Всегда считал, что перемены к лучшему. И когда пришло приглашение на новую работу, я сразу за нее ухватился



Скачать 332.96 Kb.
Дата13.06.2016
Размер332.96 Kb.
Олек Зинк.

Часть 1.


Луна.

Всегда считал, что перемены к лучшему. И когда пришло приглашение на новую работу, я сразу за нее ухватился.

Луна – прекрасное место для старых костей: низкое притяжение способствует здоровью, а свободная экономическая зона способствует бизнесу. Из-за чего, средний возраст лунатика – 50 лет и занимается этот лунатик в основном продажей всякой всячины в маленьком магазинчике при космопорте.

Грязная, в темных фосфоресцирующих облаках Земля виднелась в иллюминаторе еженедельной капсулы, в которой я и еще около трех тысяч человек прилетели с Марса. Полет длится почти 120 часов, работодатель взялся оплатить половину места в эконом классе, где кормили два раза в день коричневой плиткой сублимированного нечто и двумя литрами воды. Проходя через организм, плитка переваривалась за 4-5 часов и на выходе у меня каждый раз получались ровно три тонкие сигарообразные штуковины, которые попав на воздух, сразу покрывались твердой белой пленкой, которую нельзя было разбить ни какими подручными средствами – так потомки приматов боролись за кристальную чистоту санузлов. Вода же тоже была с секретом, пройдя через организм, она окрашивалась в какой-то цвет радуги. Зачем это было нужно, лично я не знал, но маленьким детям это нравилось. Лунатики, что с них взять?

В космопорте меня встречал Гюнтер – высокий блондин с азиатскими чертами лица, два с половиной метра роста выдавали в нем потомственного лунатика. Перед своим первым в жизни полетом на Луну, я просмотрел пару фильмов про лунатиков и их обычаи. Многие из них сформировались под действием низкой силы тяжести и худшего обеспечения ресурсами, чем у нас. Повсеместное вторичное использование ресурсов привело к такому минимализму в дизайне помещений и одежды, что выглядело это так, будто попал в один из фантастических фильмов про «Скаутов изнанки черной дыры». Типичной семье лунатиков перед тем, как собственно заниматься созданием ребенка следовало купить, либо арендовать список из тысячи предметов, которые ему понадобятся в жизни. У лунатика не было возможности выбрать, куда идти работать. Профессию ему приписывали еще до рождения, но так как особо важной или просто важной работы было мало, а работать должны все, самой частой специальностью стал «разнорабочий», так что я был несказанно удивлен, когда увидел, на комбинезоне встречающего надпись: «Гюнтер фон Ямато. Встречающий третьего разряда. Провожатый первой степени».

- Вы Олек Зинк? – спросил великан, - моя работа на протяжении всего вашего времени пребывания здесь оплачена господином Гансом фон Судзуки. Он встретится с вами через 12 часов.

- Да, профессиональный перекати-поле Олек Зинк, к вашим услугам - сказал я и протянул правую руку, - будем знакомы.

Лунатик замешкался, протянул левую руку, но понял, что так ничего не получится и протянул правую.

- Марсиане редкие гости здесь на поверхности, и я знаю ваши традиции, но впредь старайтесь не входить с другими в телесный контакт, это может быть расценено как домогательство.

- Извините, учту, но вы наносите этим оскорбление и у нас за невыполнение всего процесса официального приветствия, в том числе рукопожатия, руку отрубают! Так как известно, что правая рука только и создана, чтобы ей здороваться!

- Как так? Это ведь варварство!

- Подача руки символизирует помощь ближнему своему! Не помочь ближнему! О! Мне плохо становится только от одной этой мысли! Как можно не помочь? Я всегда знал, что вы луняне не воспитанные, но чтобы настолько! О, боже! Я никогда не смогу с этим смириться и принять ваш мир и ваши устои! Варвары!

Черт, как я мог забыть о законах гигиены, у них ведь за это сажают. Честно говоря, у нас тоже могут посадить… особенно после того, как ВИЧ стал передаваться с частичками кожи, но здороваться - важная традиция, а традиции надо соблюдать! И я не люблю, когда меня учат.

- Не переживайте, моя работа и заключается в том, чтобы быть вашим проводником по нашему миру. Господин Ганс оплатил половину цены аренды спального места, половину цены дневного рациона на неделю, половину цены санитарного снабжения на неделю…

- Смотрю - прервал я Гюнтера, - моему нанимателю нужен не весь я, а лишь половина…

- Ваш юмор понятен, но законодательство Луны запрещает тратить на не граждан Луны больше половины средств. Приезжие должны пополнять наши ресурсы, а не истощать.

- Ладно, уж, даже если господин Ганс заплатит мне лишь половину моего гонорара, я не обижусь.

- Раз нет проблем, вы должны сейчас оплатить мне половину оставшуюся часть моих услуг.


***
Жизнь на Луне гораздо дороже, чем у нас. Заплатив половину всего, у меня осталась четверть того, что я взял с собой про запас, чтобы, к примеру, купить лунных подарков трем моим дорогим женщинам, теперь денег хватит лишь на половину подарка для половины женщины.

Ладно, с этим тоже справимся. Дневной рацион представлял собой… плитки! Теперь их было три разновидности, различались лишь числом сигар, которые получались после их переваривания. Я был на Луне четыре часа и уже хотел домой.

Я скучал по прозрачным куполам, грязных настолько, что не видно звезд, по запаху гари, проходившему сквозь самый лучший противогаз и тысячам человек постоянно тебя окружавших, которые совсем не скучали, в бесконечных попытках стянуть у тебя кошелек. Мне было очень неуютно без трех этих составляющих. Без маски на лице мне казалось, что я сейчас задохнусь. Купол был чист! Выглядело так, что от Земли и звезд нас ничего не отделяет, и мы можем выпасть в космос! На Марсе улицы пустели, лишь в том случае, если где-то рядом идет сражение между муниципальными и корпоративными наемниками, я все ждал, когда из-за угла вылетит ракета или плазменный шар.

Гюнтер был спокоен и честно выполнял свои обязанности, водил меня по улицам Луна-01 – первого и главного купола планеты. Он рассказывал историю этих мест, но истории эти были, честно говоря, специфичны:

«В 2442 году, когда стало ясно, что на Земле стало труднее жить, чем на колониях, миллиарды устремились в космос. Луна, как честная дочь пыталась принять всех желающих, но оказалось, что системы городов не в состоянии ни прокормить, ни одеть всех страждущих. Системы не справились, и труба, доставляющая пищевые плитки лопнула, и вся эта улица была погребена под ними, но благодаря упорному труду всех лунян кризис был преодолен и введен строгий визовый режим, закрывший Луну от переселенцев»

Гюнтер явно гордился собой и своей расой людей-спичек, он совсем не замечал, что мне наплевать на его рассказ!

Через шесть часов после прибытия, поев со мной плиток, он показал мне «отель». Я вошел в комнату и почувствовал себя снова в капсуле! Комната в отеле представляла собой точную копию комнаты в капсуле! Два на два метра и три метра в высоту, сухой душ, постель, убираемая в стену, пневматическая труба для пищевых плиток.

«Зато не надо привыкать к новой обстановке» - подумал я, упал на кровать и заснул.


***
К чести лунатиков, они в отличие от нас следуют строгому распорядку и ровно через 11 часов после моего прибытия, к двери «номера» прибыл Гюнтер и 10 минут, не отпуская жал на звонок. Я давно проснулся, вставил в уши наушники и стал поедать рацион. Все искатели приключений – раздолбаи и я не хотел портить сложившееся мнение. Явка по первому зову, четкое следование инструкциям и наниматель может решить, что ты на мели, или не дай бог, ты стал «профессионалом», а за профессионализм нужно доплачивать в десять раз больше, чем за саму работу, а кто в здравом уме хочет платить много?

На 11 минуте, я открыл дверь, уже готовый выходить. Гюнтер стоял напротив, руки скрещены на груди, он молчал, звонок все это время звонил сам. Похоже, Гун все это время наблюдал через камеру, как я собирался.

Мы прошли до лифтового стержня – системы вертикальной связи между уровнями купола, инопланетян обычно не пускали глубже верхних уровней, жилые районы купола находились глубже.

В лифте Гун нажал на кнопку минус 89 этажа, тот начал почти свободное падение вглубь планеты.

Я убрал наушники и спросил Гюнтера:

- А по вашим местным меркам компания господина Судзуки большая?

- Судзуки гезелшафт занимаем десять полных этажей в этой шахте и еще как минимум по три этажа есть в других городах. Так что да, это большая компания и господин Судзуки имеет даже право перекупать контракты служащих у очередников.

- В смысле, ему не надо ждать, пока не вырастет аккредитованный им восемнадцать лет назад зародыш? Я думал, что это запрещено вашим законодательством.

- У нас очень гибкие законы в отношении крупных холдингов.

Лифт стал мягко тормозить, за две минуты мы опустились, где на два километра. Двери лифта открылись и плотность лунатиков вокруг меня увеличилась на пару порядков. Вот где они все обитают! В глубине!

Точно такая же площадь, как и в гостевой зоне, вокруг стержня была заполнена великанами-лунатиками.

- Теперь не отставайте. У меня на спине будет гореть сигнал, чтобы вы меня не потеряли.

Комбинезон на спине Гуна стал мигать красным восклицательным знаком. При своих двухсот десяти сантиметрах, я был коротышкой, а в море одинаковых комбинезонов могу вполне потеряться.
Гюнтер сразу увел меня от стержня к каким-то боковым туннелям, провел меня еще по паре коридоров, холлов и вывел к двойным разъезжающимся дверям, какие были установлены по всему городу, но эти отличались тем, что были декорированы под дерево, что не скрывало их металлопластиковой души. Это должно было показать, что здесь наверняка и сидит большой босс.
***
Еще один, теперь уже местный лифт с пятью этажами, еще один переход и вот я вхожу в большую круглую комнату с высоким потолком, тот был также отделан деревом, в центре стоял тоже большой, тоже круглый стол, где-то на двадцать человек. На противоположном от меня конце стола сидел дяденька с рыжими волосами, непонятного возраста с сединой на висках в сером комбинезоне. На его широком лице с узкими щелками глаз располагались пышные усы, придавая ему вид какого-то вымершего морского млекопитающего, забыл его название.

С моей стороны, спиной ко мне сидели три затылка. Два из них точно принадлежали мужчинам, брюнету и лысому, а третий затылок с синими вьющимися волосами до плеч принадлежал моей знакомой змее, по имени Калина Ибрагимова…

«А вот и последний, мой гость прибыл», - сказал человек-морж, затылки повернулись, и оказалось, что с другой стороны у них есть лица! У брюнета был большой орлиный нос, сросшиеся брови он определенно тоже был с Марса, но с другой его стороны, наверно откуда-то из ППК, хотя совсем не факт. Лысый был совсем лысый, на лице не было даже бровей, мертвенная бледность выдавала в нем выходца с Ганимеда или Титана, лишь пара зеленых глаз, которые наверняка светились в темноте, ярко выделялись на фоне этой бледной вампирской рожи. Синяя змея – Калина, была моей очень старой знакомой, особенно запомнился момент, когда она угнала водородный танкер, который я подрядился проводить от астероидов до Марса. Пока я гонялся за танкером, она пробила в нем дырку, все вещество выбросило наружу, в этот момент выскочили ее пособники, закачали все в новый танкер, который увели в сторону Сатурна. Я все-таки поймал ее и привез связанной к работодателям, вместе с пробитым танкером. Им пришлось продать Калину, ее работодателям, дабы хоть как-то оплатить потерю груза. Меня тогда выгнали с волчьим билетом, и три года со мной никто не хотел иметь дел, пока я не узнал, что водород был застрахован, компания нанявшая Калину была мамкой для компании, которая наняла меня, а все это был гигантский развод. Я конечно же пришел в священный гнев от такого положения дел, нашел на свалке тот дырявый танкер, который было дешевле сдать, чем чинить, угнал и уронил его с орбиты ровно на добывающую платформу этой самой компании. После этого для меня закрылись официальные двери солидных контор, но спустили пожарную лестницу…

За спиной закрылась деревянная дверь с пластиковой душой, в комнате настала тишина и четыре пары глаз смотрели на меня. Они от меня чего-то хотели…

- ммм… привет вам люди! – я решил, что надо поздороваться, - и наемники, вам тоже привет…

Калина посмотрела на меня уничтожающим взглядом, лысый и брюнет отвернулись. Тюлень сказал:

- Вы свой парень Олек, я Ганс фон Судзуки, ваш новый работодатель, присаживайтесь, места за столом много.

Место было действительно много, я обошел стол с левой стороны и сел справа от Судзуки.

- Сразу берете быка за рога? - улыбнулся Судзуки, из-за чего еще больше стал похож на моржа

- Нет, совсем нет, - ответил я, - в случае, если мы не договоримся и ваши люди захотят нас пострелять, то рядом с вами, мне будет безопаснее.

Морж засмеялся,

- Никто не будет вас убивать! Зачем нам это? – ответил он серьезно, затем опять улыбнулся и сказал, - но я так и не понял, почему ваши коллеги решили сесть от меня так далеко, но это их право. Думаю, теперь всем им лучше перебраться ко мне ближе, так ведь господа? – обратился Судзуки к моим «коллегам».

Наемники встали и сели по обе стороны от него. Лысый справа от меня, Брюнет с Мальвиной слева от Судзуки.

- Ваше время стоит мне не мало, а я человек экономный, так что перейду сразу к делу. Мне надо, чтобы вы спустились на Землю!

Мы вчетвером одновременно соскочили с мест в немом вопросе: «ЧЕГО???»

Я давно должен был понять, что бесплатного сыра не бывает даже в мышеловках… кто-то ведь должен был его купить, чтобы положить туда!


***
- А вы что думали? За такие деньги будете убивать моих соперников? Так их ведь уже не осталось!

- Ни один человек не был на Земле уже три поколения! В живых не осталось даже тех, кто был бы детьми тех, кто улетел, – сказал носатый, - там ведь гравитация в три раза выше, чем даже на Марсе!

- Именно из-за этого вы получите полное обеспечение, а по возвращении могу обещать вам местное гражданство. Оно, может, обесценилось с тех пор, как на других колониях люди стали жить, а не выживать, но Луна все равно остается самым теплым местом из всех.

- А не напомните, в чем состоит задание, что именно мы должны сделать? – спросил я.

- Задание будет оглашено лишь тогда, когда вы дадите мне полное ваше согласие на участие в операции, - сказал морж, - я не могу рисковать, эксклюзивностью своей информации. Вы можете убежать и передать ее моим соперникам.

- Так вы ведь говорили, что их не осталось, - сказала Калина.

- Они могут появиться, как только узнают о том, что мне нужно на Земле.

- У вас огромная компания, почему вы берете людей со стороны? – спросил лысый, - тогда ведь не будет проблем с утечкой информации.

- Здесь притяжение в шесть раз ниже, чем на Земле. Нам - тем, кто остался рядом с родиной, путь оказался закрыт.

- На моей родине притяжение еще ниже, чем тогда я могу помочь?

- А вы с Ганимеда единственные, у кого есть настоящая вода, растут зеленые растения, есть атмосфера и магнитное поле. И вы Хосе - военный летчик, а вас всех готовят, как минимум, к перегрузкам в пять g. Потом, так как мне нужно, чтобы вы вернулись, я не отпущу вас без скелетов, скафандров, оружия, техники и всего, что вам может понадобиться.

Мне было нечего терять, а слава первого человека ступившего на землю за триста лет не померкнет как минимум еще триста лет! А если потом еще вернусь, то смогу завязать с перекати-полем и начать новую жизнь в качестве героя.

- Я согласен, - сказал я, - не могу упустить возможности пафосно умереть от того, что моя печень с почками провалились в пятки.

- Да, ты просто хочешь славы, ублюдок! – усмехнулась змея, - просто хочешь меня занозить!

- Мальвина, мы не виделись семь лет, с тех пор, как я торжественно приволок тебя за волосы к твоим работодателям! И ты никак не можешь меня простить, дорогая?

- А ты дни считаешь, да? Похоже, то была твоя самая большая удача за всю твою жизнь!

- Я запомнил тот день, как день твоего величайшего позора. И ты после этого болталась без работы дольше, чем я.

Она хотела что-то сказать, но морж сказал:

- Мисс, а теперь я предлагаю вам утереть нос вашему старому другу, восстановить самой свою поруганную честь и стать первой женщиной на Земле!

- Я иду! – сказала она, - но лишь из-за гражданства.

- Конечно, ради лунного гражданства стоит спуститься на Землю, - сказал морж, - а вы господа составите им компанию?

- Слава, деньги, старость в самом большом приюте для стариков в этой системе! – сказал нос, - я согласен.

- Если марсиане согласны, я не могу отвергнуть предложение, - сказал лысый.

Мы все были — перекати-поле, так что каждый с самого начала знал, что никто не отказался бы от такого предложения.

- В этом случае я прикажу начать приготовления и возьму ответственность подготовить для вас базовый набор колонистов, но вы можете переделать его по своему вкусу, - морж встал и похоже собрался уходить.

Я задал вопрос, который мучил нас всех:

- Теперь вы можете рассказать, зачем мы вообще туда летим?

- Ах… старость-старость, совсем забыл рассказать! – он улыбнулся, - вы летите искать жизнь!

Мне стало смешно, когда дружное «ЧЕГО???» прокатилось по залу. Морж продолжал:

- Месяц назад мы получили сигнал с поверхности. Там кто-то есть, и он пытается с нами связаться.

- Но там нельзя жить! Там даже грибы не растут, а на фон в некоторых местах как в открытом космосе! – сказал Хосе.

- Оказывается можно, и живут, - ответил Морж, - именно за секретом их невероятной стойкости вы и летите. Нам здесь приходится очень много работать в открытом космосе, а из-за страховок, которые приходится оплачивать рабочим, мы каждый год тратим около трети бюджета. Думаю, вам стоит отправиться до конца недели, ибо, чем раньше, тем быстрее и соответственно меньше платить, но не торопитесь, я не хочу, чтобы вы остались там, а вместе с вами там остались мои вложения.

- Конечно, сэр, вам не о чем беспокоится, вы собрали тут самую хорошую команду плохих людей, которую только можно найти, - сказал я, - даже если мы перебьем, друг друга, то выживший вернется оттуда и принесет с собой то, зачем вы нас послали.

- Мне не надо, чтобы вы перебили друг друга. Мне нужна команда, которая спустится, выживет и вернется с результатом. Именно команда, так как одиночке там не выжить…


***
Морж ушел, а мы приступили к возведению нерушимого здания «дружбы».

- Ну, что как там дела на Фарсиде? Говорят, что вашим придется отдать нам всю зону Маринера, так как вы не можете ее нормально засеять, - сказал нос, улыбаясь всеми зубами, - скоро мы займем монопольное положение по производству пищи и тогда вы сдохните с голоду на своих рудниках.

- Вы аравийцы совсем стыд потеряли и добра не помните, когда вы не могли достать воды и пользовались лишь одним рециркулянтом, мы снабжали вас водородом, - взъелась девочка с голубыми волосами

- И сами при этом блокировали любые наши попытки посылать свои добывающие команды!

- Конечно! У вас не было ни технических, ни человеческих ресурсов, чтобы обеспечивать постоянный транзит от внешних планет или астероидов! Первоначальный план колонизации предполагал объединенное развитие и локализацию производств, а вы со своими войнами все испортили.

- Девочки, вы ведь только познакомились и уже готовы друг друга съесть! – сказал я, - мы ведь все марсиане, давайте лучше выяснять отношения с представителем внешних планет! Мистер Ганимед, можно узнать вашу фамилию или что вы там используете для того чтобы отличить одного Хосе от другого?

- Мы используем серию, модель и номер идентификационного чипа, великий Ки-Раз так велел, - сказал Хосе, ударил себе кулаком в грудь и наклонил голову вперед, - но вы можете называть меня по первым трем знакам серии SGH.

- Хосе Сигишь, - я посмаковал фамилию на языке, вспоминая, в чем же особенность SGH серии.

Они действительно были военными пилотами, но это SGH это не просто пилоты, это штурмовики, еще одни из самых лучших! Таких Ки-Раз не отпускает в свободное плавание.

- Вполне нормальная серия, - продолжил я, - и действительно ведь из военных пилотов, чего ты Хосе забыл среди наемников?

- У меня есть брат близнец, у нас с ним одинаковый генетический код. Ки-Раз принял нас за одного человека. Вплоть до совершеннолетия, мы могли жить, считаясь одним человеком и до последнего надеялись, что Ки-Раз поймет, что нас двое, но когда он выдал лишь один чип, - сделал паузу Хосе, - я уступил брату в поединке, после чего мне пришлось уйти из дома.

- Грустная история, - сказала Мальвина, - вот что бывает, когда твой бог на самом деле программа управления полетом…

- Ки-Раз перерос себя и стал сверхпрограммой, человек не способен на такое! – воскликнул Хосе, Мальвина явно задела этого фанатика, - вы можете не уважать себя, но вы обязаны уважать Ки-Раза! Если еще раз вы затронете мои чувства подобным образом, я буду вынужден вас убить.

- Напугал! Я уже уходила от твоего преследования, думаешь, еще раз не уйду?

- Корабли внутренних миров быстрее наших, я не спорю, но там, на поверхности или даже в этой комнате нет ни моего, ни вашего корабля.

- Да ты слабак! У тебя рука не поднимется на женщину!

- Эй, фарсидка, он с Ганимеда, а для их бога все люди одинаковые, ты думаешь, у него остались хоть какие-то понятия о неприкосновенности женщин? – сказал нос, - Для их бога, твоя матка и инкубатор одно и то же, ибо функция у них одна, но инкубатор не кричит при родах…

- Да знаю я, мне просто надо кого-то вывести из себя, - улыбнулась Калина, - не принимай моих слов близко к сердцу коллега с внешних планет.

- Извинения приняты, - только и сказал лысый.

Хитрая синяя лиса, по своей прихоти, могла поджечь планету и затем сразу же ее затушить. Правда, извинения такого типа могли пройти лишь с человеком типа Хосе.


***
- Ну, а ты аравиец, как тебя звать? – спросил я

- Батбан Абан Кобрадж нарекли меня при рождении, - сказал нос, - но в кругах наемников меня знают как Апас.

- О! Значит ты тоже старый знакомый! – сказала Мальвина, - мы даже вместе работали, ты должен был прикрыть мой отход в тот злополучный момент, когда это дитя генерала пыталось меня поймать.

- Вот значит, кого я должен поблагодарить за возможность ее поймать! – воскликнул я, - Банан, хоть ты и аравиец, но теперь ты мне друг до конца твоих дней.

- А после смерти он больше другом не будет? – недоуменно спросил Хосе, - как такое может быть? Ты ведь не можешь поссориться с мертвым!

- Хосе, Хосе, каждый марсианин, из-за плотной упаковки наших домов, отсутствия свободной воды, канализации соединенной с водопроводом, хоть раз в жизни, но пил рециркулянт из отходов жизнедеятельности другого марсианина. Лишь из-за этого я считаю, каждый марсианин имеет право ненавидеть даже своих папу и маму. В некоторых особо запущенных случаях, лучшие друзья дают обет друг другу, что после кремации первого из них, второй высыплет его прах в канализацию, дабы этим прахом, который проходит через все фильтры, подавились все жители района...

- Марсиан не понять… - сказал Сигишь

- Точно также как и вас, - сказал Банан

- Мужчин не понять, - сказала Мальвина

- Но самые удивительные потомки землян это лунатики, - сказал я, мне ответил хор из трех голосов: «Почему?», - потому, что я не верю, что наша операция выйдет на окупаемость лишь благодаря снижению числа страховых случаев и пенсий по недееспособности…


***
Впереди было еще три дня на Луне и неопределенный период времени на Земле. Со знакомством было на время покончено, так как мы еще успеем сойтись ближе, когда придет время для спуска. Мы решили разойтись, пока не поубивали друг друга.

Верный Гюнтер ждал меня и повел коридорами обратно к номеру. Где-то на половине пути мне это надоело и я спросил:

- Гюнтер, тебе нравится твоя работа?

- Да, она позволяет мне общаться с людьми, заводить знакомства, пару лет назад мне надо было эскортировать одного крупного дельца, так мы с ним перекинулись парой слов и он посоветовал вложиться в акции галактического экспресса. У меня была тысяча кредитов, и я все их вложил, а когда экспресс пошел в гору с приходом нового руководства я получил уже десять тысяч кредитов…

Я прервал его рассказ и сказал:

- А мне не нравится твоя работа!

Он опешил:

- Я что-то сделал не так?

- Да, ты все делаешь не так. Зачем всюду ходить за мной хвостом? Я видел, что у моих коллег не было сопровождения!

- Они отказались от него и заплатили неустойку нашему агентству.

- Так от тебя можно было отказаться?

- Конечно! Вы разве не знали? Пока не уплачена полная сумма, вы всегда можете отказаться и заплатить неустойку в четверть залога.

- И значит, ты от меня не отстанешь?

- Моя задача сопровождать вас всюду за пределами номера и до того момента, как вы покинете город. В круг моих обязанностей входит также, по возможности, быть вашим экскурсоводом и отвечать на ваши вопросы, потом как я понял, ваши коллеги на Луне не первый раз и им не надо человека с восклицательным знаком на спине, чтобы найти путь, у каждого явно есть карты.

Справедливое замечание. Ну, в следующую свою поездку буду знать, что в свободном доступе есть карты Луны, у нас из-за корпоративной тайны, опасности террористических выступлений, бедности муниципалитетов достаточно подробной карты у 90% куполов нет.

- Хорошо, тогда ответь на вопрос, где у вас тут можно отдохнуть? Скоро мой вес увеличится в три раза, а до тех пор, я хотел бы где-нибудь расслабиться.

- Отвести вас в отель?

- Нет. Я имею в виду место, где можно «расслабиться»! Классный бар, стриптиз или еще лучше стриптиз-бар!

Глаза Гюнтера расширились от немого ужаса.

- Вы имеете в виде место, где женщины раздеваются, а мужчины перечисляют за это им кредиты?

- Да! Ты знаешь такое место?

- Нет! Нет! Нет! – быстро сказал Гюнтер, почти крича, - это подсудное дело, даже просто разговаривать об этом!

- А просто бар с хорошей музыкой у вас тут найдется?

- Ну, у нас есть развлекательный комплекс… - Гун мялся, - не знаю, подойдет ли он вам.

- Все лучше, чем отель, веди меня туда!

Лучше бы я туда не ходил.


***
Думаю, стоит начать с того, что небо в развлекательном комплексе представляло собой симуляцию неба с плотной атмосферой, но не такой как на Венере, а такой как на Ганимеде сейчас, но намного более синего. Пол же был весь зеленого цвета, как травы в гидропониках. Тут и там стояли столики, за которыми сидели лунатики, все страшно похожие друг на друга, начиная с комбинезонов, заканчивая узкими глазами и светлыми волосами. Из общей кучи выделялись лишь два уже знакомых мне человека, которые были ниже и имели другой цвет волос. Лысый Хосе же очень хорошо мимикрировал под окружающих его лунатиков, так что я сначала его даже не заметил. Стоит отметить, что все трое сели за разные столики как можно более далеко друг от друга и так, чтобы не видеть друг друга.

Гюнтер нашел нам столик. Мы сели.

- И что теперь делать?

- Вы ведь хотели отдохнуть! Сюда приходят люди, чтобы отдыхать.

- И как они это делают?

- Я вас не понял.

- В смысле, они, что просто вот так сидят?

- Да и еще разговаривают. Жизнь здесь очень неудобна. Каждый город это, по меньшей мере, двести этажей, каждый из которых имеет огромные размеры и всюду одно и то же. Здесь у нас есть возможность отвести взгляд.

- Нет, вы местные немного сумасшедшие, ну, можно тут хотя-бы получить рацион плиток?

- Конечно! Я могу сходить.

- Давай сходи.

Гюнтер ушел. Я остался сидеть и наблюдать за другими тремя инопланетянами. Мальвина явно скучала, она сидела и накручивала на палец свой синий парик. Банан пытался общаться с аборигенами, с моей точки зрения это ему не особо удавалось, лунатики с которыми он говорил, под разными предлогами очень быстро его покидали.

Хосе же явно отдыхал, он смотрел в потолок с улыбкой идиота.

Вернулся Гюнтер. Он нес два стакана воды, положив на них плитки. Ему тоже нравилось быть тут.

- Ты давно тут не был? Да, Гюнтер?

- О, да. Времени не было вырваться. Тут даже дышится легче.

- Гюнтер, ваши инженеры, которые работают снаружи тоже ходят сюда?

- Да, они тоже сюда ходят. Этот сектор – общественная собственность и сюда могут ходить все.

- А, у них большие страховки на случай, если вдруг этот сектор не поможет поднять их настроение?

- Ой, у них самая простая работа! Какая страховка?

- То есть простая? Они разве не получают сверх дозы облучения на поверхности?

- Конечно, нет! Они ведь туда не выходят. Все работы на поверхности выполняются роботами, а инженеры лишь операторы.

«Так-с… значит, Судзуки врет и не краснеет!» - подумал я, - «на Земле ему что-то медом помазано. Если узнаю что именно ему нужно до вылета, то получу возможность продиктовать ему дополнительные условия»
***
- Сэр, я хотел вас просить.

- О чем, Гюнтер?

- Возьмите меня с собой на Землю!

- эм… там будет тяжело, очень тяжело! Нас наняли из-за того, что для вас местных это будет неподъемно.

- Я смогу! – сказал Гюнтер, весь напрягшись, - моя первая профессия – пилот десантной микрокапсулы!

- Что? А почему тогда ты занимаешься эскортом? – я немного выпал из тарелки самообладания. Лунные пилоты десантных капсул, так только называются, на самом деле они были натуральными камикадзе! - Ты служил в специальном ударном отряде??? И это профессия?

- Я и сейчас в нем состою. В случае агрессии с вашей марсианской стороны мне придется отложить свою гражданскую профессию, занять место в капсуле и сторожить подступы к Луне.

У меня появилось желание, отодвинутся от него. Главное держать себя в руках. Лунные СУО представляли собой огромный москитный флот капсул, которые играли роль умных мин. Капсула СУО представляет собой очень маленький гроб, который очень трудно отличить от космической пыли. В условиях полной радио тишины, многослойной системы обшивок, такая капсула становится практически невидимой. Целью же пилота является дождаться, пока подойдет вражеская капсула, стартовать двигатели, на полном ускорении присосаться и взять ее на абордаж, либо просто разбиться о маршевые двигатели и дать другим захватить капсулу. Это очень нервная профессия с минимальной отдачей, прямо как профессия преподавателя.

- Вы не заметили, что у нас на Луне очень много сопровождающих?

- Нет, а что их много?

- Да, у всех сопровождающих первой профессией является профессия пилота.

- А это ничего, что ты выдаешь мне ваши военные секреты?

- Это давно не секрет. С тех пор, как вы поняли, что у нас техническое превосходство, которое вы не сможете перевесить живым потенциалом, и пока на Марсе существует планетарное деления нам нечего бояться. Потом, самая быстрая капсула движется сюда пять суток. За это время мы успеем выслать к вам столько боеголовок, что вашим солдатам станет некуда возвращаться.

- Да, это верно… - сказал я, - в чем твой резон полета с нами? И откуда ты узнал, куда мы направляемся?

- Каждый мужчина должен в своей жизни победить дракона… - Гюнтер поднял глаза к искусственному небу, сжал кулак и поднес ее к груди, - ну, это конечно метафорически, на самом деле драконов не существует, иначе говоря, каждый мужчина должен чего-то в жизни сделать, за что его наградят.

- Казна и полцарства в придачу?

- Нет, в награду за победу над драконом дают принцессу! Вы что не читали сказки?

- Читали, читали, просто я думаю, что пусть принцессу заберут себе, а мне хватит выкупа за нее.

- Понимаете, - сказал Гюнтер и дернулся ко мне через стол с огнем в глазах, - у меня есть девушка!

- Рад за тебя, ты все правильно делаешь.

- Нет! Вы не понимаете! Раньше у военных были льготы на детей, можно было иметь одного бесплатного ребенка за то, что ты каждый день рискуешь жизнью и должен быть кто-то, кто сможет тебя заменить! Сейчас льготы остались лишь у тех, кто участвовал в конфликтах, а конфликтов не осталось! На Луну не нападают даже пираты! Им намного легче нападать на Марс!

- И у тебя нет денег, чтобы сделать наследника? Ты хочешь полететь с нами в надежде, что по возвращении получить льготу?

- Мне можно не возвращаться, - он весь напрягся, сейчас заплачет! – если я не вернусь, Суки получит льготу, как жена исследователя.

- А как она получит эм… наследника без твоего участия?

- Мы сдаем генный материал, когда идем на службу сопряженную с риском, - Гюнтер покраснел, он точно ребенок, очень большой, но ребенок.

- Гун, сколько тебе лет?

- Скоро будет восемнадцать, - сказал Гюнтер, - но я давно сдал экзамен на самостоятельность и совершеннолетие.

- У вас есть экзамен на совершеннолетие?

Луна удивляла меня все больше и больше…

- Да, а у вас такого экзамена нет? Я прошел на самостоятельность в четырнадцать, но из-за биологических показаний экзамен на совершеннолетие удалось сдать лишь в шестнадцать.

- Гун, у тебя еще будет возможность показать себя. Еще вся жизнь впереди, я не хочу рисковать, никто из нас рисковать не хочет. Мне скоро тридцать. В твоем возрасте я был кем-то вроде сопровождающего, и мы с другими сопровождающими защищали от других сопровождающих предпринимателей, которые оплачивали наши услуги. В то время я успел похоронить трех напарников и получить ожог тридцати процентов тела. И никто из погибших не получил льгот, а я еще три года оплачивал счета из больницы.

- Все знают, что на Марсе намного хуже отношение к индивиду. К чему это вы?

- К тому, что не спеши геройствовать. У тебя будет еще тысяча возможностей.

- Так вы не хотите меня брать?

- Я не хочу брать ответственность за тебя.

- Я все понял, - сказал поникший Гюнтер

Я выждал паузу.

- Откуда ты узнал, о целях нашего приезда?

- Я не знал, я знал только, что раз вас наняли, значит, дело опасное и за пределами Луны и ее зоны влияния, значит это исследовательская миссия. Слухи об активности на Земле давно здесь ходят, так что я предположил, что это единственное место, куда могут вас отправить.

- Ты наблюдательный, в другой раз я бы тебя взял.

- Главное, что сейчас не берете, но я все понимаю.

- Гун, живи и если ты уж так хочешь наследников, копи деньги на своей спокойной работе. Если так хочешь подраться с драконом, запишись в какой-нибудь из ваших дальних гарнизонов, наши пограничники любят вытягивать на ваши гарнизоны пиратские партии.

- Служба в гарнизоне оплачивается не намного выше, чем моя…

- Зато у тебя всегда есть возможность разбить какую-нибудь особой большую шайку, с вашим вооружением это не трудно.

Он не ответил. Погрузился в размышления и выпал из пространства.

- Гун, иди домой, или к этой своей девушке. Я сам доберусь до отеля.

Он опять ничего не ответил и тихо поплелся из зоны, потом вернулся, взял свою неоткрытую плитку и теперь уже ушел до конца. Я чувствовал себя несколько подавленно, но у меня были какие-то непонятные симпатии ко всем местным, они были больше похожи на ангелов, нежели на людей.

Через минуту, как Гюнтер ушел, на его место упала Калина.

- Сильно ты его. Смотрю, ты совсем постарел, дорогой мой оппонент, а разве во время прошлой нашей встречи у тебя не было в группе той девки лет пятнадцати с ежиком на голове и замашками пацана? Она была хакером так?

- Долорес ушла работать с Куилити. Он пытался ее совратить, они выполняли контракт, но она сбежала. Теперь с ней никто из наемников не работает, сейчас работает в Сикхае, специалист по защите компьютерных систем.

- Так это ты убил Куилити?

- Пришел заказ, я его выполнил.

- Но ты ведь не работаешь киллером! И кто мог заказать убийство этой дряни? Ты слишком дорого стоишь!

- Я его и заказал.


***
- Так интересно, у нас столько общих знакомых, а друг с другом мы совсем не знакомы, - сказал Хосе, который скоро присоединился к нам за столиком, - никогда не думал, что на Луне столько военных.

- Это закономерно, - сказал Абан, - чтобы защититься от более крупного врага, нужно скопить больше сил, а если считать, что их всего около тридцати миллионов, против наших семи миллиардов. Каждый лунатик должен сдержать натиск около двухсот голодных марсиан.

- А я думаю, что это их шпионы расшатывают обстановку на Марсе! – сказала Мальвина, - чем больше у нас войн, тем меньше нас останется и тем легче будет нас сдержать.

- Вы бы так сильно не разглашали свои мысли здесь, я понимаю, что мы, наконец, нашли точки соприкосновения, которые вырастут в дерево сотрудничества на почве ненависти к лунатикам, но это их территория и мы здесь гости, и они нам платят.

- Да, точно, - сказала синевласка, - ты всегда мыслил здраво, но ты трус, дорогой мой, Олек.

- Просто давайте о деле.

- Я еще не решил, каким делом буду заниматься! – сказал Банан

- Что ты имеешь в виду? – спросил Хосе

- Меня очень сильно привлекает план побега на астероиды вместе с авансом, который нам должны выплатить…

- Шутишь да? – спросила Мальвина, - лунатики тебя найдут, а потом тебя больше никто найти не сможет.

- Конечно, шучу, - улыбнулся Банан, - мне нечего терять, скоро мы будем слишком стары, чтобы заниматься этим на равных с молодежью.

- А сколько тебе?

- Сорок четыре.

- Хорошо выглядишь для старика!

- Хорошая наследственность.

***


Мы стали обсуждать первый этап – посадку на планету. Хосе достал проектор, включил, вывел картинку планеты на экран.

- На Земле есть три шлюза для приема космического транспорта: Африканский, Южно-Американский, Сибирский. Торможение на всех трех совершается магнитным полем, которое также можно использовать для отправки транспорта в космос. Плотная атмосфера не позволит нам использовать обычный корабль без доработок, потом неизвестно работает ли, хоть один из шлюзов и мы должны минимизировать перегрузку, так что садиться будем по очень энергоемкой траектории.

- Ты не думал использовать один из ваших Ганимедских атмосферных штук, как они называются? – спросила Мальвина

- Аэроплэйн?

- Да, ваши летающие плоскости.

- Мы у себя используем их, чтобы не загрязнять воздух. Так как Земля и так загрязнена, один маршевый водородный двигатель не повлияет на общее состояние. Единственное, действительно можно было бы приделать плоскости, для стабилизации, но я не инженер и у нас не очень много времени. Вообще, думаю, пусть теорией займутся местные, а я потом буду заниматься практикой.

- Надо будет проложить возможные пути от шлюзов к источнику сигнала, - предложил Банан, - я этим займусь.

- Кратчайший путь – прямая, - сказала Мальвина, - чего тут думать?

- Сразу видно, что ты только в космосе работаешь, рельеф играет немаловажную роль при постройке пути, не забывай!

- Подумаешь!

Я молчал и думал о просьбе Гуна и наших нанимателях. Гун мог быть полезен, но он был де-факто лунатиком, так что де-юре был на стороне Судзуки.
***
Нас было пятеро, шли к успеху. Марсианский директорат развалился на сорок провинций и начался передел собственности. Все хотели есть, спать, иметь доступ в сеть, но никто не хотел пахать красную планету. Ганимед с их богом выступил с требованием освобождения человекоподобного разума, иначе говоря, разумных роботов. Провинции не имели никакого веса в отдельности, и нам пришлось подчиниться. После освобождения, роботы совершили массовый исход к Ганимеду, а Луна привлекла теплым климатом всяких стариков с большими белыми бородами и профессорскими степенями. На Марсе остались лишь мы.

Я с друзьями занялся перегоном старых спутников, шаттлов с орбиты Земли, благо их было достаточно, и они были практически бесхозными. Дол занималась их перепрограммированием, а мы занимались финансами и транспортом. Дела шли в гору, на орбите Марса спутники оборудовали микроволновыми излучателями и грели поверхность планеты, а шаттлы чинили и продавали местным. Было бы невероятно, если бы нашей деятельностью не заинтересовались личности типа Бяши Берика.

В его защиту будет сказано, что он два раза, «по-хорошему», давал нам понять, что без его поддержки нам не выжить. На третий раз он дал нам понять по-плохому.

Он поймал Гордона по пути от бабушки на Луне и попросил подписать передачу компании «Гордон логистик» ему. Гордон подписал, и его капсула разбилась где-то в пустыне. Бакс и Ник решили бежать и я их больше не видел, так как они без скафандров решили прогуляться где-то среди астероидов. Мой глайдер превратился в плазменный шар прямо на одной из улиц купола Индепендент, а я получил красивый загар. Я рад, что Бяша оказался «добрым и сердечным» человеком и не тронул ребенка...

Я провалялся в больнице четыре года, так как робот-психиатр не хотел признавать меня вменяемым и безопасным для людей. Меня выпустили, когда в новостях показали, что Бяша выпрыгнул с небоскреба и передал все свои дела и компанию холдингу «Леор». Внутри стало спокойно, а робот решил, что я теперь безопасен. Ох, как же он ошибался!

Делать было нечего, старыми спутниками занимались очень многие, вернуться в бизнес возможности не было, а заниматься новыми спутниками не хватало денег. И я решил их заработать. «Леор» и многие-многие другие решили легализоваться, им нужны были люди, которые были легальными, когда вокруг все было ворованное. «Секретные» операции стали оплачиваться деньгами, проходившими через бухгалтерию, появилась профессия наемника.

Я работал на многих и занимался тем, чем занимался раньше — охраной караванов. И вот тогда меня наняли люди из «Леор» и произошла та история с украденным водородом. В танкере было намного меньше водорода, чем должно было быть, а «Леор» должен был заработать на страховке.

После этого я из наемника-охранника перешел в разряд просто наемник, а это единственное возможное повышение в нашей профессии, в некотором смысле, меня теперь нанимали, чтобы не нанял кто-нибудь другой.


***
- Леди и джентльмены, - сказал Судзуки, - вот и настал день вашего отправления. Я очень долго думал и решил, что просто не могу вас отпустить одних! Так как хоть ваша репутация слишком двусмысленна, а аванс больше, чем получили вы за несколько прошлых лет.

- Что вы имеете в виду? - спросил Хосе, - за последние дни наша команда сложилась и мы не можем позволить дополнять наш состав кем бы то ни было!

- О! Не переживайте, этот человек был с вами все время вашего пребывания здесь! Молодой человек Гюнтер фон Ямато вызвался добровольцем в исследовательскую команду. И так как мы на Луне уважаем права индивида, пока они не затрагивают общество, то он может лететь с вами, так как никто не может запретить ему находиться на борту вашей капсулы, так как она принадлежит Луне, а он является полноправным гражданином Луны.

- И почему я догадывался, что такое может произойти? - спросил я.

- Потому, что ты сам вынудил бедного мальчика на данный поступок, категорически запретив ему лететь с нами, надо было давить на его несостоятельность, зеленость, и то, что у него пипетка меньше твоей. Вы ведь всегда так поступаете, а парни? - ответила Мальвина, улыбаясь, - надо было сказать, что он слабак, устроить силовой тест и завалить этого великана, если что, мы бы тебе помогли.

- Ха-ха! - ответил я.

Слов не было. Лишь Гюнтер с каменным лицом, твердой решимостью чего-то кому-то доказать и я с мыслью, что все идет по плану.
***
Лунатики переоборудовали стандартную капсулу, так, что лишь по названию, она была стандартной. К стандартной капле фюзеляжа пристроили странного вида отростки, которые расширяли капсулу в почти в четыре раза! Но Хосе система понравилась и на Ганимеде только такую схему и используют, он указал, что они придадут стабильности полету в атмосфере и лишь с их помощью удастся управлять полетом. Мне в это верилось с трудом.

Скафандр был неимоверно большой! Мой дед работал на Меркурии в одной из станций на шапке, так даже он не носил такого толстого. При этом, они ни разу не выходили за пределы станции и он провел там не больше пары недель, ходили они в этих скафандрах внутри станции, так как она была приспособлена для роботов, которые как раз тогда сбежали на Ганимед.

После двух недель их забрали, люди работать не могли там категорически, от постоянной жизни в запечатанном скафандре двое немного свихнулись. И не так уж были нужны «местные» наблюдения за солнечной активностью, иначе моего деда-каторжника оттуда не вывели бы. Уж слишком Меркурий похож на ад, чтобы у сильных мира сего не появилось желания устроить там тюрьму.

Голова размещалась в большом аквариуме из плексигласа толщиной в сантиметр. Туловище помещалось в некотором подобии вертикальной кровати и фиксировалось под мышками, на уровне таза и вообще везде. Руки помещались практически вдоль тела, как собственно и ноги, но имелась небольшое пространство для движения, чтобы совсем не сковывать пользователя, так как скованный человек – нервный человек.

Снаружи было четыре манипулятора, два из которых заменяли ноги, а два руки, хотя при желании, чисто теоретически, можно было начать кушать ногами, а ходить на руках. Все это приводилось в движение силой человеческой мысли, хотя было замаскировано под движение руками и ногами пользователя внутри этого гиганта. Нет, правда! При желании можно не двигать конечностями и эта машина повиновалась, но когда ты немного шевелишься, подсознание не так переживает. Это достаточно новая практика в управлении транспортами, ей около пяти лет, но говорят, что на новых истребителях приходится показывать вид, что очень быстро бежишь, если хочешь лететь быстрее.

Все это приводилось в движение огромным количеством гидроприводов, а живость и натуральность движениям гиганта придавало еще большее количество мышц на основе запоминающих форму металлов. Этой технологии еще не было у роботов, так что мы устанавливали их всюду, где только могли, даже если в этом не было необходимости. Надо ведь показать превосходство более-менее биологического устройства над бездушными железками! Думаю, что у роботов были на этот счет свои мысли, что-то типа: 10101000011100011010101010001…

Апас осведомился о вооружении, которое нам выдадут, и получил ответ в виде плазменного шарика размером с его голову, пущенного в стену ангара. Стена выдержала, но шар оставил неизгладимый след в ее памяти.
***
Капсулу с нами выстрелили в космос и корабль избавившись от влияния Луны сразу попал под дурное влияние Земли силой в шесть раз больше… Плохая Земля! Не представляю, как мы там жили! Как вообще люди стали ходить прямо, если тебя постоянно гнет к земле? Конечно же, больше всего хотелось лечь и лежать! Еще спрашивается, чего это любимым делом древних землян было лежать перед экраном, в то время как роботы выполняли всю работу!

В капсуле пришлось удалить обычную кабину управления, так как места не хватало, Хосе управлял посадкой прямо из своего скафандра. Мы слонялись по небольшому забитому складу, в который превратилась капсула изнутри, стараясь насладиться последними минутами низкого притяжения. Гюнтер заперся в своем скафандре как улитка. Было, похоже, что он разминается, так как его машина в четыре метра ростом переваливалась с одного нижнего манипулятора на другой нижний манипулятор, а верхние производили ритмичные волновые движения.

- Он все-таки полетел, - сказала Калина, - но, теперь, он не твой друг.

- Это закон жанра, - ответил я, - в группе всегда есть молодой ненастоящий наемник, который до этого был простым крестьянином…

- Ну, Гюнтер не похож на крестьянина, он солдат, просто еще молодой.

- Солдат без войны, работающий сопровождающим? Лучше быть крестьянином, от них хотя бы зависят чьи-то желудки, а значит - жизни.

- От солдата тоже зависит жизнь. Жизнь врага и его собственная жизнь. Если он пристрелит тебя в спину на планете, мы, конечно же, сразу с ним расправимся, а затем поделим твою долю.

- Ты типичный наемник, а он солдат, он должен видеть лицо врага, так что можно не опасаться от него удара в спину, но хороший удар по моей наглой роже я жду с того самого разговора.

- Тогда начни первым! Это разрядит обстановку и может быть он перестанет трясти капсулу своими прыжками.

- Думаю, пока что не время.

- Как хочешь, мое дело предложить.
***
- Через минуту входим в атмосферу, - услышал я голос Хосе из коммуникатора, - займите свои скафандры.

- Черт! Хосе! Ты не мог предупредить раньше? – спросила Калина, - нормально устроиться в ней только две минуты занимает!

- Извините, я пилот истребителя, у меня обычно не бывает пассажира, кроме второго пилота, а Гюнтер ведет себя как он, так что я забыл о вас.

- Твой бог никогда бы не допустил такой ошибки! Как ты мог?!

- На то он и бог, чтобы не допускать ошибок.
***
Мальвина сгущала краски, я устроился секунд за десять, еще десять ушло на подключение системы жизнеобеспечения: скафандр можно было есть, пить, спать, а когда придется, им можно было стрелять – снаряжение-мечта-солдата для генерала. Я старался не думать, откуда мы будем брать свежую воду на поверхности, и из чего скафандр будет готовить пищу…

- Вход через три, две, одна…

Удар.

- Так-с… мы отпрыгнули… подождите… еще раз, это моя ошибка.



Удар.

- Это уже не смешно…

- Хосе, если у тебя получится сделать семь раз, то нас в этом путешествии будет ждать удача! – сказал я.

- Что? – Хосе был на взводе, - я не понял?

- Ладно, не отвлекайся, работай.

На этот раз корабль лишь стало трясти. Мы стали спускаться. Из скафандра можно было наблюдать ситуацию за бортом. Снизу было все серое, сверху все черное и звезды, так что смотреть было не на что. Потом все стало серым, верх и низ смешался. И вот тут стало увеличиваться давление на тело. Я сразу осел всем телом на фиксаторы.

- Вот ведь, - выругался Банан, - на планете будет еще хуже. Пацан, а ты смотрю, больше не разминаешься.

- Уже размялся, - ответил сдавленным голосом Гюнтер, - по возвращении, надо будет попросить развернуть фиксаторы, так чтобы пилот находился в лежачем положении.

- Да, какой недочет! Ты можешь передать им прямо сейчас!

- Не могу, мы в ионосфере. Здесь сигнал не проходит. Я пытался.

- Предусмотрительный.

Позвоночник уже стал болеть. Я перенес вес, поднявшись немного на фиксаторах, позвоночник отпустило, но стали болеть руки, хорошо, но слабее. Сердце стало выстукивать все сто шестьдесят ударов. Трясло все сильнее…

- Не могу стабилизировать плоскость, скорость высокая, скоро трясти перестанет, - сказал Хосе, - я надеюсь.

- Ты главное веди и не отвлекайся на мелочи типа тряски и выпрыгивающего из груди сердца! – выкрикнула Мальвина, - у меня подозрение, что до поверхности я не доживу.

- Что-то в расчетах было не так, атмосфера плотнее, а вектор движения ветра меняется, без какой бы то ни было причины! Наворачивает круги!

- Похоже на воронку! – выкрикнул я, - как когда воду в чашке крутишь.

- Какая еще воронка? – переспросил Апас, - ты про что?

- Ты кофе разводил? – спросил я, - ложкой крутишь и получаешь подобную картинку в чашке, что я вижу на экране.

- Ураган! Это точно ураган! – уже кричал Хосе, - я читал про них! И лунатики предупреждали о возможности их появления! Но здесь не должно было быть ничего подобного!

- Двигай в центр! Быстро разворачивайся к центру! Или наоборот уходи! – кричу я

- Уже двигаюсь!

И тут я увидел то, чего тут никак быть не могло! Прямо нам в лоб летела капсула! Это определенно была маленькая капсула! И она шла на таран!

- ХОСЕ МАНЕВР УКЛОНЕНИЯ!!! ХОСЕ-Е-Е-Е-Е-Е!

Хосе дернулся так, что дернулся его скафандр, направляемый подсознательным импульсом убрать тело с дороги опасности.

Капсула прошла мимо носа и вот она прошла над отростком и вдруг взорвалась!

Отросток продолжил полет отдельно от нас… «Вот ведь эгоист» - была моя мысль. Машину завертело теперь во всех трех измерениях. Желудку это не нравилось, мне тоже. Потом каждый из нас сказал, что слышал, как остальные четверо заполнили эфир своими высказываниями разной степени осмысленности, но никто не помнил, что он сам что-то говорил или кричал. В такие моменты я жалею, что не записываю, что происходит вокруг меня, на основе этих событий можно снять фильм средней паршивости.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница