Вторая мирович, черный клоун, oder ein Dreiopfergabe1




Скачать 413.79 Kb.
страница1/3
Дата19.07.2016
Размер413.79 Kb.
  1   2   3
Часть вторая

МИРОВИЧ, ЧЕРНЫЙ КЛОУН,

oder

ein Dreiopfergabe1

Действующие лица


Василий Мирович, подпоручик Смоленского пехотного полка, брюнет

Аполлон Ушаков, поручик Великолукского пехотного полка

Иван Антонович, государь российский, узник

Блаженная, Ксения Петербургская

Фельдмаршал Бурхард Кристоф фон Миних, блондин

Екатерина II, императрица российская

Первый Иностранец,

Второй Иностранец

Мещанин

Власьев Лука, капитан

Чекин Данила, поручик

Охранники Ивана Антоновича

Солдат Преображенского полка

Сивилла Персидская

Гиацинт

Кипарис

Марсий

Феб-Аполлон




Время столпотворения на агоре второго гераклеоса первого года царствия Чистой Мудрости.

Вход и алтарь церкви Казанской Божьей Матери на Невском проспекте в Санкт-Петербурге

В центре сцены стоит Мирович – точнее, шест с его треуголкой. Cлышны шумы Невского проспекта, голоса. Появляется запыхавшийся Ушаков.



Ушаков

Мирович!

Друг мой премноголюбимый!

Прости, что запоздал!

Зато с собой принес небо ясное,

Солнце майское.

Все ж таки не зря

Родители прозвали меня

Аполлоном!

Я словно Феб появляюся,

Даруя миру

Солнечный свет и веселье!

На авансцене - у входа в церковь на Невском встречаются - Первый Иностранец и Мещанин, местечковый еврей. Увидев друг друга, радостно всплескивают руками

Первый Иностранец

O!


Рат видеть фас,

Милостифый государь мой

Мошко Ицкович!

Мещанин

Храни-таки вас небо,

Mein Herr2

Карл-Фредерик!

Первый Иностранец и Мещанин кланяются друг другу.

Ушаков

Как же, скажи,

Не быть нам веселыми,

Как не возрадоваться,

Когда все обстоятельства

Великоспоспешествуют

Сердечному ликованию.

Нынче у нас понедельник…

Тринадцатое мая…

Мой любимый день!

Мой любимый месяц!

Мое любимое число!



Первый Иностранец

Как протфигаются

Фаши тела с шенитьбою,

Милостифый государь мой

Мошко Ицкович?

Насколько мне

Ферна память,

Испранницу фашего Herz

Зофут Марьям?

Мещанин

У вас


Знатная память,

Mein Herr Карл-Фредерик!

Но скоро-таки

Только русские сказки

Сказываются…

Вы угадали:

Я приехал в Петербург

С означенной целью…

Первый Иностранец и Мещанин кланяются друг другу.

Ушаков

Так, вижу!

Ты уже заказал по нам

Панихиду и акафист.

Пройдем к алтарю -

Служба начинается.

Ушков снимает с себя треуголку и встает рядом с Мировичем. Перед ними высвечиваются иконостас и алтарь. Горят свечи и лампады. Слышны звуки панихиды. Ушаков время от времени крестится и кланяется.

Мещанин

(протягивает табакерку)

Смею ли просить,

Государь мой,

Об одолжении?



Первый Иностранец

(берет шепотку табаку, заталкивает ее в нос)

О, Danke schön!3

Оба напрягаются, готовые чихнуть.

Ушаков

Мирович!


Не откажи в просьбе –

Прочти последние свои стихи!

Мне так нравится

Слушать их.



Голос Мировича откуда-то с неба

Проявился, не из славных, козырной голубь, длинноперистый,

Залетал, посреди моря, на странный остров,

Где, прослышал, сидит на белом камне, в темной клеточке,

Белый голубок, чернохохлистый...

Призвал на помощь Всевышного Творца

И полетел себе искать товарища,

Выручить из клетки голубка.

Сыскал голубя долгоперистого,

Прилетел на Каменный остров.



Ушаков

Почему остановился?

Что дальше?

А, понимаю!

Сперва – дело!

Ушаков крестится и кланяется. Появляется женщина в лохмотьях, которые когда-то были офицерским мундиром. Это Блаженная Ксения Петербургская. Она ходит от одной группы беседующих к другой, от алтаря к выходу. Первый Иностранец и Мещанин оглушительно чихают.



Первый Иностранец

Was ist das?4



Мещанин

(одновременно с иностранцем)

Шо-таки?


Первый Иностранец

Та фот


Как-то так,

Mein Herr!



Мещанин

(одновременно с иностранцем)

Дела у меня

Азой-азой!5

Блаженная

Семь великих седми светил,

Сиречъ планит

Мочь сицева.

Крон да Зевес указуют на многие Лета.

Арис указует на краткия лета.

Солнце указует на средния лета.

Афродит и Ермис и Луна знаменуют на многия часы.

Солнцу служит Лев,

А Луне служит Рак,

А Арису служит Овен и Скорпиа.

Здорово, родственнички!

Скоро ли жатва?

Мещанин

А кто эта нищенка

В мужском платье?

Не прогнать ли ее взашей?



Первый Иностранец

О, это самая популярная

Шенщина Петербурга.

Ее зофут Антрей Феоторович,

По имени покойного муша,

Умершего без покаяния.

Она хотит в его мунтире,

А преште ее сфали

Ксения.

Накануне смерти кайзерин Элизабет



Она хотила по улицам

И тфертила:

«Пеките блины, пеките блины,

Зафтра фся Россия

Будет печь блины!».

И точно – на слетующий тень

Элизабет скончался.

Сказыфают, с тех пор

К ее слофам прислушифается

Кайзерин Катрин.



Мещанин

Она тут главный политконсультант?



Первый Иностранец

О, ja, наферное!

Хотя в Руслант

Вместо слова политконсультант

Принято употреблять

Термин «кликуша».

Первый Иностранец и Мещанин кланяются друг другу. Слышен отдаленный бой часов, затем выстрел из Адмиралтейской пушки.

Блаженная

Вся я тут как есть.

Схоронилась под

Господа крылом

Крестным знаменьем.

Жаль мне всех сам-друг.

Кто идет на сгинь,

Кто на сгинь другим

Свой продолжит род.

Мещанин

Смотрите,

Галки с крестов

Поднялись!



Первый Иностранец

O, ja,


Gewiss!6

Мещанин

Отойдемте

Чуть в сторону.

Первый Иностранец

Расумеется!

Но… зачем?

Мещанин

Затем, чтобы…



(Хватается за голову, смотрит на ладонь и обтирает ее о полу одежды.)

Уже и не надо,

Государь мой.

Пустое!…


Первый Иностранец и Мещанин кланяются друг другу.

Ушаков

Стихами займуся потом,

Когда предприятию нашему

Улыбнется Фортуна.

Ждать недолго.

Весь Петербург

Через наши подметные письма

Знает о предстоящем.



(Вытаскивает из-за пазухи пачку конвертов, машет ею, прячет обратно.)

Кроме нас

Ни одна душа в мире

Не ведает,

Кто же освободит

Законного государя

Ивана Антоновича.

О, если б ты знал,

Как волнуют меня твои речи,

Не один лишь смысл,

Но звучание слов…

Я еще не поэт,

Я твой ученик,

Я только учуся вирши писать.

И красота твоего замысла,

Восторгает меня

До безумия.

Голос Мировича откуда-то с неба

Белая ночь,

Полнолуние,

Невской волны ропот,

Гром соловьев,

Лодка,


Шпаги,

Фонарь.


Шпаги наружу,

Двери наружу,

Решетки наружу.

И вот он – государь!



Ушаков

Продолжай, продолжай!

Прошу тебя,

Продолжай!



Голос Мировича откуда-то с неба

Государь на пороге

Свободы и славы,

Величья империи,

Нашего торжества.

А на царственные плечи

Из наших рук

Падают злато и пурпур.

Ушаков вытаскивает из-за пазухи малиновый с золотыми узорами халат, показывает его Мировичу, подмигивает и прячет, после чего крестится и кланяется.

Мещанин

Да,


Кстати!

Первый Иностранец

Я фас


Слушать!

Мещанин

Только что нашел

У Исакиевского моста

Какой-то конверт!

Вижу, лежит -

Ничей.


Был ничей,

Стал мой.



Первый Иностранец

И што ше там,

Mein Herr?

Мещанин

Сейчас и глянем!

Когда б там была

Пачка ассигнаций!



(Вскрывает конверт, читает письмо.)

Увы бедному еврею…

Здесь сообщается,

Что в ближайшие дни

Законный государь Иван Антонович

Будет возведен на престол,

А узурпаторша и…

Запрещенное слово…

Екатерина

Будет наказана

По всей строгости законов!..

(В ужасе закрывает ладонью рот.)

Что же я такое

Вслух наговорил?!!!

Первый Иностранец

О,


Фы только что приехаль

И не знать,

Что эту нофость

Обсуштает весь Петербург.

Я самолично нашел

Такой ше письмо

На Фонтанке.

(Вытаскивает из-за пазухи точно такой же конверт.)

Мещанин

Что же мне с ним

Сделать?

Как вы полагаете,

Государь мой,

Отнеся письмо

В Тайную экспедицию,

Сколько я смогу сторговать

За него?

Первый Иностранец

Боюсь, mein Freund7,

Фас начнут топрашифать,

Откута фы фсять письмо,

Не сами ли фы его написать,

А для натешности сфитетельстфа

Фас скорее фсего потфергнут

Небольшим истясаниям.



Мещанин

О, тогда

Лучше возьмите

Вы его!


Денег не надо,

Благодарностей тоже.



Первый Иностранец

Спасибо, у меня есть сфое!

Мещанин бросает письмо Иностранцу, тот отбрасывает его обратно, и все это жонглирование продолжается до тех пор, пока письмо не оказывается на земле.

Мещанин

И что нам делать?

Оставить его?

Первый Иностранец

А фтруг нас

Кто-то фитеть?

Мещанин

Разорвать

На мелкие клочья?

Первый Иностранец

Соперут по клочкам

И прочтут.

Мещанин

Сжечь?


Первый Иностранец

Фызофет потозрение.

Начнут спрашифать,

Што это один иносемец

И один иноротец

Шечь в центре столицы

У глафный прафослафный кирха?

Мещанин

Остается

Один выход.

(Разрывает письмо и начинает есть его.)

Ушаков

Сколько писем

Ты написал ей

После свержения мужа?

Впрочем, в нее были влюблены

Все офицеры

Гвардейских, конных и пехотных полков.

Все ей писали письма,

Этим не удивишь.

Лучше скажи:

Ты получал от нее

Ответные послания?

Помнится, ты говорил,

Что месяц назад

Тебя вызывали

В канцелярию полка.

Вестовой сообщил,

Де-мол на петициях господина подпоручика

Появилась резолюция,

Сделанная красными чернилами,

Собственноручная.

Что там было написано?



Голос Мировича откуда-то с неба

«Детям предателей Отечества

Счастье

Не возвращается».

Ушаков крестится и кланяется.

Мещанин

Вы слышали?

«Детям предателей Отечества!»

Увы, увы, увы!

Это не наше Отечество,

Но счастье отнимут у нас.



Первый Иностранец

Фы уже скушать письмо?

Брафо, брафо, брафо!

Мещанин

Таки не мальчик я!

Не первый раз имею дело

С важными документами.



Первый Иностранец

А мошет быть, фам

Фыготнее было

Найти афторов прокламацион

И фступить с ними

Ф долю?


Ф нашей колонии

Уже телают

Стафки на заговор –

Кайзер Иван Антонофич

И кайзерин Катрин

Итут ностря в нострю,

Пятьтесят на пятьтесят.

Мещанин

Еврей в политике?

Невозможно!

Не было, нет, и не будет такого.

Ни предки мои, ни я,

Ни мои с Мириам потомки

Не занимались,

Не занимаются

И не будут заниматься

Таким некошерным делом,

Как политика.

Первый Иностранец

Тогта мошно

Попросить фас о малой услуге -

Скушать и мое письмо?

Фитите ли, у меня сегодня

Несфарение шелутка.

Осетрина, снаете ли, окасалась

С тушком-с.



Мещанин

Всегда готов

Услужить хорошему человеку.

А потом


Одной-таки уликой меньше.

Первый Иностранец и Мещанин кланяются друг другу. Мещанин начинает поедать второе письмо.



Ушаков

Царь Иван Антонович

Сидит в Шлиссельбургском казамате,

В камере-одиночке,

Именуется «безымянный

Колодник нумер первый».

Нам осталось освободить его

И свергнуть императрицу Екатерину.



Священник и хор

Упокой, Господи, душу усопших рабов Твоих Василия и Аполлония.

Ушаков крестится и кланяется.

И елико в житии сем, яко человек, согреши,

Ты же, яко Человеколюбец Бог, прости их и помилуй,

Ушаков крестится и кланяется.

И вечныя муки избави,

Ушаков крестится и кланяется.

Небесному Царствию причастника учини,

Ушаков крестится и кланяется.

И душам нашим полезная сотвори.

Ушаков крестится и кланяется.

И душам нашим полезная сотвори.

И душам нашим полезная сотвори.

И ушам нашим полезная сотвори.

Ушаков крестится и кланяется.



Первый Иностранец

Nun,


Auf Wiedersehen,

Mein Herr!8



Мещанин

До свидания-таки,

Сударь.

Цум видерзеен!9

Первый Иностранец и Мещанин кланяются друг другу и разбегаются в разные стороны.

Ушаков

Ну, вот и справили

Панихиду по себе.

Теперь, считай, мы мертвые.

Мы есть, и нас нет.

Не Василий Мирович и Аполлон Ушаков,

А так,

Ветра дуновение.



Никто нас не может поймать,

Никто не может убить.



(Увидев Блаженную, в порыве чувств снимает с себя крест и вешает ей на шею.)

Блаженная

Не по плоти плачь,

По душе недужь.

Смертное готовь

На недели сход.

Зелена крапива,

А завянет скоро.

Шутку думал сделать,

Ну, а сделал дело.

Помолилась бы

За тебя, милок,

Да уж не за что!



Ушаков

Странная ты,

Ксения,

Или как там тебя?

Андрей Феодорович?

Все-то тебе не так.

…Ну, брат Василий,

Давай обнимемся!

Ушаков порывисто обнимает шест с треуголкой. Свет гаснет, а когда загорается снова, Ушаков стоит, держась за шею.

На чем мы остановились:

Ах, да…

Чтобы не возбуждать



Подозрения,

Договоримся

Не ходить друг к другу в полк,

А встретиться через неделю

Вроде бы случайно

На Тучковом мосту.


«Обменяемся на мосту Тучковом

Ты и я заветным словом…»


Брат Василий,

Гляди-ка,

Получилось в рифму!

Голос Мировича откуда-то с неба

Вот ты и стал

Поэтом.

Сцена озаряется слепящим светом. И снова – все, как прежде. Блаженная подходит к Ушакову, смотрит в лицо, крестится и, подхватив полы мундира, убегает прочь.



Свет гаснет.


Время возжигания светильников двунадесятого илайоса первого года царствия Чистой Мудрости.

Тучков мост.

В центре сцены, у чугунной ограды моста, стоит Мирович, точнее – его черная треуголка на шесте. Солнце заходит. Появляется фельдмаршал Миних.



Миних

Мирович? Подпоручик?

Mein Gott! Сколько лет, сколько зим!

Давно ли милостивый государь,

Мы с вами вместе ехали

Из сибирской ссылки

В Петербург:

Вы – в Смоленский полк,

Я – ко двору

Сколько же событий

За эти два года

Случилось.

Государь Петр Феодорович

Волею небес умре,

На престол взошла

Его великолепная супруга

Kaiserin Katrin!

(Шепотом.)

По секрету, mein Herr:

Она от меня без ума.

Единственно по этой причине,

Дабы не потерять совершенно голову,

Откомандировала меня в Курляндию –

Заведовать строительством балтийских портов.

(Громко.)

Государыня через неделю

Изволит прибыть с инспекторским визитом

В Курлянднию.

Я подготовил нашей матушке сюрприз –

Две тысячи каторжников,

Измазанных сажей и украшенных перьями,

Будут изображать арапских туземцев

Приветствующих приезд их властительницы –

Царицы Савской.



(Вполголоса.)

Как человек слова,

Чувствую себя обязанным

Регулярно проведывать любовниц.

Поверьте мне, молодой человек,

В семьдесят четыре года

Жизнь

Только начинается.



К примеру, я сию минуту

Пребываю в раздумье,

Куда мне пойти:

Направо или налево.

Направо ждет барышня-брюнетка

Осьмнадцати годов.

Налево – двадцатилетняя блондинка,

Купеческая вдова.

Вы куда посоветуете?

Появляется Ушаков – в саване, с посиневшим от удушья лицом. Он стоит, прислушиваясь к беседе.

Да, вы правы, молодой человек.

Уж если гулять – так налево.

Приятно беседовать с вами,

Подпоручик.

Признаюсь, я расположился к вам

По дороге из Пелыма в Город Святого Петра.

Редко, редко приходиться видеться.

Право, очень, очень жаль.

Ja, ja, es ist schade!

Появляется Второй Иностранец.



Второй Иностранец

Ваше сиятельство!

Вы обратились ко мне?

Миних

Нет, я всего лишь сказал:

Es ist schade,

мне очень жаль!



Второй Иностранец

Простите, ваше сиятельство!

Ослышался.

Смею представиться:

Иоганн Готтлиб,

Шведский подданный,

Представитель немецкого торгового дома

«Фридрих Шаде и Ко»,

Поставщик немецкого полотна…

Миних

Почем полотно,

Милостивый государь?

А впрочем, обсудим это завтра.

Рад видеть соплеменника,

В этом славном городе.



Второй Иностранец

По правде говоря, ваше сиятельство,

Меня не покидает чувство,

Что я хожу по легендарной Венетте,

Городу, затопленному некогда морем,

А ныне, по сговору кайзера Петра

С морским владыкой,

Вновь восставшему из глубин.



Миних

Я бы охотно разделил с вами

Сию иллюзию,

Кабы лично не поднимал этот город

Со дна моря!

Второй Иностранец

И все же,

Меня преследуют опасения,

Что все эти дворцы и башни,

Каналы и прошпекты,

Статуи и колоннады

Сотворены из тумана

И болотной сырости,

И стоит только

Произнести заклятье,

Все изменится:

На месте города

Окажутся лишь серые волны

Мшистая тундра и топь.



Миних

У вас по молодости, милостивый государь,

Чрезмерно развито воображение.

Смею заверить: я строил этот город

Прочно и на века,

Из надежного, лично проверенного

Строительного материала.

Сейчас


Я намерен купить партию сукна

Для обмундирования гарнизона в Рогервике.

Надеюсь, сукно у вас

Соткано не из тумана?



Второй Иностранец

Как можно, ваше сиятельство.

Наш торговый дом гарантирует качество.

Появляется Блаженная.



Блаженная

(Второму Иностранцу)

Соткущие фату,

Смерть под нею увидят.

Приидущие под венец,

Обвенчаются со злом.

Укоренимые в землю,

Сад эдемский вырубят под корень.

Кинущие семя свое,

Взрастят чертополох.

Убей в себе праправнука,

До восхода рыжего солнца!

Иссуши, сеятель, семена свои.



Второй Иностранец

Я не понимаю, что говорит

Эта Frau в мужском мундире.

Я даже не женат,

Какие могут быть праправнуки.

Господа, защитите меня от нее.



Миних

Звать ее Андреем Феодоровичем,

По имени скончавшегося без покаяния мужа.

Она – душеприказчица Kaiserin Katrin,

Известный в столице филантроп.

Подавший ей монету –

Разбогатеет.

Раскошелимся.



Второй Иностранец

О-о-о…


Миних

Рубли она не берет,

Только копейки.

Второй Иностранец

А-а-а…


Чудесная женщина!

Миних

Поручик,


Я подам и за вас.

Миних и Второй Иностранец подают Блаженной по монете – Ушаков тоже кидает копейку.



Блаженная

(берет три копейки, рассматривает их)

Вижу царя на коне!

Вижу трех всадников:

Конь рыж,

Конь черен,

Конь блед.

Швыряет монеты наземь. Второй Иностранец подбирает их.

Второй Иностранец

Странные монеты!

Старой, должно быть, чеканки.

Не разберу,

Что за всадники на коне.

Миних

Geben Sie mir, bitte, etwas Kopeck!

Это же государь Иоанн Антонович!

Странно! Вот уже двадцать два года

Как монеты изъяты из обращения.

Откуда они у нас?



Второй Иностранец

Да, в присовокупление сказанному.

Ваше сиятельство, я нашел подметное письмо

И не знаю, как с ним поступить.

Einen Moment, meine Herren.

Вытаскивает из-за пазухи письмо. Вслед за ним такие же письма вытаскивают Миних, Ушаков и Блаженная.

Здесь сообщается,

Что в ближайшие дни

Законный государь Иван Антонович

Будет возведен на престол,

А узурпаторша и…

Запрещенное слово…

Екатерина

Будет наказана

По всей строгости законов!..

(Поднимает голову.)

О, как я вижу,

Эти письма для вас – не новость.

Интересно,

А нищенка тоже умеет читать?

Миних

Сейчас и проверим!

Андрей Феодорович,

Соблаговоли прочесть.



Блаженная

(читает)

Тем реки кровью наливаются,

Там каналы кровавые,

Там кровь, кровь, кровь…

Там кровь, кровь, кровь…

(Ушакову.)

Бедный, бедный!

Так и не понял, во что ты ввязался.

Второй Иностранец

С кем она разговаривает?



Миних

Пожалуй, я раздумал

Идти на свидание.

Будем считать, я сегодня

Уже повидался с женщиной.

Пройдемте, mein Herr Иоганн Готтлиб,

В «Съестной трактир город Лейпциг».

Там и обсудим наш гешефт.

Прощай, Андрей Феодорович!

Прощайте, подпоручик!

Даст Бог, свидимся!

Не даст Бог – не свидимся!

Собирает монеты и письма и бросает их с моста в воду, после чего уходит вместе со Вторым Иностранцем.

Ушаков

Ты уже понял, конечно.

Что я мертв.

Зайди к Новицкому,

Фурьеру Великолуцкого полка,

Он поведает тебе официальную версию

Моего утопления в процессе службы.

Неофициальной знать не стоит.

Гнусно и гадко.

Да и не в праве я о ней говорить.



Блаженная

Тем реки кровью наливаются,

Там каналы кровавые,

Там кровь, кровь, кровь…

Там кровь, кровь, кровь…

Ушаков

Вот так и бывает.

Жизнь не задалась,

Смерть – тоже.

Кто я такой, Мирович?

Я думал так:

Мой отец – Аполлон,

Моя мать – поэзия,

Мои тетки – музы и грации,

Моя дядька – Пан с флейтой,

Моя родина – красота.

Только поэтом стать

Никак не удавалось.

Уже и в полку надо мной смеялись.

Еще бы – не пью прененасытнейше,

Как они,

Не играю в карты ночи напролет,

По беспутным девкам не хожу.

Начали полушутя спрашивать,

Уж не содомит ли я.

И вот, благодаря тебе…

(Трогает себя за шею.)

Стал поэтом.

И тут же пришлось умереть.

Стыдно, стыдно!

Плачевно, плачевно!

Мучительно стыдно!

Пауза.

Брат Василий?



Готов ли ты по-прежнему

Принесть священную жертву?

Вот и славно!

Сейчас мы разойдемся,

Но прежде

Повтори те слова,

Коими увлек меня.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница