Заслуга праотцев народа Израиля в том, что они смогли передать в наследие потомкам свою веру и жизненные принципы, полученные от Творца




Скачать 49.82 Kb.
Дата28.07.2016
Размер49.82 Kb.
«Ваера»

Заслуга праотцев народа Израиля в том, что они смогли передать в наследие потомкам свою веру и жизненные принципы, полученные от Творца. И первым в этой плеяде был Авраѓам, все существо которого было преисполнено милосердием и любовью к ближнему. В начале этой главы Тора приводит историю, прекрасно иллюстрирующую это:

«И открылся ему Бог в дубраве Мамрэ – а он сидел у входа в шатер знойным полднем. И поднял он глаза, и увидел: вот три человека стоят перед ним. И, увидев, побежал он навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли. И сказал: “Господа мои!.. Если я обрел благоволение в глазах твоих, сделай милость, не пройди мимо слуги твоего. Вам принесут немного воды, и, пожалуйста, омойте ноги, [сядьте] под дерево и прислонитесь к нему. А я принесу краюху хлеба, и вы подкрепитесь, а потом пойдете…” …И поспешил Авраѓам в шатер, к Саре, и сказал [ей]: “Поторопись, три меры муки, лучшей муки замеси и сделай лепешки”. И к стаду побежал Авраѓам, взял теленка хорошего, нежного и отдал слуге, и тот поспешил приготовить его. И взял [Авраѓам] сливочного масла, и молока, и теленка, которого приготовил, и поставил перед ними, а сам стоял подле них под деревом. И они ели» («Брейшит», 18:1-8).

Чтобы по достоинству оценить его усилия, следует вспомнить обстоятельства, при которых все это происходило. Предыдущая глава завершается изложением заповеди обрезания, полученной Авраѓамом, – печати Завета, которой он отметил свою плоть. Теперь Завет со Всевышним не только запечатлен в его душе, но и отмечен знаком на теле. Мидраш рассказывает, что описываемые в этой главе события происходили в период, когда дует хамсин – иссушающий ветер пустыни, на третий день после обрезания, когда боль становится особенно острой. При этом Авраѓам, человек в годах, богатый и всеми уважаемый, вместо того чтобы отдыхать в тени шатра, сидит именно у входа, под палящим солнцем. Для чего? «До обрезания, – размышлял он, – всегда заходили ко мне путники. Неужели теперь, после этого, никто ко мне не придет?» («Мидраш раба»). Мысль о том, что его недомогание не позволит исполнить заповедь о гостеприимстве, причиняла ему большее страдание, чем физическая боль. Собравшись с силами, покидает Авраѓам сень шатра, чтобы высмотреть на горизонте путников, которых он смог бы пригласить к себе.

Если попробовать проанализировать нашу главу на более глубоком уровне, то величие праотца Авраѓама предстанет пред нами еще более наглядно. Она открывается рассказом о явлении ему Всевышнего, что в глазах человека, посвятившего свою жизнь служению Создателю, является, безусловно, величайшей ценностью. Однако диалог Авраѓама с Творцом внезапно прерывается повествованием о встрече с ангелами. Комментаторы утверждают, что Авраѓам, слуга Б-га, предпочел Б-жественному Откровению исполнение заповеди гостеприимства, приняв кочевников, – а именно в этом облике к его шатру явились ангелы. Для Авраѓама в подобном поведении нет никакого противоречия, здесь не было дилеммы: именно в исполнении воли Творца, выраженной в Его заповедях, и состоит смысл жизни для такого человека. Сказали об этом мудрецы: «Исполнение заповеди гостеприимства выше, чем Откровение».

«И было так: после этих событий Всесильный, испытывая Авраѓама, сказал ему: “Авраѓам!” И тот ответил: “Вот я!” И Он сказал: “Возьми-ка сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, – Ицхака, – и пойди в страну Мория, и принеси его там в жертву всесожжения на одной из гор, которую Я укажу тебе”. И встал Авраѓам рано утром, и оседлал осла своего, и взял с собою двух слуг и Ицхака, сына своего, и наколол дров для [принесения] жертвы всесожжения, и встал, и пошел к месту, о котором сказал ему Всесильный» («Брейшит», 22:1-3). Этими словами Тора начинает рассказ об одном из самых важных и трудных для понимания событий в жизни наших праотцев, сыгравшем едва ли не основную роль в формировании всей дальнейшей истории нашего народа.

На протяжении всей жизни Авраѓама он противостоял миру язычества, боролся с идолопоклонством и его практикой человеческих жертвоприношений. Лишь помня об этом, мы можем оценить значимость происшедшего при жертвоприношении Ицхака.

Вопрос, сформулированный однажды Сократом: «Является ли праведность объективным достоинством или же все, что мы сейчас считаем достоинством, – засчитывается как праведность?» – Авраѓам ответил всей своей жизнью уже задолго до греческого философа: праведность – это исполнение заповедей Всевышнего, и она – объективна. Воля Творца абсолютна и неизменна, и человек должен выполнять ее без возражений и колебаний (вспомним, как ответили Создателю евреи во время дарования Торы: «Сделаем – и поймем», – т.е. сначала выполним Твой приказ, а потом уже поймем, в чем его смысл). Авраѓам не знал, будет ли доведено до конца жертвоприношение, то, что Г-сподь не собирается принимать его жертву, ему стало ясно значительно позднее: «…не поднимай руку на юношу… не делай ему ничего, ибо Я уже узнал теперь, что боишься ты Всесильного…» («Брейшит», 22:12). Но полное непонимание смысла полученной им заповеди и ее противоречие всему тому, что он проповедовал в течение жизни, ни на секунду не остановило его. Здание еврейской веры строится на полном и безусловном принятии людьми воли Всевышнего и демонстрации ее всему миру.



И явился ему Всевышний...

Какое событие предшествует гибели Сдома? Сдомские жители пытаются надругаться над путниками. После этого Всевышний уничтожает город. Между тем преступление не было даже совершено. Не было ли наказание чересчур суровым? Рассмотрим ситуацию. Из рассказа Торы следует, что попытка совершить преступление была предпринята отнюдь не социальными отбросами — напротив, в нападении участвовало практически все городское население: «городские жители, люди Сдома, окружили дом, от мала до велика — весь народ, со всех краев» (19.4). Фактически преступления считались в Сдоме нормой, и, не исключено, что они были даже узаконены. Преступный закон оправдывал любые аморальные действия, любое насилие по отношению к чужеземцам, останавливавшимся на ночлег. Жители Сдома вовсе не считали, что совершают преступления — они были искренне уверены в своей правоте и законности своих действий. Обыкновенно даже у самого закоренелого грешника есть, может быть, мизерный, но все-таки шанс раскаяться и попытаться что-то исправить в своей жизни. Сдомитяне — исключение. Они настолько сжились со своими грехами, что потеряли возможность покаяния. Злокачественная болезнь зашла столь далеко, что нравственное исцеление стало уже невозможно. Поэтому наказание, постигшее Сдом, было единственной возможностью покончить со злом.мысла полученной им заповеди и ее противоречие всему тому, что он проповедовал в течение жизни, ни на секунду не остановило его. Здание еврейской веры строится на полном и безусловном принятии людьми воли Всевышнего и демонстрации ее всему миру.



«...и ели они» (18:8).

Ангелы, гостя у Авраама, делали вид, что едят. Из этого мы учим, что попав в новое окружение, человек обязан применяться к нему.



«...Где Сара, жена твоя?» (18:9).

Конечно же, ангелам было известно, где находится Сара. Почему же они задали этот вопрос? Чтобы, отметив ее скромность и деликатность (ведь она осталась в шатре и не вмешивалась в беседу мужа с гостями), ещё более возвысить ее в глазах Авраама.



«И открылся (Аврааму) Г-сподь... И увидел (Авраам): вот, три человека стоят перед ним... И сказал (Авраам): "Господа! Если снискал я расположение в глазах ваших, пожалуйста, не проходите мимо слуги вашего"» (18:1-3).

Из этого фрагмента мудрецы выводят в талмудическом трактате «Шабат» (127а) поучение о том, что прием гостей важнее Б-жественного Откровения! Бааль-Шем-Тов задает вопрос: имеет ли их вывод практическое значение в нашей повседневной жизни?



Принимая гостя, еврей не только отвлекается от изучения Торы — в откровенной беседе подчас сложно уберечься от сплетен и злословия. И тем не менее Тора учит нас тому, что человек должен исполнять возложенную на него предписывающую заповедь гостеприимства и не сомневаться, принимать ему гостей или нет, опасаясь возможных грехов, — ведь характер разговора в конечном итоге будет определен поведением самого хозяина дома. («Га-Драш ве-га-июн»)


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница