Знание в духовно-нравственном воспитании современной российской молодежи




страница1/24
Дата13.06.2016
Размер4.92 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24



Художественно-гуманитарное знание в духовно-нравственном воспитании современной российской молодежи. Информационно-аналитическая часть.



Министерство культуры Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования


«Московский государственный университет культуры и искусств»

«УТВЕРЖДАЮ»

Проректор по научной деятельности

___________________________

/В.В. Стрельцов/

«___________________» 2014 г.




О Т Ч Е Т

о выполнении работ по теме

«Художественно-гуманитарное знание в духовно-нравственном воспитании современной российской молодежи»


Руководитель проекта:

Доктор исторических наук, профессор


__________________

подпись, дата


К.А. Мазин


Москва, 2014

Список исполнителей


Научный руководитель






Доктор политических наук, профессор






Черняховский С.Ф.

Исполнители:









Доктор политических наук, профессор

Доктор филологических наук, профессор

Кандидат политических наук

Кандидат филологических наук

Кандидат филологических наук, доцент





Черняховский С.Ф.

Коломийцева Е.Ю.

Черняховская Ю.С.

Скороходов М.В.

Крижановский Н.И.








.

Реферат
Отчет ___с.


Ключевые слова: художественное знание, гуманитарное знание, духовно-нравственное воспитание, молодежная политика.

Цель работы: разработка концепции воздействия художественно-гуманитарного знания на формирование современной российской молодежи.

На основе выявленных материалов и предоставленных аналитических отчётов были разработаны:

• перспективные направления, образовательные и внедренческие проекты ;

• программы цикла обучающих мероприятий, семинаров и мастер-классов для педагогов в области гуманитарного знания;

• методическое пособие «Сущность духовно-нравственного воспитания».



«Роль художественно-гуманитарного знания в духовно-нравственном воспитании современной российской молодежи».

Информационно-аналитическая часть.

Раздел 1. Методология и инструментарий исследования. (категориальный аппарат, программа, инструментарий, критерии, методологический и методический аппарат исследования)

1.1. Исходные понятия.

Одним из принципов государственных стандартов образования является «гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности, сочетающей профессиональную компетентность с гражданской ответственностью». Исходя из этого положения и выстраивается категориальный и методологический аппарат данного исследования. Прежде всего, необходимо определиться с ключевыми вводными дефинициями.

Понятие «художественно-гуманитарное знание» вбирает в себя традиционные дефиниции «художественное знание» и «гуманитарное знание».



Художественное знание – это наглядное знание, опирающееся на художественный опыт. Гуманитарное знание - знание о собственно человеческом в человеке, поскольку его предмет - человечески значимое и значащее содержание, личностные измерения объектов, их «судьбоносность», сопряженность с человеческими ценностями, свойствами, качествами. Гуманитарное и негуманитарное знание и разграничиваются, прежде всего, по степени замкнутости на человека. Произведения искусства, в том числе литературы, сами по себе, как таковые, не являются гуманитарными объектами. Они становятся ими тогда, когда пробуждают в людях человеческие возможности, отсутствовавшие до контакта с ними. Одна из важнейших составляющих этого «мира человека» - система ценностей, определяющая жизнь индивидуума.

Воспитание и молодежная политика.

Для того чтобы государство (точнее – властвующая элита, поскольку само по себе государство ничего целенаправленного осуществлять не может) могло проводить т.н. «молодежную политику», это государство или эта элита должны, прежде всего, сами представлять, какой они хотят видеть молодежь, точнее, какое место они для нее отводят в своем видении политической и социальной системы, будущего в целом.

В этом отношении комсомол был действительно не только великолепно организованной системой, но и системой уникальной и крайне успешной. Включая молодежь в систему ценностный предпочтений элиты, он оказывался не только средством воздействия на объект, т.е. молодежь, но обладал чертами субъектности, включая ее в социальное действие и в самом этом действии формируя его навыки, социализируя личность и являясь эффективным средством вертикальной мобильности.

То есть, комсомол как бы сам являлся моделью общества, включенным в его аксиологию и в его практику, причем при сознательном предоставлении ему повышенной роли в социально-политической действительности. Он, с одной стороны выполнял функцию агрегации интересов определенной социальной группы, их артикуляции, воспроизведения латентного образца и даже обладал некоторыми полномочиями в определении целеполагания – если не на глобальном, стратегическом уровне, то, во всяком случае, на уровне некоторого участия в выработке среднесрочных и краткосрочных проектов. В результате, он выступал своего рода тренировочной площадкой, пройдя которую индивид социализировался и приобретал управленческие и политические навыки. При прочих равных человек, прошедший работу в комсомольском активе всегда более успешно делал карьеру и осуществлял профессиональную самореализацию по сравнению с тем, кто этой работы не прошел, причем даже не столько в силу приобретения определенных «анкетных» характеристик, сколько в силу просто большей развитости своих социальных навыков. Причем даже при изменении социально-политической реальности с началом 90-х гг., его вчерашние активисты оказались способны успешно вписываться в новые условия, как на стороне этой новой реальности, так и в оппонировании ей.

Молодежная политика предполагает несколько уровней, в зависимости от того, в качестве субъекта или объекта молодежь рассматривается элитой.

Первый уровень – это решение социально-экономических проблем молодежи, поскольку, по определению, как поколение стартующих, она имеет меньше возможностей, чем поколение уже стартовавших. А, поскольку, исходно, новое поколение в социально неоднородном обществе изначально является представителями неимущего большинства, встает задача создания неких условий его вписывания в существующую вертикальную систему и создания возможностей вертикальной мобильности. В противном случае общество обречено на накапливание недовольства уже не только на чисто экономическом полюсе бедности, но и по возрастному признаку. А поскольку это поколение всегда более нетерпеливо и более энергично, по сравнению со старшими поколениями, его неприятие существующих условий и существующей власти оборачивается столь энергичным протестом, что, как правило, власть испытывает крайние затруднения в противостоянии его протесту. С известной долей условности можно сказать, что революции возникают не столько тогда, когда в обществе много бедных, сколько при условиях, когда полюс бедности и полюс молодости совпадают.

Однако этот уровень, уровень обеспечения социальной защиты и поддержки молодежи, создания для нее реальных возможностей роста, является лишь самым первым и самым примитивным. Его обеспечение – это лишь некая защитная функция правящей элиты (если она это вообще понимает), отражающая ее отношение к молодежи, как объекту, потенциально способному представлять для нее опасность, функция его некого умиротворения.

Второй уровень – это выход за рамки подобного умиротворения, превращение молодежи в активного участника, действователя созданной системы. Но чтобы это сделать, необходимо обеспечить молодежь в систему ценностей данного общества, на уровне формирования латентных образцов поведения сделать этот субъект принимающим и разделяющим правила игры, существующей в обществе. А тогда эти правила должны быть сами сформулированы в достаточно привлекательном виде. Причем они должны быть таковы, чтобы не расходится с правилами, по которым реально живет правящая элита. Поскольку в современном обществе с конца 80-х гг. формировался образ «игры без правил», нынешняя элита стоит перед проблемой, которую она в полном объеме вряд ли осознала.

Она либо должна предложить новому поколению этот же образ, то есть получить огромную социальную массу, сориентированную на несоблюдение никаких правил, если это ведет к успеху, то есть сформировать жесткого хищника, стремящегося к тому, чтобы отобрать у нее ее положение. Поскольку этот хищник будет более голоден и более энергичен, нежели она, то она вновь, в иной реальности обречена создавать своего могильщика и палача.

Либо она должна предложить молодежи некие твердые и относительно моральные правила. Но, поскольку эти правила обречены расходиться с теми алгоритмами, на которых стоился успех нынешней элиты, мы обречены получить одно из двух. Или молодежь, видя контрастность предлагаемых норм с реально существующими, отказывается их принимать (или принимает лишь внешне) – и тогда она неизбежно вновь становится в негативную позицию по отношению к декларируемым в обществе нормам. Или она их принимает, но, осознавая, что господствующая элита им не соответствует, с не меньшей энергией приходит к стремлению эту элиту уничтожить, как не соблюдающую принимаемые молодежью нормы.

Историческая фраза об «экспроприации экспроприаторов» в новой форме обретает актуальность.

Третий уровень еще более сложен. Он связан с тем, что формирую навыки и алгоритмы поведения молодежного субъекта, элита должна формировать качества, которые будут задействованы во многом не сегодня, а в некоторой завтрашней перспективе. Но для этого элита должна обладать представлением о тех условиях, которые будут в стране через некоторое время, которые она намерена создать уже в своей социально-политической деятельности, т.е. иметь более мене внятный образ того общества, которое она создает. Само по себе – это естественно и связано с органической функцией целеполагания, которую элита в принципе должна выполнять, чтобы быть дееспособной элитой.

Но именно эту функцию отечественная элита выполнять давно разучилась. Собственно, катастрофа конца 80-х гг. именно с этим и была связана.

Причем здесь речь идет как об общестратегических моментах, связанных с проектностью в широком смысле – видении принципиальных контуров общества, которое страна должна получить через 10-20 лет, так и с определенной «технологической» стороной этой проектности, связанной, например, с предполагаемой структурой занятости в среднесрочной перспективе.

Если говорить об этой стороне, мы сталкиваемся с двумя частными проблемами. С одной стороны, элита не способна сегодня сказать, какие, скажем, профессии нужны будут стране в этой перспективе. Профессиональное определение молодежи сегодня идет естественно-стихийно: при выборе того же высшего образования она ориентирована на профессии, которые считает успешными сегодня. В первую очередь – это менеджеры и юристы. Однако доминирование этих профессий характерно для очень узкого диапазоны общественных состояний, в первую очередь связанных с ситуацией организации перераспределения некого производственного избытка. Для Запада это во многом характерно, поскольку высокий уровень производства там с одной стороны уже достигнут, а с другой – поскольку основная масса материального производства сосредоточена за пределами этих стран. В современной России это характерно постольку, поскольку экономика последних 15 лет в основном связана с перераспределением т.н. «советского наследства».

В любом случае эти профессии могут быть лишь дополнением производства как такового (как материального, так и информационного). Успешное и самостоятельно будущее страны связано может быть лишь с постиндустриальным производством, а оно требует, в качестве основных фигур, ученого и технолога. Но именно технологические и инженерные профессии, не слишком широко затребованные сегодня, не привлекают особого внимания молодежи.

С другой стороны, увлечение идеей «интеграции с цивилизованным миром», в сфере высшего образования выразившееся в бездумной и необоснованной концепции «болонского процесса», которую по большому счету не понимают сами ее отечественные лоббисты, ведет к переориентации на производство специалистов, которые могут быть задействованы не в будущем, исторически необходимом постиндустриальном производстве собственной страны, а в обслуживании сегодняшней экономики западных стран. Обо всех нелепостях этой идеи, в основном очевидной для специалистов, но упорно навязываемой в ущерб отечественному образованию, можно говорить долго и отдельно. В данном случае важно то, что она означает: государство видит в собственной молодежи не основу будущего развития страны, а исходный материал обслуживания западной экономики.

Таким образом, в обобщенном виде, можно сказать, что естественные составные необходимой молодежной политики государства это: - обеспечение им социально защитной функции по отношению к новым поколениям и функции успешной интеграции его в социальную систему; - обеспечение формирования у него качеств определенно ценностно-ориентированного социального субъекта, способного жить в обществе и воспроизводить (или создавать) его аксиологию; - создание субъекта не столько сегодняшнего, сколько будущего общества.

Если в первом отношении в последнее время у элиты проявились некоторые навыки, явно, правда, недостаточные и в основном связанные с собственными защитными функциями, то ни в первом, ни в третьем она целенаправленно и эффективно действовать сегодня не способно.

Формировать нормативные образцы она не может, поскольку сама их не имеет. Создавать субъекта будущего общества не может, поскольку своего проекта будущего не имеет.

Причем и в первом отношении, если сугубо защитные программы оно, так или иначе, хотя и недостаточно, намечает, то механизмов интеграции новых поколений в свою систему на достойных основаниях – то же не имеет.

В целом это означает, что медленно, шаг за шагом, власть формирует в стране ситуацию поколенческого разрыва. Лучший вариант, на который в таком случае можно рассчитывать – это воспроизведение ситуации молодежных бунтов 60-х гг. в Европе. Другой, более радикальный - ситуации начала прошлого века в России. Поскольку история КПСС стала сегодня непопулярной дисциплиной, уже забылось, что ленинская РСДРП(б) была, по сути, молодежной организацией: средний возраст, скажем, делегатов ее 6-ого съезда, в августе 1917 года принявшего курс на вооруженное восстание, был ровно 25 лет. Если бы коммунисты Г. Зюганова имели такой средний возраст, она под корень снесли бы нынешнюю российскую власть еще десять лет назад.

Причем для проведения целостной молодежной политики в стране недостаточно только понимания ее необходимости, и даже представления о ее основных контурах. Для этого нужны соответствующие структуры.

Большевики, как уже говорилось, смогли создать для этого комсомол, хотя и сами были молодежной организацией.

Сегодня подобную структуру создать невозможно, поскольку невозможно в условиях политического плюрализма создать всеохватывающую политическую молодежную организации. Подобные попытки, осуществляемые властью: молодежная организация Единой России, как в насмешку над самой собой принявшая имя коммунистической «Молодой Гвардии», движение «Наши», «Местные» и прочие экспериментальные организации для этого не годятся, поскольку а). не могут по определению охватить политический спектр и остаются объектом насмешек и ехидства в самой молодежной среде, б) не являются носителями ориентированного на будущее созидательного проекта.

Западные страны отчасти научились решать проблемы молодежной политики в силу, в частности, двух обстоятельств: изобилия материальных ресурсов, доступных для перераспределения; - наличия в их культурах сложившихся, хотя и достаточно эклектичных, но явно доминирующих проектов мироустройства (хотя бы в рамках модели «общества потребления»).

Неким шагом для создания инструментария осуществления молодежной политики, конечно, было бы создание «Министерства по делам молодежи». То есть, в известном смысле оно необходимо, поскольку это дает хоть что-то в отличие от нынешней ситуации, когда мы не имеем ничего. Но такая структура сама по себе, опять же, может решать в основном задачи первого из трех описанных уровней. Ее главное ограничение в том, что, это в основном структура «объектного» воздействия на молодежь, не предполагающего ее субъектное участие в процессе, чем, опять же, силен был ВЛКСМ.

То есть, структура нужна, но вопрос в том, как в ней совместить ее государственные полномочия с чертами общественно-политической организации, готовой охватить всю широту идеологического спектра.

В принципе, при известной доли гибкости. Это задача организационно-решаемая, некоторые, очень небольшие, но реальные черты ее можно увидеть в используемой в Москве системе «дублеров», хотя это лишь намек на такую структуру.

Однако более важно именно то, что сама элита России сегодня непроектна. Чтобы формировать черты молодежи и обеспечивать ее развитие, надо, прежде всего самим знать, к какому месту в каком обществе она готовится.

Особенности гуманитарного знания.

Гуманитарное знание изучает всю внутреннюю сложность личности, ее потребности, приоритетные проблемы, самовыражение, самореализацию, самопознание и самообразование, опираясь на такие фундаментальные аксиологические начала, как Истина, Добро, Красота, Польза.

Поэтому «объект гуманитарного знания образует не пространство эмпирически-фактуальных данностей, а пространство человеческих значений, ценностей, смыслов, возникающих при усвоении и освоении культуры»1. Мир с точки гуманитарного знания является духовно-смысловым образом, ценностной сущностью, подлежащей пониманию и истолкованию. Отсюда вытекает основная задача гуманитарного знания: ценностно окрасить мир, наполнить его смыслом, сделать сопричастным человеку и общечеловеческой культуре.

Гуманитарное знание многообразно, оно включает самые разные сферы общественной жизни: философию, обществознание, человековедение, право, мораль, искусство, мифологию, религию, педагогику, филологию, «человеческие» общественные отношения, гуманитарное образование, воспитание и просвещение.

Гуманитарное знание имеет ряд характерных особенностей:



  1. Объект его интереса - то, что создано человеком на протяжении его истории, а не возникшее естественным образом. Причем, это создано, прежде всего, в целях самоорганизации и «духовного производства»: государство, право, религия, мораль, культура и искусство, язык, психология, философия, логика и т.д.

  2. Все гуманитарные дисциплины взаимосвязаны между собой, хотя каждая из них незаменима и достаточно самостоятельна. В жизни общества и отдельного человека важны исторические, правовые, психологические, социологические, педагогические, философские знания, владение иностранными языками и др. Усвоив определенный объем гуманитарных знаний, человек начинает соотносить различные сведения из гуманитарных наук, манипулировать ими, поскольку они становятся частью его собственного сознания.

Понятие «духовно-нравственное воспитание» подразумевает процесс содействия духовно-нравственному становлению человека, путем формирования у него:

• нравственных чувств (совести, долга, веры, ответственности, гражданственности, патриотизма),

•нравственного облика (терпения, милосердия, кротости, незлобивости),

•нравственной позиции (способности к различению добра и зла, проявлению самоотверженной любви, готовности к преодолению жизненных испытаний),

•нравственного поведения (готовности служения людям и Отечеству, проявления духовной рассудительности, послушания, доброй воли)2.

Следует дифференцировать понятия «нравственность» и «мораль», поскольку первая отражает общечеловеческие ценности, а вторая зависит от конкретных условий жизни различных слоев общества. Как только меняется форма общественного устройства, меняется и мораль, нравственность же остается вечной категорией.

В общественной атмосфере сегодняшнего дня, когда в дефиците оказались именно вечные ценности, духовно-нравственное возрождение человека - это проблема, от решения которой зависит будущее страны.

Помочь в решении данной проблемы может обращение к важному человекоформирующему процессу - литературному образованию, одной из целевых ориентаций которого является освоение культурных и социально значимых ценностей посредством изучения художественных произведений.

Роль произведений художественной литературы в процессе духовно-нравственного воспитания поистине огромна. И этот пласт гуманитарного знания имеет свою методологию исследования, которая в последние десятилетия активно обновляется. Одно из самых перспективных направлений - интеграция гуманитарных наук - было предсказано известным литературоведом М.М. Бахтиным: «Наиболее напряженная и продуктивная жизнь культуры проходит на границах отдельных областей ее, а не там и не тогда, когда эти области замыкаются в своей специфике»3. На современном этапе особый интерес представляет синтез литературоведения и аксиологии, поскольку это открывает новые возможности постижения природы литературного творчества и сути конкретного художественного произведения.

Аксиологический подход широко применяется в таких гуманитарных науках, как философия, социология, психология, этика, эстетика, культурология, где критерий ценности признается в качестве универсального при анализе различных явлений. Сегодня этот подход все глубже проникает в литературоведение, которое, изучая такое явление культуры, как художественная литература, всемерно осознает, что именно ценности служат ее основой и фундаментом. М.С. Каган говорит о том, что художественная информация содержит мощный эмоционально-интеллектуальный заряд, адекватно выражая ценностное отношение художника к миру, а «художественное творчество можно рассматривать как непосредственный «язык ценностей»4.

Ценностная система координат, представления о ней являются основой духовного существования человека, определяют его поведение и внутренние личностные ориентиры. Сложность и даже трагизм современной ситуации состоит в том, что философия прагматизма, утверждающая, что современный мир не нуждается в духовных измерениях, ставит под угрозу уничтожения и редукции сферу ценностей. Подобная радикальная переоценка ценностей происходит и в искусстве, из него вытесняется все «человеческое», отвергаются классические каноны. Именно поэтому так актуальна в современном литературоведении проблема художественной ценности. Оно с успехом использует достижения аксиологической науки в качестве методологической базы.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница