Введение в теорию познания




Дата13.08.2016
Размер89.4 Kb.
Тема. Введение в теорию познания
Цель изучения темы: сформировать общее представление о проблемах гносеологии и основных способах их решения.

Основные вопросы: предмет гносеологии, история развития гносеологических проблем. Агностицизм, скептицизм, «гносеологический оптимизм». Практика как основа, средство и цель познания. Связь теории познания с онтологией.
В рамках этой темы предполагается знакомство с основными проблемами, которые в совокупности образуют особую область философии – теорию познания (или гносеологию, эпистемологию). Способен ли человек, как существо конечное и ограниченное в своих возможностях, познать мир в его бесконечности; насколько надежно и объективно наше знание о мире; каковы условия достоверности и истинности знаний; как связаны субъективное и объективное, чувственное и рациональное, сознательное и бессознательное, знание и вера в познавательной деятельности; зависят ли результаты познания от нашего способа отношения к бытию и образа реальности – эти и многие другие вопросы составляют предмет гносеологии.

Употребление разных терминов (гносеология, эпистемология, теория познания, философия познания) для обозначения одной области знания объясняется динамикой развития научного, гуманитарного, философского знания и меняющейся оценкой места и статуса гносеологической проблематики в структуре философского знания в целом.



Гносеология – учение о природе, предпосылках, механизмах познания. На исследование источника, надежности и границ человеческого познания были направлены усилия философов Нового времени и немецкой классической философии.

Эпистемология – (от греч. episteme - знание) – термин, употребляемый в английском языке, реже – во французском и немецком, для обозначения теории познания. Термин введен в философию шотландским мыслителем Дж. Ф. Ферье (1854). В словаре «Современной западной философии» (М., 1991. С. 394-395) отмечается, что «для эпистемологии, как правило, важны не все характеристики познавательного процесса, а только такие, которые приводят к получению знания, описывающего реальное положение дел в мире и в этом смысле обладающего признаком истинности». Другими словами, эпистемология – это теория достоверного знания, в которой важное место занимает проблема доказательности или верифицируемости, фальсификации, правдоподобия знания.

Термин «теория познания» введен в философию последователями И. Канта в XIX в., чтобы закрепить за философией статус теории, анализирующей основания научно-познавательной деятельности. Теория познания акцентирует внимание на основаниях (эмпирических, логических, теоретических), закономерностях и противоречиях, возникающих в различных областях научного знания.

Существовавшую долгое время в учении о познании натуралистическую традицию объясняет Л.А. Микешина: «Натурализм проявляется в том, что в учении о познании господствовали классические идеалы научности, взятые из естествознания и требовавшие “наукоподобного” объяснения на основе принципов причинности, объективности всех познавательных процессов и явлений. Последнее отразилось даже на самом названии этой области философии – “теории познания”, что сегодня требует специального осмысления». В качестве альтернативы традиционной теории познания Л.А. Микешина предлагает «философию познания» (или антропологическую теорию познания), в которой должен быть тематизирован не только познавательный процесс, но и сам познающий человек в его целостности, не исчерпывающейся понятием эпистемологического субъекта. В качестве основных предлагается «принцип доверия человеку познающему» и «синтез когнитивных практик».

Современный американский философ Р. Рорти, оценивая традиционно гносеологическую проблематику как неактуальную, расставляет новые акценты. Высокий уровень междисциплинарных исследований, особая значимость проблемы функционирования знаний в интеллектуальных системах, широкое применение методов математического моделирования, развитие компьютерной науки и исследования в области искусственного интеллекта способствовали формированию нового когнитивного подхода. Когнитология сформировалась в 70-е годы XX столетия. В «Новой философской энциклопедии» когнитивная наука определяется как «комплекс наук, изучающих сознание и высшие мыслительные процессы на основе применения теоретико-информационных моделей» (Меркулов И.П. Когнитивная наука // Новая философская энциклопедия в четырех томах. Т.2. М., 2001.С. 264). Проблемное поле когнитивной науки расширяется (когнитивная психология, когнитивная лингвистика, когнитивная антропология, когнитивная социология, проблемы искусственного интеллекта и др.), в связи с чем предлагается говорить не столько о когнитивной науке, сколько о когнитивной подходе, позволяющем переводить на качественно новый уровень междисциплинарные исследования, включающие традиционно фундаментальные науки (математику, лингвистику, психологию, философию) и развивающиеся отрасли знания – теорию информации, разные методы математического моделирования, компьютерную науку, нейронауки. Важно отметить, что междисциплинарность – необходимая составляющая когнитивных исследований, что дает возможность более глубокого и всестороннего изучения актуальных проблем современности. (Подробнее см. на сайте: http://kogni.narod.ru/concept.htm)

Центральная проблема гносеологии: способно ли наше сознание выработать истинное знание о мире? Философы, дающие отрицательный ответ на этот вопрос, называются агностиками, а их учение – агностицизмом. Данный термин введен в 1869 г. Томасом Генри Хаксли (Гексли) – ученым-биологом и геологом, последователем Ч. Дарвина – как оппозиция гностицизму и натурфилософии с ее наивной верой в возможность познать конечные причины природных явлений. Термин «агностицизм» имел у Г. Хаксли значение метода научного познания с обязательным элементом конструктивного сомнения, поэтому имеет смысл провести более глубокое сравнение скептицизма с агностицизмом, учитывая исторический контекст употребления этих понятий.

Выделим два основных аргумента агностицизма. Во-первых, процесс и результаты познания отягощены неустранимым субъективизмом: мы познаем явления мира и выражаем свое знание о них человеческим способом, в соответствии со своими познавательными способностями. И. Кант различал «вещь-в-себе» (то, как вещь существует реально) и «вещь для нас» (то, как мы ее видим, воспринимаем). Во-вторых, существуют явления, которые не могут войти в опыт субъекта. К ним Кант относил бессмертие, бесконечность. Список этих запредельных для опыта явлений можно продолжить: возникновение жизни, человека и общества, история человечества во всей ее полноте. Для понимания сущности и смысла агностицизма студентам рекомендуется прочитать статьи Б. Рассела: «Я атеист или агностик?», «Кто такой агностик?».

Философия, утверждающая возможность познания мира, может быть определена как «гносеологический оптимизм». На заре Нового времени аргументация гносеологического оптимизма восходит к Ф. Аквинскому и Г. Галилею: божественное происхождение разума гарантирует его познавательные возможности. Сходным образом обосновывает возможность познания Г.В.Ф. Гегель (принцип тождества бытия и мышления). С точки зрения марксистов, истинное знание о мире достижимо вследствие того, что познание не сводится к мыслительным процессам, а связано с практикой. Практика представляет собой материальную, целенаправленную, основанную на знаниях деятельность людей. Практика двуедина: включает в себя материальные элементы (человек действует как материальное существо по законам материального мира) и духовные (цель, знания, контролирующая работа сознания). В практике материализуются знания человека, раскрываются неявные свойства объектов, становится очевидной истинность знания.

Признавая убедительность аргументации марксистов, следует отметить, что функционирование практики в процессе познания не всегда гарантирует эффективность познания. Во-первых, практика исторически ограничена, поэтому далеко не все гипотезы могут быть проверены. Во-вторых, в самом процессе практики могут возникнуть артефакты, искажающие реальные связи действительности. В-третьих, успешная практическая деятельность не всегда основывается на истинном знании, а довольно часто – на рецептах. Используя рецепт, человек знает, что нужно делать для достижения желаемого результата, но не знает, что при этом происходит.

Аргументация агностицизма и гносеологического оптимизма приводит к выводу, что познание возможно, но всегда ограничено.

Основой, средством и целью познания является практика. В качестве основы познания практическое взаимодействие с объектом является источником новых фактов. Роль практики как средства познания проявляется в том, что опытное естествознание немыслимо без средств наблюдения и экспериментирования. Создание необходимых приборов возможно лишь во взаимодействии науки и производства. Знание ценно своей практической применимостью. Поэтому развитие знаний детерминировано не только внутренней логикой, но и стимулируется технологическими потребностями производства.

Важнейшие функции познания – объяснение известных и предсказание неизвестных фактов. Объяснение и предсказание предполагают знание детерминистских связей. В связи с применением принципа причинности в гносеологии возникает ряд проблем.

Во-первых, вызывается ли изучаемое событие одной причиной или объяснение события предполагает знание всех основных влияющих факторов. Размышления над этим вопросом приводят к выводу, что понятия причины и следствия являются абстракциями, упрощающими реальность. Вторая проблема имеет не только гносеологическое, но и философско-мировоззренческое значение – речь идет о причинно-следственной цепочке событий (явлений): событие А имеет причиной событие В, событие В детерминировано событием С и т.д. Имеет ли эта цепочка окончание? Любой ответ на этот вопрос означает, что в познании есть неустранимая неопределенность. Либо познание закончится открытием последней необъяснимой причины, либо познание бесконечно, но на каждом историческом этапе оно ограничено признанием некоторых исходных и необъяснимых фундаментальных свойств действительности (например, инстинкт выживания в биологии, гравитационное взаимодействие в физике). Относительно всякой конкретной формы, конкретного метода познания всегда существует реальность, «выпадающая» из сферы познаваемого. Непознаваемая реальность не обязательно ведет к агностицизму, но является важным фактором детерминации познания незнанием. Подумайте над следующими словами известных философов разных эпох: «Я знаю, что я ничего не знаю…» (Сократ); «Философия начинает с удивления, продолжает исследованием и заканчивает незнанием» (М. Монтень); «Экзистенциальная философия сразу же погибла бы, если бы считала, что обладает знанием того, что есть человек. Человек всегда больше того, что он знает о себе» (К. Ясперс); «Наше знание в действительности есть незнание – не вульгарное, не примитивное, а хорошо осмысленное, подчас даже подтвержденное научным экспериментом и облаченное в формулы. Горизонт нашего хорошо аргументированного незнания теперь несравненно шире <> И если можно говорить в историческом плане об интеллектуальном и духовном прогрессе, то он состоит в том, что мы сумели уйти от примитивизма “здравого смысла” к вершинам непонятного, но манящего» (В.В. Налимов).

Познание – это культурно-исторический процесс, где фактор времени играет большую роль (Ф. Бэкон: «Считаю свой труд скорее порождением времени, чем ума»), а исторически сложившиеся понятийные структуры чаще всего используются познающим субъектом неосознанно (М. Фуко: «Основополагающие коды любой культуры, управляющие ее языком, ее схемами восприятия, ее обменами, ее формами выражения и воспроизведения, ее ценностями, иерархией ее практик, сразу же определяют для каждого человека эмпирические порядки, с которыми он будет иметь дело и в которых будет ориентироваться»). Учитывая этот факт, можно многое понять из процесса изменения гносеологических проблем в истории философии: каковы, например, реальные социально-исторические условия возможности того, что герменевтика с ее многовековыми традициями вдруг именно в 60-е годы XX в. вышла на передний план философствования, принципиально изменив представления о характере познавательной деятельности? Если в классической философии познание объяснялось структурой самого сознания, то в современной философии (герменевтике, экзистенциализме, персонализме, постпозитивизме и др.) акцент делается на том, что само познающее сознание является феноменом мира, социума, истории. Из «живой ткани» социальной исторической жизни возникают философские вопросы и различные способы их решения. С развитием социальной практики меняются образы реальности и, соответственно, образы познания, характер и формы познавательной деятельности. Платон, например, рассматривал познание как анамнезис (припоминание); классическая традиция – как самосознание; марксистская философия – как теорию отражения; представитель постпозитивизма Т. Кун – как совокупность сменяющих друг друга познавательных традиций, парадигм и т.д. (подробнее о новых образах реальности и познания см.: Микешина Л.А., Опенков М.Ю.).

Формирование теории познания осуществляется во взаимодействии со специальными науками (математикой, физикой, нейрофизиологией, психологией и проч.) и другими отраслями философского знания, особенно с онтологией, логикой, социальной философией и философской антропологией. Жесткое разделение, например, онтологии и теории познания является ошибочным, логически неверным. Мы познаем мир. «Что такое мир?» – это вопрос онтологический, но ответы на него всегда будут обусловлены опытом личности, культуры, социума: «Мир как воля и представление» (А. Шопенгауэр), «Мир как осуществление красоты» (Н. Лосский) и др. Мы воспринимаем мир по-разному. Знание, которое мы приобретаем, есть знание того, что есть и что составляет лишь часть мира в целом. Процесс познания бесконечен, пока существует Мир и человек как разумное существо. Человеческая мысль не знает пределов, а если даже они и возникают на определенном культурно-историческом этапе, то со временем преодолеваются, становятся началом пути покорения новых вершин.



Контрольные вопросы и задания

1. Что составляет предмет гносеологии и как он изменялся исторически?



  1. Дайте сравнительный анализ наиболее сильных аргументов агностицизма и «гносеологического оптимизма».

  2. Как связаны между собой «образ реальности» и «образ познания»? Раскройте взаимоотношение гносеологической и онтологической проблематики.

4. Согласны ли Вы с тем, что именно практика является основой и движущей силой познания? Есть ли иные движущие силы познания?


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница