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница