Вся компания во главе с прокурором округа приехала в гостиницу. У входа их встречал Шавкин



Скачать 130.09 Kb.
Дата11.03.2016
Размер130.09 Kb.
ГОСТИНИЦА
Вся компания во главе с прокурором округа приехала в гостиницу. У входа их встречал Шавкин.

Присутствие прокурора округа перехватило у Шавкина дух. От счастья он был на седьмом небе. “Ай да Бохвостов, ай да сукин сын”! - думал про себя Шавкин: “Нет, с Виталием нужно дружить. В этом убедился даже мой тесть. Ему перепало больше всех. Должность то его подполковника, а присвоят полковника. Для всех ментов области будет «сюрприз». Теща перестанет на меня ворчать - ведь Семен Петрович получил звание полковника благодаря мне. Да и я не в накладе. Возвращусь домой, вот смеху будет: уехал старлеем, а вернусь капитаном”. Сладкие мысли прервались неожиданным вопросом прокурора:

-Владимир, все у тебя готово? Ты, почему тут торчишь?

После такого вопроса невольно проснешься.

-Товарищ ге.., - Шавкин запнулся, - простите, Николай Васильевич, я давно вас жду. Все готово. Виталий меня предупредил. Номера заказаны. Стол накрыт. Ждем вас.

Все поднялись на третий этаж в номер 321. На диване сидели три молоденьких девочки. Глаза их горели как у лис во время охоты на зайцев. Они были готовы исполнить любое желание гостей.

Николаю Васильевичу все было привычным. А вот Авдотьев, его заместитель, к такому обороту событий готов не был:

-Это что - продолжение начатого? - обратился он к прокурору.

-Конечно, Саня, - ответил прокурор, - А ты ожидал от этих парней чего-то другого? Вспомни себя в их годы: неужели ты забыл, как мы с тобой встречали Генерального прокурора СССР?

-Конечно, нет. Все помню, как сегодня. Ты тогда отмочил номер со связисткой. Ну, вспомнил, Коля?

-А, это Соня, которая умерла в 1978 от сифилиса?

-Коля, ты, как всегда, все перепутал. Соня вышла замуж за Меренкова, впоследствии ставшего завотделом ЦК.

-Нет, Саня вспомнить не могу, хоть убей! Ну ладно, Санек, давай хотя бы представимся. Итак, девочки, - начал Николай Васильевич, - это мой друг Саша. А меня зовут как когда: иногда - Николай, иногда - Николай Васильевич, как кому хочется. Ну, а этих молодцов, - показывая на Шавкина, Бохвостова и Семена Петровича, - надеюсь, вы знаете.

-Да конечно знаем! - хором ответили сидящие на диване девочки. А сами задумались: как этих мужиков обслуживать, неужели они начнут сразу все вместе? Одна из них, которая моложе, попросила Милу выйти в другую комнату.

-Мы как начнем? – спросила она, - все вместе или будем уводить по одному? Я взяла бы Вовку: он красивый и такой стройный.

В ответ Мила заявила:

-Успокойся, Зинуля. Давай начнем со старших: они быстро устанут. Молодых возьмем на закуску, к утру.

-А что оставим Татьяне?

-Все будет хорошо. В конце концов, Вовку обслужим с тобой вдвоем. Повеселимся вволю. Представь, что он будет делать с нами двумя? Давай, кончаем, идем к ним. В общем, так: я сейчас беру того, который, как он представился, Николай, ты – Сашу. Татьяне оставляем Сеню. А Виталия и Вовку оставим на потом. Я только об одном хочу тебя предупредить: эти молодые проходимцы очень любят делать засосы. Они могут их наделать не только между ногами, но и на попе. У меня на попе до сих пор засосы еще не сошли, а уже прошло две недели, я все еще скрываюсь от своего. А что ты будешь делать? Как ты спрячешься от своего? Кстати, где он сегодня?

-Да уехал в район, в командировку.

-Все, пошли, а то они там волнуются. И еще, Зиночка, как ты будешь предохраняться? Смотри у меня - ты же быстро залетаешь.

-Мила, успокойся, у меня еще хорошие дни. Ты лучше скажи, кто будет платить деньги? Я же пришла заработать, а не получать удовольствие.

-Я с тобой буду рассчитываться.

-Поняла…


Девочки зашли в общую компанию. Мила подсела сразу к Николаю, а Зина, как договорились, к Сане. Увидев, что подруги пару уже выбрали, Вера подсела к Семену.

Виталий и Владимир остались одни. Переглянулись, пожали в ответ плечами.

Шавкин не мог успокоиться:

-Семен Петрович, а где еще две красавицы? Ты что, их спрятал?

-Как где? В машине.

-Ты почему их не привел? А ну быстро в машину!- крикнул он зятю.

Вовка пулей выскочил на улицу.

Через пять минуты девочки и Вовка были в номере.

-Все, теперь всем хватает, - выпалил он.

Бохвостов, наблюдая со стороны, думал про себя: “Это же надо, девчонки сами распределили между собой мужиков. Не Милка, а прямо какой-то сутенер. Да и выбрала себе прокурора округа - губа не дура. Чутье у нее, что ли? Ну, молодец! А что эти две себе думают? Они что - приехали водку пить? Они же сельские! Как они себе это представляют? Думают, что приехали для накрытия стола? Ну нет, девочки, сегодня вы будете зарабатывать себе на мыло передком”!

На столе уже было все необходимое. Вовка уже накормил этих троих, видимо, они уже пропустили и по стопарику. Подошел к Милке и на ухо шепотом спросил:

-Ты долго думаешь сидеть?

Мила встала, улыбаясь, обратилась к Николаю:

- Мой хороший, пойдем, прогуляемся.

Николай Васильевич встал со словами:

-Я готов, моя радость.

Первая пара вышла. За ними вышел Семен Петрович с Верой.

Авдотьев почему-то сидел молча, как восемнадцатилетний. Татьяна пододвинулась ближе к нему и спросила:

-А мы что, Сашенька, так и будем сидеть? Давай тоже уйдем в соседний номер.

Авдотьев с неохотой встал и тоже вышел.

Шавкин и Бохвостов остались с селянками. Минуты три сидели молча. Никто не решался начать разговор. Девочки, прижавшись друг к другу, сидели молча, не знали, как им поступить.

Юле неделю тому назад исполнилось восемнадцать. Она еще не знала мужчин. Сидела и по-настоящему дрожала. Бохвостов это заметил сразу и подумал: “Эту открывать сегодня буду я. Вовке достанется худая”.

Первым заговорил Виталий:

-Вы что, милые, сидите, как на необитаемом острове, давайте приступим к трапезе. Вовка, вставай. Наливай! Девочки, берите рюмочки, давайте выпьем за вас, наши красавицы!

Худая, взяв рюмку, обратилась к Юле:

-А ты что сидишь, милая? Давай привыкай к новой жизни. Бери, бери, ничего с тобой не случится.

Юля взяла стакан в руки. Было видно, она сильно волнуется.

-Ну, давайте, товарищи офицеры, выпьем, - продолжила худая, - Юля, а ты что греешь в руках водку? Гляди, скоро закипит. – и залпом выпила полстакана водки. Ей сразу похорошело. Она принялась за подругу. Наконец уговорила ее. Юля, закрыв глаза, глубоко вздохнув и резко выдохнув, опрокинула стакан. Закашлялась. Худая дала стакан с водой. Через пару минут Юля почувствовала себя лучше.

Виталий не пил, поставил стакан на стол. Шавкин лишь пригубил. Худая посмотрела на них и спросила:

-А вам, товарищи офицеры, слабо выпить?

-Нет, конечно, - ответил Шавкин и одним махом осушил стакан. Тут он обратился к худой и предложил перейти в соседнюю комнату.

Худая не заставила себя долго ждать, подошла к Вовке, взяла его за шею, притянула к себе и в присутствии всех поцеловала, да не просто, а с затяжкой. Вовка тут же начал ее лапать за груди, расстегнул бюстгалтер, вытащил увесистую грудь и начал взахлеб сосать.

Юля и Виталий смотрели на эту картину с испугом. Худая же во время сосания груди, не стесняясь присутствующих, начала издавать вздохи и двигать тазом, потом расстегнула Вовке ширинку, рукой залезла в нее и начала наминать ч...

Юля сидела молча, потом резко подвинулась к Бохвостову, обняла за шею и начала целовать. Бохвостов замер. Он не ожидал такого поворота. Не сопротивляясь, она начала повторять во всем свою подругу. Юля замешкалась, не могла расстегнуть на Бохвостове штаны. Наконец расстегнула, схватила ч… Бохвостова и начала его сильно мять.

Бохвостов не понимал, что с ним происходит, почему он не может воспользоваться Юлей. Юля уже визжала, начала бить Виталия по лицу и кричать:

-Ты слышишь, я сильно тебя хочу! Ты слышишь или нет? Ты слышишь, слышишь! - И еще сильнее начала его бить по лицу.

Бохвостов лежал без движения. И тут Юля мигом сняла с себя одежду и взвалила на себя Бохвостова. За какой – то миг он почувствовал прилив сил. Юля вначале вскрикнула, а потом начала так визжать, что Бохвостову пришлось закрыть ей рот рукой. Сам же продолжал телодвижения: вверх, вниз, вверх, вниз. Через пять минут Бохвостов почувствовал облегчение. Юля перестала визжать. Лежа под Виталием, она крепко обняла его руками и ногами. Бохвостов сделал усилия освободиться, начал подниматься. Юля к нему словно прилипла. Сдался. Остался лежать на ней.

Через минут пять Виталий почувствовал новый прилив сил. Начал все сначала. Юля подняла визг, вздохи и охи были еще сильнее. Бохвостов левой рукой закрыл рот Юли, второй рукой начал наминать ее грудь. Юля начала освобождать свой рот, вырывалась, но продолжала издавать такие звуки, от которых не только у Бохвостова усилилось желание, но и у лежащих на полу. Затем начала царапать Бохвостова сначала по лицу, затем перешла на спину и так засадила свои ногти в нее, что тот от боли заорал:

-Ты что, совсем оху ..?

В это время у Юли вырвалось какое-то рычание. Она замахала ногами, схватила себя за голову, затем за грудь, потом снова за голову. Начала себя хлопать по попе. С Юлей происходило что-то невообразимое.

Бохвостов сорвался с Юли. Визжа от боли, побежал в ванную, истекая кровью. Одежда его была вся в крови. Кровь не останавливалась. Выйдя из ванной, он попросил Шавкина что-то предпринять, чтобы остановить кровь.

Шавкин посмотрел на спину Бохвостова: его рубашка была вся изодрана в клочья. Из спины сочилась кровь. Сняв с Виталия оставшиеся куски рубашки, он увидел рану. Она была глубокая, словно ее сделали ножом: кровавый след тянулся от шеи до поясницы.

Увидев рану, Шавкин всерьез испугался:

-Ты что, Виталий, она тебя полоснула ножом? Такая глубокая рана! Видимо, нужно зашивать.

-Да брось ты, Вовка, каким ножом, где она его взяла? Ты что, совсем от страха оху…!? Это же ее ногти, она ведь девственница и орала от удовольствия. Это вы, сволочи, довели ее до такого состояния своим нахальством. Тоже мне, додумались: в нашем присутствии раздеться донага и заниматься распутством! Разве это нормально? А ты - ножом, ножом. Несешь какую-то ахинею!

-Нет, Виталий, бешеная она, я тебе точно говорю, бешеная! Орала как недорезанная! Ты что ее, не тр…л, а резал?

-Полный маразм! Разве можно брать таких в жены, она в очередном угаре убьет кого-нибудь! Все, Вовка, следующий раз ты ее сам е…и, без моего присутствия, с меня хватит и этого раза. Пошло он все к е… матери. С меня хватит. С этого дня я вообще перестаю заниматься распутством, а то гляди, не ровен час, попадется вот такая стерва, в один мах зарежет своими ногтями. У нее что, бешенство матки?

-Да успокойся ты, заткнись. Все нормально. Она настоящая женщина, таких надо еще поискать!

-Давай делай что-нибудь с кровотечением. Да засыпь рану хотя бы пеплом от сигареты. Стоишь как окопанный! Шевелись!

-Где я тебе возьму пепел, от сырости что ли. Ты же знаешь, я не курю, да и ты тоже.

-Вовка, не стой, иди спроси у своей худой, может, она курит. В коридор выйди, попроси кого-либо.

-Ты сначала посмотри, сколько на часах, ведь уже два часа ночи. Слышь, Виталий, интересно, как у наших стариков, не порезали ли их, как тебя?

-Да заткнись ты, Шавкин, кровь уже просочилась между ног и по яйцам потекла. В чем я пойду домой, что расскажу Алене? Подумай лучше об этом, оболтус! Дуй в номер к своему тестю. Может, Верка уже затрахала Семена Петровича. Спроси его, что можно сделать, как приостановить кровь? А ну быстро п… дуй!

Вовка оделся и вышел в коридор. Подошел к двери и тихонько постучал. На стук дверь открыт Семен Петрович, прикрытый полотенцем.

-Ну, что ты мешаешь? Тебе делать нех…? А ну пошел … отсюда!

-Да подожди-ка ты! Виталия твоя Юля так поцарапала, что не можем остановить кровь.

-Ты что мелешь, как поцарапала? Он что - насиловал ее?

-Да нет, от удовольствия стерва исполосовала Виталию всю спину. Визжала как бешеная кошка в марте, ты бы слышал! А сейчас, сука, развалилась на диване, хоть заново начинай!

-Подожди, сейчас оденусь.

Через несколько минут Семен Петрович и Шавкин вошли в номер к Виталию. Девушки спали. Худая громко храпела, лежа голая на полу. Юля, раскинув руки, лежала на диване, в чем мать родила. Семен Петрович уставился на Юлю:

-Вот это тело-о-о! Вовка, это ты ее так ухайдакал?

-Да нет, это она ухайдакала Виталия. Иди, посмотри на него. Он в ванной.

Семен Петрович направился в ванную, не отрывая глаз от Юли. Споткнулся об стул, упал. Выматерился злой бранью. Зайдя к Виталию и увидев его окровавленным, ужаснулся:

-Где тебя, милок, так угораздило? А ну повернись? - увидев рану, выматерился: - Ну б.., ты даешь! Вовка, быстро к администратору за аптечкой! - тот замешкался. Семен Петрович как заорал на него: - Иди, мать твою такую, кому говорю!

На удивление, девушки не проснулись.

Вовка же сорвался с места бегом. Через пять минут принес перекись, йод и зеленку.

Семен Петрович, открыв пузырьки, обработал рану на лице Виталия, затем начал рассматривать на спине. Вначале воспринял со смехом, но когда присмотрелся, на лице Семена Петровича появились испарины:

-Ну, ты даешь, Виталий! Это тебя ножом полоснули или отверткой?

-Вы что, Семен Петрович, сговорились с Владимиром, херню несете! Какой нафик нож? Ногти, понимаете, ногти молодой, знойной львицы! Вы лучше скажите, кровь прекратилась?

-Да прекратилась, успокойся. Главное сейчас другое: как ты пойдешь на работу? Рубашка изодранная, штаны в крови, лицо поцарапано. Нужно уже будить генералов. Четвертый час уже. Они разоспались, как малые дети, видимо, эти девочки потрудились на славу. Мне тоже попалась кадра, дай Бог - чуть ли не задавила. Взгрудилась на меня, как на лошадь, верхом и пошло, парни-и-и. Весь умаялся. Такого удовольствия отродясь не испытывал. Вот это девочка, никто не поверит! Мужики, не поверите, четыре раза залазил, слышите - четыре! А я думал, старый, подведу вас. А ты-то как, зятек? Че не хвастаешь?

Виталий не выдержал:

-Да что вас это интересует? Этот нахал прямо в нашем присутствии начал заниматься сексом. Нет, вы себе представляете, Семен Петрович? У нас на глазах! Это был полный аврал. А как он завел эту тигрицу? Результаты видите - они у меня на спине. А потом мне говорит, что она бешеная. Ну что вы там, Семен Петрович, заканчиваете?

-Нет, еще не скоро, погоди, дай немного тебя подлечить. Ну вот, последний сантиметр обработаю и все. Улыбаясь, спросил: - Виталий, скажи, а ногти у нее что, металлические?

-Да хрен ее знает! Это у меня впервые.

-Все, Виталий, кровь сочиться перестала. Нужно думать, что ты будешь говорить дома.

-Это действительно проблема! Что моей сказать - хрен его знает! В командировку дня на два бы, да как? Cегодня нужно принимать в производство дело.

-Конечно, поехать бы тебе, Виталий, на пару дней в Талицу в командировку. Подлечим мы тебя с Владимиром, отдохнешь, как следует, и с новыми силами к новому делу.

На часах пробило четыре утра. Семен Петрович зашел к себе в номер, оделся и решил идти будить генералов. Вдруг проснулась Вера и спросила его:

-Ты это куда, Сенечка, собрался? А ну, мой хороший, подойди ко мне, обними свою куколку. Быстренько, быстренько.

Сеня, повинуясь просьбе, подошел. Вера хватает его за шею, и Сеня мигом оказывается в кровати. Не успел и слова сказать, как Вера стащила с него штаны. Сеня вновь почувствовал прилив сил…

Визит Сени к генералам затянулся.

Напрасно его ждали наши молодцы - Бохвостов и Шавкин.

Освободился Семен Петрович только через два часа. По радио играли гимн. Сеня встал. Вмиг побрился. Через пару минут он уже стучался в номер, где располагался генерал-лейтенанта Бандуров, прокурор округа. Постучал. Через минуту открылась дверь. Перед Семеном Петровичем появилась голова Николая Васильевича.

- Николай Васильевич, пора вставать.

-А, это ты, Семен? Спасибо, что разбудил.

-Николай Васильевич, нужно вас на пару минут.

-Сейчас выйду. Трусы одену. Что там у тебя? Ты-то как? Надеюсь, не подвел?

-Нет, Николай Васильевич, у меня все как надо, отдохнул на славу.

-Ух, Сеня, мне попалась бабенка-а-а! Ну и вертуоз! Ну и умелица, ох и девочка! Давно так не отдыхал! Молодцы наши парни!

-Николай Васильевич, вы знаете, видимо, самая бешеная попалась Виталию. Она его поцарапала от головы до шеи.

-Как поцарапала? Он ее что - насиловал?

-Да не –е-е-т. От удовольствия.

-И что - сильно?

-Кровь еле остановили.

-Да ну?

-Как Виталию появиться на работе? Поцарапан же!

-Сеня, это не проблема. Я его отправлю к тебе в командировку. Позвоню дежурному и скажу, что ночью отправил.

-Виталий сегодня должен принять дело в свое производство. Да и перед женой-то как?

-Сеня, успокойся. Мне решать. А дело примет через пару дней, в конце концов через неделю. Дежурный по прокуратуре сообщит жене, что срочно отправили в командировку по моему указанию. Пусть едет к тебе. А там, у тебя, напали на него хулиганы. Сеня, это не вопрос.

-Слушай, у вас что-то осталось? Похмелиться хочется.

-У нас все есть, заходите.

-Сейчас оденемся и придем.

-Сеня, разбуди Авдотьева… Он, наверное, весь изошелся от переживаний. Он у меня праведник, во всяком случае, так считает его жена.

Семен Петрович подошел к двери номера, в котором остановился Авдотьев. Из-за нее доносились мужские и женские вздохи и охи. Подошел к номеру парней. Там тоже стоял визг. Дверь была открытая. Он вошел. Одна пара лежала на полу, вторая - на диване… Остановился посреди комнаты и тихо сказал:

-Кончайте заср....

В номере сразу все затихло. Семен вышел.

На часах было шесть двадцать. В гостинице начал просыпаться народ. Кто-то уже курил в коридоре, кто-то шел на работу.

Через десять минут вышел зятек Владимир.

-Семен Петрович, заходите. Мы готовы.

-Владимир, сейчас к вам зайдет Николай Васильевич со своим замом, наверное, и с девушками. Все, что есть, срочно на стол. Я пошел за своей.

Через пять минут в номер постучался Николай Васильевич со своей ночной дамой сердца.

-Проходите, Николай Васильевич, - пригласи их Бохвостов.

Следом за генералом вошла Мила. За ними появились Авдотьев с Зиной и Семен Петрович с Верой.

Вчерашняя компания собралась в полном составе.

Бохвостов был весь исцарапан. Правда, девушки сделали все, что смогли, чтобы скрыть ночной изъян. Виталий, стесняясь, прятал свое лицо, сидел в майке, которую ему дал Шавкин. Юля была в приподнятом духе. Остальные сидели тихо.

Семен Петрович пригласил подсаживаться к столу. Всем наполнил рюмки и предложил выпить за знакомство. Никто не возражал. Особенно был рад этому Бохвостов - его голова раскалывалась от ночного кошмара. Залпом высушил рюмку. Немного полегчало. Компания повеселела.

Семен Петрович, как предводитель, снова наполнил рюмки. Выпили за прекрасных дам. Совсем стало весело. Начались шутки.

Юле вдруг захотелось петь. Худая сделала замечание:

-Юля, ты же не в селе, а в гостинице.

Юля умолкла, но настроение ее оставалось приподнятое. От Бохвостова не отводила глаз. У всех на виду целовала, гладила и приговаривала:

-Милый мой, прости меня за царапины, я ведь такого удовольствия еще не испытывала.

Виталий покраснел. Было видно, что ему крайне неудобно. Отстранялся от нее, но она продолжала делать свое дело. Странно было на это все смотреть. Вчера, еще сельская девочка, она не могла даже говорить при посторонних, а сегодня ее как подменили. Удивительные вещи происходят с молодыми людьми!

Николай Васильевич, поев, встал, подошел к телефону и перезвонил дежурному по окружной прокуратуре. Выслушал доклад, дал указание:

-Позвоните домой Бохвостову и передайте, что я вчера вечером срочно командировал его в Талицу по одному неотложному вопросу. Что касается «лесного» дела, он его примет послезавтра.

После телефонного разговора повернулся к Бохвостову:

-Виталий, поезжай с Семеном Петровичем, отдохни немного. Послезавтра утром, а лучше после обеда, зайдешь ко мне, получишь в производство дело.

Так закончились все проблемы. Время подходило к девяти. Авдотьев со своей Зинулей, обнимая ее за талию, вышли. Семен Петрович, Шавкин, Бохвостов и сельские девочки начали готовиться к отъезду.

В одиночестве оставалась только Вера. Ей стало совсем грустно. Подойдя сзади к Семену, обняв его, нежно поцеловала.

-Сеня, ты меня завезешь домой, по пути же?

-Конечно, Верунь. Могла бы и не спрашивать, само собой разумеется.

Мила в присутствии всех поцеловала Николая Васильевича и сказала на прощание:

-Коля, какой ты молодец! Спасибо тебе? мой дорогой! Мне так было хорошо с тобой! Буду скучать по-черному.

Бохвостов на все смотрел более трезво. Подойдя к Николаю Васильевичу, он выразил ему благодарность за все.

Николай Васильевич расчувствовался:

-Что ты, Виталий? Я рад, что есть такие люди, как ты. По возрасту ты в сыновья мне не годишься, а вот другом мне уже стал. Можешь на меня рассчитывать. Ты - моя копия в мои двадцать пять лет. А сейчас, мужики, расходимся. О следующей встрече условимся по телефону.

-До встречи. Кстати, Сеня, погоны полковника будем обмывать у тебя в Талице.

-Договорились.

Николай Васильевич уехал.

Мила, подойдя к Шавкину, пригласила его выйти. Вышли в коридор.

-Володя, прости, пожалуйста, мне нужно произвести расчет с девочками.

Шавкин полез в карман, вытащил триста рублей и дал Миле.

-Довольна?

-Да! Ты молодец, спасибо тебе. Если что - обращайся, отказа не будет. Для тебя сделаю все. Володя, а как это ты стал капитаном, вчера же еще был старлеем?

-Сегодня…. Мила, не спрашивай...

-Да нет, Володя, я почему спрашиваю - мой-то работает в вашем ведомстве, ему бы хоть майора.

-Давай это оставим на потом, сейчас нужно торопиться. Приедешь к нам в Талицу, когда будем обмывать полковника Семена Петровича. Чур, на этот раз без денег!

-Хорошо, Володя, так и быть, по рукам!

Владимир и Мила возвратились в номер.

Бохвостов стоял в одной майке и тут Шавкин сообразил, что нужно одеть Виталия. По скорому собрался. Вышел на улицу, поймал такси и поехал в военторг. Купив рубашку и штаны, он мигом возвратился в гостиницу. Виталий оделся.

Все вышли из гостиницы и, сев в машины, взяли курс на восток в направлении Талицы…



*** ***






Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница