Я не знаю, где встретиться мне придётся с тобой. Леонид Айзенберг (Бохум)




Скачать 285.3 Kb.
Дата14.08.2016
Размер285.3 Kb.
Я не знаю, где встретиться мне придётся с тобой.

Леонид Айзенберг (Бохум)

11.01.2015 09:07

Автор: Андрей Белькевич

Колонна латентных исламистов

Где-то в первых рядах мы увидим Франсуа Олланда, человека ставшего президентом Франции, благодаря голосам “братьев куаши”. Он обещал им больше денег в виде социальных пособий и облегченную процедуру воссоединения с родственниками, оставшимися в тунисах-алжирах-марокко… А тем, кто уже приехал, но не успел получить французское гражданство, - “досрочное” право голосовать. Не гражданин, но уже голосуешь. Потому что – СВОЙ. И “братья куаши” сделали Олланда СВОИМ президентом.

 Где-нибудь неподалеку от Олланда пристроится Манюэль Вальс. Он будет размахивать плакатиком “Je suis Charlie” и нести чушь про ценности свободы слова. Всего-то месяц назад французский премьер “защищал” свободу слова, активно участвуя в травле журналиста Эрика Земмура. Очень известного французского журналиста. Тот осмелился говорить и писать о потере Францией национальной идентичности из-за неконтролируемой властями миграции. И Вальс потребовал выгнать Земмура из профессии. “Он не достоин того, чтобы люди его читали” - это слова премьер-министра Франции.

Рядом с Вальсом будет, возможно, идти его преемник на посту главы МВД Бернар Казнёв. За неделю до нового года Казнёв запретил журналистам называть “терактами” серию нападений с криками “Аллах Акбар” на прохожих и полицейских сразу в нескольких французских городах. Не хотел тревожить общественное мнение во время праздников, поэтому настоял на том, чтобы пресса говорила о “психически неуравновешенных” лицах. Теперь Казнёв не знает, как быть с тысячами хэштэгов jesuiskouachi (“я –куаши”) в интернете. Нельзя же их всех тоже объявить неуравновешенными.

Окружение министра насчитало уже почти четыре тысячи постов, открыто демонстрирующих восхищение поступком братьев-исламистов. (А сколько восхищаются молча?) На такую мелочь, как автомобили, носящиеся по парижской окружной с веселым бибиканьем и символикой ИГИЛ в день расстрела “Шарли Эбдо”, подчиненные Казнёва уже давно не обращают внимания. Равно как и на выкрики “Аллах Акбар” по всей Франции (даже в школах) прямо во время общенациональной минуты молчания в память об убитых в теракте.

Признаться, пропустил, намерен ли посетить марш глава МИДа Лоран Фабиус, но один из его предшественников на посту - Бернар Кушнер, основатель “Врачей без границ” и просто известный левый политик, - собирается. Всего неделю назад Кушнер публично учил жизни Беньямина Нетаньяху. Сказал, что тот в своем противостоянии арабскому терроризму оказался на “неверной стороне истории” (“historiquement tort”).

Незадолго до этого Нетаньяху предсказал Пятой республике все, что случилось с ней сейчас: “Чума терроризма придет и к вам во Францию. Это лишь вопрос времени” (в интервью телеканалу iTélé). В ответ некоторые депутаты Национальной Ассамблеи потребовали тогда вовсе запретить французским СМИ пускать израильского премьера в эфир. Официальный же Париж в конце прошлого года пролоббировал исключение ХАМАС из списка террористических организаций Евросоюза и поддержал антиизраильскую резолюцию в Совбезе ООН. Поэтому Фабиус, конечно, тоже должен прийти на марш. Он будет там среди своих. В отличие от тех семи тысяч евреев (самый высокий показатель в мире), которые уехали в прошлом году из Франции на ПМЖ в Израиль.

Придут на марш, конечно, и тысячи простых хороших людей, которые против убийства, терроризма и “которых не запугать”. Но этот пост не о них. Он - о колонне первых и важных. О тех, кто хочет показывать себя впереди, а потом снова долгие годы будет дурачить тех, кого ведет за собой.



жжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжж

Михаил Местер (Бельцы)



Представляем список 10 самых необычных
медицинских устройств и лекарственных препаратов, открытых и разработанных израильскими учеными, --которые обещают революционизировать мировую систему здравоохранения.

 

И это лишь  «вершина айсберга» израильских медицинских достижений.



 

1. Нано-нос, изобретенный профессором Hossam Haick из Техниона. Новый израильский диагностический прибор нано-нос, разработанный на основе нано-технологий, позволяет по выдыхаемому воздуху диагностировать различные типы  рака лёгких с точностью до 95%.

 

 2. Hervana - негормональные,  длительного действия, противозачаточные суппозитории. Компания выиграла в прошлом году грант в миллион долларов на развитие от Фонда Билла и Мелинды Гейтс. Эти противозачаточные лекарства необходимы для более доступного, дешевого и социально приемлемого варианта планирования семьи в развивающихся странах, хотя они будут продаваться также в Соединенных Штатах и Европе.



 

 3. Vecoy нано-лекарства - это нано-ловушки вирусов, способные захватить и уничтожить вирусы прежде, чем они могут инфицировать клетки. Эта разработка является огромным шагом вперед, по сравнению с противовирусными препаратами и даже вакцинами. Фармацевтическая компания Vecoy была выбрана для проведения испытаний в условиях невесомости на предстоящей NASA космической экспедиции.

 

 4. Agili-С – раствор для регенерации гиалинового коленного хряща; разработан в Университете им Бен-Гуриона. Одобрен Европейским союзом и подан на утверждение FDA.



 

 5. Oramed, иерусалимская фармацевтическая компания, разработала капсулы инсулина для диабета 2 типа, принимаемые внутрь вместо инъекций. В процессе разработки находятся капсулы для диабета 1 типа.

 

 6. Компания Premia Spine разработала и выпустила принципиально новый имплант для замены позвоночных суставов. Он позволяет отправить в прошлое тотальное эндопротезирование, как это произошло с коленным и тазобедренным суставами. Он уже доступен к использованию в Израиле, Австрии, Германии, Великобритании и Турции.



 

 7. Компания Mapi Pharma разработала принципиально новые лекарственные препараты пролонгированного действия для лечения симптомов рассеянного склероза и боли. Они должны поступить на рынок примерно через 3 года. В процессе разработки у компании препарат пролонгированного действия для лечения шизофрении.

 

  8. Компания Discover Medical представила принципиально новую маску для страдающих апноэ во время сна. В отличие от имеющихся аналогов, новая маска более удобна и не создаёт нагрузки на сердце.



 

 9. Компания Real Imaging, руководимая Арноном Боазом, разработала аппарат для диагностики доброкачественных и злокачественных заболеваний молочных желёз. Он работает без радиационного излучения и без контакта с молочной железой. Аппарат анализирует 3D и инфракрасные сигналы, излучаемые из злокачественной и доброкачественной ткани, создавая объективный отчет, который не нуждается в интерпретации. Промышленный выпуск аппарата планируется на 2015 год.

 

 10. Профессор Михаль Шварц, из института Вайцмана, разработала новый анализ крови для определения ранней стадии болезни Альцгеймера и бокового амиотрофического склероза.



…………………………………………………………………………………………..

Любовь и боль Елены Соловей 
 

 

"Господи, как это замечательно - заниматься делом, за которое могут убить или даже посадить в тюрьму!" - восклицала героиня Елены Соловей в культовом фильме "Раба любви". Не только актерская, но и личная судьба этой актрисы, красивой женщины, верной жены и заботливой матери семейства тоже "про любовь" - к родителям, мужу, детям, профессии, ученикам и к самой жизни.

 - За 24 года вашей актерской карьеры в Советском Союзе вы снялись в 56 картинах, в большинстве из них исполнили главную роль. Получается, что каждый год вы были заняты в съемках как минимум двух фильмов! И тем не менее на первом месте для вас всегда была семья. Вы даже поначалу отказывались сниматься в "Неоконченной пьесе для механического пианино", поскольку не хотели расставаться с маленьким сыном. Елена Соловей - настоящая еврейская мама?

- Знаете, я никогда не примеривала на себя этот эпитет. Мы все тогда были "продуктами" советской эпохи, но я всегда знала, что семья у меня смешанная: еврейский папа Яков Абрамович и русская мама Зинаида Ивановна. У нас была нормальная советская семья, и ничьи национальные особенности никогда не ставились во главу угла, это не было для нас важным. А вот кто была настоящая "еврейская мама", так это моя бабушка по отцовской линии. Я родилась в послевоенной Германии, отца потом распределили в Красноярск, а уже после мы приехали в Москву, где некоторое время жили у папиной мамы. Моя мама, которая обладала удивительным свойством со всеми дружить, наладила прекрасные отношения со свекровью и многому у нее научилась. Я помню умопомрачительную мамину фаршированную рыбу и вот эти орешки с медом, кажется, тейглах. Причем моя мама делала их лучше, чем бабушка. Вот, пожалуй, и все еврейское в моей жизни.

 

- Ваш отец ведь всю войну прошел?



- Да, он прошел и Финскую войну, и Великую Отечественную - со своими "Катюшами" в составе артиллерийских войск прошел через Сталинград, Курскую Дугу и дошел до Берлина. Детство моего отца прошло в Белоруссии, в селе Кулешовка. Дед погиб рано, еще в гражданскую войну, папа его практически не знал, воспитывался у своих бабушки с дедушкой, а потом у тетки в Ленинграде. Папин дедушка был мельником, у него была своя мельница. А о своей бабушке отец всегда вспоминал, что у нее были большие руки: она, видимо, коров доила, вот руки и были натруженные. К сожалению, мы не очень часто на эту тему говорили. Знаю, что после войны папа никогда не хотел возвращаться в места своего детства, где жили его родственники. Наверное, потому что очень многие погибли и он не хотел об этом вспоминать.

- Насколько я знаю, последние годы жизни отец провел с вами в Америке.

- Да, и не только он, но еще и моя свекровь, и тетушка, которая недавно ушла из жизни, - они все очень достойно прожили свою старость здесь. Отношение в Америке к старикам, кем бы они ни были, уважительное и невероятно заботливое в самом практическом смысле этого слова. За это я всегда буду благодарна этой стране.

Елена Соловей с мужем



 

- Какое ваше самое яркое воспоминание из детства?

- Я благодарна своему детству, потому что неважно, сытое оно или голодное, богатое или бедное, - оно все равно остается очень счастливым временем. Даже если это военное детство. Если ты воспитываешься и живешь в хорошей семье, в которой все дружат и дети окружены любовью, то это самое главное для будущей жизни. Моя семья была такой. Мои родители любили нас, занимались нами. В Красноярске у меня была совершенно потрясающая школа, в которой был свой духовой оркестр, роскошный хор, мы даже ставили детские оперы и оперетты. Учителя устраивали праздники для детей прямо у себя дома. Я впервые узнала, что такое игра в шарады, от учительницы английского языка, которая в свою небольшую квартиру приглашала весь класс и устраивала какие-то бесконечные игры. Помню вкус молочного киселя, который подавался как угощение. Мои родители тоже часто собирали детей дома, устраивали кукольные театры, показывали диафильмы. Ведь кино тогда было мало, это позже появились и детские кинотеатры, и телевидение. А пока этого всего не было, родители вешали на стену белую простыню и крутили диафильмы. Это вообще особый вид искусства: закадровый голос, озвучивавший нам, малышне, титры, должен был быть таким, чтобы дети не только заинтересовались, но и что-нибудь запомнили. Это удивительный способ общения между детьми и родителями.

И все это в возрасте от 7 до 12 лет - этот период был невероятно насыщенным и, безусловно, оказал на меня особое влияние. Когда из Красноярска папа демобилизовался в Москву, у меня совершенно не было комплекса провинциальной девочки. Помню, как однажды прочла в журнале "Советский экран", что актер, сыгравший главную роль в фильме "Друг мой Колька", учится в детской театральной студии имени Станиславского. "Ой, хочу туда поступить!" - подумала я и помчалась на прослушивание. Даже не задумывалась о том, кому я там такая нужна, смешная девочка с косичками. Никаких комплексов не было! К удивлению всех окружающих, меня приняли. Вот это провинциальное ощущение самодостаточности, когда нет столичных претензий и комплексов, много раз помогало мне в самых разных жизненных ситуациях.



- Наверняка эта черта помогала и подбирать ключ к характерам ваших героинь, классических русских женщин?

- Вообще женское начало очень созидательное, притягательное, жертвенное... Можно еще много эпитетов перечислить, и, наверное, какой-то из них соответствует мне как актрисе и проявлялся в ролях, которые я сыграла. Кстати, я никогда не задумывалась о том, что вкладывать в образ, и совсем было не важно, русская моя героиня или нет. Но если уж говорить о русском характере, то есть актрисы, дивные и прекрасные, которые являются его, так скажем, квинтэссенцией - Наташа Гундарева, например, или актриса "Современника" Нина Дорошина, знаменитая Надежда из комедии Владимира Меньшова "Любовь и голуби".

- Каково было вам, знаменитой на весь Союз артистке, приехать в 1991-м в Штаты простой эмигранткой?

- Честно говоря, я об этом и не думала. Было так много проблем, которые надо было решать, что не хватало времени задумываться.

- То есть сцена и аплодисменты по ночам…

- … не снились! (смеется) На самом деле все это, конечно, довольно драматично. Но ведь решение было принято, и принято не просто так. Помню, однажды меня в Америке позвали на радио "Свобода", и какая-то дама за моей спиной удивленно сказала: "А ей-то чего там, в Союзе, не хватало?" Понимаете, если бы мне не хватало колбасы, тогда, наверное, у меня были бы метания. Но решение уехать было жизненно важным для моей семьи и детей, и, когда ты это понимаешь, колбаса отходит на второй план. Как раз колбаса у меня в Союзе была. И даже советские очереди меня не унижали: ведь мы все тогда жили с этим. Но, знаете, я думаю, мне было легче, чем молодым эмигрантам, которым нужно строить жизнь заново, реализовываться в новой стране. Во-первых, я для себя решила, что все, кончилась моя карьера, что я должна заботиться о семье, доме, внучке. Я теперь просто мать семейства, которая должна заниматься своими делами. Если возникала возможность принять участие в каком-нибудь проекте, я с удовольствием соглашалась. У меня была небольшая программка на радио, несколько ролей в кино, в русскоязычном театре, но я никогда не относилась к этой деятельности как к возможности возродить свою карьеру на новом месте. Кроме того, у меня есть муж, который с самого начала работал и взял на себя всю ответственность по обеспечению семьи.

 

- С мужем вы, кстати, познакомились еще во время работы над фильмом "Драма из старинной жизни", где Юрий Пугач был художником-декоратором. Что нужно, чтобы всю жизнь прожить с одним человеком?



- Не знаю. Терпение, наверное, да больше и ничего. Вы знаете, как говорят: браки совершаются на Небесах. Такая вот судьба: это просто случилось в моей жизни - и все. И совершенно нет никаких рецептов счастливой жизни. Просто бывает так, что все складывается.

- В одном из интервью вы признались, что до сих пор чувствуете себя в Америке чужой. Почему?

- Да, это так. Может быть, потому что я живу здесь в своей ракушке, окружающая жизнь не очень затрагивает меня. Самое главное - это мой круг, моя семья. Больше мне ничего не надо.

- Однако и в Штатах у вас был опыт участия в больших кинопроектах.

- Мой самый первый опыт был в сериале "Клан Сопрано", где я играла русскую помощницу по дому со странной фамилией (героиню Соловей звали Бранка Либински - прим. ред.). Когда я пыталась объяснить, что в России нет таких имен, режиссер только отмахивался: это, мол, неважно. Я с удовольствием играла свою роль. Запахи в павильонах были те же самые, что и в Союзе, и люди удивительно доброжелательные. Все работают очень много и продуктивно, как машины. Одно изменилось: благодаря новой технике режиссеры и операторы руководят съемочным процессом с пульта, поэтому не видишь родных глаз режиссера, всегда готового поддержать и направить. Сейчас, наверное, и в российском кино то же самое.

Актриса около своего дома в городке Фэйрвью



А потом появился режиссер Джеймс Грей, американец русского происхождения. Его бабушка и дедушка эмигрировали в Америку с Украины, и его все время тянуло к русским историям. Еще со времен своего первого фильма "Маленькая Одесса" он меня приглашал у себя сниматься. Ему нужна была актриса на роль мамы героя, и он с чисто американской прямолинейностью признался, что видит в этой роли меня, но продюсеры требуют Ванессу Редгрейв. Если, говорит, найдут деньги под нее, сниматься будет она, а если нет - возьмем тебя (смеется). Периодически он мне звонил и уверял: "Я тебя так люблю, ты обязательно будешь у меня сниматься!" Но каждый раз что-то не складывалось. Наконец он задумал картину о польских эмигрантах. Снова звонок и вопрос: "Ты говоришь по-польски?" Я отвечаю, что нет, конечно. А муж мне громким шепотом кричит в другое ухо: "Скажи, что выучишь!" Он вообще меня всю жизнь ко всему подталкивал. Сколько раз я к нему приходила: вот есть идея организовать русский театр или роль предлагают, а я не знаю, стоит ли соглашаться. "Если не ты, то кто?" - восклицал он, и я шла и пробовала. В общем, у нас с Греем получилась, наконец, совместная работа. Правда, ему пришлось переписать роль под меня. Я потом сказала ему в шутку: "Господи, я всю жизнь играла таких нежных и тонких женщин. А сейчас какие-то тетки! Обидно! Придумай для меня какую-нибудь роль, чтобы вернуть ту Елену Соловей!" Обещал придумать.

- Вы правда хотите вернуть себя прежнюю?

- У меня была такая история. Я читала где-то интервью очень дорогого мне человека, мнение которого для меня важно. И в тексте наткнулась на такую фразу: "Лена уехала, значит, умерла". Вы представляете, такое прочитать про себя! "Боже мой, зачем же он так написал? Это же ужасно! - подумала я тогда. - Нельзя такие вещи писать!" И не только потому, что слова материализуются. И только спустя определенное время я поняла, что хорошо, что он так написал. Ведь он человек творчества, человек искусства, и, раз он так чувствует, значит, я имею право родиться заново и быть теперь какой угодно.

- Частью этой новой жизни стала и творческая студия, где вы преподаете актерское мастерство.

- Можно сказать и так. Я сейчас много занимаюсь с детьми. Это совершенно удивительные существа. Особенно когда не только ты видишь, на что они способны, но и они сами тоже начинают это понимать. Правда, самое болезненное для меня - когда дети лет в 11-12 уже увлечены театром, но уходят заниматься другим. Занятия в нашей творческой студии ведутся на русском языке, а в жизни есть свои приоритеты. Будущая карьера этих детей напрямую зависит от того, насколько интенсивно они будут учиться. Мой "Этюд" существует уже 13 лет, и мне будет очень жалко, если эта история закончится.

Елена и Юрий с детьми - Павликом и Ирочкой

 

- Казалось бы, где еще, как не в Нью-Йорке, с его многочисленными театральными площадками и киностудиями, можно найти себя в актерской профессии.

- С точки зрения самореализации профессия актера сложна везде, но советская система в определенном смысле была более дружественной. После театральных школ начинающих актеров непременно распределяли в какие-то театры, студии. Вся эта социалистическая система больше поддерживала человека в профессиональном плане . В Америке же, да и в России сегодня тоже, закончил колледж - и ищи работу, где хочешь. Это очень трудно, ведь это значит, что надо устраиваться официантом и параллельно бегать по бесконечным кастингам. Я бы не желала такого будущего детям.

- А что вы думаете о бродвейских шоу, которые одни прославляют как эталон театрального искусства, а другие отвергают как "попсу" и чистую коммерцию?

- Я не очень люблю эти разговоры о бездуховности американского искусства. Это далеко не так. Все бродвейские шоу поставлены с участием лучших профессионалов и имеют внушительные бюджеты. Тут нечего и говорить: весь мир черпает идеи именно оттуда. Но есть огромное количество маленьких театров off-broadway, off-off-broadway, которые рассчитаны на меньшее количество зрителей и не располагают такими большими средствами. И вот там можно встретить форму эдакой профессиональной самодеятельности, разношерстные коллективы, которые все время находятся в творческом поиске. Именно они и создают питательную среду, в которой потом выкристаллизовываются шедевры Бродвея.

Актриса - Елена Соловей. Работа Натальи Басараб

 

- У вас был любимый режиссер?

- Все они были любимые. Моя любовь к режиссерам неразрывно связана с благодарностью за интересную работу, за тот опыт, который мне удавалось получить, за жизнь, которую я проживала вместе с ними. Я вообще счастливый человек и всем, с кем работала, очень благодарна. Благодарна Никите Сергеевичу Михалкову, который подарил мне опыт жизни с такими потрясающими партнерами. Вот видите, я все равно называю это "жизнью" - наверное, по-другому нельзя просто. Михалков отличался тем, что очень любил своих актеров. Ведь по большому счету актеры - те же дети, их надо любить. А если серьезно, актерская профессия очень тяжелая, в чем-то бесстыдная; она разлагает тебя, вынимает все, что у тебя есть, выставляет напоказ все хорошее и плохое. И кому ты можешь все рассказать, как не человеку, в чьей любви к себе ты не сомневаешься? Перед кем можешь, не боясь, обнажить самое нутро? Никита Сергеевич это очень тонко чувствовал и любил нас всех, не выделяя никого. Возможно, только на время одного проекта, но это нормально. Поэтому с ним ты был готов на любые откровения во время работы, знал и чувствовал, что тебя поймут и примут. И киногруппа у Михалкова всегда была потрясающая. Например, оператор Паша Лебешев, который тоже нас всех любил и снимал великолепно. Я всех своих режиссеров вспоминаю с одинаковым чувством: это были удивительные люди, которые богатство и глубину своего внутреннего мира привносили в работу, делились ими с актерами.

- Такое ощущение, что вы всегда были чужды закулисным играм, а роли будто сами вас находили.

- Закулисные игры, конечно, были, но я, признаюсь, была слишком наивна, чтобы в них участвовать. А роли, действительно, находили меня сами. Поэтому я и говорю, что моя судьба - это не пример. Просто я очень счастливый человек. Как говорят, нужно оказаться в нужное время в нужном месте. И то было мое время и мое место. Наверное, если зрители увидят меня в моей новой работе у Джеймса Грея, то воскликнут: "Боже мой, как она могла? После таких ролей играть какую-то тетку". Но и я уже сегодня другая. Только вот, знаете, душа остается прежней, просто, как на песчинку в морской ракушке, на нее наматываются новые слои. Внешний облик меняется, а суть одна и та же.

 

- Актерский талант - это дар свыше. За что еще вы благодарны Б-гу?



- Никогда об этом не говорила вслух… На самом деле, я благодарна Б-гу за то, что во мне течет кровь великого русского и великого еврейского народов. Есть некое провидение в том, что я умею чувствовать боль моих еврейских предков, хотя плохо знаю еврейскую культуру, не говорю на идиш. И так же остро я ощущаю и трагедию своих русских предков. Эта двойная боль, наверное, и составляет основу моего характера. Я мечтаю, когда отпадет необходимость заниматься суетным, заняться историей моих народов, чтобы глубже прочувствовать связь с ними. Мне кажется, это очень важно для человека, который прошел определенный этап жизни и готовится вступить в Вечность. Я к этому себя готовлю. Если же говорить просто о жизни, то я не перестаю благодарить Б-га за семью, мужа, детей - у всех них очень непростая жизнь, но они получили возможность заниматься тем, что им по-настоящему нравится. Благодарна за саму жизнь…

Беседовала Юлия Шейн

öööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööö

Григорий Бейдер (Лос Анжелес)

Президент Аргентины назвала еврея сыном

> 29.12.2014



> Президент
> Аргентины Кристина Фернандес де
> Киршнер стала «приемной
> матерью» еврейского юноши по
> имени
> Яир Тавиль. Яир получил
> статус названого сына
> президента в
> соответствии с законом,
> принятым в 1920-х годах в целях
> противодействия
> распространению древнего
> суеверия. До 2009
> года закон действовал
> только в отношении выходцев из
> католических
> семей.
>
> Согласно
> существующему в ряде
> испаноязычных стран
> поверью, если в семье
> рождается седьмой мальчик
> подряд и
> нет ни одной девочки, то
> такой ребенок может стать
> оборотнем (вервольфом),
> способным своим укусом
> превращать
> в оборотней других. В
> прошлом легенда была
> распространена
> настолько широко, что в
> некоторых семьях отказывались
> от
> таких детей или даже
> убивали их. 
>
> В 20-х годах прошлого века
> в Аргентине был принят закон о
> символическом
> усыновлении президентом
> седьмого мальчика в
> семье. «Названому сыну»
> главы страны обеспечивалось
> особое
> покровительство и
> финансовая помощь для получения
> образования до 21
> года. 
>
>
>
> Шломо и Нехама Тавиль,
> посланники ХАБАДа в городе
> Росарио
> и родители семерых
> мальчиков, еще в 1993 году
> обратились к
> президенту Аргентины с
> просьбой взять Яира под свою
> опеку,
> однако получили отказ. До
> 2009 года действие закона
> распространялось только
> на католические семьи. В этом
> году
> Яир от своего имени
> написал письмо главе
> государства, в
> котором сослался на
> принятые пять лет назад поправки
> и
> попросил о
> покровительстве. На сей раз его
> просьба была
> удовлетворена. 
>
>
>
> В минувший вторник Яир
> Тавиль стал первым еврейским
> «названым сыном»
> президента в истории Аргентины.
> Кристина
> Фернандес де Киршнер
> приняла Яира, его родителей и
> троих
> братьев в своей
> резиденции, где вместе они
> зажгли
> ханукальные свечи. В
> своем Twitter,
> который читают 3,4 млн
> подписчиков, президент назвала
> встречу с семьей Тавиль
> «волшебным моментом», самого
> Яира
> — «изумительным
> ребенком», а его мать — «царицей
> Эстер».
>
>
>
> Еврейская община
> Аргентины — крупнейшая в
> Латинской
> Америке. Всего в стране
> проживает около 200 тыс. евреев.
> Основная их часть
> сосредоточена в Буэнос-Айресе и
> его
> окрестностях, на втором
> месте по численности еврейского
> населения — город
> Росарио, община которого
> насчитывает
> порядка 20 тыс.
> человек. 
>
>
>
> Большинство евреев
> Аргентины — ашкеназы, предки
> которых
> эмигрировали в Южную
> Америку в конце XIX и начале XX века
> из Восточной Европы.
> Около 15% еврейского населения
> страны
> составляют сефарды,
> потомки выходцев из Сирии,
> Турции и
> Северной Африки. Евреев
> европейского происхождения в
> стране называют «русос»
> (русские), а сефардов — «туркос»
> (турками). 
>
>
>
> Экономический и
> политический кризисы,
> охватившие Аргентину
> в конце 1990-х — начале
> 2000-х, тяжело отразились на
> положении еврейской
> общины. В 1998 году два крупных
> банка
> «Патрисиос» и «Майо», в
> которых хранили средства
> граждане-евреи и
> еврейские организации страны,
> объявили о
> банкротстве, что привело
> к серьезному снижению уровня
> жизни аргентинских
> евреев. Так, в 2001 году 44 тыс.
> членов
> местной общины оказались
> за чертой бедности. Кризис
> привел
> к резкому росту числа
> людей, репатриирующихся в
> Израиль
> или эмигрирующих в
> другие страны, главным образом в
> США,
> Канаду и Испанию. 
>
>
>
> Аргентина поддерживает
> неплохие отношения с Израилем. В
> 1988 году Буэнос-Айрес и
> Тель-Авив стали
> городами-побратимами.
> Именно в Буэнос-Айресе открылся
> первый за пределами
> Израиля кошерный «Макдоналдс». В
> Аргентине действует
> закон против антисемитизма,
> правительство
> официально разрешает иудеям не
> работать в
> Рош а-Шана, Йом Кипур, два
> первых и два последних дня
> Песаха.
>

> Материал


> подготовил
> Роберт Берг

öööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööö
Зиновий Хазин (Хамбург)

Прививка от рака ???


Больница "Бейлинсон" в Петах-Тикве

Несколько месяцев назад в заметке "Онкологический "детектив" мы рассказывали об уникальном открытии израильских ученых, которое позволило выявить механизм развития раковых опухолей и создать "универсальную прививку" от рака — препарат, помогающий организму распознавать раковые клетки, маскирующиеся под нормальные, и уничтожать их с помощью иммунной системы. В той же публикации мы


предположили, что пройдет не меньше 5 лет, прежде чем такая прививка получит практическое применение в медицине.

Однако, похоже, мы ошиблись. На днях в онкологическом центре "Давидоф" при больнице "Бейлинсон" в Петах-Тикве начались клинические испытания нового препарата. По словам руководителя экспериментальной группы проф. Нира Пеледа, первые результаты превзошли все ожидания. Если так пойдет и дальше, то уже в 2015 году израильские ученые смогут заявить, что они сумели окончательно победить рак.

Узнав об этом, автор вспомнил выступление лауреата Нобелевской премии писателя Эли Визеля на церемонии памяти жертв Катастрофы 2000 года.

"Если у человечества еще нет лекарства от рака, если оно пока не осваивает Марс, если оно все еще не в силах победить голод и найти новые источники энергии, то это только потому, что те еврейские гении, которые должны были совершить все эти открытия, сгорели в печах Освенцима!" — сказал тогда Визель.

Не исключено, что Визель прав. Но, как видим, еврейские гении все же смогли создать лекарство от рака.

…………………………………………………………………………………………………………………..



«МНЕ ЗДЕСЬ РОДИТЬСЯ БЫЛО СУЖДЕНО…»

(история создания песни «Одесса-мама»)


Знанием песен об Одессе, наверное, сегодня никого не удивить. Их пели и поют, где надо и не надо. Поют в одиночку и хором. Под расстроенную гитару и под серьёзные оркестры. Со сцены и во время застолий. В трезвом виде и не совсем. И исполнители тоже разные – от заурядных уличных и сомнительных ресторанных до выдающихся. Поют, заставляя всякий раз невольно вздрагивать при слове «Одесса», улыбнуться или смахнуть внезапные слёзы. Благодарные слёзы…

Знание знанием, а вот как создавались эти песни? От чего-то или для чего-то? Что послужило толчком? И кто, собственно, вдохнул в них жизнь? Кто воспел Одессу на все времена, почти на весь белый свет?

Увы, есть авторы, имена которых не знает никто, хотя сами тексты знакомы каждому…

Абсолютное большинство одесситов (и, наверное, не только одесситов) уверены, что легендарная песня «Одесса-мама», очевидно, придумана безымянными одесситами, бесконечно влюбленными в свой город.

К счастью, авторы у «Одессы-мамы» есть. Их имена не канули в вечность, их не затерло время. Поразительно, что сами авторы – Евгений Агранович (он и автор музыки) и Борис Смоленский не только не одесситы, они-то и Одессу никогда не видели…

Вот оригинальный текст «Одессы-мамы», написанный ещё в 1938 году (в некоторых источниках указано 1938-1951 гг.):


Одесса-мама

В тумане тают белые огни…

Сегодня мы уходим в море прямо.

Поговорим за берега твои,

Родимая моя Одесса-мама.
Мне здесь родиться было суждено

И каждый день любить тебя впервые.

Ах, больше мне не пить твоё вино

И клёшем не утюжить мостовые.
В Москве же все горланят и гремят

Луна озарена огнём рекламы.

Ну кто ж теперь заменит мне тебя,

Родимая моя Одесса-мама.
Мы все хватаем звёздочек с небес

Наш город гениальностью известен:

Утёсов Лёня – парень фун Одесс

И Вера Инбер – бабель из Одессы.
Сам Агасфер – старик-космополит,

Лечил в Одессе стрёпанные нервы.

В своих трудах он прямо говорит:

«Одесса – это мама номер первый».

Был Одессей, бесспорно, одессит

За это вам не может быть сомненья!

А Сашка Пушкин тем и знаменит,

Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.
Ты мне один-единственный маяк,

Мне жить теперь так грустно и отвратно!

Ой, хоб рахмонес, мамочка моя,

Ой, мамочка, роди меня обратно!
Давайте знакомиться с авторами.

Евгений Данилович Агранович (1919 – 2010 гг.) – известный советский и российский кинодраматург, сценарист, поэт, прозаик, бард, скульптор. Родился в Орле, с 11 лет жил у дедушки и бабушки в Москве. До войны поступил в Литературный институт, учился вместе с Павлом Коганом, Михаилом Кульчицким, Борисом Слуцким. В 41-м ушел добровольцем на фронт, имел ранения и боевые награды.

Евгений Агранович


После войны восстановился в институте. При этом на собеседовании, его, фронтовика, с недоумением переспросили: «А что, Вы у нас учились? На каком факультете? Поэзии? А у нас факультет русской поэзии…». Было сказано с ударением на слове «русской». Агранович обратился к Константину Симонову и Павлу Антокольскому. Пришлось «потревожить» тогдашнего ректора Литературного института Федора Гладкова, автора знаменитого «Цемента»…

После окончания института – на киностудии им. Горького переводил на русский язык тексты песен к иностранным фильмам, в том числе очень известным – «Возраст любви» (с Лолитой Торес), «Бродяга» (с Радж Капуром), «Колдунья» (с Мариной Влади) и др.

Кстати, ещё в году войны, будучи бойцом истребительного батальона, сформированного из студентов-добровольцев, Евгений Агранович, использовав перевод из Киплинга «Пыль, пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог. Отпуска нет на войне…», написал к нему музыку. В 44-ом эту песенку распевали американские и советские солдаты, встретившись на Эльбе.

Евгений Агранович является автором широкоизвестной и скандально знаменитой поэмы «Еврей-священник», написанной в 1962 г.

Вот только несколько строк:
Он кончил институт в пятидесятом –

Диплом отгрохал выше всех похвал.

Тогда нашлась работа всем ребятам,

А он один пороги обивал.
Он был еврей – мишень для шутки грубой,

Ходившей в те неважные года.

Считался инвалидом 5 группы

Писал в графе «Национальность»: «Да».

…………………………………………………..



Еврей мораль читает на амвоне,

Из душ заблудших выметая сор…

Падение преступности в районе

Себе в заслугу ставит прокурор.
По тем временам такая поэзия, понятно, считалась определенным вызовом.

Текст «Еврея-священника» ходил по рукам по всей стране. Компетентные органы выбились из сил, пытаясь найти автора возмутительных стихов. Приписывали их многим – и Симонову, и Слуцкому, и Евтушенко… Искали сходство стиля, логику построения… Требовали признания… «Но меня никто не выдал», - вспоминал Евгений Агранович.

Мало кто знает, что он является автором стихов и музыки известной песни «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок…», хотя ошибочно эта вещь очень часто приписывается Михаилу Ножкину, исполнившему её в кинофильме «Ошибка резидента» (режиссер В. Дорман, 1968 г.):
Я в весеннем лесу пил берёзовый сок,

С ненаглядной певуньей в стогу ночевал,

Что имел не сберёг, что любил – потерял.

Был я смел и удачлив, но счастья не знал.

……………………………………………………….



Зачеркнуть бы всю жизнь да с начала начать,

Полететь к ненаглядной певунье своей.

Да во только узнает ли Родина-мать

Одного из пропавших своих сыновей?
Интересно, что «Я в весеннем лесу…» была написана в 1954 г. изначально для кинофильма «Ночной патруль». Евгений Агранович вспоминал:

«Эту песню должен был исполнять Марк Бернес, которому она нравилась, но дирекция студии (им. Горького) по каким-то своим соображениям решила песню в фильм не давать. Но ,поскольку, песню в кинофильм не взяли и она осталась у меня, я стал петь её в различных компаниях, люди её сразу подхватили. Потом песню решено было использовать в фильме «Ошибка резидента».

Настолько эта вещь стала популярной, что Евгений Агранович (наверное и для того, чтобы закрепить авторство) даже назвал свою первую книгу «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок…», а сам в шутку называл песню «Песней перемещенных лиц»…

Также, мало кому известно, что в 1970 г., для кинофильма «Офицеры», Евгений Агранович написал текст песни «Вечный огонь» (музыка Романа Хозака). Незабываемы слова, ставшие лейтмотивом всего фильма:
От героев былых времен

Не осталось порой имен.

Те, кто приняли смертный бой,

Стали просто землей и травой…
Только грозная доблесть их

Поселилась в сердцах живых.

Этот вечный огонь, нам завещан одним,

Мы в груди храним…
… В 2001 г., в Москве, вышла книга Евгения Аграновича «Избранное» (с иллюстрациями его скульптурных работ).

При всём этом, Евгений Агранович, будучи членом Союза кинематографистов СССР, так и не стал членом Союза писателей.



Борис Моисеевич Смоленский (1921-1941 гг.) родился в Воронежской области, в семье известного журналиста (возглавлял отдел газеты «Комсомольская правда», репрессирован в 1937 г.).

С 1921 по 1933 гг. семья жила в Москве, потом в Новосибирске.



Борис Смоленский
Бориса Смоленского буквально завораживала морская стихия. Учился в Ленинграде, хотел стать капитаном дальнего плавания (по некоторым данным, также учился в Москве, в Институте философии, литературы и искусства).
Я капитан безумного фрегата,

Что на рассвете поднял якоря.

И в шторм ушел и шел через пассаты,

И клад искал, и бороздил моря.
Отбив рапиры прыгающих молний,

Сквозь мглу морей и штормовой раскат,

Он шел в морях, расшвыривая волны

И мачтами срывая облака…

В те годы известные события в республиканской Испании были на слуху у всех. Борис Смоленский выучил испанский язык, одним из первых открыл поэзию Федерико Гарсиа Лорки…

В январе 41-го Борис Смоленский был призван в Красную армию. Со слов Евгения Аграновича:

«… Борька был на два года моложе меня, ещё школьник – а я первокурсник – но дружба была высокой пробы. Как поэту ему не дали раскрыться полностью, так рано убили на Карельском фронте (погиб 16 ноября 1941 г. – М.П.). Сохранилась тонкая тетрадь его стихов, порой блестящих. Жизнь не баловала – посадили обоих родителей, жил с сестрой. Но держался мужественно…».

Произведения Бориса Смоленского при жизни не печатались. Первый небольшой сборник его стихов был опубликован лишь в 1976 г., а в 2009 г., при поддержке родственников, в свет вышла книга «Моя песня бредёт по свету».

… Сегодня с большой вероятностью можно считать, что легендарную «Бригантину» Павел Коган написал в соавторстве с Борисом Смоленским – в рукописях Павла Когана обнаружены правки, внесенные рукой Бориса Смоленского. Так или иначе, в 1976 г., в сборнике поэтов, погибших на войне, изданном «Молодой гвардией», авторами «Бригантины» названы оба…


Вот такими были создатели песенки «Одесса-мама», которым на тот момент  ещё не исполнилось и двадцати лет.

Как же всё начиналось?

Евгений Агранович:

«… Однажды зашел к нему (Б. Смоленскому – М.П.), пишет что-то. Он бредил бурями и парусами, мечтал о кораблях и океанах. У него был уже готов куплет как бы от имени моряка, покидающего любимый порт. Но дальше автор не знал куда плыть. Предложил мне продолжить, сославшись на занятость: надо было бриться. И что там росло? Ну, я переложил руль, круто свернул с морской романтики на дразнилку, гаерную шутку. Такая получилась песенка…».

Евгений Агранович «переложил руль» в сторону Одессы, использовав при этом «одесско-еврейскую мелодию». Сам же, исполняя «Одессу-маму», в конце каждого куплета он обязательно восклицал: «Ой, вэй!».

Что же двигало Евгением Аграновичем и Борисом Смоленским?

Почему именно Одесса была на слуху? Одесса со всеми оттенками – морем, юмором, местными знаменитостями и еврейским колоритом.

Может под влиянием «Одесских рассказов» Исаака Бабеля?

Может под впечатлением от «Зелёного фургона» Александра Козачинского или «Белеет парус одинокий» Валентина Катаева?

Может, преклоняясь перед Ильфом и Петровым?

Может по рассказам и вздохам одесситов, поселившихся в Москве?

Может из-за одесских анекдотов с еврейским акцентом и отдельными словечками в родительном падеже?

«Одесса-мама» Аграновича и Смоленского вырвалась на просторы страны и мгновенно стала популярной. С одной стороны – веселая шуточная песенка, с другой – она не могла не задеть чувствительные ностальгические струнки в душе каждого одессита, по-своему излечивая «стрёпанные нервы».

Внезапно, повеяло морем и свежим ветром с юга, новыми героями, нестандартными ситуациями, необычной сменой декораций, когда какая-то Одесса противопоставляется самой Москве!

Думаю, что, полюбив «Одессу-маму», многие призадумались: «Что же это за город такой? И почему я там не живу?!».

Евгений Агранович:

«… Я не предлагал её («Одессу-маму» - М.П.) даже в газету. Хотя прямой контры в ней не было никакой. Но способность смеяться по-своему уже являлась контрой. Чего только стоит, например, строка: «А Сашка Пушкин тем и знаменит, что здесь он вспомнил чудного мгновенья». Ну кто мог в те времена назвать канонизированного официальной пропагандой Пушкина – Сашкой?! Или даже ироническое упоминание Бабеля, чье имя старались вообще не произносить. К тому моменту, когда песня ходила по компаниям с гитарами и без гитар, вся Москва знала, что он арестован и расстрелян».
… Со временем оригинальный текст «Одессы-мамы» начал «обрастать» всё новым и новым строчками. На манер и «по направлениям», указанным Аграновичем и Смоленским, родились вполне самостоятельные чисто одесские произведения. Достаточно вспомнить: «Из всех известных в мире городов…», «Виднеются в тумане огоньки…», «Города, конечно, есть везде…». Так, вместо ранее упомянутых Агасфера и Одессея, которые, увы, при всём уважении, исторически всё-таки отдалены от Одессы, добавили очень известные одесские персоналии – не забыли и Беню Крика, и Эдуарда Багрицкого, и Семёна Кирсанова, и Давида Ойстраха, и Эмиля Гилельса, и Бусю Гольдштейна, и даже самого Валентина Петровича Филатова:
Одесса-мама радует мой глаз,

Бывают драки с матом и без мата,

Но если вам случайно вынут глаз,

Так этот глаз уставит в вас Филатов…
Как бы там ни было, «Одесса-мама», изначально будучи детищем Евгения Аграновича и Бориса Смоленского, принадлежит теперь всем. Вот так и получилось, что из этой, как кажется на первый взгляд, незатейливой песенки об Одессе, каждый берёт что-то своё, что-то для себя.

Кто-то в спорах с иногородними пытается утверждать: «Мы все хватаем звёздочек с небес, наш город гениальностью известен…». Дальше уже, как правило, с загибанием пальцев, последует перечисление этой одесской гениальности.

А какой-нибудь молдаванский или пересыпьский паренёк, может только-только после мореходки, тяжело вздохнёт: «Ах, больше мне не пить твоё вино и клешем не утюжить мостовые». Пока так…

Видавший виды «подфлажник» со стажем более, чем уверен: «Ты мне один единственный маяк…».

А одессит, очутившийся «на дальних берегах» и насовсем, наверное, упрямо повторяет про себя: «Ну кто ж теперь мне заменит мне тебя, родимая моя Одесса-мама».

Я же повторяю и буду повторять всегда: «Мне здесь родиться было суждено и каждый день любить тебя впервые…».

Так или иначе, может быть из таких «мелочей» и складывается в одно большое целое ОДЕССА-МАМА.

Узнаваема и любима.

Неповторимая и незаменимая.

Светлая и тёплая – с открытыми объятиями для всех.



Мих. Пойзнер


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница